комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Роман Сенчин о своих взглядах на литературную жизнь, о личных книжных предпочтениях, а также о том, как возникла идея новой книги

Роман Сенчин о своих взглядах на литературную жизнь, о личных книжных предпочтениях, а также о том, как возникла идея новой книги 08.06.2018

– Сильно ли поменялась Ваша творческая и обыденная жизнь после недавнего переезда из Москвы в Екатеринбург?

– Сама жизнь поменялась, конечно, сильно. Новый город, новые знакомые, новая семья, наконец. Но на моих литературных занятиях этот переезд отразился не так серьезно, как я ожидал и чего боялся. Может быть, потому, что из Москвы, в которой прожил двадцать лет, я привез в Екатеринбург написанный на три четверти роман «Дождь в Париже» и почти год продолжал его дорабатывать. Наверное, это и спасло меня от кризиса. Параллельно писались рассказы «К мужу», «А папа?», «Шанс», «Аркаша», о которых редакторы и критики сказали, что это некий «новый Сенчин». Может, отчасти они и правы.

– Где и когда будут изданы или уже издались Ваши новые рассказы?

– Они опубликованы в журналах «Дружба народов», «Знамя», «Новый мир». Рассказ «К мужу» вошел в сборник «Постоянное напряжение».

– Не кажется ли Вам, что интерес к литературе в наши дни уменьшается. Все информационное пространство для одних «забивает» ТВ, а для других – социальные сети.

– Да так оно и есть. Рассуждать об этом уже бессмысленно. Чтением книг «заражаются» в детстве или в ранней юности и потом без этого не могут. Число «заразившихся» с каждым годом становится все меньше и меньше. Может быть, лет через пятьдесят книги будут читать единицы. Не исключено. Но все равно многие люди читают всякие паблики и тому подобное. Кстати, основа моего рассказа «А папа?» взята из паблика «Подслушано».

– И, тем не менее, число людей пишущих (или пытающихся писать) растет – конкурс в Литературный институт по-прежнему высок, постоянно открываются новые курсы литературного мастерства. Откуда у современного российского человека такая тяга к литературному творчеству?

Другие интервью Романа Сенчина

– Я думаю, что всегда люди хотели записать те события, которые с ними происходили, свои мысли. Стихи, пусть плохие, пишут очень многие в юности, да и в зрелом возрасте. Как-то фиксировать свою жизнь, свое сознание – это, по-моему, почти инстинкт. В прошлом и позапрошлом веках пишущих тоже было очень много. Вспомнить дневники, альбомы, записки… «История села Горюхина» – это не фантазия Пушкина – подобных историй были сотни и сотни.

Некоторые специалисты по литературе утверждают, что многие пишут ради славы или в надежде разбогатеть. Не уверен, что это так.

– Вы продолжаете заниматься литературной критикой? Если да, то какие яркие явления в литературе Вы бы отметили как профессиональный литератор?

– Критиком никогда себя не считал. Скорее, внимательный читатель. Еще в детстве записывал свои впечатления в тетрадку, потом на семинарах в Литературном институте предпочитал записывать отзывы о рассказах и повестях ребят, а не импровизировать. После института десять лет проработал в еженедельнике «Литературная Россия», где публиковал свои рецензии и иногда статьи о современной русской литературе. Было несколько публикаций и в других изданиях… Сейчас пишу меньше. Все-таки мне интереснее пытаться писать прозу.

Весной прошлого года при «Ридеро» был открыт мой импринт – небольшое издательство под названием «Выбор Сенчина». Не могу сказать, что дело пошло лихо и удачно, но там появилось десятка два книг прозы, публицистики, критики, драматургии. Советую заглянуть вот по этому адресу – https://beta.ridero.ru/l/senchin-choice/. Там и новые книги, и переиздания. Можно заказать бумажную книгу, а можно скачать электронную. Это те книги современной русской литературы, которые я рекомендую прочитать.

– Читаете ли Вы что-либо выходящее за рамки художественной литературы? Нон-фикшн, жанровая литература, биографии-мемуары?

– Разумеется. В основном так называемый нон-фикшн. Книги Басинского, Данилкина, Шаргунова, Прилепина, мемуары, написанные художественным языком… Вообще, думаю, проза все сильнее сливается с этакими мемуарами, человеческим документом. По крайней мере, я часто пытаюсь соединить эти жанры. «Дождь в Париже» тоже человеческий документ. Мой Андрей Топкин, по сути, реален, все происходящие с ним и вокруг него события были на самом деле.

Хотелось бы читать детективы, приключенческие романы, фантастику, но почти ничего сильного я давно, к сожалению, не видел. Лучшие книги в этих жанрах пишут те, кто умеет писать и реалистические вещи – Андрей Рубанов, Герман Садулаев, Анна Старобинец, Ольга Славникова.

– В романе «Дождь в Париже» – огромное количество информации – и исторической, и географической, и экономической. Все это Вы собирали по крупицам. Работа кропотливая, требующая и времени, и сил, но приносящая, по-видимому, весьма скромный доход, учитывая небольшую востребованность современного читателя в художественной литературе. Как же и на что Вы живете?

– Ну, как бы это пафосно ни звучало – пишу я не для денег. Конечно, радуюсь ощутимым гонорарам или премиям с финансовым наполнением, но понимаю, что больших денег я за свои книги не получу. На что живу – самому не совсем понятно. Падают зернышки по результатам литературной и окололитературной работы. Я их экономно клюю.

– У меня складывается такое впечатление, что Ваша проза главным образом не о тоске по утраченным возможностям, не о притеснении способных людей, не о поглощающих человека слабостях, а о безвозвратности и скоротечности времени. В ней есть что-то буддистское. Как Вы, родившийся в Туве, воспринимаете буддизм?

– Честно говоря, боюсь углубляться в религиозные учения. Читать священные книги – одно, а погружаться в них – другое. Поэтому о буддизме ничего определенного сказать не могу. Может быть, на какие-то черты моего характера, мировоззрения он повлиял, но сам я не замечаю или не хочу замечать этого… Да и Тува, по сути, не буддийский, не ламаистский край. В советское время ламаизм был из общества напрочь вытравлен, возрождение началось году в девяносто втором, перед приездом в республику Далай-Ламы. У меня про это есть кусок в романе… Ну так – люди живут, как могут. Кажется, без Будды в голове. Как и абсолютное большинство крещеных в православии – без Христа. Я, в общем-то, тоже такой…

– Поймут ли новые поколения Вашу прозу? Поколение наших с Вами детей, например, выросшее в совершенно другой атрибутике?

– Меня это не особо волнует. Я и сам уже не очень понимаю свою собственную прозу 1990-х. Иногда при переиздании старых вещей приходится выбрасывать какие-то детали, информационные сообщения, которые и мне, автору, спустя лет пятнадцать–двадцать ничего не говорят. Менять или чаще убирать стоимость денег в тот или иной момент. Но так уж я устроен, что реагирую в основном на происходящее сейчас. Об этом мне интересно писать, пытаться переложить горячую, колючую, почти бесформенную реальность в прозу… Роман «Дождь в Париже» особенный в том плане, что основная часть действия происходит в 1970-е – начале 2000-х. Мне тяжело писать даже о том, что было пять лет назад, так как реальность уже поменялась, а значит и психика, оценка того времени, о котором пишу. Но в этом романе нужно было углубиться в прошлое. Не скажу, что я абсолютно доволен результатом, но лучше сделать, наверное, не в состоянии.

– Фамилия Вашего главного героя Топкин больше имеет отношения к «топам» (знаковый представитель поколения) или к «топи»?

– Фамилию Топкин можно рассматривать как нарицательную, но на самом деле я выбрал ее для главного героя потому, что она старинная и распространенная среди староверов восточной части Эстонии, откуда как раз предки моего Андрея Топкина. Не люблю нарицательных фамилий, но они частенько оказываются у моих героев – Елтышевы, Чащин…

– Уверен, что у героев романа «Дождь в Париже» немало прототипов. Как они отнесутся к Вашему произведению? Не обидятся?

– Да, почти у всех персонажей есть прототипы. Выдумывать, создавать из ничего своих героев у меня не получается. Обидятся они или нет – трудно понять. Из опыта предыдущих вещей знаю, что иногда обижаются. Бывает, обижаются совсем не те, кого я представлял прототипом… В «Дожде в Париже» я вроде бы никого не вывожу в черном свете, никого не оскорбляю. Да и стопроцентного сходства нет. Это не документальная проза… Интересный момент – когда я дописывал книгу, прототип главного героя уехал из Тувы. И я на некоторое время оказался в этаком ступоре. Заканчивал уже без какого-то огня, маяка, что ли… Если бы он уехал раньше, когда я только начал работу над романом, я бы, наверное, бросил писать эту вещь… А ситуация с дождем и с Парижем – чисто моя. Несколько лет назад я на пять дней приехал в этот город на литературное мероприятие. У меня было две встречи, остальное время – свободное. Но постоянно шел дождь, было холодно, и я лежал на кровати в отеле и «прокручивал» свою жизнь. Это довольно страшно и тяжело – остаться один на один с самим собой. По телевизору шли передачи на неизвестных мне языках, в соцсетях я еще не обитал. Оставалось вспоминать, оценивать прожитые годы.

– И у Вас не было желания «поднять себя за шиворот» и выволочь на улицу, к людям, к достопримечательностям? В конце концов, дождь – это слабый повод, чтобы терять время в чужой стране. Или все-таки путешествие по собственной жизни важнее, чем осмотр исторических и культурных ценностей?

– Это желание было и у меня, и у моего героя. Мы оба ходили по Парижу несмотря на дождь и ледяной ветер. Вот только мало что видели – в голове продолжали прокручиваться события нашего прошлого. Это состояние очень сильное. Оно сильнее того, что видишь вокруг. Думаю, почти каждый такие дни переживал.

– В Вашем новом романе немало строк посвящено самодеятельным рок-группам 1990-х. Вы сами имеете отношение к музыке?

– Играть на музыкальных инструментах я не умею, поэтому приходится петь. Иногда пишутся тексты, и если встречаются музыканты, которым мои тексты близки, а мне близка их манера игры, то возникает группа. Так было в Кызыле в начале 1990-х, потом в Абакане и в Минусинске, где я жил; потом в Питере, в Москве, а теперь вот в Екатеринбурге. Группа «Черная лестница», которая появляется в романе, соединение двух кызылских рок-групп первой половины 1990-х. Интересное совпадение: когда я писал «Дождь в Париже», один из прототипов романа возник после двадцатилетнего перерыва в моей жизни, и мы сыграли с ним на нескольких концертах, записали альбом. Это иногда случается – пишешь про человека, который вроде бы далеко-далеко, канул для тебя в Лету, и вот он объявляется. Так было с прототипами повести «Ничего страшного», романа «Лед под ногами», еще некоторых вещей.

– «Дождь в Париже» – это больше портрет поколения или конкретного человека?

– Я боюсь обобщений, но тут получился некий портрет поколения. И главный герой, Андрей Топкин, типичный мой сверстник. Мы, нынешние сорокапятилетние, не очень активные, до сих пор какие-то пришибленные теми переменами, что случились на рубеже 1980-х и 1990-х, когда мы как раз переходили из юности во взрослую жизнь. Но с другой стороны, «Дождь в Париже», это история отдельно взятого человека.

– В новом романе Вы отлично показали, как современные криминальные структуры в альянсе с силовиками буквально одним «щелчком пальцев» расправляются с предпринимателями. Не сгущаете ли вы краски?

– Не могу согласиться, что я сделал это на отлично. В реальности все сложнее. Не в смысле запутанности схем, а в деталях. Я не экономист, не силовик, не предприниматель, поэтому адекватно написать не в состоянии… Краски я, кажется, не сгущаю. Бывает все трагичнее и страшнее, чем я написал.

– Допустим, наше поколение, родившиеся в начале 1970-х, разбито, если не считать тех, кто выбрался в банкиры и крупные политики. А вот новое – наши дети, которые взрослеют при стабильности, – их судьбы будут лучше?

– Мне часто задают этот вопрос. У меня две дочки, и я вроде бы должен иметь свое мнение, но я его не имею. Я заметил, что лет в семнадцать–двадцать люди куда природно, интуитивно умнее, сильнее, идейнее, чем в двадцать пять и дальше… Взрослея, человек встраивается – не всегда, но, как правило, – в предложенную схему, и не брыкается, не стремится что-то переделать, улучшить. Молодость – хорошее время, но она слишком быстро проходит.

– Вы сами человек деятельный, как относитесь к Андрею Топкину – принципиальному, но вялому мужику? Лично осуждаете его?

– Я не могу назвать себя деятельным. Большую часть времени я обитаю в своей норке. Прячусь от окружающего мира. Вообще литераторы, чаще всего, люди малообщительные, замкнутые. Они высунут нос из норки, что-то уловят в воздухе, возвращаются к письменному столу и пишут… Андрей Топкин хоть и вялый, но все-таки мужик. Из-за своей лени он становится установщиком стеклопакетов и работает им многие годы. Профессия опасная и сложная на самом-то деле. Я не имею права его осуждать. Наоборот, я его уважаю и кое в чем ему завидую.

Беседовал Владимир Гуга

Источник: Читаем вместе


Описание для анонса: 
Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

«Перед лицом смерти» Аркадий Аверченко

В этот день я был на поминальном обеде.

Стол был уставлен бутылками, тарелочками с колбасой, разложенной звездочками, и икрой, размазанной по тарелке так, чтобы ее казалось больше, чем на самом деле.

Ко мне подошла вдова, прижимая ко рту платок.

читать далее...

«Звёздочка» Владимир Пимонов

На первый взгляд, она эгоистка, собственница. "Моя ложка" (с чуднЫм углублением. вилку категорически отрицает), "мой нож" (самый маленький, с заостренным носиком - им удобно картошку чистить), "моя кружка" (синего цвета, пластиковая, ручка отломана), "моя миска" (небольшая, с темно-зеленым стандартным узором)....

читать далее...

Международный конкурс юных чтецов

Литература в картинках

Хорошая книга - броня от сердцеедов Посмотреть полный размер

Хорошая книга - броня от сердцеедов

Британские ученые выяснили - женщина не читающая дешевые любовные романы, реже становится жертвой сердцееда. Приучайте дочек к хорошей литературе ;)
Автор рисунка: Fernando Vicente. Источник
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Датское издание Berlingske: Чехов остается современным

Датское издание Berlingske: Чехов остается современным

Есть такая страна — Россия. На самой верхушке сидит царь, который ею правит. На самом дне прозябают крестьяне — бедные, грязные и голодные. Кроме того, в ней есть интеллигенция, ретроградски настроенная церковь и раздутый чиновничий аппарат. Есть и знать, наделенная массой привилегий.

Москва создает библиотеки будущего - современные медиацентры

Москва создает библиотеки будущего - современные медиацентры

«А разве сегодня кто-то ходит в библиотеки?» - задаются вопросом одни. «Никуда ходить не нужно, любую книгу можно скачать в интернете!» - заявляют другие. Но в библиотеке теперь не только выдают книжку на дом. За последние несколько лет в читальнях Москвы произошли колоссальные изменения.

О пользе народной цензуры

О пользе народной цензуры

Известный писатель и чтец собственных произведений Александр Цыпкин, приболел звездной вседозволенностью и позволил себе хамские высказывания в адрес женщин ("Страшные бабы" и т.д.) недостойные мужчины. Последствия не заставили себя долго ждать.

Резонансное интервью: Вопросы разработчику новых ФГОС по литературе

Резонансное интервью: Вопросы разработчику новых ФГОС по литературе

Минобрнауки выступило с предложением ввести новые стандарты по литературе. Программа понравилась не всем, многие словесники выступили против предложенный стандартов. Как выглядит ситуация с новыми стандартами по литературе с точки зрения их авторов, какие цели ставит реформа и что разработчики отвечают на возражения оппонентов – расск...

Александр Генис про цену оргазма и язык советского подсознания

Александр Генис про цену оргазма и язык советского подсознания

Любовь, а тем паче секс, в книге Сорокина «Тридцатая любовь Марины» происходит не в постели, а в языке. Этот парадокс не сразу заметен, потому что роман постоянно эволюционирует, меняя стилевую и жанровую природу и приспосабливаясь к ней.

Литература в цифрах

95 млн рублей

Размер налога НДС в год, который платит липецкая «Роспечать», вместо того чтобы направлять их на развитие предприятия. Источник

7

Количество пьес, которые дошли до нас сквозь века, из 123 написанных Софоклом Источник

Прямая речь

Алексей Иванов, писатель:

Я в конфликте с московской литературной тусовкой — я там никого не люблю, а точнее, всех терпеть не могу. Источник

Сергей Зинин, председатель Федеральной комиссии разработчиков ЕГЭ по литературе:

Потому что одни будут управлять обществом, а другие будут просто сырьем для его воспроизведения. Источник

Мнение В. Румянцева

Валерий Румянцев

Сон в зимнюю ночь

Интересный сон приснился мне сегодня. Будто нахожусь я в Москве возле Большого театра, где проходит Всероссийская  конференция писателей и читателей на тему «Есть ли будущее у русской литературы?». И самое интригующее, что в конце дня участники  должны голосов...

Народ и власть в поэзии сопротивления

Тему народа и власти в русской поэзии мы  встречаем у Г.Р. Державина и В.А. Жуковского, но с новой силой она «зазвучала»  в творчестве А.С. Пушкина. Не будем цитировать его многочисленные строки на эту  тему, - они хорошо известны. Лишь отм...

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Голый расчёт

Почти на каждой встрече с читателями Алексея Иванова спрашивают, можно ли прожить на писательские гонорары в России. Вопрос больной, особенно для начинающих авторов. Коммерческие расклады книжного рынка для большинства авторов – terra incognita. Предлагаю краткий путеводител...

Французский книжный социализм

В марте с писателем Ивановым съездили на Парижский книжный салон. Россию в этот раз выбрали почетным гостем. Ее стенд был огромен и многолюден. Институт перевода блестяще справился с задачей главного организатора. Но речь здесь пойдет не о русских изданиях.

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Критик в гриппе и вокруг него

Нужно было дождаться заложенного горла, слезящихся глаз, предательской слабости и ненависти ко всему окружающему, чтобы сесть за рецензию на новый роман Сальникова. Но он сам вдохновил на это, посвятив «Петровых» гриппу «и вокруг него». А Вл.Новиков когда-то учил, что сочинение о...

Анекдот, или Растворимая литература

Крепче меди? Выше пирамид? Из десяти книг Алкея до нас дошло только 500 строчек, из 123 пьес Софокла – лишь семь. Вергилий был главной древнеримской духовной скрепой, но Онегин помнил «из «Энеиды» два стиха», а мы уже помним только цитату про Вергилия.

Интервью

Литературные мероприятия

Редакция №1 издательства «ЭКСМО» снова проводит большую книжную распродажу «Счастье имеет вес»

Распродажа пройдет 23 и 24 июня на Даниловском рынке. Все книги можно будет купить по одной цене — 700 рублей за килогра...

Мастер-класс: От креативного письма к литературному творчеству

Мастер-класс по креативному письму для сотрудников московских библиотек, обслуживающих детское население.

Летние пешеходные экскурсии «Москва в поисках литературного героя»

Этим летом в Государственном музее истории российской литературы имени В.И. Даля подготовили пешеходные экскурсии п...

Встречи с писателями

19 июня. Алекс Дубас и Наринэ Абгарян

Публичные чтения проекта «17 страница». Алекс Дубас, известный теле — и радиоведущий, писатель и журналист, путешественник и шоуме...

Лекции Михаила Веллера в московских магазинах

Лекции состоятся 18, 19, 21 и 28 июня. Михаил Веллер представит свою книгу «Огонь и агония» и сопроводит выступления циклом л...

Книжные новинки

Новости книжных магазинов

Лучшие книги апреля по версии Литрес

Лучшие книги апреля по версии Литрес

Сообщается, что эти новинки апреля завоевали наибольшую популярность. В рейтинге представлены электронные книги, аудиокниги, Литрес: самиздат, Литрес: чтец.

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Дорогие книголюбы, мы ищем в свою команду профессионального и увлеченного менеджера отдела маркетинга. Может быть, это вы?

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Мастер-класс: От креативного письма к литературному творчеству

Мастер-класс: От креативного письма к литературному творчеству

Мастер-класс по креативному письму для сотрудников московских библиотек, обслуживающих детское население.

Всероссийский конкурс «Библиотекарь 2018 года»: приём заявок стартует 15 июня!

Всероссийский конкурс «Библиотекарь 2018 года»: приём заявок стартует 15 июня!

Конкурс проводится с целью сохранения высоких стандартов библиотечного дела, поощрения лидеров профессионального мастерства и моло...

«Летняя лаборатория чтения» в июне

«Летняя лаборатория чтения» в июне

Всё лето в Российской государственной детской библиотеке будет работать «Летняя творческая лаборатория чтения» - открыты...

Новости издательств

Издательство «ВРЕМЯ» объявило конкурс рецензий на свои книги

Издательство «ВРЕМЯ» объявило конкурс рецензий на свои книги

Рецензии не на все книги а на "премиальные". В качестве приза наборы книг издательства.

Редакция №1 издательства «ЭКСМО» снова проводит большую книжную распродажу «Счастье имеет вес»

Редакция №1 издательства «ЭКСМО» снова проводит большую книжную распродажу «Счастье имеет вес»

Распродажа пройдет 23 и 24 июня на Даниловском рынке. Все книги можно будет купить по одной цене — 700 рублей за килогра...

10 главных non-fiction новинок мая от Альпина Паблишер

10 главных non-fiction новинок мая от Альпина Паблишер

Издательство подготовило обзор самых интересных новинок мая: о воплощении мечты, шпионаже, блогерстве, больших деньгах и...

МИФу исполняется 13 лет

МИФу исполняется 13 лет

Издательство приглашает на праздник. Обещают всем подарки.

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу Ильи Фальковского «Володя, Вася и другие. Истории старых китайских интеллигентов, рассказанные ими самими»

Рецензия на книгу Ильи Фальковского «Володя, Вася и другие. Истории старых китайских интеллигентов, рассказанные ими самими»

«Володя, Вася и другие…» – книга в жанре устной истории, написанная преподавателем русского языка в первом в Китае частном университете. Автор записал рассказы пожилых китайцев, десятки лет изучающих и преподающих русский язык. Также в книгу включены его собст...

Рецензия на книгу «Формула свободы» Ирины Богатыревой

Рецензия на книгу «Формула свободы» Ирины Богатыревой

Хочу рассказать про текст для меня почти волшебный. Давно я не получал такого удовольствия от чтения текста, следя за тем, как меняется главный герой, обретая себя.

Рецензия на книгу «Время свинга» Зэди Смит

Рецензия на книгу «Время свинга» Зэди Смит

Да, это мощный и современный во всех отношениях роман. Все ищут героя. А героя нет. Потому что он сейчас не главное (а может и никогда им не был). Потому что мышление героями – ложь по отношению к современному моменту (да и самообман к тому же), вчерашний ден...

Рецензия на книгу «Театр семейных действий» Галины Климовой

Рецензия на книгу «Театр семейных действий» Галины Климовой

Эта книга вечное художество; и оно - не только о семье; сверхзадача этой книги гораздо шире. Книга - о жизни и смерти. Это почетные вечные темы; насущнее хлеба и насущнее неба (простите мне эту сверхклассическую рифму...) нет ничего на белом свете.

Детская литература

«Летняя лаборатория чтения» в июне

«Летняя лаборатория чтения» в июне

Всё лето в Российской государственной детской библиотеке будет работать «Летняя творческая лаборатория чтения» - открытые бесплатные литературные, литературно-познавательные и игро...

1 июня суперфиналисты «Живой классики» ждут вас на Красной площади

1 июня суперфиналисты «Живой классики» ждут вас на Красной площади

Лучшие юные чтецы всегда встречались на главной сцене самого важного книжного фестиваля страны в пушкинский день. Однако в этом году традиция будет нарушена: в связи с переносом дат «Красной...

ЕГЭ-2018: Разработчики КИМ об экзамене по литературе

ЕГЭ-2018: Разработчики КИМ об экзамене по литературе

Минимальный балл по данному предмету, ниже которого вузы не могут устанавливать проходной порог для абитуриентов, составляет 32 тестовых балла. Экзаменационная работа по литературе состоит и...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Брат» автор: гражданин Фильтрубазаров

Впервые он заступился за меня перед самой школой, когда мне было уже 7 лет. До этого он рассказывал мне, что на Луне живут непослушные дети, которые делают там всё, что хотят и о которых совсем позабыли уже их родители…

Ещё он кормил меня кислой вишней и говорил, что это очень полезно. А когда я морщился – он ржал, как конь. Постоянно отнимал у меня апельсины и конфеты из новогодних подарков и говорил, что маленьким это очень вредно. Раздавал щелбаны и пинки, стоя у меня за спиной, а когда я возмущался, то он съезжал с темы и говорил, что это не он, а «вон та толстая тётька…»

В общем, мой старший брат издевался надо мной, как хотел.

В то, предшествующее школе, лето мы своим ходом ездили к бабушке, на улице Красноармейской, на троллейбусе. Мою группу в детском саду уже расформировали, а на новые знакомства я шёл весьма неохотно в ту пору. Поэтому в детский сад меня решили не водить, а отправлять со старшим братом к бабке, которая жила в своём доме, в районе города, который весь был и занят частной застройкой.

далее...

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить на бумагу горьким соусом истинной правды, чтобы найти в нем каплю самоуважения. далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина
Международный конкурс юных чтецов