комиссия-по-конопле.рф
Интернет-магазина onix-boox
Лит-ра.инфо - новости литературы
Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Book24 — официальный магазин издательств: ЭКСМО, АСТ, Манн Иванов и Фербер, Вентана Граф и Дрофа

Трансабсурд как свобода от абсурда и свиста? И на поле литературной критики подчас вскипают страсти. Провозглашаются неслыханные цели – например, преодолеть эпоху абсурда.

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Книга заявляет о новой литературной критике – «трансабсурде» и ее главной особенности: преодолеть осмысленно и свободно абсурд и его эпоху.

Исходные основания любопытны. Во-первых, распространенные ныне суждения о литературе якобы находятся на уровне районных музеев; во-вторых, никакого логоцентризма и никаких оценок.

Положим, вот наш классик-эталон или вот позиция нашего круга, или вот наше окончательное счастье (последний «изм»), а остальное хуже или очевидно плохое. Никаких утверждений по поводу того, какие есть, например, в русской литературе (и шире культуре) «вековечные традиции», есть какая-нибудь матрица, карта, энциклопедия и тому подобные искусствоведческие музейные экспонаты.

Трансбсурд – это свобода мысли и поиска без привычных и уже неосознаваемых нами запретов. Ну-ну!

А что же эта «новая критика» обсуждает?

Она использует малозаметную разноголосицу постструктуралистских разговоров о пространстве всех текстов (Тексте), разноголосицу, которая в России особенно слышна на разнице суждений Р. Барта и Г. К. Косикова. А использует ее для того, чтобы указать на тот факт, что, с одной стороны, каждый человек по-своему обращается с Текстом, с другой стороны, для людей одной национальности Текст имеет свои отличительные особенности – «несомненно, Текст для русского другой, нежели для англичанина или китайца».

Отсюда и конкретная тема у трансабсурда: говорить об особенностях организации (или структурирования) Текста для русских. При том условии, что никакой логоцентрической модели построить нельзя.

Текст (постструктуралистские подходы не оспариваются) – это никем неуправляемый поток. Не во всех своих сторонах даже обозримый, по утверждению Рейнгольда. Где вы лишь можете постоянно что-то искать, находить и не спешить с самопальными теориями, правилами, якобы законами, а на практике запретами.

Эта свобода видеть чьи-то претензии на запреты, на насилие, на новые счастливые (или абсурдные?) царства, на очередную страдальческую (или абсурдную?) защиту от них.

Это свобода не быть ни палачом, ни жертвой, это уважение к себе и другим, это право осмысленной речи.

Рейнгольд обнаруживает в русской культуре два тренда: первый – как и у европейцев, считать классикой древних греков и римлян (подумаешь, великое открытие), второй – опираться на свою безупречную классику. (Существование же ее не так очевидно, как кажется, если прислушаться к мнениям Гёте и Т. С. Элиота.) К ней же, близкой, мы не можем быть равнодушными.

Неизбежно меняясь, мы сегодня страстно приписываем ей свои самые главные ценности, а завтра уже их опровергаем, страстно увлекшись другим. То есть, опровергая их, рушим свою классику, свою культуру, самих себя. Чтобы ей приписать новые «правильные» качества. И это процесс повторяющийся. Отсюда Текст для русских имеет периоды устойчивости и встряски. И это произошло не только с утверждением новой идеологии после 1917 года, но случалось и раньше.

Так, Рейнгольд внимательно перечитывает Белинского. Вскрываются несколько интересных сторон.

Например, последовательность рассуждений знаменитого критика, согласно которой сложились канонические образцы Пушкина и Гоголя, и одновременно неоднозначность подхода Белинского.

Пушкин у него – и красота от природы, и образец на последующие 200 лет, и истинно народный. При этом фигура временная, неизбежно устаревающая, представляющая всего лишь один из периодов русской литературы; а если перевести Пушкина на другие языки, он окажется заурядным поэтом.

Белинский безудержно расхваливает прозу Гоголя, возводя автора в ранг первого поэта в отечестве, перед ним падает на колени, говорит, что проза Гоголя для русской литературы – главнейшее завоевание и тут же пишет, что в сравнении с мировой литературой повести Гоголя – «абсолютное ничтожество».

И все-таки на основе этих – насколько связных? или запутанных, абсурдных? – рассуждений Белинского сложилось наше представление об отечественной безупречной классике.

Насколько они соответствуют предмету? Белинский не пытался вжиться в «образ», в «эпоху», у него скорее преобладают мысли, идеалы человека 40-х годов XIX века, которые приписаны Пушкину и Гоголю. С неизбежно случившимся конфликтом означающего с означаемым (письмом Белинского к Гоголю) – встряской Текста, который, да, в последующем обретет устойчивость с усилиями П. В. Анненкова, развивавшего идеи Белинского, но и снова подвергнется мощной встряске с критикой Писарева.

Рейнгольд обращает внимание читателей на наблюдение В. Соловьева: в России Пушкину люди постоянно приписывают свои важные, «партийные» интересы. Пушкина постоянно переписывают, согласно своим увлечениям. Не слыша ни Пушкина, ни рассуждения друг друга, перебивая оппонентов и навязывая всем в качестве классического образца свои «правильные» мысли, идеалы. (И этого соблазна не избежал даже В.Соловьев, – замечает Рейнгольд.) Вчерашнее же вместе с устаревшим образом «классики» так и остается неосмысленным опытом, очередным общим провалом памяти, очередной «атлантидой».

В таком случае нужна ли нам так позиционируемая классика? Не лучше ли ее – Пушкина, Толстого и т. д. «бросить с Парохода современности»? Оказывается, «бросить» не так-то просто и даже практически невозможно! Бросить – а Рейнгольд разбирает знаменитый манифест гилейцев и их деятельность в контексте эпохи русского авангарда – это действие лишь агрессивного невежества, отягченного серией «атлантид» (неосмысленного опыта соотечественников), наряду с поразительным верхоглядством и незнанием современности.

При всем том, что эпоха русского модерна была поистине щедра на свершения, на открытия более основательных ориентиров для русской культуры, на связи ее с лучшими явлениями европейского искусства, вспомнить того же Дягилева…

Как известно, все поменял приход большевиков к власти в 1917 году. Случилась мощная встряска Текста. Обсуждая сложившуюся ситуацию, Рейнгольд поднимает очень непростую тему: процесса самоконсервации Текста – его самозащиты от тотального разрушения. И здесь ключевой фигурой оказывается Тынянов и его всеохватное обсуждение, а значит, сохранение русской литературы. Обсуждение, касающееся мельчайших подробностей, и «математически» точное, по мнению отечественных филологов. Для них Тынянов в каждой своей букве – непререкаемый образец.

Рейнгольд осмелился проверить точность и знания Тынянова. И что обнаруживается? Причем на примере самых известных и постоянно используемых работ Тынянова «Архаисты и Пушкин» и «Пушкин». Неряшливые и ложные ссылки; «у Ю. Н. Тынянова привычка спорить с историей и фактами». Неряшливая беллетристика, приписывающая поэтам и писателям прошлого несообразные действия, и, как следствие, «Тынянов оказался в сложном положении: все, кого он цитирует, говорят о другом». У него они лишь марионетки в переплетении каких-то выдуманных тенденций на поле формалистики.

Тыняновская беллетристика подменяет историю и ее события.

Да, своим формально-нейтральным выдуманным сценарием она «сохраняет» ее, не споря с официозом нового времени. Но сохраняет не опытом познания, а подменой знания – эрзацем, консервами перепутанных сведений о прошлом. Интерес познания и его растущий опыт подменяются субститутом. В разных обличьях. Что это у Рейнгольда? Постмодернистская трепотня, без узды фантазийные приписки достойнейшему литератору или… Если хотя бы треть аргументов Рейнгольда справедлива, то вырисовывается невеселая ситуация.

Сегодня наши знания, то есть наука и образование имеют непререкаемым образцом и предметом внушения со всех бесчисленных кафедр эрзацы из абсурдной путницы исторических фактов, субституты.

Эта огромная махина науки и образования у нас не допускает даже какой-нибудь проблеск свободного и осмысленного изучения, но вдалбливает повсеместно привычку думать и писать «как свистнут» – у нас многие думают и «пишут так потому, что всегда полагаются на авторитетное или распространенное мнение, независимо от того, знакомы они с предметом или нет, но кто-то сказал, глухой телефон сработал, начальники ли постановили – кто-то свистнул – так вслед и пишут».

Да, конечно, отсутствие критического любопытства мы унаследовали от советского прошлого, когда все первоисточники были недоступны или просто запрещены как идейно-враждебные. Увы, эта инерция сохранилась до сих пор. Мы не интересуемся, мы не смотрим свободно и осмысленно на любое явление или слово.

Мы окружены чащобой образцов, непререкаемых и благообразных. Для нас и Пушкин «наше все», и равно с ним Маяковский – поэтический гений (или первый поэт, согласно структурированию Текста по Сталину?). А что именно (без абсурдной патоки) кто что писал, говорил, делал? Такие вопросы у нас не в ходу.

Махина образования рассчитывает вырастить талантливых, способных к высокому искусству молодых людей. А получает равнодушное большинство (и все кричат: гибнет интерес к большой литературе) или безнадежную серость, отравленную патокой лжи, или бунтарей от Хармса до В. Сорокина, чьи речи абсурдны или кажутся злыми («для меня Пушкин и Сталин одинаковы», – как-то признался тот же И. Кабаков в своей беседе с Б. Гройсом).

Конечно, можно делать вид, что у нас все безоблачно: Пушкин и Лермонтов, фестивали и ярмарки, народные ансамбли песни и пляски, ленточки и леденцы… А можно все-таки видеть все проявления сегодняшней культуры, в частности, абсурд, как неслучайную ее сторону. Рейнгольд посвящает абсурду треть своей книги, берет ключевые тексты нового времени – самые известные работы И. Голомштока и Б. Гройса.

Свой подход Рейнгольд сформулировал еще в начале книги («относиться равно доброжелательно ко всем произведениям, заранее не выделяя никого и ничего»). К Голомштоку же – кто осмелится сегодня говорить подобное вслух? – критик относится так: каждое слово, действие Голомштока – «в равной степени и наши в одной общей истории выживания при коммунистической системе и сопротивления ей. Мы разделяем их точно так же, как, читая Пушкина или Достоевского, мы сопереживаем их персонажам. Через них мы пытаемся узнать себя, узнать, где наши мысли и действия свободны и осмысленны, а где мы спотыкаемся, путаемся, лжем, подличаем, уничтожаем самих себя». И при всем уважении к Голомштоку и Гройсу – кто осмелится сегодня с ними спорить? – Рейнгольд сохраняет независимую позицию критика, когда нет заранее заготовленного мнения, когда каждое слово, утверждение соотносится с предметом.

Идет ли речь о тоталитаризме или русских авангардистах, в частности, о Малевиче (в книге Рейнгольда содержится очень ясная характеристика взглядов знаменитого художника). И, собственно, Рейнгольд выходит на разговор об абсурде – на сложную в нашем отечестве путаницу идей, системных провалов памяти, приступов праведного гнева и подлости, субститутов. Строит аппарат для ориентации в этой путанице.

Когда равно оцениваются и совки, и либералы, конформисты и ультрановаторы, реалисты и абсурдисты. На сколько тянет у каждого – как говорится, «в граммах», – рюкзак абсурда. (Кто-то скажет: о каком абсурде идет речь? Мы знаем и ценим Беккета, Ионеско, зачем ворошить весь этот домашний постылый сор… Только такой образ абсурда как некоего замка, увенчанного именами знаменитых литераторов, представляет собой логоцентрический мираж, с которым абсурд несовместим по определению. Абсурд, его поле путаницы и ада, прежде всего, развертывается в нас. Поскольку, если вспомнить Сартра или того же Довлатова, «ад – это другие», «ад – это мы сами». И разобраться в абсурде, что-то понимать, свободно двигаться через его поле – это, прежде всего, разобраться в себе.)

Это не желание порисоваться в затасканных панталончиках замысловатого умничанья или вычурного оригинальничания до абсурда. Это всего лишь и в первую очередь – читаем у Рейнгольда: критика – то есть свобода взгляда, оценки, самостоятельности и независимости суждений.

Господа, нам говорят, что абсурд – это уже прошлогодний снег. Неужели?


Теги: 

Материалы по теме:

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке



Новости литературы


23 апреля - Всемирный день книги и авторского права 23 Апр 2018

23 апреля - Всемирный день книги и авторского права

23 апреля - символическая дата в мировой литературе. Этот день является годовщиной смерти ряда выдающихся писателей: Уильяма Шекспира, Мигеля Сервантеса и Инки Гарсиласо де ла Веги. Генеральная конференция ЮНЕСКО, состоявшаяся в Париже в 1995 году, выбрала эту дату для воздаяния должного книгам и писателям во всем мире. Этот день призван побудить каждого получить доступ к книгам - самому прекрасному изобретению для обмена идеями за рамками человечества, пространства и времени, а также самой мощной силе искоренения нищеты и установления мира

читать далее...

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы 23 Апр 2018

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

Де-факто заведение прекратило работу еще год назад и оставалась только вывеска. Часть фондов была отправлена в Библиотеку иностранной литературы, часть выбросили. Они победили!

читать далее...

Объявлен шорт-лист литературной премии Пушкинского дома 23 Апр 2018

Объявлен шорт-лист литературной премии Пушкинского дома

Pushkin House Russian Book Prize 2018 – премия, которую независимый центр русской культуры в Лондоне Пушкинский дом ежегодно присуждает за лучшую книгу о России на английском языке в жанре нон-фикшн.

читать далее...

Итоги Третьей литературной премии «Лит-ра на скорую руку» 20 Апр 2018

Итоги Третьей литературной премии «Лит-ра на скорую руку»

Всего в премии приняло участие 14 авторов с 16 произведениями. Премия с самого начала приобрела оттенок скандальности из-за одного из спонсоров («комиссия-по-конопле.рф), потому не все желающие (среди них были известные писатели) смогли участвовать – люди заботятся о репутации ;) 

читать далее...

Ridero представило мобильное приложение 18 Апр 2018

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

читать далее...

 

Короткое чтиво на каждый день

Юрий Сычёв: Всходы

Лауреат Третьей литературной премии «Лит-ра на скорую руку» в номинации "Лучший по мнению читателей".

Вечерело.
Василий присел на завалинку, закурил беломоринку и засмотрелся.
Сквозь земную твердь пробивались нежные ростки конопли...

читать далее...

Саша Донецкий: Водка «White Bear Cannabis»

Номинация на Третью литературную премию «Лит-ра на скорую руку».

Не сказать, что Бормотухин был законченным наркоманом или горьким пропойцей, любителем дебошей и публичных скандалов. Совсем нет. Иначе как бы он преподавал политологию в университете?

читать далее...

Международный конкурс юных чтецов

Литература в картинках

Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Русская феминистская поэзия: Заметки на полях

Русская феминистская поэзия: Заметки на полях

Современная феминистская поэзия на русском языке создаётся медленно и с трудом. Когда редакторы и критики задают вопрос, почему в России нет своей Элис Уокер или Нины Марии Донован, хочется ответить вопросом на вопрос: а это случайно не вы, полупрезрительно усмехаясь, выкидывали в мусорку «слишком бабские», «агрессивные», «непонятные», «странно для...

От любви до ненависти: громкие ссоры писателей

От любви до ненависти: громкие ссоры писателей

Вести себя как уличная шпана могут и вполне интеллигентные люди с хорошим образованием и отменными манерами, дай только повод. Мы решили вспомнить, кто из писателей ссорился со своими собратьями по перу и к чему это приводило. Истории нашлись весьма занятные!

Кто и зачем проводит книжные свопы

Кто и зачем проводит книжные свопы

Полки буккроссинга, где можно оставить нечитаемого Хайдеггера или забрать красивый альбом, открыты в парках и кафе Москвы. Появляются и свопы, где ненужная книга находит нового хозяина. Разговор с теми, кто их организовывает.

Сторителлинг: как интересно рассказывать истории

Сторителлинг: как интересно рассказывать истории

Сергей Крутько, главный редактор 4brain.ru, соавтор курса «Сторителлинг», рассказал блогу Нетологии о том, что такое сторителлинг, из чего состоит хорошая история и каким правилам она подчиняется.

Несколько интересных фактов о «Библионочи»

Несколько интересных фактов о «Библионочи»

Напомним, что праздник намечен на 21 апреля. Не пропустите ; )

Литература в цифрах

от 50 тыс. до 2 млн экз.

тиражи детских книг издаваемых в советские времена  Источник

13

Количество детективов вошедших в список «Лучшие детективы 2017 года» Источник

10 %

Размер НДС на книги во Франции Источник

Прямая речь

Александр Гаврилов, Литературный критик:

Кстати, если вдруг кому интересно, в шорт-листе премии был интересный роман... Источник

Ольга Аминова, редактор Виктора Пелевина:

Это неправда! Это не так совершенно! Другое дело, что у Виктора Олеговича есть определенного рода требования, которые мы не можем не учитывать. Источник

Мнение В. Румянцева

Валерий Румянцев

Почему нет нового Пушкина?

В литературной жизни есть много вопросов, которые одновременно волнуют и писателей, и читателей, и издателей, и литературоведов, и литературных критиков. И один из них - «Почему нет нового Пушкина?». Эту тему активно обсуждают литераторы и читатели, в том числе и в Интернете.

Смерть читателя – это лишь версия или?..

Хороших новостей приходится ждать, плохие приходят  сами. За последние четверть века в нашу культурную жизнь пришло немало бед, и  одна из них – катастрофическое снижение числа читателей художественной  литературы. Иосиф Бродский как-то сказал: «Есть преступления более ...

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Французский книжный социализм

В марте с писателем Ивановым съездили на Парижский книжный салон. Россию в этот раз выбрали почетным гостем. Ее стенд был огромен и многолюден. Институт перевода блестяще справился с задачей главного организатора. Но речь здесь пойдет не о русских изданиях.

Над пропастью

Пару месяцев назад в российском прокате почти никем не замеченный прошел отличный фильм «За пропастью во ржи». Это кино из разряда must-see для тех, кто упорно и самоотверженно пробивается к писательству. Я не специалист в биографии великого Сэлинджера, поэтому не буду судит...

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Полка (не та, другая)

Речь пойдёт не о сапрыкинской «Полке» (о ней ещё напишем), а о персональной. На полке стоит то, что время от времени перечитываешь. Но в этом и проблема: мы оказались в культуре, которая ориентирует не на перечитывание, а скорее на недочитывание – да и читают все разное (если хотите, назовите это «кризисом чтения»).

Хармс как звук

Вышел новый альбом Леонида Федорова «Постоянство веселья и грязи». Он сделан на тексты Даниила Хармса, и мы притворимся, что это повод для литературной колонки, хотя любой поклонник «АукцЫона» поймет уловку: нет музыканта менее «литературного», чем Федоров.

Интервью

Литературные мероприятия

Встречи с писателями

25 апр. Анна и Сергей Литвиновы

Авторы презентуют роман «Джульетта стреляет первой» и проведут автограф-сессию!

21 апр. Ольга Славникова

Встреча на тему «О чем писать?» - столкновение поколений, душевные муки и судьбы интеллигенции, проблемы взросления и старости. Ес...

21 апр. Лидия Сычева и Евгений Москвин

Встреча с Лидией Сычевой, пройдет в формате авторского чтения художественной прозы и активной беседы о книгах, творчестве и жизни ...

Книжные новинки

Новости книжных магазинов

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Дорогие книголюбы, мы ищем в свою команду профессионального и увлеченного менеджера отдела маркетинга. Может быть, это вы?

Книги, которые читают в культурной столице

Книги, которые читают в культурной столице

Санкт-Петербургский дом книги опубликовал рейтинг продаж книг. ТОП-10 книг художественной литературы ,  ТОП-10 книг бизнес литературы, ТОП-10 нау...

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

Де-факто заведение прекратило работу еще год назад и оставалась только вывеска. Часть фондов была отправлена в Библиотеку иностранной...

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

Программа Библиотеки для молодёжи в этом году состоит из более чем 20 мероприятий и активностей. Все мероприятия будут беспла...

«Электронекрасовка». Библиотека имени Н.А. Некрасова открыла новый сайт своих оцифрованных фондов

«Электронекрасовка». Библиотека имени Н.А. Некрасова открыла новый сайт своих оцифрованных фондов

В «Электронекрасовке» уже размещено больше 12 000 оцифрованных изданий 1564–1991 годов, уникальные коллекции книг, газет и жу...

Новости издательств

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Сообщается, что издательство будет специализироваться на русской и переводной прозе, как современной, так и той, которая уже ...

Итоги работы издательства «МИФ» от Генерального директора Артёма Степанова

Итоги работы издательства «МИФ» от Генерального директора Артёма Степанова

Выручка издательства за прошлый год составила 1,3 млрд рублей (на 24 % больше, чем в 2016 г.), притом что компания полностью распр...

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

До знакомства с рукописью романа «Дорогая, я дома» мне вообще не приходилось слышать об её авторе Дмитрии Петровском (кстати, был такой поэт-футурист, его полный тёзка, но это к слову). Тем интереснее неожиданно находить в лонглисте такие жемчужины. Как вы уже...

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Назвать этот роман историческим не поворачивается язык. Перед нами метаистория – по Даниилу Андрееву – первичная плазма бытия, бесконечное сегодня, не позволяющее сознанию вырваться из текущего потока и возвыситься над ним, дабы обрести осмысление и ясность.

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Трансабсурд как свобода от абсурда и свиста? И на поле литературной критики подчас вскипают страсти. Провозглашаются неслыханные цели – например, преодолеть эпоху абсурда.

Рецензия на книгу «Заземление» Александра Мелихова

Рецензия на книгу «Заземление» Александра Мелихова

Надо сказать, что Мелихов один из немногих современных авторов (и из этих немногих определенно самый яркий), кто остается беззаветно предан психологической школе великой русской литературы. Читать Мелихова интересно не благодаря перипетиям изощренного сюжета и...

Детская литература

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Малоизвестная сказка «Одолеем Бармалея!» представлена в фонде Президентской библиотеки.

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Сообщается, что цель издательства - создавать книги, которые пробуждают любопытство, помогают найти свое призвание и просто позволят проводить больше времени вместе с ребенком.&nbs...

В РФ создадут серию мультфильмов по отечественной литературной классике

В РФ создадут серию мультфильмов по отечественной литературной классике

Министерство культуры и Министерство образования и науки РФ работают над экранизацией произведений русской литературы. Об этом во вторник сообщила директор департамента кинематографии Минкул...

Игорь Олейников получил самую престижную премию в области детской литературы в мире

Игорь Олейников получил самую престижную премию в области детской литературы в мире

Международный совет по детской книге объявил победителей на соискание Премии имени Ханса Кристиана Андерсена 2018 года, самой престижной премии в области детской литературы в мире. Им стал с...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить на бумагу горьким соусом истинной правды, чтобы найти в нем каплю самоуважения. далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял, не замечая,
Рядом два таджика что-то ели,
Черными еблищами качая
В такт колесам, едущим в туннеле.

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина
Международный конкурс юных чтецов