Их литература (строго 18+) Литература настоящих падонков

Их литература (строго 18+)

18+ Здесь мы публикуем яркие образчики литературы настоящих подонков или, как ее называют сами подонки - контркультурной литературы. Мы стараемся отобрать рассказы не содержащие нецензурную брань, НО, некоторые произведения, несмотря на нецензурную брань, столь великолепны, что мы не смогли их не опубликовать. Поэтому все же велика вероятность, что нецензурная брань будет присутствовать в данных текстах.

«Конец всех сказок» автор Lexеич


Деда разбудили странные звуки, доносившиеся откуда-то со двора. Кряхтя и морщась, он сполз с топчана, сунул ноги в галоши с обрезанными задниками и поковылял к выходу.

Скребущие звуки доносились из открытой двери амбара. Дед, пригнувшись, вошёл туда. Ему открылся вид на монументальный зад бабки, обтянутый застиранной ситцевой юбкой. Сама бабка, нагнувшись, старательно скребла по сусекам. Округлая добротность зада будила смутные воспоминания. Дед подобрался ближе и игриво шлёпнул. «Отвали, старый греховодник» - неуверенно сказала бабка, однако нагнулась пониже и слегка расставила ноги. Впрочем, воспоминания отлетели быстрее, чем появились. Дед немного помялся и, чувствуя неловкость, спросил:

- Что, старая, пора?

Бабка чуть слышно вздохнула:

- Пора. Энтот, как его… цикл завершён. Пора новый зачинать. Мне под утро видение было.

- Ну, завершён, так и хрен с ним, - равнодушно молвил дед и поплёлся обратно в избу.

читать далее

«Пальцы» автор Катран


У Вити Кныша околела бабка. Жила себе старушка, не бздела, а тут – чпок – и загнула когти: мочевой пузырь по шву лопнул. Бабка рассол от помидоров сильно уважала. Третьего дня банку трехлитровую в один ебальничег морщинистый скушала и поехала на картошку двести километров без остановок. Там, посреди ботвы и колорадских жуков, в самом расцвете старушечьих сил, можно сказать, и крякнула. Казалось бы, семьдесят три всего – в трамвае хоть с пяти утра на костылях фехтуй, скамейки под домом на вылет проперживай, а по выходным хрючево для внука кашеварь – не жизнь, а малина. И тут такая неприятность с косой…

читать далее

«Я и Путин» автор: Моралес


До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял, не замечая,
Рядом два таджика что-то ели,
Черными еблищами качая
В такт колесам, едущим в туннеле.

читать далее

«Смерть рыжей годзиллы» автор Мзунгу


В 80-тые годы я провел сотни часов у радиоприемника, слушая «Голос Америки» и «Радио Свободы». И чем сильнее их глушили советские спецслужбы, тем крепче становилась моя любовь к Америке.
И вот, наконец, здравствуй Америка - страна сильных, смелых, умных и свободных людей!!!
В аэропорту меня встречала женщина по имени Бренда, с которой познакомился по переписке. Ещё до появления массового Интернета, чтобы освоить английский язык, я стал членом “International Pen Friends” и в мой почтовый ящик начали приходить письма со всего мира. Одно из них было от американки Бренды.

читать далее

«Брат» автор: гражданин Фильтрубазаров


Впервые он заступился за меня перед самой школой, когда мне было уже 7 лет. До этого он рассказывал мне, что на Луне живут непослушные дети, которые делают там всё, что хотят и о которых совсем позабыли уже их родители…

Ещё он кормил меня кислой вишней и говорил, что это очень полезно. А когда я морщился – он ржал, как конь. Постоянно отнимал у меня апельсины и конфеты из новогодних подарков и говорил, что маленьким это очень вредно. Раздавал щелбаны и пинки, стоя у меня за спиной, а когда я возмущался, то он съезжал с темы и говорил, что это не он, а «вон та толстая тётька…»

В общем, мой старший брат издевался надо мной, как хотел.

В то, предшествующее школе, лето мы своим ходом ездили к бабушке, на улице Красноармейской, на троллейбусе. Мою группу в детском саду уже расформировали, а на новые знакомства я шёл весьма неохотно в ту пору. Поэтому в детский сад меня решили не водить, а отправлять со старшим братом к бабке, которая жила в своём доме, в районе города, который весь был и занят частной застройкой.

читать далее

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark


Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить на бумагу горьким соусом истинной правды, чтобы найти в нем каплю самоуважения.

читать далее

«Как я убил ящурку» автор SEBASTIAN KNIGHT


Я сидел в парке Дзержинского (ныне Останкинский) за негустым кустиком с выпученными от страха глазами. Что я делал там сидя и, с выпученными глазами, ранней весной? Неправильно, я не срал, как вскрикнуло большинство. Хотя сидеть в парке в тёплую погоду и срать под кустами, несомненно, занятие достойное и мной всячески поощряемое, приятно осознавать, что минут через семь, подслеповатая старушка наступит в едва курящиеся какашки прохудившимся ботинком, или маленькая девочка с размаху упадёт лицом в обманчиво окаменевшую лепёху. Я просто сидел и боялся.

читать далее

«Январь» автор Нематрос


Антон сделал музыку громче и выбросил бычок в окно. Погода была ясная и ветреная. «Мороз и солнце…», - процитировал он мысленно Пушкина и оперативно поднял стекло, пока ледяной воздух не наполнил салон. Виктор на заднем сиденье дегустировал пиво, а Валерий Робертович на переднем ковырял в носу. Валерием Робертовичем он был только по паспорту, а по жизни – Валера-Дрыщ. Впрочем, сопли свои он не растирал по салону, а аккуратно упаковывал во влажные салфетки  и скалдировал в бардачке.

читать далее

«Мой первый мертвец» автор: Мандала


Дедушка Дубровский был не такой. Дедушка Дубровский был хороший. Маленький, скромный, жуткий аккуратист, не смотря на о-о-очень высокий пост. Он таскал нам в подсобку жрачку, цветы, всех на «вы» называл, не хамил никогда.
Он и умирал достойно. Только за сутки перед смертью стал легонько отмахиваться от сестер, и шептал: «Хватит». И мне сказал: «Не надо, Леночка.» А я ему в это время катетер вставляла в разорванную камнями уретру.

читать далее

«Маслёнка» Алексей Свешников


Утро. Я двигаюсь по коридору в сторону кухни. Коридор у нас большой, квартира коммунальная, идти далеко. По дороге мне попадается сосед Миша - добродушный интеллигентный Питерский алконавт, соседка Верочка смазливая выпускница института имени Герцена, естественно еврейка. Из туалета гремит орденами и попёрдывает Иван Александрович - герой войны, золотой медалист по взятию Берлина, контуженый несколько раз, всеми уважаемый ветеран. Настоящий тёртый калач, пришедшийся не по зубам вермахту и написавший на Рейхстаге: «Ебитесь в рот, Ваш Иван». Непьющий.

читать далее

«Парень из нашей бригады» автор: Kopetan


Прозвенел звонок. Рабочие еще сидели в курилке, сморкались на пол и дышали перегаром, а Яков Никанорович уже суетился возле своего станка.

Он ни когда не опаздывал на работу и уходил из цеха последним. Не бухал с коллегами в пескоструйке, не спал после обеда в вентиляционной и не позволял себе бранных слов. Все это настораживало рабочих и внушало им чувство тревоги за товарища.

читать далее

«Увидеть и понять» автор: Стройбатыч


Бросала ли тебя когда-нибудь женщина, друг? 

Помнишь ли, как тебе было больно?

Несмотря на твои уверения в том, что на такие мелочи тебе плевать и на все попытки показаться матёрым циником и похуистом, который вообще-то всегда САМ бросает баб, я уверен, что ты помнишь. Ведь здесь и предательство, и чувство собственной несостоятельности, и холодная кислота ревности (её больше всего). И горькое чувство удивлённой покинутости, словно у телёнка, который мирно посасывал тёплое вымя, а ему обухом промеж беззащитных шелковистых ушей. Телятинка нежная.

Ты просыпаешься на мокрой подушке, и стыд, стыд, ведь мужчины вроде бы не плачут.

Пытаешься извести, выскоблить её образ из себя, но на этой стадии это под силу только героину. Проблема лишь в том, что у этого замечательного лекарства есть одно маленькое побочное действие: за полтора года переделывает человека в полноценное насекомое. Которому, справедливости ради надо отметить, действительно похуй на всех баб планеты. Но насекомые долго не живут.

Ты напиваешься до поцелуев её фотографий. 

читать далее

«CONFESSA» автор Шесть Грустных Букв


В полупустом кафе хорошая акустика. Хриплый и мягкий мужской голос выводит свою грустную партию между рвущими реальность скрипками. “Su confessa amore mio…”.

Не надо быть итальянцем, что бы понять. Он любил, она ушла.

Мелодия уводила от окружавшей суеты…. Под спокойный перебор гитары голос, то уходил ввысь, то бессильно затихал, и тут, по расслабленным нервам, ударило,- ”Ma perchè..?”….

И снова скрипки. Густым, сильным аккордом поднимая со дна души, то, что казалось, уже никогда не сможешь почувствовать.

Если бы помнил, как плачут,- заплакал. Если б умел, то любил. 

Я смотрю на женщину сидящую напротив меня и, в который раз за вечер, задаю себе вопрос. – “Зачем она мне? Двадцатилетняя девушка, после получаса общения и бокала вина готовая лечь в постель…. Зачем?

читать далее

«Пластиглаз» автор Кирзач


Последней у нас сегодня – литература.

Мы курим, почти не скрываясь, чуть сбоку от крыльца школы. Восьмой класс, конец апреля, взрослые пацаны, хуле там…

Сигареты у нас хорошие – «Космос». Сёмин стырил у бати целую пачку, и теперь банкует.

Я не отказываюсь, хотя в моём кармане только начатая «Ява» «явская».

Тепло, орут воробьи, землёй пахнет вовсю. Асфальт давно уже сухой. Снег ещё лежит плоскими кучками на спортплощадке, и под заборчиком школы – серый, грязный, как и сам забор.

Сверкает на солнце сворачивающий в Безбожный переулок трамвай. Блестит витрина магазина «Овощи-Фрукты». Там всегда в продаже «Салют», по два пятьдесят. И вермут «Степной», за три шестьдесят. 

Высокое московское весеннее небо. Пиджаки наши распахнуты. Димка Браверман - некурящий, но стоит с нами, щёлкает себя по комсомольскому значку:

читать далее

«Бремя белого человека» автор Бабука


Модель «Возвращение». Нержавеющая сталь. Цвет серебристый, с синеватым отливом. Поверхность не блестит, а как бы светится изнутри. Углы закрыты накладками с орнаментом. Крепления ручек – по шесть на длинных сторонах и по два на коротких – такой же формы как накладки, только меньше. На самих ручках – напыление, чтобы не скользила ладонь. Верхняя и нижняя крышки открываются отдельно. Такое устройство называется «полудиван». В обеих крышках – замки. Ключи к замкам – большие, нарочито старомодные. Похожими ключами в сказках открываются волшебные ларцы.  

Вес двести тридцать фунтов. Цена по прайслисту четыре тысячи пятьсот долларов. При покупке пакета услуг «Освобожденный дух» – скидка шестьдесят процентов. Пакет включает костюм, грим и бальзамирование. Восстановление лица пришлось заказывать отдельно.

Алтынов боялся, что на опознании ему станет плохо. Плохо ему не стало. Он растерялся: что тут опознавать? Правая половина головы – от подбородка и выше – отсутствовала вовсе. Левая лишилась глаза и верхней губы. Более-менее целыми остались щека, ухо и участок скальпа с русыми волнистыми волосами. Впрочем, было удивительно, что осталось и это.
«Да, узнаю. Это Константин Шумаков», – ответил Алтынов полицейскому. «Да, уверен... Нет, не родственник... Не то, чтобы друг... Знакомый...»

читать далее