комиссия-по-конопле.рф
Интернет-магазина onix-boox
Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Владимир Шаров: «Мне кажется, что пора убирать свалку, обрабатывать страну, обихаживать и превращать ее в райский сад»

Владимир Шаров: «Мне кажется, что пора убирать свалку, обрабатывать страну, обихаживать и превращать ее в райский сад» 10.09.2015

Владимир Шаров - писатель года по версии журнала GQ

GQ: Как по-вашему, для хорошего­ ­русского писателя обязательно ­наличие бороды?

ШАРОВ: Мой пример показывает, что никаких сомнений в этом нет. Хотя свою я приобрел отчасти случайно. В юности я был землекопом в археологической экспедиции в Каракумах и имел неосторожность взять с собой электробритву. Скоро выяснилось, что воткнуть ее можно только в бархан, и в Москву я вернулся с бородой. А поскольку привык по утрам видеть одно и то же бородатое лицо, решил ее ­оставить.

Вы к ней, выходит, приросли душой. Никогда не возникало желания расстаться?

Зачем же, в ней удобно, тепло. Это одежда, которая пошита именно на тебя. Правда, был в жизни моей бороды один трагический эпизод, который совершенно потряс мою супругу. Я проиграл эту самую бороду знакомому профессору из Воронежа в шахматы. Уговор был такой: или он не бреется месяц, или я сбриваю бороду. Я на третьем ходу сдуру подставил коня, он его взял, и дальше сопротивление стало бесполезным. Я побрился, но потом довольно быстро вернулся к исходному варианту.

Вы этот образ из каких соображений так тщательно поддерживаете?

У меня просто есть чувство вкуса.­ Если я занимаюсь литературой, должна быть и борода. Это называется дресс-код. Вообще мне трудно судить, но возможно, этот стереотип о писателе с бородой идет из староверческих представлений о том, что человек создан по образу и подобию божьему. А петровский указ, предусматривавший штрафы за ношение бороды, насильно переключил людей на образ Сатаны, Антихриста.

Сатана всегда гладко выбрит?

Все известные нам русские изображения Сатаны представляют его безбородым. Тем он и отличается. Можно про это не знать ничего, но существуют стереотипы, которым следуешь неосознанно.

Сильно ли отросла ваша борода за то время, что вы писали роман ­«Возвращение в Египет»?

Думаю, да – прошло шесть лет. А предыдущий роман я писал лет семь. За такое время меняется не только облик, меняется текст и твое отношение к нему. Садясь писать, я не строю никаких планов. Одно слово цепляет за собой другое, одно событие цепляет за собой следующее. Это как ходить по незнакомому городу без путеводителя. Не знаешь, что будет за углом, все внове, и это огромный кайф.

А кроме вашего личного удовольствия демиурга, зачем еще нужна сегодня литература?

Это единственное, что сохраняет жизнь такой, какой она была, – с бесконечной изменчивостью настроений, характеров, отношений. Это единственное, по чему можно реконструировать, как люди жили и понимали жизнь. Не по архивам, которые могут восстановить сведения о войнах, торговле, реформах государственного аппарата. Без литературы жизнь прожита, она ушла в песок, как вода. Литература, дневники, воспоминания помогают понять, как обычные люди смотрели на мир, чего хотели, чего больше всего боялись. 

В «Возвращении в Египет» практически все герои – это интеллектуальная элита: скульпторы, художники, ученые. Там мало где может протиснуться тот самый обычный человек.

Но жизнь, которой они живут, не жизнь элиты. Они существуют в обычных человеческих обстоятельствах. Вся их высоколобость проявляется в иронии, мягкости, большом понимании и всепрощении, без которых жить нельзя и без которых просто в петлю лезешь неизбежно. Я вообще считаю, что ирония – это то лекарство, у которого почти нет побочных эффектов. Она не от всего помогает и не от всего спасает, но, безусловно, смягчает и нравы, и человеческие ­отношения.

Вам достаточно для жизни писательских гонораров?

Нет, их почти никому не достаточно.

Вы не считаете, что писатель, чтобы его ничто не отвлекало, должен быть прежде всего богат?

Нет, не считаю. Когда-то я сдавал одну квартиру, которая мне от родителей досталась, и снимал другую, похуже, чтобы не мешать семье, когда стучал ночью на машинке. Этой степени комфорта мне достаточно. Я люблю кухни намного сильнее, чем рестораны. А это вещь существенно более дешевая, чем кабаки. Я воспитан на кухнях. Конечно, если бы у меня не было денег на еду или медпомощь, было бы тяжело, но такой проблемы, слава богу, нет.

Значит, литература не приносит ­вообще никаких доходов?

Я получил довольно большие премии и еще их до конца не истратил. За «Большую книгу» — около двух с половиной миллионов рублей. Это ­существенно больше гонораров.

А что в вашем представлении шик, раз ресторанов вы не любите?

Один мой приятель позвал меня в Охотск спускаться в конце сентября по горной реке две недели. Это мое представление о роскошной, шикарной жизни.

Расскажите, как проходит ваш писательский день.

Когда как. Если вещь дописана до середины, я могу начать работать взапой и почти не сплю. Могу встать в 4 утра или вовсе не ложусь. Если внезапно, уже в постели, мысль пришла – встаешь, даже не зажигая света, настучишь ее на машинке, иначе к утру забудешь. Тут нет никаких норм, правил и Кодекса законов о труде.

Все, кто живет с вами, ваши близкие, как-то оберегают ваш труд?

Нет, они страдают. Если начинаю печатать на машинке, я никому спать не даю. Вообще писатель – человек, которого чересчур много в любом помещении. Как правило, нервный и даже склочный. Вы не обольщайтесь, это перед вами сейчас экспортный вариант. Больше всего на нервы действует неопределенность: ты делаешь работу семь лет и только в самом конце поймешь, что ты сделал, – полное дерьмо или что-то стоящее. Нет никаких попутных радостей. Есть только бесконечная неуверенность в том, что ты пишешь. Даже когда сдаю рукопись в печать – волнение продолжается.

Звучит чудовищно. Когда вы успокаиваетесь в итоге – когда получаете книжку из типографии?

Это слабое утешение. Я привык быть непечатаемым. Привык, что эта работа само­достаточная, без публикаций, без читателей. Первые три романа были написаны еще при советской власти. Там были опасные по тем временам вещи. Я прятал их на всяких закрытых объектах, в том числе в Курчатовском институте, куда вообще никто не мог войти, – у меня был знакомый, очень близкий нашей семье физик.

Вы из семьи ученых?

Да, мама у меня физик, отец окончил биофак, занимался генетикой в 1930-х. Так что я представляю, что сейчас происходит в науке, и это меня пугает.

Что конкретно пугает?

Мне кажется, в течение 50 лет нас ждет жесткий переворот, который кардинально изменит человечество. Начнется совсем другая жизнь, к которой я бы никогда не смог приспособиться и к которой будет очень сложно приспособиться нашим детям. Как глубоко, безнадежно консервативный человек, я испытываю ужас.

Вы пессимист?

В смысле будущего – да.

Поэтому вы так часто в своих романах обращаетесь к прошлому? Это эскапизм такой?

Просто для осмысления мне нужно расстояние, дистанция. Ты совершенно по-разному видишь мир даже на протяжении одного дня. Вот вам пример: у людей однокамерный желудок, а, допустим, у коров двухкамерный. Они хавают траву на лугу, запихивают в один из отделов, а потом в тишине хлева отрыгивают обратно и по-настоящему пережевывают. Должно пройти время. Жизнь – это не то, что ты видишь глазами или слышишь ушами, а это то, что ты передумал и понял. Это совсем другой расклад.

Вы по образованию историк. Как, по-ваше­му, история способна чему-то научить тех людей, от которых что-то зависит?

Как я понимаю, люди, находящиеся у власти, совершенно по-другому смотрят на мир и живут совершенно по-другому, нежели обычные люди. Они живут абсолютно искусственной жизнью, отчасти детской, потому что лишены обычных забот. От этого власть приобретает игровой характер. Представьте себе, что вы посылаете конкретного человека на смерть. Это невозможно себе вообразить. А полководцы посылают недрогнувшей рукой тысячи, десятки тысяч, словно это оловянные солдатики. Считается, что при строительстве Петербурга погибло около 200 тысяч человек. А власть считает, что эти люди в противном случае прожили бы всего на 20–30 лет дольше, а город-то остался навсегда, и город замечательной красоты. В Библии есть история спасения народа и история спасения одной человеческой души. Мне как писателю интересна исключительно душа, а им интересна большая цифирь.

Ваш роман «Возвращение в Египет»  о вечных странниках. Не хотите ли вы сказать, что нам всем пора устранствовать отсюда?

Нет, наоборот, мне кажется, что пора убирать свалку, обрабатывать страну, обихаживать и превращать ее в райский сад. Я пишу о странниках, потому что русская история превратила огромное количество людей в перекати-поле – в беглецов, гонимых, преследуемых.

Вы сами любите куда-нибудь ездить?

Люблю ходить. Езжу много, но не люблю быстротечность. Мне нужно время, чтобы привыкнуть и приноровиться. Еще не люблю жару, мне нравится несезон. ­Хорошо отношусь к дождю, к ветру.

Источник: www.gq.ru


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

Юрий Сычёв: Всходы

Лауреат Третьей литературной премии «Лит-ра на скорую руку» в номинации "Лучший по мнению читателей".

Вечерело.
Василий присел на завалинку, закурил беломоринку и засмотрелся.
Сквозь земную твердь пробивались нежные ростки конопли...

читать далее...

Саша Донецкий: Водка «White Bear Cannabis»

Номинация на Третью литературную премию «Лит-ра на скорую руку».

Не сказать, что Бормотухин был законченным наркоманом или горьким пропойцей, любителем дебошей и публичных скандалов. Совсем нет. Иначе как бы он преподавал политологию в университете?

читать далее...

Международный конкурс юных чтецов

Литература в картинках

За решеткой Посмотреть полный размер

За решеткой

Есть в этом фото некоторая ирония. Грустная
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Писатели, которые вели себя с женщинами как настоящие негодяи

Писатели, которые вели себя с женщинами как настоящие негодяи

Как Экзюпери, Кафка и Хемингуэй превратили в катастрофу свою личную жизнь

Коварные женщины в жизни известных писателей

Коварные женщины в жизни известных писателей

Эти женщины хитростью нашли путь к сердцам великих и смогли удержать их подле себя. Им посвящали стихи и романы, из-за них напивались и впадали в депрессию, а они твердо шли к своей цели, поднимались по карьерной и социальной лестнице, меняли любовников, становились знаменитыми.

Русская феминистская поэзия: Заметки на полях

Русская феминистская поэзия: Заметки на полях

Современная феминистская поэзия на русском языке создаётся медленно и с трудом. Когда редакторы и критики задают вопрос, почему в России нет своей Элис Уокер или Нины Марии Донован, хочется ответить вопросом на вопрос: а это случайно не вы, полупрезрительно усмехаясь, выкидывали в мусорку «слишком бабские», «агрессивные», «непонятные», «странно для...

От любви до ненависти: громкие ссоры писателей

От любви до ненависти: громкие ссоры писателей

Вести себя как уличная шпана могут и вполне интеллигентные люди с хорошим образованием и отменными манерами, дай только повод. Мы решили вспомнить, кто из писателей ссорился со своими собратьями по перу и к чему это приводило. Истории нашлись весьма занятные!

Кто и зачем проводит книжные свопы

Кто и зачем проводит книжные свопы

Полки буккроссинга, где можно оставить нечитаемого Хайдеггера или забрать красивый альбом, открыты в парках и кафе Москвы. Появляются и свопы, где ненужная книга находит нового хозяина. Разговор с теми, кто их организовывает.

Литература в цифрах

от 50 тыс. до 2 млн экз.

тиражи детских книг издаваемых в советские времена  Источник

13

Количество детективов вошедших в список «Лучшие детективы 2017 года» Источник

10 %

Размер НДС на книги во Франции Источник

Прямая речь

Александр Гаврилов, Литературный критик:

Кстати, если вдруг кому интересно, в шорт-листе премии был интересный роман... Источник

Ольга Аминова, редактор Виктора Пелевина:

Это неправда! Это не так совершенно! Другое дело, что у Виктора Олеговича есть определенного рода требования, которые мы не можем не учитывать. Источник

Мнение В. Румянцева

Валерий Румянцев

И как их слово отзовётся?

Наши  дети  не  читают  современную  поэзию.  И  это  факт,  и  никуда  от  него  не  деться.  Споры  о  причинах  этого  не  смолкают  уже  много  лет.  Не  будем  ввязываться  в  спор,  а  просто  попробуем  понять,  насколько  интересна  современная  поэзия  той  части  молодёжи,  которая  ещё  с...

Почему нет нового Пушкина?

В литературной жизни есть много вопросов, которые одновременно волнуют и писателей, и читателей, и издателей, и литературоведов, и литературных критиков. И один из них - «Почему нет нового Пушкина?». Эту тему активно обсуждают литераторы и читатели, в том числе и в Интернете.

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Французский книжный социализм

В марте с писателем Ивановым съездили на Парижский книжный салон. Россию в этот раз выбрали почетным гостем. Ее стенд был огромен и многолюден. Институт перевода блестяще справился с задачей главного организатора. Но речь здесь пойдет не о русских изданиях.

Над пропастью

Пару месяцев назад в российском прокате почти никем не замеченный прошел отличный фильм «За пропастью во ржи». Это кино из разряда must-see для тех, кто упорно и самоотверженно пробивается к писательству. Я не специалист в биографии великого Сэлинджера, поэтому не буду судит...

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Полка (не та, другая)

Речь пойдёт не о сапрыкинской «Полке» (о ней ещё напишем), а о персональной. На полке стоит то, что время от времени перечитываешь. Но в этом и проблема: мы оказались в культуре, которая ориентирует не на перечитывание, а скорее на недочитывание – да и читают все разное (если хотите, назовите это «кризисом чтения»).

Хармс как звук

Вышел новый альбом Леонида Федорова «Постоянство веселья и грязи». Он сделан на тексты Даниила Хармса, и мы притворимся, что это повод для литературной колонки, хотя любой поклонник «АукцЫона» поймет уловку: нет музыканта менее «литературного», чем Федоров.

Интервью

Литературные мероприятия

Встречи с писателями

25 апр. Анна и Сергей Литвиновы

Авторы презентуют роман «Джульетта стреляет первой» и проведут автограф-сессию!

21 апр. Ольга Славникова

Встреча на тему «О чем писать?» - столкновение поколений, душевные муки и судьбы интеллигенции, проблемы взросления и старости. Ес...

21 апр. Лидия Сычева и Евгений Москвин

Встреча с Лидией Сычевой, пройдет в формате авторского чтения художественной прозы и активной беседы о книгах, творчестве и жизни ...

Книжные новинки

Новости книжных магазинов

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Дорогие книголюбы, мы ищем в свою команду профессионального и увлеченного менеджера отдела маркетинга. Может быть, это вы?

Книги, которые читают в культурной столице

Книги, которые читают в культурной столице

Санкт-Петербургский дом книги опубликовал рейтинг продаж книг. ТОП-10 книг художественной литературы ,  ТОП-10 книг бизнес литературы, ТОП-10 нау...

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Словари модных слов и языка интернета появятся в московских библиотеках

Словари модных слов и языка интернета появятся в московских библиотеках

«Словарь новейших иностранных слов», «Словарь поэтический иносказаний Пушкина», «Слитно? Раздельно? Через дефис?», «Этно...

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

Де-факто заведение прекратило работу еще год назад и оставалась только вывеска. Часть фондов была отправлена в Библиотеку иностранной...

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

Программа Библиотеки для молодёжи в этом году состоит из более чем 20 мероприятий и активностей. Все мероприятия будут беспла...

Новости издательств

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Сообщается, что издательство будет специализироваться на русской и переводной прозе, как современной, так и той, которая уже ...

Итоги работы издательства «МИФ» от Генерального директора Артёма Степанова

Итоги работы издательства «МИФ» от Генерального директора Артёма Степанова

Выручка издательства за прошлый год составила 1,3 млрд рублей (на 24 % больше, чем в 2016 г.), притом что компания полностью распр...

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

До знакомства с рукописью романа «Дорогая, я дома» мне вообще не приходилось слышать об её авторе Дмитрии Петровском (кстати, был такой поэт-футурист, его полный тёзка, но это к слову). Тем интереснее неожиданно находить в лонглисте такие жемчужины. Как вы уже...

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Назвать этот роман историческим не поворачивается язык. Перед нами метаистория – по Даниилу Андрееву – первичная плазма бытия, бесконечное сегодня, не позволяющее сознанию вырваться из текущего потока и возвыситься над ним, дабы обрести осмысление и ясность.

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Трансабсурд как свобода от абсурда и свиста? И на поле литературной критики подчас вскипают страсти. Провозглашаются неслыханные цели – например, преодолеть эпоху абсурда.

Рецензия на книгу «Заземление» Александра Мелихова

Рецензия на книгу «Заземление» Александра Мелихова

Надо сказать, что Мелихов один из немногих современных авторов (и из этих немногих определенно самый яркий), кто остается беззаветно предан психологической школе великой русской литературы. Читать Мелихова интересно не благодаря перипетиям изощренного сюжета и...

Детская литература

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Малоизвестная сказка «Одолеем Бармалея!» представлена в фонде Президентской библиотеки.

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Сообщается, что цель издательства - создавать книги, которые пробуждают любопытство, помогают найти свое призвание и просто позволят проводить больше времени вместе с ребенком.&nbs...

В РФ создадут серию мультфильмов по отечественной литературной классике

В РФ создадут серию мультфильмов по отечественной литературной классике

Министерство культуры и Министерство образования и науки РФ работают над экранизацией произведений русской литературы. Об этом во вторник сообщила директор департамента кинематографии Минкул...

Игорь Олейников получил самую престижную премию в области детской литературы в мире

Игорь Олейников получил самую престижную премию в области детской литературы в мире

Международный совет по детской книге объявил победителей на соискание Премии имени Ханса Кристиана Андерсена 2018 года, самой престижной премии в области детской литературы в мире. Им стал с...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить на бумагу горьким соусом истинной правды, чтобы найти в нем каплю самоуважения. далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял, не замечая,
Рядом два таджика что-то ели,
Черными еблищами качая
В такт колесам, едущим в туннеле.

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина
Международный конкурс юных чтецов