Интернет-ресурс Lit-ra.info продаётся. Подробности

Колонка Сергея Оробия

Сергей ОробийСергей Оробий родился и живёт в Благовещенске. Критик, литературовед. Кандидат филологических наук, доцент Благовещенского государственного педагогического университета.
Автор монографий:
- «"Бесконечный тупик" Дмитрия Галковского: структура, идеология, контекст» (2010),
- «"Вавилонская башня" Михаила Шишкина: опыт модернизации русской прозы» (2011),
- «Матрица современности: генезис русского романа 2000-х гг.» (2014).
Печатается в бумажных и электронных литературных журналах.

Козел отпущения

23 ноя 2017

Очевидно, что козел отпущения года – Владимир Сорокин. В 2017-м он опубликовал новый роман и два рассказа – немного, но и этого хватило. Сорокин – удобная мишень, ибо живой классик: в этом году статус оформлен окончательно.

Культовый русский писатель оказался приговорен культовым русским критиком. Лев Данилкин весной заглянул в «Афишу» только для того, чтобы припечатать: из отчаянного радикала Сорокин превратился в литературного традиционалиста. Но кто бы спорил? Для современной литературы Сорокин давно то же самое, что Солженицын для, скажем, 1994-го: икона, совесть нации, символическая фигура. За Солженицыным стоял журнал «Новый мир» и беспощадный русский реализм, за Сорокиным – журнал «Новое литературное обозрение» и бессмысленный русский постмодернизм. Свято место пусто не бывает, вакансия «ВПЗР» опасна, если не пуста.

Повторю исключительно для того, чтобы вызвать разлитие желчи у отдельных читателей: Сорокин – это Солженицын сегодня.

А потому все филиппики в адрес В.Г. – это симптомы литературной ситуации в целом. При этом, как уже сказано, отзывы о новой сорокинской прозе выдержаны, как правило, в скептическом тоне.

«Последнее, что я прочитал – это новый роман Сорокина, который лучше бы он сейчас не издавал. Он не обладает никакими признаками романа, кроме того, что может быть выставлен на соискание какой-нибудь премии», пишет Роман Лейбов, а Андрей Василевский меланхолично замечает: «"Манарага" как "Манарага", вполне конвенциональная проза, и более того – уже ранее читанная конвенциональная проза; премию получит». «То, что в день появления "Фиолетовых лебедей" интереснее было читать свежие посты в некоторых популярных телеграм-каналах, – неприятный знак», – добавляет Лев Оборин.

Наконец – как если бы было мало – совсем уж курьезная новость: на минувшей неделе молодежный сегмент твиттера якобы охватила эпидемия репостов цитаты из «Голубого сала» (про секс Хрущева со Сталиным). Школьники полагают, что это фанфик, и интересуются, остался ли автор жив после выхода книги.

Но ведь это всё не о Сорокине, а о литературе как она есть. О символическом банкротстве литпремий – и переизбытке романов, которые будто «под премию» и пишутся. О постепенной инфляции самого романного жанра – и торжестве жанров «низовых», народных. О том, что современный читатель еще может обойтись без вечерней порции Сорокина/Улицкой/Пелевина, а вот без ежевечерней порции фейсбука/телеграма – уже нет. О том, что, в конце концов, любой радикал рано или поздно превращается в ВПЗР и обманывает ваши литературно-критические надежды. А ВПЗР – это всегда козел отпущения, такова его национальная роль.

А кисет? С кисетом было трудненько, мил человек.

Автор: Сергей Оробий


Возврат к списку

Комментарии

26.11.2017 | Агрипина:
Так и не смогла расшифровать это Ваше ВПЗР
Комментировать
Написать отзыв
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке
Назад


Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке