комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Казненный колокол» Бориса Евсеева

Book24 — официальный магазин издательств: ЭКСМО, АСТ, Манн Иванов и Фербер, Вентана Граф и Дрофа

В книге несколько уровней, которые нужно пройти героям, в данном случае – небольшой творческой группе из России, путешествующей по территории Донецкой народной республики. Уровни в тексте можно различить визуально – часть его (семь текстов из двадцати) набрана курсивом. Сразу бросилось в глаза, что набранное курсивом имеет импрессионистскую природу, нечто сиюминутное, подмеченное на ходу, в дороге. Такой текст завораживает, ты готов окунаться в него вновь и вновь.

Рецензия на книгу «Казненный колокол» Бориса Евсеева

Колокольная для Донбасса

«Когда говорят пушки, музы молчат», - цитата достаточно известная еще со времен Древнего Рима. Но тезис этот неоднократно был опровергнут, особенно в ходе Великой Отечественной войны, когда число писателей, пишущих о фронтовых сражениях и грядущей победе, достигала двух тысяч человек. Но то была Отечественная война, а когда идет гражданская, даже не война, а вооруженный конфликт, тогда не то, что замолкают музы, душа приходит в оцепенение, – ведь все эти ужасы творятся на моей малой родине.

Поначалу, когда «Казнённый колокол» попал мне в руки, подумалось, зачем нужна эта книга? Сейчас не то время, когда словом можно остановить танки, прекратить артиллерийские и минометные обстрелы. Зачем было нужно это экстремальное путешествие, которое совершил автор весной 2016 года? Посмотреть, как люди живут там, в прифронтовой зоне, которая грозит так и остаться на долгие годы Зоной, новым Приднестровьем, непризнанной республикой, для кого последним приютом, для кого резервацией, и для всех - незаживающей раной?

Помню в начале 2000-х годов глаза знакомого гастарбайтера Сергея из Тирасполя – непревзойденного плиточника, работавшего на московской стройке. Он тогда мечтательно и с восхищением говорил, вспоминая солнечную Молдавию: «А какие там звезды!». Такие же уникальные звезды, а возможно, и более яркие, были в городе моего детства – в Енакиеве. Там на Волынцевском кладбище похоронены мои родители, там я начинал свой трудовой путь на Енакиевском металлургическом заводе. Вспоминается, как меня, самого молодого, отправляли копать могилу на Красногородское кладбище для родственника одного из моих коллег. Именно оттуда открывался впечатляющий вид, который так метко был схвачен в начале ХХ века Александром Куприным в повести «Молох»: «Над заводом стояло огромное красное колеблющееся зарево. На его кровавом фоне стройно и четко рисовались темные верхушки высоких труб, между тем как нижние части их расплывались в сером тумане, шедшем от земли. Разверстые пасти этих великанов безостановочно изрыгали густые клубы дыма, которые смешивались в одну сплошную, хаотическую, медленно ползущую на восток тучу, местами белую, как комья ваты, местами грязно-серую, местами желтоватого цвета железной ржавчины. Над тонкими, длинными дымоотводами, придавая им вид исполинских факелов, трепетали и метались яркие снопы горящего газа. От их неверного отблеска нависшая над заводом дымная туча, то вспыхивая, то потухая, принимала странные и грозные оттенки…».

Но это только лирическое отступление. Так сказать, попытка настроиться перед непростой для меня темой, которую попытался раскрыть известный прозаик Борис Евсеев в своей новой книге «Казнённый колокол».

Уровни и дорога

Читать бесплатно
Купить книгу
Купить книгу
Купить книгу

Произведение автора, на первый взгляд, напоминает компьютерную бродилку – квест. В нем несколько уровней, которые нужно пройти героям, в данном случае – небольшой творческой группе из России, путешествующей по территории Донецкой народной республики. Уровни в тексте можно различить визуально – часть его (семь текстов из двадцати) набрана курсивом. Сразу бросилось в глаза, что набранное курсивом имеет импрессионистскую природу, нечто сиюминутное, подмеченное на ходу, в дороге.

«…не я смотрю на дорогу – дорога вбирает меня со всеми потрохами в свои повороты, изгибы, трещинки, воронки, лужицы, дымы, раздымления, сверкания…». («Дорога. Мертвый енот, надкушенная брюква»).

Такой текст завораживает, ты готов окунаться в него вновь и вновь.

На границе добра и зла

«Казнённый колокол» являет собой своеобразное продолжение книги «Офирский скворец». Этот роман-притча оканчивается роковыми выстрелами на границе России и Украины. А в многослойном, как пирог, рассказе «В глубине текста», который следовал в книге сразу за «Офирским скворцом», Борис Евсеев делится воспоминаниями об отце и матери. Оказалось, что они чудом остались живы в начале 50-х годов прошлого столетия в Дрогобыче – городе на Западной Украине, куда прибыли по распределению. В этом рассказе прозвучит жесткое определение «славяножор». Потом в «Казнённом колоколе» оно трансформируется в «славянокос». В рассказе «В глубине текста» Евсеев приводит реплику отца, которая будет художественно переосмыслена в новой книге, в тексте под названием «Дорога. Казнённый колокол». Вот эта реплика:

«Ты пойми! Все эти нацменьшинства, все эти верховинцы, лемки и бойки, – они только прикидываются украинцами, а на самом деле – до мозга костей немцы! Я германский дух за версту чую!»

С таким миром, зараженным фашистской идеологией, ведет сейчас борьбу народ Донбасса. Граница этого противостояния, как сказал один из выступавших на презентации книги в Русском ПЕН-центре, проходит между добром и злом. Но всё ли так однозначно? Где добро? Где зло? С какой стороны? В интернете попал на видео из Киева, транслировавшее с Майдана похороны погибших под Авдеевкой бойцов ВСУ. Траурная музыка,  почетный караул, цветы, венки, множество людей, слезы матерей и жен и… волны ненависти к России, к русским. Они там, в Киеве, реально считают, что идет не гражданская война, что это борьба за независимость от  российских захватчиков. Они убедили в этом весь мир, убедили в этом самих себя. Такая же ненависть к Украине - на Донбассе. Жители ДНР и ЛНР не могут понять, почему Вооруженные силы Украины обстреливают из тяжелого вооружения мирное население, гражданские дома, почему гибнут старики, дети.

Сможет ли книга «Казнённый колокол», изреченная в ней истина, остановить кровопролитие? Не уверен. Тем не менее, автор поступает честно. Он должен все видеть своими глазами. Это своего рода служение, писательский долг, если хотите, лепта, которые, в конце концов, изменят ситуацию к лучшему.

«Впечатления, они на то и даются, чтобы врезаться намертво, врезаться так, чтобы никогда не изгладились из памяти, не изменились до неузнаваемости люди и лица, химеры и тени». («Страсти по Донбассу»).

А музыка звучит…

Вступление к книге («Страсти по Донбассу») сразу задает высокую ноту, предельно высокую. Здесь публицистические приемы плавно переходят в лирический текст. Буквально вся книга пронизана поэтическими откровениями, стихотворениями в прозе, которые, к тому же, имеют музыкальную основу. Так автор выражает свое удивление и восхищение, а возникающий в этих случаях пафос мастерски облечен в музыкальный ряд, тексты будто встроены в явственно слышимую мелодию.

«Могут ли напор и воля перетекать в ландшафты, передаваться природе края? Могут ли страсть и слово овеществиться: стать переулками, домами, бесстрашными поступками, новыми лугами, посевами? Здесь, в этих местах, - могут». («Страсти по Донбассу»).

У Бориса Евсеева и заголовки во многом импрессионистские. Чего стоит только «Дорога. Мертвый енот, надкушенная брюква». Яркие краски, жирные быстрые мазки. Такая же и музыка – солнечная, построенная на импровизациях – моментальных, незаученных. Описание КПП «Успенка» на границе – это же песня!

«Обернувшись, посмотрел на железный купол, которым был накрыт погранпункт: он весь был истыкан мелкими рваными дырьями.

… задрал голову вверх – стало видно изодранное в клочки небо. Да и сам купол – высокий, изящно выгнутый – в тот миг тоже показался небом…».

Каждое слово, как в стихотворении, на своем месте, текст звенит, точнее, гудит, как колокол.

Но это пока описательство, картинки. Они подаются легко и изящно. Как будет с персонажами, с сюжетом? Что будет дальше? Узнаю ли я близкие моему сердцу места? Боюсь, что автор не заметит того, что мне дорого – заиграет, запиликает, уйдет головой в музыку, в семь нот…

Соединяя прошлое и настоящее

«Ехали через Иловайск. Здесь шли страшные бои, но вся разруха уже собрана в кучи, спрятана, оштукатурена». («Дорога. Мертвый енот, надкушенная брюква»).

Или там же: «Кое-где – груды битого шифера. Попадаются заклеенные крест-накрест (символ войны!) окна…».

Такого в моем мире не было. Сердце наливается свинцовостью, тяжелеет.

Евсеев творит на грани реального и ирреального. Не фантастического, нет, скорее, мистического. Такой себе мистический реализм. Меня поправят, не мистический – магический. А вот здесь можно поспорить. У Евсеева не магия – мистика. Знаки, указующие артефакты разбросаны по всему пространству книги. Описываемые события нельзя воспринимать линейно, в лоб. Автор выстраивает сложную структуру. Благодаря поэтичности языка, его музыкальности рождается полифоническое звучание.

Слои текста движутся иногда в противоположных направлениях. На первый взгляд, кажется, что писатель намеренно запутывает повествование, сбивается, перепрыгивает с одной мысли на другую. Но это только на первый взгляд. По прочтении понимаешь, что оркестр сыграл виртуозно, что у каждого была своя партия, и получилась настоящая симфония, сносящая крышу, уносящая слушателя (читателя) в невероятные вершины, требующая от него напряжения и участия. И, простите за пафос, способная останавливать танки…

Непрерывная ткань путевых заметок прерывается воспоминаниями, уходами в другое пространство.

«Воспоминания перемежались короткими укоризнами: дед похоронен в Донецке, и сходить на его могилу – дело святое…». («Дорога. Мертвый енот, надкушенная брюква»).

Борис Евсеев соединяет прошлое и настоящее. Причем прошлое в его изображении кажется, на мой взгляд, более реальным и осязаемым, чем настоящее. Более того, путешествие на Донбасс выглядит чем-то фантастическим, как полет на другую планету, в неизведанное. Оттого в рассказах персонажи будто помещены в иное, непривычное для обывателей, пространство, где действуют свои законы – физические, моральные, – своя система координат, отличная от нашей, а система ценностей выражена более отчетливо и выпукло.

Жить хотят все…

Фраза у Евсеева напевная, строка его прозы сродни поэтической – стиху. Автор не чурается рефренов, часто использует жаргонизмы, смело вводит в текст новые словообразования. Вот навскидку: пустырёк, мимоезжие, мутнозвоны, горнопидоры, дурошлёпистый, гепнулся…  В тексте, – то в одном рассказе, то в другом – разбросаны артефакты. Так, к примеру, вечно живой Чехов соседствует с мертвым енотом и надкушенной брюквой. Кто из них символ? Оба. Чехов символизирует путь, роковое путешествие. Енот – это память о смерти; не о Страшном суде, пока просто о смерти. Хотя просто здесь не получится, ведь любая смерть – это гибель Вселенной, разрушение мира.

«Жить хотят все. И чтобы жить спокойно, смерть наблюдать не желают: ни свою, ни чужую, ни вчерашнюю, ни сегодняшнюю, ни завтрашнюю! А тот, кто этого хочет, кто привык представлять свою или чужую смерть – тот тоже о ней старается забыть…».  («Дорога. Мертвый енот, надкушенная брюква»).

Нера – как судьба

В рассказе «Крылья войны» автор начинает повествование об авиаторе. Странный летчик Рябушкин со слепой собакой Нерой…  Уже в этой неразлучной парочке чувствуется сгиб пространства – оно расширяется, приобретает другие черты. Донецк, где происходит встреча рассказчика с летчиком, становится порталом, местом, где происходит переход в другое измерение.

Две временные отсечки – 7:20, 7:25 – и мы попадаем в рассказ Рябушкина, единственного штурмовика непризнанной республики. Самолет подбили, летчик катапультировался и оказался на территории, занятой украинскими вояками, где встретился с сапером-подполковником Зубко, потерявшим зрение еще в 2014 году под Мариуполем.

Многое в этой ситуации кажется неестественным. Представьте, самолет упал, вокруг шастают правосеки, а катапультировавшийся штурмовик начинает обсуждать со слепым офицером, против кого воюет Новороссия. Оказалось, против «притрушенных землей и пеплом древних германцев», то есть «мертвых людей со светонепроницаемыми глазами, нарядившихся теперь в шаровары и вышиванки». Честно говоря, попахивает обычным трындежом человека, у которого язык, как помело. Поэтому собеседник, слушавший поначалу рассказ Рябушкина внимательно, постепенно уходит в свои мысли, точнее, в воспоминания. Открывается еще один портал.

Главная мысль «Крыльев…» – «война уносит миллиарды жизней, но жизни человеческие возвращаются». Открытие неожиданное, и существенное. Вспоминая историю своей семьи, автор осознает, что родители назвали его в честь дяди Бо, старшего брата его отца, чей самолет был сбит в 1943-м под Анапой. «Не знаю, как кто, а я живу именно благодаря той страшной многогрешной войне! Не упади дядя Бо в Черное море, меня скорей всего назвали бы по-другому. А с другим именем, сам знаешь – и жизнь другая».

Структура «Крыльев войны» многоплановая, в несколько ярусов. Потрясающая образность и точность. И красота. Глубинная красота.

Еще два важных момента. Первый о собаке Нере: «Нера, как судьба: слепа-то она слепа, а куда надо все одно выведет». И второй – «Донецк и в девять утра был все так же безлюден».

Герои и антигерои

Удивительно, но мне кажется, что героя рассказа «Тиня-тушкан» я видел на «You Tube» в ролике, который был снят на дне рождения легендарного ополченца Гиви. Он стоял, опираясь на легкие алюминиевые костыли, а Гиви танцевал…

Тиня – молодой человек четырнадцати с половиной лет, инвалид – правая нога его на 36 сантиметров не достает до земли. Его всегда можно найти на книжном рынке «Маяк» в Донецке. «Такого радостного калеки, - говорит рассказчик, - я не встречал нигде: ни в Питере, ни в Москве, ни даже в Сергиевом Посаде, где перед Лаврой обиженных и покалеченных жизнью всегда предостаточно. А тут – наоборот! Не жизнь обидела Тиню, он ее – под зад пинком – выпер на улицу: гуляй, курвенция, где тебе нравится!».

- Здым-м, здым-м, жасть! – так Тиня описывает встречу с шаровой молнией. Ну, как мимо такого описания пройти писателю? Но самый апогей в рассказе «Тиня-тушкан» – бой у Саур-могилы, куда он повез провиант и медикаменты для ополченцев. От страсти Тиня путает звуки, запинается в словах. Тем не менее, на предложение определить его, как инвалида, в госпиталь, отвечает категорическим отказом: «…без Добасса нет меня в живых. Я только в этом месте живу, – признается он. – В других местах – я мертвый».

В «Казнённом колоколе» все герои находятся в динамике – вечно куда-то прыгающий Тиня («Тиня-тушкан»), выгуливающий слепую собаку Рябушкин («Крылья войны»), всегда легкий на подъем, доверчивый и легкомысленный тромбонист Никита Цуников («Скифская арфа»). О Никите, которого все зовут Китей, стоит сказать особо. Его история – это рассказ о музыканте, отлученном от оркестра, который влачит жалкое существование, устроившись сторожем в «Донецк-оперу». Китя, как все персонажи в «…колоколе», (в том числе, и сам рассказчик), одержим. Одержимость его на грани юродства. Китя – стебанутый, странный. Он будто гонится за прошлым, пытается поймать его, как маленький мальчик фазана. Создается ощущение, что практически все герои рассказов – люди обреченные, их будто вырвали с корнем и бросили гнить и сохнуть. А они сопротивляются, пытаются зацепиться за жизнь, пустить корешки.

Для Евсеевского творчества обязательно присутствие птицы. Образы пернатых по воле автора кочуют из книги в книгу – сокол, петух, скворец, филин…  За этой причудой кроется стойкое убеждение писателя в том, что человек произошел от птицы, что наши души – человеков и пернатых – родственны.

Настоящим откровением пронизаны размышления умирающего Никиты Цуникова о звуке.

«Звук, звук… Может, звук и есть Дух? И Дух этот, звук этот – был всегда… Звук есть Бог. Бог есть звук. Глас Божий управлял миром до Христа…». («Скифская арфа»).

Особое место в книге занимает образ писателя-разведчика Владимира Богомолова, о котором автор пытался в свое время написать эссе в газету, несколько раз встречался с ним. Этот реальный персонаж стоит в ряду основных героев «Казнённого колокола», более того, создается ощущение, что он возглавляет его. Авиатор Рябушкин, Тиня, Никита Цуников, ополченец Иван Влас и его жена Славка, и даже отец автора – все они, как бы из одного отряда, боевого подразделения, в котором командиром – Владимир Осипович Богомолов. Он – предводитель. При этом писатель такой же чудаковатый, как и все герои Евсеева. Более того, чудаковатость Богомолова помножена на 100, за ней стоит жизненный опыт и мудрость. У него на всё свое мнение, отличное, скажем так, от официального, он всё объяснит, разложит по полочкам, спрогнозирует, точнее, напророчествует.

«Хищноватые огоньки глаз из-под школярского чубчика, крепкий с развитым “верхним чутьем” нос, командирский басок. Так, именно так смотрит на хрущатую падаль карающий богомол перед броском, перед “уцепом”!» («Красный городок. Богомолов»).

Несколько иными предстают перед читателями представители противоборствующей стороны, как правило, это отрицательные персонажи, антигерои. Это разведчики-украинцы: Игнат и Ярема (рассказ «Гонопупу»), уголовник Симеон («Скифская арфа»), райкомовский работник Кирик Ильич Козелло («Сталино»), командир батальона правосеков Олег Хенкер («Дорога. Казнённый колокол»), террористка-подрывник Джёска («Славянокос»). Выписывая антигероев, автор обходится без полутонов. Если враг, то человеческого в тебе только внешность, сквозь которую явственно проглядывает сущность дикого зверя, иногда даже монстра или оборотня – хитрого, мерзкого, вероломного. Еще такой момент: никого из них автор не прощает, все они, так или иначе, понесут наказание.

Какая она, правда?

Евсеев с удовольствием осваивает и предлагает читателю новые формы, неожиданную стилистику – записки из ежедневников, рэп-раёк «Славянокоса» (помните у Галича, «И прямо с вокзала — в кромешный, ничтожный, раёшный - ворвусь в этот город…»?), прорисовка времени твердо-мягким карандашом в «Сталино», кино республики с описанием каждого эпизода в «Савелии». Автор узнаваем, при этом – разнообразен. С ним не соскучишься. Он не боится экспериментировать, соединяя, казалось бы, несоединимое, – журналистские атрибуты (репортаж, интервью, очерк) с писательскими приемами.

С трепетом, и даже с некоторой придирчивостью я вчитывался в тексты, в названии которых фигурировал Красный городок. Волнение мое понятно: Красный городок – реальная местность, которую я исходил вдоль и поперек, многое связано с этим поселком. Здесь я с тестем пас поселковое стадо коров, здесь на стадионе проходили основные мероприятия Дня металлурга - одного из самых почитаемых в Енакиеве праздников, сюда ходит трамвай «единичка». Но о самом Красном городке Евсеев говорит мало, разве что такой отрывок:

«Конечно же, имя перекочевало сюда из жилпоселка под тем же названием, но каким-то слишком уж символичным оно мне показалось. Ведь городок мертвых – это совсем не то, что городок живых! Если у мертвых есть свои города, села, территории и страны, свое городское хозяйство, своя организация – пусть хотя бы лишь одного только похоронного дела – то нам, живым, скоро конец…». («Серая зона – Красный городок. Дорога»)

Похоже, автор увидел в милом моему сердцу Красном городке – что-то по-настоящему тревожное и страшное. Городок мертвых?

На кладбище писателю пришло воспоминание о встречах с Богомоловым. Енакиево, в силу своего природного расположения стоящее в стороне от боевых действий (в отличие от соседней Горловки), оказалось тем местом, где нужно было остановиться, подумать, осмыслить, вспомнить. Здесь на красногородском кладбище Евсеев запишет «слова, которые Богомолов своим грубовато-надтреснутым голосом мог сказать о нынешней Донбасской войне: предатели, абверовцы, как прятались, как все эти годы умело маскировались!». Получается, что вооруженный конфликт на Юго-Востоке Украины – это продолжение Великой Отечественной войны?

Автор не дает ответа. Более того, после мысленного разговора с Богомоловым у него вырывается неожиданное признание: «Я понял: правду о войне говорить невозможно. В советское время – по одним причинам, в нынешнее время – по причине дипломатических отношений с соседями, в исторические времена – из-за одного, в будущие времена – из-за другого». («Красный городок. Богомолов»).

Действительно, какая она, правда? У Евсеева на этот счет особое мнение, которое он запишет в форме пронзительного стихотворения в прозе:

«Правда – неподъемна.

Правда – неподъемна и мучительна.

Вынуть мучительную правду из чистого листа может только объемный рисунок.

Значит, правда объемна!». («Сталино»).

Дух донбасских мест

Один из ключевых персонажей в «Казнённом колоколе» – Шубин. Причем чувствуется, что этот мистический герой-призрак помимо воли автора занимает одно из главных мест в книге, а возможно даже и в судьбе Донбасса. Шубин – дух донбасских мест, «хозяин здешних шахт и шахтерского племени покровитель». Он возникает из ниоткуда, и, вроде бы, ничего не делает, но после его появления делается как-то морозно на душе, неуютно. И это неспроста, ведь по легенде, если в шахте кому-то из горняков довелось встретиться с дедушкой-призраком, жди беды – или крепь не выдержит, или выброс метана произойдет, или подрывной заряд преждевременно сработает. Ванечка Комогорцев, участник группы, путешествующий вместе с автором, встретился с Шубиным на дороге. Старичок - «в бараньей овчине, в старинной каске. На каске – фонарь. Другой фонарь светящийся – под рукой. И крест Георгиевский». Особенной аномалии до конца книги не произошло, но обреченностью от этой встречи повеяло. Даже не обреченностью, а нехорошим предчувствием. И беда на Донбасс пришла, не в книге, нет – по настоящему, взаправду. Сначала в октябре 2016 года украинская диверсионная группа взорвала в лифте героя ДНР Моторолу, потом в феврале 2017-го начались страшные обстрелы Донецка, которые накрывали весь город, кровопролитные бои в районе Авдеевки, гибель легендарного ополченца Гиви – Михаила Толстых, попрощаться с которым вышел весь город…

Случайность? Или все же это были происки Шубина? Честно говоря, не знаешь, что и думать. Как бы то ни было, но для меня содержание книги стало перекликаться с фронтовыми сводками, с новостями из Донбасса.

Любовь и смерть

Евсеев дает большое полотно, пытается дать. Местами получается пронзительно. И страшно. Смерть в «Казнённом колоколе» - обыденность, страшная обыденность. Возможно, это главное, что понял писатель, путешествуя по Донбассу. Но смерть должна чем-то уравновешиваться. Помните, огласительное слово Иоанна Златоуста, которое произносят во время пасхальной службы: «Смерть! Где твое жало?! Ад! Где твоя победа?!». Смерть уравновешивается любовью.

Любовь на войне – это всегда трагедия и потеря. Всё может оборваться одним осколком мины.

«Непризнанная любовь – как непризнанная республика. Надо ее признать, узаконить» - в этих словах, которые были сказаны русско-иранской красавицей Савелией и предназначались только одному человеку – Ване Комогорцеву, звучит надежда. Савелия как бы дает всем нам понять, что злобой и ненавистью конфликт не погасить, спасет только любовь. Это надежнее самого современного оружия, надежнее доблести. Ведь только любовь может быть синонимом, символом победы.

Автор рецензии: Владимир ПИМОНОВ,

г. Сергиев Посад


Теги: 

Материалы по теме:

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке



Новости литературы


Всероссийский конкурс на лучший просветительский проект «Читаем Солженицына» 25 Май 2018

Всероссийский конкурс на лучший просветительский проект «Читаем Солженицына»

Конкурс направлен на популяризацию наследия писателя и выявление лучших просветительских проектов, разработанных на основе его творчества. На конкурс принимаются проекты, реализованные учреждениями культуры и рассчитанные на подростковую и молодежную аудиторию.

читать далее...

9–12 июня в музее-усадьбе «Ясная Поляна» пройдет Международный фестиваль Толстой Weekend 25 Май 2018

9–12 июня в музее-усадьбе «Ясная Поляна» пройдет Международный фестиваль Толстой Weekend

Толстой Weekend — международный театральный фестиваль под открытым небом. В 2018 году фестиваль открывает Коляда-Театр из Екатеринбурга — самый известный в России частный театр.

читать далее...

Объявлен «Короткий список» Литературной премии имени Александра Пятигорского пятого сезона (2017-2018) 24 Май 2018

Объявлен «Короткий список» Литературной премии имени Александра Пятигорского пятого сезона (2017-2018)

В списке пять произведений. Лауреат Премии будет определен в июле.

читать далее...

Лонглист премии «Электронная буква» будет объявлен 2 июня на Красной площади 24 Май 2018

Лонглист премии «Электронная буква» будет объявлен 2 июня на Красной площади

В премии приняло участие 5 589 электронных книг и 1 138 аудиокниг. Цель премии — открыть авторов и произведения, которые до сих пор не были известны широкому кругу читателей.

читать далее...

Стартовал проект «Читаем Тургенева» 24 Май 2018

Стартовал проект «Читаем Тургенева»

В ноябре 2018 года исполняется 200 лет со дня рождения выдающегося русского писателя Ивана Сергеевича Тургенева. В преддверии юбилея «Российская газета» и Государственный музей А.С. Пушкина запускают интерактивный проект «Читаем Тургенева» по созданию видеокниги «Ася».

читать далее...

Подведены итоги всероссийского конкурса «Малая Родина»-2018 24 Май 2018

Подведены итоги всероссийского конкурса «Малая Родина»-2018

На конкурс 2018 года поступило около 250 изданий от более чем 60 издательств и издающих организаций, выпускающих литературу региональной и краеведческой тематики.

читать далее...

23 и 27 мая 2018 года в лектории павильона «Рабочий и колхозница» пройдут лекции цикла «125 лет с Маяковским» 23 Май 2018

23 и 27 мая 2018 года в лектории павильона «Рабочий и колхозница» пройдут лекции цикла «125 лет с Маяковским»

Лекции посвящены судьбе, мифам, творчеству и типологии произведений прославленного поэта.   

читать далее...

 

Короткое чтиво на каждый день

«Звёздочка» Владимир Пимонов

На первый взгляд, она эгоистка, собственница. "Моя ложка" (с чуднЫм углублением. вилку категорически отрицает), "мой нож" (самый маленький, с заостренным носиком - им удобно картошку чистить), "моя кружка" (синего цвета, пластиковая, ручка отломана), "моя миска" (небольшая, с темно-зеленым стандартным узором)....

читать далее...

«Двое в одном» Антон Чехов

Не верьте этим иудам, хамелеонам! В наше время легче потерять веру, чем старую перчатку, - и я потерял!
Был вечер. Я ехал на конке. Мне, как лицу высокопоставленному, не подобает ездить на конке, но на этот раз я был в большой шубе и мог спрятаться в куний воротник. Да и дешевле, знаете... Несмотря на позднее...

читать далее...

Международный конкурс юных чтецов

Литература в картинках

Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Как Владимир Соловьев переписал мою книгу и выдал за свою, или, Как книжные издательства губят нашу литературу

Как Владимир Соловьев переписал мою книгу и выдал за свою, или, Как книжные издательства губят нашу литературу

О манипуляциях известного телеведущего и крупнейшего издательства страны с книгой Федоры Яшиной «Богоубийцы, или, Колдуй баба сказал дед доставая пистолет», и как подобные манипуляции сказываются на Литературе в целом. Материал публикуется без купюр.

Правительство собирается нас ебать, но мы от этого будем крепчать ;)

Правительство собирается нас ебать, но мы от этого будем крепчать ;)

Правительство России может увеличить НДС на книги с 10% до 18%. Утверждают, что премьер-министр Дмитрий Медведев говорил об этом на совещании с тремя российскими министерствами.

Президент издательства «Просвещение» Владимир Узун: Бумажные книги будут существовать еще долго

Президент издательства «Просвещение» Владимир Узун: Бумажные книги будут существовать еще долго

Электронные учебники в ближайшем будущем не вытеснят бумажные, эти форматы будут еще долго вместе существовать, так как решают разные задачи, считает президент.

Как устроен книжный рынок России

Как устроен книжный рынок России

Сложившийся книжный рынок России можно оценить в 60 млрд рублей без учета учебников. Учебники сознательно не включают в выборку, так как этот сегмент нельзя назвать рыночным на 100%. Указанная сумма – это все деньги всего книжного рынка России от производителей бумаги и типографий до авторов, издателей и книжных магазинов. В валютном ...

Литература в цифрах

5 лет

Срок по истечении которого, по планам господина Новикова, «Эксмо-АСТ» должно войти топ-10 европейских издательств. Источник

20

Количество книг, которое прочитывает ежемесячно литературный критик Сергей Морозов. В авральные периоды вдвое больше. Источник

Прямая речь

Юрий Буйда, писатель:

Литература – занятие адское. Можно ли к нему относиться спустя рукава? Можно. Источник

Елена Соковенина, главный редактор издательства «Эдвенчер Пресс»:

Если у издательства есть любовь к определённому жанру и оно не выпускает всё подряд, то найти свою аудиторию ему намного проще Источник

Мнение В. Румянцева

Валерий Румянцев

Уровень общественной мысли журнала «Новый мир»

«Новый мир» позиционирует себя не только как литературный журнал, но и как журнал «общественной мысли». Да, были  времена, когда это издание славилось высоким  уровнем общественной мысли и в публицистике, и в художественных текстах. А как же сегодня в «Новом мире» обсто...

Кандидаты в классики или?..

В последнюю  четверть века существенно изменилось «лицо» русской литературы, оно подурнело.  Отчасти это произошло под влиянием «постмодернизма», пришедшего к нам с Запада.  Многие наши литераторы в своём творчестве решили «догонять» Европу, хотя пик...

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Голый расчёт

Почти на каждой встрече с читателями Алексея Иванова спрашивают, можно ли прожить на писательские гонорары в России. Вопрос больной, особенно для начинающих авторов. Коммерческие расклады книжного рынка для большинства авторов – terra incognita. Предлагаю краткий путеводител...

Французский книжный социализм

В марте с писателем Ивановым съездили на Парижский книжный салон. Россию в этот раз выбрали почетным гостем. Ее стенд был огромен и многолюден. Институт перевода блестяще справился с задачей главного организатора. Но речь здесь пойдет не о русских изданиях.

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Бедные люди с топорами

В конце мая уместно вспомнить самую громкую пиар-акцию русской литературы под кодовым названием «Новый Гоголь явился!». Обстоятельства одних «фантастических суток» 1845 года хорошо известны: Достоевский прочитал Григоровичу роман, слушатель был «восхищен донельзя», тем же вечером...

Закопать Жанетту

Алексей Цветков выложил в открытый доступ новую книгу стихов. Ну, так все сейчас делают, и небезуспешно: за день, как признался автор, разошелся стандартный тираж поэтического сборника, «бумажной публикацией такого эффекта не добиться». Дело в другом. Книга называется «вместо пос...

Интервью

Литературные мероприятия

23 и 27 мая 2018 года в лектории павильона «Рабочий и колхозница» пройдут лекции цикла «125 лет с Маяковским»

Лекции посвящены судьбе, мифам, творчеству и типологии произведений прославленного поэта.   

Вторая издательская школа Франкфуртской книжной ярмарки и Музея современного искусства «Гараж»

Будут обсуждаться вопросы: как работает книжный дизайн и влияет ли дизайн на продажи книг — и если да, то как?

19 мая. Встреча из цикла «Как рождается слово: Встречи с переводчиками»

Гость — Вера Аркадьевна Мильчина, историк литературы, переводчик с французского, комментатор, ведущий научный сотрудник Института ...

Встречи с писателями

28 мая. Андрей Геласимов и Алексей Варламов

Встреча в рамках лектория «Fabula rasa». Тема: литературные премии – двигатель издательского процесса?

21-26 мая. Гузель Яхина в Москве

Гезель встретится с читателями в книжных магазинах и библиотеке

Книжные новинки

Новости книжных магазинов

Лучшие книги апреля по версии Литрес

Лучшие книги апреля по версии Литрес

Сообщается, что эти новинки апреля завоевали наибольшую популярность. В рейтинге представлены электронные книги, аудиокниги, Литрес: самиздат, Литрес: чтец.

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Дорогие книголюбы, мы ищем в свою команду профессионального и увлеченного менеджера отдела маркетинга. Может быть, это вы?

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Словари модных слов и языка интернета появятся в московских библиотеках

Словари модных слов и языка интернета появятся в московских библиотеках

«Словарь новейших иностранных слов», «Словарь поэтический иносказаний Пушкина», «Слитно? Раздельно? Через дефис?», «Этно...

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

Де-факто заведение прекратило работу еще год назад и оставалась только вывеска. Часть фондов была отправлена в Библиотеку иностранной...

Новости издательств

«Просвещение» выиграло у «Эксмо-Аст» 3,7 млрд рублей

«Просвещение» выиграло у «Эксмо-Аст» 3,7 млрд рублей

Приятная новость! «Просвещение» подало иск к «Вентана-граф»  (входит в группу «Эксмо-АСТ») в начале января 2018 года,...

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Сообщается, что издательство будет специализироваться на русской и переводной прозе, как современной, так и той, которая уже ...

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Время свинга» Зэди Смит

Рецензия на книгу «Время свинга» Зэди Смит

Да, это мощный и современный во всех отношениях роман. Все ищут героя. А героя нет. Потому что он сейчас не главное (а может и никогда им не был). Потому что мышление героями – ложь по отношению к современному моменту (да и самообман к тому же), вчерашний ден...

Рецензия на книгу «Театр семейных действий» Галины Климовой

Рецензия на книгу «Театр семейных действий» Галины Климовой

Эта книга вечное художество; и оно - не только о семье; сверхзадача этой книги гораздо шире. Книга - о жизни и смерти. Это почетные вечные темы; насущнее хлеба и насущнее неба (простите мне эту сверхклассическую рифму...) нет ничего на белом свете.

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

До знакомства с рукописью романа «Дорогая, я дома» мне вообще не приходилось слышать об её авторе Дмитрии Петровском (кстати, был такой поэт-футурист, его полный тёзка, но это к слову). Тем интереснее неожиданно находить в лонглисте такие жемчужины. Как вы уже...

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Назвать этот роман историческим не поворачивается язык. Перед нами метаистория – по Даниилу Андрееву – первичная плазма бытия, бесконечное сегодня, не позволяющее сознанию вырваться из текущего потока и возвыситься над ним, дабы обрести осмысление и ясность.

Детская литература

ЕГЭ-2018: Разработчики КИМ об экзамене по литературе

ЕГЭ-2018: Разработчики КИМ об экзамене по литературе

Минимальный балл по данному предмету, ниже которого вузы не могут устанавливать проходной порог для абитуриентов, составляет 32 тестовых балла. Экзаменационная работа по литературе состоит и...

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Малоизвестная сказка «Одолеем Бармалея!» представлена в фонде Президентской библиотеки.

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Сообщается, что цель издательства - создавать книги, которые пробуждают любопытство, помогают найти свое призвание и просто позволят проводить больше времени вместе с ребенком.&nbs...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить на бумагу горьким соусом истинной правды, чтобы найти в нем каплю самоуважения. далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял, не замечая,
Рядом два таджика что-то ели,
Черными еблищами качая
В такт колесам, едущим в туннеле.

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина
Международный конкурс юных чтецов