Лит-ра.инфо - новости литературы
Любопытное

Как самореализоваться в мире литературы и издать свое произведение

13.12.2015

Лекция Шаши Мартыновой – книгоиздателя, переводчика, писателя и владельца книжной сети «Додо».

Открытый Лекторий Института журналистики и литературного творчества продолжает публиковать самые интересные лекции. На этот раз мы представляем вам лекцию Шаши Мартыновой – книгоиздателя, переводчика, писателя и владельца книжной сети «Додо».

Расшифровка лекции:

Тема лекции «У меня есть роман, что с ним дальше делать?» подразумевает, что кто-то из вас уже написал художественный текст или как минимум подумывает заняться этим.

Раз вы здесь собрались и задаёте себе вопрос, что с этим текстом делать дальше, значит, у вас есть желание взаимодействовать при помощи этого текста с окружающей средой. И поэтому наша с вами задача — понять, чем вы руководствуетесь, желая обратиться к миру своим текстом. И здесь нужна предельная человеческая честность: вам не обязательно выходить на площадь и говорить об этом миру, но очень важно понимать для самих себя.

Почему человеку нужно, чтобы его текст был так или иначе опубликован? (Я не говорю «напечатан», потому что мы живём во времена, когда на бумаге текст появляется не всегда).

Существует, по моему мнению, три причины:

Первая. Вы чувствуете и считаете (не обязательно обоснованно), что ваше мнение необходимо услышать человечеству (не всем 7 миллиардам на планете, но некой части, которая вам лично не знакома). Вы хотите что-то сказать незнакомым людям, и вам кажется, что это изменит их жизнь, пусть и слегка.

Вторая. Деньги. Есть коммерческие писатели — люди, которые хотят заниматься писательством профессионально: заниматься только письмом и зарабатывать этим себе на жизнь.

Третья. Тщеславие. Желание быть увиденным. Не важно, что про вас скажут, не важно — заплатят вам за это деньги или нет, важно, чтобы вас увидели. И это тоже вполне естественное человеческое желание.

Ни к одной из этих причин у меня нет никакого специального морально-этического отношения. Ничто из этого ни хорошо, ни плохо.

Иногда эти причины накладываются одна на другую – когда, например, вы прикладываете усилия к тому, чтобы ваш текст почитали другие, не знакомые вам люди. Я это подчёркиваю каждый раз, потому что друзья, которые тратят на ваш текст время именно потому, что они хорошо к вам относятся, — не в счёт. Мы говорим о незнакомцах, об их экономике внимания, о людях, которые готовы инвестировать в первую очередь не свои деньги, а время своей жизни. Это серьёзный вклад, и вы хотите, чтобы люди вам это время отдали. Поэтому важно для себя самого понимать каким мотивом вы руководствуетесь. Вредно кокетничать с самим собой, что-то себе рассказывать, что «я не такая, я жду трамвая», вот просто оно написалось, почему бы это не показать кому-то ещё. Это всё от лукавого, будьте с собой честны.

От того, что вы про себя поймете, зависит, какими методами имеет смысл вашу задачу решать. Потому что для каждого мотива и их комбинации существует свой набор методов реализации. Будет здорово, если после нашего разговора вы, прежде чем приступать к активным действиям, зададите себе этот вопрос.

Итак, как же напечатать свой роман?

Мы, к счастью, живём во времена, когда способов обнародования текста миллион. Мы понимаем, что мы все воспитаны на бумажной книге, и, если книга не существует на бумаге — её вроде как не существует вообще. По-честному, как нам кажется, издан текст, когда его напечатали от 3 тысяч тиража, а всё остальное — так, баловство.

Статистику Книжной палаты примерно представляете себе или не очень? Коротко. По ситуации на 2011-12 год, сейчас она ухудшилась, понятно, средний тираж «художки» — около 4000 экземпляров, это считая все допечатки, всю Донцову, вообще всё, что печатается чёртовой прорвой тиражей и с учётом того, за что издатели отчитываются перед Книжной палатой. Здесь есть нюанс, мы понимаем, что за ISBN издатель отчитывается, он израсходует свои 100 ISBN, ему следующие 100 не дадут, если он не отчитается за первые. И в этом отношении, более-менее все книжки, на которых есть ISBN, — подотчётные и в эту статистику входят.

Но мы понимаем, что сейчас рассвет самиздата и «вэнити-паблишинг», когда люди за свой счёт печатаются малыми тиражами — я сама веду 6 лет книжный магазин и знаю, что у меня в ассортименте немало книг, на которых нет ISBN и они «подо льдом»: статистика не знает, сколько их напечатано, какими тиражами и с какой скоростью эти книги уходят — да практически ничего не знает. Но при этом эти книги конкурируют с другими за внимание конкретного читателя. Если человек купил книжку без ISBN и её месяц, предположим, «нянькает», это означает, что в это время он не читает книжку, которая подотчётна Книжной палате. Поэтому говорить о среднем тираже можно только примерно.

Ориентироваться нужно на цифру 4000, на самом деле она существенно меньше. Потому что есть огромное количество титулов, которые печатаются 200-300 или даже 100 экземпляров и меньше. И это, тем не менее, книга — и время вашего потенциального читателя. Это тоже нужно брать в расчёт.

Fiction или non-fiction?

Из тех, кто уже написал что-то — это художка или документалка? Кто пишет нон-фикшн? Все пишут фикшн? Прекрасно. Поздравляю, вы влетели. Фикшн продать труднее. Мы читаем художественную литературу, приходим в книжный магазин и нам кажется, что там одна художка. Это большое заблуждение. Художки по статистике той же Книжной палаты печатается примерно 10% от общего объема полиграфической продукции (сюда входят и учебники, которые составляют основную массу).

Сейчас наконец-то стали больше писать и публиковать всякого нон-фикшна, в т. ч. и научно-популярной литературы, приличной и изначально написанной на русском. И поэтому конкуренция в этом сегменте усилилась, люди считают, обосновано это или нет, что нон-фикшн принесёт больше пользы их голове. Смотря какие цели читатель себе ставит – если среди них есть продолжение образования или, скажем, желание накопить всякой фактологии, то, безусловно, нон-фикшн обычно продуктивнее.

Но мы понимаем, зачем мы читаем художку, — для эмуляции жизненного опыта. Мозгам, честно сказать, почти всё равно, вы реально смотрите на предмет или воображаете его.

Художественная проза существует для меня, читателя, как эмулятор жизненных обстоятельств, в которых я абсолютно безопасно для себя участвую. Да, я еду с Нансеном на Северный полюс, я охочусь за выдрами в адских скалах Кордильер, совершенно при этом ничем не рискуя и не поднимая зада от стула. Или читать про зверские ссоры с какими-нибудь людьми… Сама я ненавижу ссориться, но читать про это — заниматься в некотором смысле вуайеризмом, любому из нас поучительно. В теории мы знакомы с целой кучей жизненных ситуаций, в которых никогда не окажемся, благодаря художественной прозе. За это ей большое спасибо, в этом, среди прочего, её воспитательная и познавательная суть.

Возвращаясь к теме. Какие методы сейчас, в отличие от ситуации, в которой был Роберт Пёрсиг, или Фрэнк Герберт, или даже Дж. К. Роулинг — это люди, которые за издание своих книг бодались многие годы. Это общее место, все знают, что Дж. К. показывала Гарри Поттера десяткам издателей, пока «Блумсбери» её не взял и немедленно на этом озолотился. Она провела немало времени в попытках эту книжку издать. Понятно, что она могла это сделать за свой счёт, но это ж приличных денег стоит. И реализовывать где-то надо.

«Дюна», которая сейчас абсолютная классика, золотой фонд мировой фантастики — я могу соврать, но речь примерно о 30 издателях, Герберта не хотели печатать, это был очень толстый роман, его просили сократить раза в два. Потом, огромное издательство вроде АСТ — в Америке есть несколько громадных издательств, они море всего печатают, в любых жанрах, — его взяли до кучи, за какой-то символический гонорар, как это бывает с начинающими авторами.

И что мы имеем в итоге? Весь мир его читает, он невероятно переводимый, Линч снимает кино — в общем, кто бы мог подумать. Я не говорю, что ваш роман ждёт та же судьба, но чем чёрт не шутит.

Тоже самое с Пёрсигом и его романом идей «Дзэн и искусство ухода за мотоциклом». 42 издателя отказались его печатать. Кто читал? Ребята, это прямо надо. Многим из нас, у кого есть своя выстроенная совершенно безупречная идеология и система взглядов на мир, хотелось бы обложить ее ватой художественной прозы и пропихнуть в мир. Пёрсигу это удалось. Это роман, роуд-стори, Пёрсиг — профессиональный философ, очень старенький дедушка, занимающийся эпистемологией. Он запихнул в этот роман своё мировоззрение и даже не слишком его там веточками прикрывал, а читается роман на одном дыхании — удивительная глубокая философская проза. Он не первый и не последний, кто таким способом проталкивал свои идеи в мир, и, если у вас есть представление о том, как спасти человечество от самоуничтожения или предотвратить мировую катастрофу — вот прекрасный способ предложить эти идеи миру. Это и раньше делали — лучше или хуже — Коэльо, Кастанеда, Ричард Бах и  серьёзные всякие люди типа Пруста. Группу психологов под названием Кастанеда я очень ценю, но есть и маститые французские философы, которые пользовались этим же методом, поэтому имейте в виду. Хотя тут очень просто сесть в лужу, потому что обложить художественной прозой доктрину и сделать это хорошо — отдельное искусство.

Классическое издательство или самиздат?

У этих людей, о которых я говорила выше, других вариантов кроме классического книгоиздания, либо «тщеславного издания» не было. У нас другая история: есть как минимум два инструмента, которыми мы можем придать огласке собственный текст. Первый — это бук-он-деманд, печать книги по требованию. Этот сервис возник относительно недавно, лет 20 назад. У нас он раскачался куда позже, в 2000-х, но лишь в последние годы возникли хорошо сделанные профессиональные интернет-платформы, где есть возможность выложить своё дитя и, как на iTunes, ждать, пока народ будет это по одному экземпляру заказывать и печатать.

Я вам рекомендую платформу ridero.ru, это хороший профессиональный инструмент печати книги по требованию, её делали люди, которых я знаю и поэтому могу говорить за них, что они понимают, что делают, это всё очень околокнижные ребята, всю свою жизнь проведшие в традиционном книгоиздании, они в курсе, как что работают, там удобный интерфейс, сама пробовала. Правда, рассказывать миру о своей книге предстоит вам самим: «Вот, друзья, пойдите по ссылке, там есть мой текст, фрагмент можно почитать, есть синопсис, можно заказать книжку в электронном или бумажном виде». В бумажном это стоит все еще чувствительно, но тут ничего не поделаешь — цифровая печать все еще дороже крупнотиражной офсетной.

Важное интермеццо на тему процесса книгопечатания. Есть традиционные типографии, которые печатают офсетным способом, и это дешево. Если у вас книжка без картинок и от 1000 экземпляров тиража, себестоимость одной черно-белой книжки, формата А5, примерно 200 полос — это около 5-6 авторских листов — будет вам стоить примерно рублей 60 за один экземпляр. Это человеческие деньги.

Цифровая печать — это сразу другой коленкор вообще. Если это малотиражное издание и бук-он-деманд — это, увы, всегда цифра, по крайней мере — пока. И, соответственно, раза в два выше цена за экземпляр. Есть ещё разница в переплётах. Не рвитесь к твёрдой обложке, скажу я вам. Если цель вашей книги — остаться в семье читателя на века, чтобы люди много раз её открыли, много раз что-то подчеркнули, клали её корешком кверху, как-то с ней жёстко обращались, тогда да. Но если вы понимаете, что написали роман, который один, ну два раза прочтут, нет смысла гнаться за твердой обложкой. Пусть ваш читатель заплатит вам больше за контент, чем за бумагу и способ переплёта.

Кстати, если вы её сдали в классическое издательство с классическим способом производства и распространения, для вас всё равно важно, по какой цене её продают, потому что ваши роялти от этого зависят. Начинающему автору такой ликбез: если вам предлагают издаться, вы начинаете читать авторский договор, который вам прислали, нужно понимать, на каких условиях вы стартуете. Сейчас в Москве в средних и больших издательствах традиционный аванс для автора, который публикуется впервые, то есть для дебютного романа — 30-35 тысяч рублей. Это, скорее всего, всё, что вы увидите от издателя. А ещё нужно понимать, что у нас совершенно иначе устроена реализация книг, в отличие от Европы и Штатов. У нас нет понятия jacket price, у нас не печатается цена на книжке и, более того, книжная розница не покупает книги — она берёт их в реализацию и расплачивается по факту продаж. И поэтому каждый книжный магазин ставит цену, которую считает нужной. Понятно, что, если мозг у управляющего магазина есть, он проверяет, сколько книжка стоит на рынке — в «Библио-Глобусе», в магазине «Москва» — и устанавливает цену конкурентоспособную, плюс-минус сколько-то рублей. Понятно, что ни один бумажный книжный магазин не конкурент «Лабиринту» и «Озону». Понятно, что «Озон» имеет скидки у издателей в размере и 30, и 40% от прайса. Понятное дело, что бумажный книжный не в состоянии конкурировать с интернетом. У нас та же история, что и с Amazon в Штатах: электронная продажа книг давит офлайновую по ценам.

Если вы хотите издаваться в традиционном книжном издательстве — как это сделать (мы скоро придём к этому мучительному безысходному разговору)? Если у вас всё получится, дальше вам не нужно ничего делать: ну хорошо, вы пошумите у себя в соцсетях, и ещё какое-то количество ваших друзей это купят. А дальше почти всё зависит от сарафанного радио. Невероятно показательную историю сейчас вам поведаю. Мы поговорили о существующих где-то там Роулинг, Герберте и прочих, давайте вернёмся на наши земли, в наше время.  Роман «Дом, в котором…», знаете, да? О, отлично. Это вот такой кирпич, который написала никому в свое время не известная Мариам Петросян. Русскоязычная писательница армянского происхождения, проживающая в Армении. Аниматор, художник, просто писавшая на досуге 10 лет. Она начала её писать когда в школе училась, а реально засела за неё в 1998 году — она жила просто этой книжкой, внутри неё прямо, внутри этого текста, этого пространства, это космос такой отдельный. Это такая Урсула ле Гуин, отдельная реальность, большой эпос в пределах одной книжки на 800 примерно полос. И Маша писала, писала этот роман, я вам сейчас расскажу эту легенду, потому что это поучительно и может случиться с вами — так бывает, я была этому свидетелем.

«Дом, в котором…»

Моя преподавательница по вокалу подсунула мне рукопись. Как только говоришь, что ты что-то там издаёшь, немедленно в компании находится хотя бы один человек, который что-то «эпистолярит». И ты немедленно оказываешься под раздачей. К тебе начинают приставать: «Пожалуйста, прочти мою рукопись прям сейчас, не сходя с места». И моя преподавательница подсунула мне рукопись, на которой не было ни автора, ни с какого языка этот текст переведён, просто вот переплетённые на пружине листочки А4, стопка с названием просто, тогда ещё «Дом, который…». Я её положила на стол в стопку того, что мне ещё предстояло прочесть, и забыла о ней. А, нет, в тумбочку я себе её засунула редакторскую. Это такой способ прокрастинировать и не делать: хочется убрать подальше, чтобы не мозолило. Проходит месяц, я решаю разобраться в этой самой тумбочке, у меня всего 5 минут было свободных, я выгребла оттуда эту рукопись, мне стало дико совестно, потому что меня человек периодически спрашивает: «Ну как, ну чего?», я: «Я читаю, это удивительный текст, я пока не готова сказать своего мнения на этот счёт». Но врать-то можно только сколько-то, а потом нужно отвечать за свои слова. Надо-надо прочесть, хотя бы 5 страниц.

В общем, две недели я проезжала свои остановки в метро, я ходила с этой книжкой в душ и туалет, я с ней просто не прощалась вообще ни на секунду. Я не читаю, когда ем, а тут — читала. Всё закончилось тем, что я попыталась самостоятельно разобраться… у меня было ощущение, что книжка переведена — хорошо, но это перевод. Книга так сделана, что в ней нет никакого намёка на то, в каких реалиях это написано, в какое время и в каком месте, и запросто могла быть переводной. Я обрыла весь Amazon в попытках найти книжку, которая сходно называется на каком-нибудь языке. Французском, немецком, английском. Она явно не скандинавская, потому что там нет инцеста и убийств (смех). Почти нет убийств и совсем нет инцестов. И она явно на написана в Азии, то есть это не китайская, не японская, это книга написанная в иудео-христианской ментальности. Вот и попыталась при помощи дедуктивных методов вычислить, на каком языке она была написана исходно, с какого переведена, и кто ее написал. Бесполезно.

Я напрямую уже задала этот вопрос своей преподавательнице, она говорит: «Я не знаю». Рукопись дал её бывший бойфренд, а ему, в свою очередь его брат, а брату друг, с которым они не общаются. Я говорю: «Делать что будем, будем делать ЧТО? Я хочу знать автора этого текста для начала». Я с ужасом смотрела на объём этой рукописи и понимала, что это будет стоить невероятных денег напечатать. Навскидку, по тем деньгам, конец 2007 года, около 10 тысяч долларов. Бешенные деньги, порядка 300 тысяч рублей. Первый тираж, маленький хотя бы.

История развивалась дальше. Преподавательница все же разведала про автора рукописи, мы пошли по цепочке и через 3-4 человека обнаружили того, кому эта рукопись прилетела первой, прямо из рук Мариам. Я, понятное дело, тогда ещё не знала ее. Я встретилась с этим человеком — теперь мы друзья — на книжной ярмарке «Non-fiction» в 2008 году, в ноябре. Он говорит: «Да, это наша подруга Маша Петросян, которая не хочет эту книгу издавать».

А Мариам отозвалась так: «Я не хочу разговаривать, я не готова. Я не готова это отдать, я буду её писать дальше». Книга не дописана, говорит Мариам, вообще, она доделана на 2/3, вот такая книжка. Я говорю, хорошо, а сколько вам нужно, чтобы её дописать? Полгода. Хорошо, давайте, мы очень хотим это издать. Мариам полгода её дописывала, потом мы её слегка редактировали, потом всё откатили назад, она практически в авторской редакции вышла, и в результате книга увидела свет в ноябре 2009 года, её подали на «Большую книгу» ещё в рукописи. «Комсомольская правда» сотрудничает с «Большой книгой» и выкладывает романы для народного голосования. Книга вызвала истерику ещё до того, как она была напечатана. Когда вот этот вот кирпич ушел в народ, тиража не стало к Новому году. При том, что рекламы, ничего не было, у нас не было денег вообще никаких. Мы издали, её за месяц не стало. И сейчас она уже напечатана какими-то нереальными для такой увесистой книги тиражами. Для автора, который ненавидит светиться, который живёт в Ереване, авторские встречи делает раз в год, если очень сильно попросить.

Это такая удивительная история, которая происходила на моих глазах, это не легенда и не анекдот, это правда, я свидетель. Может, это коснётся и вас, кто знает.

Источник: Свободный доступ


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

Сергей Оробий: «Пушкин и Белкин»

В гостиной сидели двое: хозяин дома — смуглый, кучерявый тип с насмешливо-надменным лицом, и его гость — суетливый низенький господин в поношенном сюртуке.

— Помилуйте, Александр Сергеевич, — прижимая пухлые руки к груди, говорил господин в сюртуке. — Я продал вам пять блестящих сюжетов и достоверно знаю, что вы уже готовы их напечатать в дорогом столичном журнале. Тем не менее денег за них я еще не получил.

— Как же не получили, Иван Петрович? — лениво протянул хозяин. — Сто рублей были уплачены вам полгода назад, о том и расписка имеется.

читать далее...

Публикуйте свои рассказы и стихи на lit-ra.info

Литература в картинках

Пушкин Посмотреть полный размер

Пушкин

Источник: denissimachev

Любопытное из мира литературы

Речь лауреата Литературной премии «Новые горизонты» Эдуарда Веркина: До горизонта и направо

Речь лауреата Литературной премии «Новые горизонты» Эдуарда Веркина: До горизонта и направо

Немалая часть действующих литературных премий обращаются все же к будущему. Задачей своей эти премии ставят открытие молодых да талантливых с последующим превращением в завтрашних классиков, прокладыв...

АРЗАМАС представил Хрестоматию андеграундной поэзии

АРЗАМАС представил Хрестоматию андеграундной поэзии

Литературоведы Кирилл Корчагин и Денис Ларионов рассказывают о представителях советского литературного подполья 1960–80-х годов: кто они, чем жили, как писали, на кого повлияли, что у них читать — и з...

Самая популярная статья в «КИБЕРЛЕНИНКЕ»: Виды проституции в современном российском обществе

Самая популярная статья в «КИБЕРЛЕНИНКЕ»: Виды проституции в современном российском обществе

КиберЛенинка — это научная электронная библиотека, построенная на парадигме открытой науки (Open Science), основными задачами которой является популяризация науки и научной деятельности, общественный ...

Шукшин, Прилепин и пародии на Гарри Поттера

Шукшин, Прилепин и пародии на Гарри Поттера

О новом комплекте учебников по литературе для 5–9-х классов.

Что читали москвичи в августе? Рейтинг взрослой литературы

Что читали москвичи в августе? Рейтинг взрослой литературы

Эти произведения уже долгое время на самых первых строчках. В Библиотеках Москвы вы можете взять все эти книги бесплатно.

Литература в цифрах

215 лет

прошло после смерти Александра-«бунтовщик похуже Пугачева»-Радищева. Источник

50 лет

Возраст, в котором руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинский понял, что книжный мир – это одна из самых надежных платформ, которые существуют в его жизни Источник

3

На этой по счету минуте Светлане Алексиевич стало понятно, что это не интервью, а перебранка. Источник

Прямая речь

Юрий Буйда, писатель:

Разумеется, писателя там любят, сводят его с читателями и журналистами, но он там присутствует в роли коровы на съезде ветеринаров, которые не должны забывать, как корова выглядит... Источник

Эдвард Радзинский, писатель:

Нет, у меня очень много потребностей в быту, но никак не доходят руки до их воплощения в реальность. Я являюсь, наверное, самым ленивым по жизни человеком. Источник

Колонка Сергея Морозова

И все-таки ее нет

И все-таки ее нет

Литература у нас есть, читателя нет – пишет в «Российской газете» Павел Басинский. Заявление, конечно, абсурдное. Нет читателя, нет литературы. Литература без читателя называется очень просто – графомания. Вольно или невольно Басинский констатировал главную беду нашей так называемой словесности. Книжки у нас пишут не для читателя, а так, вообще, потому что руки есть, и программа Word, надо же в ней что-то делать.
Впрочем, даже в самом сетовании на нехватку читательского внимания есть нечто позитивное. Ну, наконец-то, хоть кто-то вспомнил о главном участнике литературного процесса. А то все сами да сами.

Критика ниже критики

Говорят, в критике нынче большие изменения. Раньше ходили сумрачные мужики с вилами и подымали на них зазевавшихся и нерадивых авторов на раз-два. Теперь времена иные. Критики – дамы, приятные во всех отношениях. Вместо стонов и криков страдающих авторов сплошная читательская радость, нескончаемый позитив.
«Скушай книжечку! Вот эту за маму, а эту за папу! О, какой умничка! Дай я тебя по головке поглажу!»
Вместо жесткого армрестлинга  критика и автора детский сад для младшей читательской группы. «А теперь, ребята, мы с вами почитаем интересную книжечку, которую написал один дядя! Садитесь поудобнее и слушайте!»

Колонка Сергея Оробия

Буквы оптом и в розницу

Буквы оптом и в розницу

Минувшим летом Марк Липовецкий опубликовал статью «Между Приговым и ЛЕФом: перформативная поэтика Романа Осминкина», в которой, помимо прочего, есть попытка (хм, «попытка»; ну, это мы, филологи, так сдержанно выражаемся) литературоведчески описать феномен фейсбука.

Радищев - русский Гришэм

В рецензии на прошлого Макьюэна («The Children Act») я рассуждал о том, что у нас нет такого жанра - «юридический триллер», нет своего Гришэма. Мол, у нас если и возникает тема закона, то в компании с благодатью, если и возникает тема суда, то – шемякина: реальность такая. Потом понял: как, по словам Льва Данилкина, любой экшн у нас - экшн по Евангелию, так и русский санспенс-триллер - не про земной суд, а про Страшный. Более того, тут речь о целой закономерности.

Наркобарон на все времена

Если и писать о чем-то, то о действительно важных вещах. Вы, конечно, помните, что именно в этот день, 8 сентября, Уолтер Уайт отпраздновал свое 50-летие, не подозревая, что на следующий день у него начнется совсем другая жизнь.

Интервью

Новости книжных магазинов

Книжный магазин «Подписные издания» расширил пространство

Книжный магазин «Подписные издания» расширил пространство

Теперь в «Подписных изданиях» два зала, два балкона, много мест для чтения и работы и одна любовь — книги. Приходите к ним в гости, они очень старались сделать ...

Лучшие книги июля

Лучшие книги июля

По версии ЛитРес – мегамаркета электронных книг №1 в России.

Торговый Дом «Библио-Глобус»: грядут Дни Книгочея!

Торговый Дом «Библио-Глобус»: грядут Дни Книгочея!

Только для держателей клубной карты в эти дни с 9.00 до 22.00 действует скидка 25%.

Литературные мероприятия

25 сент. Лекция: «Уильям Фолкнер: На войне как на войне»

О произведениях Уильяма Фолкнера обычно вспоминают в контексте американского Юга, но в этот раз мы поговорим о его новеллах, посвя...

22 сент. «Рассказы про меня» — совместный проект Редакции Елены Шубиной и ресторана ДОМ 12

В проекте примет участие Денис Драгунский  —  известный прозаик, журналист, блогер, мастер короткого, энергичного рассказа, объем ...

19 сент. Клуб «Связующая нить»

Открытие нового клубного сезона 2017/18. Тема вечера – «Бабайки литературного института».

Встречи с писателями

21 сент. Дмитрий Быков

Дмитрий Быков представит свою новую книгу «Июнь».

22 сент. «Рассказы про меня» — совместный проект Редакции Елены Шубиной и ресторана ДОМ 12

В проекте примет участие Денис Драгунский  —  известный прозаик, журналист, блогер, мастер короткого, энергичного рассказа, объем ...

19, 20 и 25 сент. Леонид Парфёнов

В ходе встречи Леонид Парфёнов представит свою новую книгу «Намедни. 1931-1940. Наша эра», ответит на ваши вопросы и проведёт авто...

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

 21—22 сентября пройдёт Общероссийская научно-практическая конференция «Геометрия книжного пространства молодёжи» (Молодёжная литература и молодёжное чтение)

21—22 сентября пройдёт Общероссийская научно-практическая конференция «Геометрия книжного пространства молодёжи» (Молодёжная литература и молодёжное чтение)

Участникам предстоит не только вычленить понятие «молодёжная литература» и разобраться в том, что оно включает, понять, ...

 25 сент. Лекция: «Уильям Фолкнер: На войне как на войне»

25 сент. Лекция: «Уильям Фолкнер: На войне как на войне»

О произведениях Уильяма Фолкнера обычно вспоминают в контексте американского Юга, но в этот раз мы поговорим о его новел...

В библиотеке им. Некрасова пройдет лекция «Полюбить поп-культуру: зачем?»

В библиотеке им. Некрасова пройдет лекция «Полюбить поп-культуру: зачем?»

14 сентября Гриша Пророков — журналист, создатель видеоблога Blitz and Chips, в котором он проблематизирует феномены поп...

8 сент. Поэтический вечер литературного клуба «Классики XXI века»

8 сент. Поэтический вечер литературного клуба «Классики XXI века»

Участвуют поэты и писатели: Глеб Шульпяков, Дмитрий Тонконогов, Вадим Муратханов, Ганна Шевченко, Мария Максимова, Елена...

Новости издательств

Новинки издательства «Планж». Осень-2017

Новинки издательства «Планж». Осень-2017

Жанры новинок разносторонние: роман о путешествиях, философско-фантастический роман, бизнес-роман, психологический роман, современ...

АСТ сообщила о создании новой детской редакции «Вилли Винки»

АСТ сообщила о создании новой детской редакции «Вилли Винки»

Информация о новом издательстве размещена на сайте АСТ и выдержана в игривом тоне: «Малыш Винки хочет все успеть. Ему важно, чтобы...

Медиа агентство «Творческие решения»: новые дорожки к читателям

Медиа агентство «Творческие решения»: новые дорожки к читателям

Издать книгу сегодня не проблема: множество издательств предлагает размещение книг по принципу print-on-demand, существуют десятки...

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Переход» Эндрю Миллера

Рецензия на книгу «Переход» Эндрю Миллера

Загадочность женщины выдумана поэтами. Прекрасная незнакомка, «то ли девочка, то ли видение» - эстетически привлекательный образ, широко растиражированный во многих текстах, превратившийся в нечто унылое и избитое. Инерция восприятия столь велика, что «Переход...

Рецензия на книгу «Белгравия» Джулиана Феллоуза

Рецензия на книгу «Белгравия» Джулиана Феллоуза

В Великобритании выход «Белгравии» Джулиана Феллоуза, создателя «Аббатства Даунтон», с самого начала был обставлен разнообразной мультимедийной «заманухой», в которой некоторые англоязычные критики разглядели долгожданный прорыв книгоиздательства в XXI век. Ка...

Рецензия на книгу «Пост сдал» Стивена Кинга

Рецензия на книгу «Пост сдал» Стивена Кинга

В основе «Поста» лежит очень важная и страшная тема — самоубийство. Мы никогда не задумываемся, что творится в душе у окружающих нас людей. Даже самые близкие, те, с кем мы живем под одной крышей, таят свою боль, помыслы, желания глубоко внутри себя.

Рецензия на книгу «Девушка, переставшая говорить» Тейге Трюде

Рецензия на книгу «Девушка, переставшая говорить» Тейге Трюде

События приводят нас в небольшую скандинавскую деревушку. В одном из домов обнаруживают убитую женщину, которая еще в подростковом возрасте перестала говорить. За пару лет до этого в этом же доме был зверски убит ее отец. Через неделю в соседском доме пропадае...

Детская литература

АСТ сообщила о создании новой детской редакции «Вилли Винки»

АСТ сообщила о создании новой детской редакции «Вилли Винки»

Информация о новом издательстве размещена на сайте АСТ и выдержана в игривом тоне: «Малыш Винки хочет все успеть. Ему важно, чтобы дети слушали и читали перед сном чудесные сказки и зас...

Фестиваль «Дни Роальда Даля»

Фестиваль «Дни Роальда Даля»

Фестиваль пройдет с 11 по 30 сентября 2017 года в Центре Британской книги (Санкт-Петербург). В программе — выставка рисунков Квентина Блейка (друга и иллюстратора Даля), квесты, мастер-...

100 лучших новых книг для детей и подростков - 2017

100 лучших новых книг для детей и подростков - 2017

По версии Центральной городской детской библиотеки им А.П. Гайдара.

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Пальцы» автор Катран

У Вити Кныша околела бабка. Жила себе старушка, не бздела, а тут – чпок – и загнула когти: мочевой пузырь по шву лопнул. Бабка рассол от помидоров сильно уважала. Третьего дня банку трехлитровую в один ебальничег морщинистый скушала и поехала на картошку двести километров без остановок. Там, посреди ботвы и колорадских жуков, в самом расцвете старушечьих сил, можно сказать, и крякнула. Казалось бы, семьдесят три всего – в трамвае хоть с пяти утра на костылях фехтуй, скамейки под домом на вылет проперживай, а по выходным хрючево для внука кашеварь – не жизнь, а малина. И тут такая неприятность с косой… далее...

«Январь» автор Нематрос

Антон сделал музыку громче и выбросил бычок в окно. Погода была ясная и ветреная. «Мороз и солнце…», - процитировал он мысленно Пушкина и оперативно поднял стекло, пока ледяной воздух не наполнил салон. Виктор на заднем сиденье дегустировал пиво, а Валерий Робертович на переднем ковырял в носу. Валерием Робертовичем он был только по паспорту, а по жизни – Валера-Дрыщ. Впрочем, сопли свои он не растирал по салону, а аккуратно упаковывал во влажные салфетки  и скалдировал в бардачке. далее...

Доска объявлений

Новая рубрика! Условия публикации здесь

Ищете бета-ридера? Я тот, кто вам нужен!

Предлагаю писателям услуги бета-ридера. Стоимость - 1 а.л. = 400 р. Работаю по предоплате в 50% от полной стоимости. далее...

Отдам Пелевина и Рубину

С вас чашка кофе в кафе. Если Вы девушка - кофе с меня ;) далее...

Продам две монографии Лукова В.В.

Предотвращение террора «сверху» и «снизу» - тема двух монографий Лукова В.В. далее...

Государственный литературный музей ищет художника-графического дизайнера

Работа строго в офисе музея (метро Баррикадная) в указанное время. Удаленный доступ не рассматривается. далее...

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина