Колонка Сергея Оробия

Сергей ОробийСергей Оробий родился и живёт в Благовещенске. Критик, литературовед. Кандидат филологических наук, доцент Благовещенского государственного педагогического университета.
Автор монографий:
- «"Бесконечный тупик" Дмитрия Галковского: структура, идеология, контекст» (2010),
- «"Вавилонская башня" Михаила Шишкина: опыт модернизации русской прозы» (2011),
- «Матрица современности: генезис русского романа 2000-х гг.» (2014).
Печатается в бумажных и электронных литературных журналах.

Как мы делали шашлык из Шекспира

15 Ноя 2019

Академик Топоров, знавший все языки на свете, в примерах типа «профессорá» и «столярá», т.е. в сдвиге ударения к последнему слову, усматривал саморазрушительную тенденцию языка к усилению хаоса: чем дальше ударение, тем больше редуцированных гласных. Если так, то на каждом занятии с китайцами я являюсь свидетелем того, как возникают и гибнут целые миры.

Вот, например, пишут они под диктовку. Думаете, легко? Нет: целая учебная ситуация. Особенно имена собственные. Брякни в разгововре: «Лев Толстой!» — и житель Поднебесной ухом не поведет, не узнает: китайцы зарубежные имена и названия не заимствуют, а собирают заново из похожих по звучанию элементов. «Россия» звучит как «э ло сы», Москва — «мо сы кэ». Так что, изучая китайский, именам собственным нужно уделить особое внимание: они не передаются буквально, а преображаются. Зато когда требуется обратный перевод, русские звуки набрасываются на несчастных студентов, как тифозные вши на солдата в верденском окопе.

А у нас к тому же «Зарубежная литература и культура Возрождения». Великий Бард!

— Ша-ши-би-я! — радостно узнали студенты.

Записать это оказалось куда сложнее. Ну, вызвал к доске жертву, конечно.

— Ша… — ступила студентка на скользкий путь транслитерации. Дальше понятные звуки кончились. На языке у нее вертелась лишь пара шипящих, как змеи, и таких же дружелюбных согласных: «Шас…», «Шаш». Шла Саша по шоссе. И забрела в лингвистический бурелом. Поначалу весело подсказывавшие, студенты притихли. На «шаш» в их словаре отыскивалось лишь одно знакомое слово. Шаш, шаш… Но ведь не может быть, чтобы на уроке зарубежной литературы преподаватель загадал…

— Шашлык? — повернулась ко мне изумленная студентка. — Тема урока: «Шашлык»?

Как сказал бы герой дня: «Занавес!». Выходя на поклон, добавлю, что на десерт в тот день были «Фрукты образования» — так электронный словарь перевел название толстовской пьесы.

P.S. Мотив шекспировского преображения имел неожиданное развитие: оказывается, китайский писатель Чжан Йийи еще в 2011 году объявил о желании потратить 150 000 долларов и подвергнуться десяти пластическим операциям с тем, чтобы стать похожим на Шекспира.

Автор: Сергей Оробий


Возврат к списку

Комментарии

15.11.2019 | Торгаш:
Хоть кто-то получает радостные эмоции пытаясь учить китайцев. )) В моей работе одни головные боли от них... Спасибо, улыбнулся)
Комментировать
Написать отзыв
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке
Назад


Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке