комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Роман Сенчин о своих взглядах на литературную жизнь, о личных книжных предпочтениях, а также о том, как возникла идея новой книги

Роман Сенчин о своих взглядах на литературную жизнь, о личных книжных предпочтениях, а также о том, как возникла идея новой книги 08.06.2018

– Сильно ли поменялась Ваша творческая и обыденная жизнь после недавнего переезда из Москвы в Екатеринбург?

– Сама жизнь поменялась, конечно, сильно. Новый город, новые знакомые, новая семья, наконец. Но на моих литературных занятиях этот переезд отразился не так серьезно, как я ожидал и чего боялся. Может быть, потому, что из Москвы, в которой прожил двадцать лет, я привез в Екатеринбург написанный на три четверти роман «Дождь в Париже» и почти год продолжал его дорабатывать. Наверное, это и спасло меня от кризиса. Параллельно писались рассказы «К мужу», «А папа?», «Шанс», «Аркаша», о которых редакторы и критики сказали, что это некий «новый Сенчин». Может, отчасти они и правы.

– Где и когда будут изданы или уже издались Ваши новые рассказы?

– Они опубликованы в журналах «Дружба народов», «Знамя», «Новый мир». Рассказ «К мужу» вошел в сборник «Постоянное напряжение».

– Не кажется ли Вам, что интерес к литературе в наши дни уменьшается. Все информационное пространство для одних «забивает» ТВ, а для других – социальные сети.

– Да так оно и есть. Рассуждать об этом уже бессмысленно. Чтением книг «заражаются» в детстве или в ранней юности и потом без этого не могут. Число «заразившихся» с каждым годом становится все меньше и меньше. Может быть, лет через пятьдесят книги будут читать единицы. Не исключено. Но все равно многие люди читают всякие паблики и тому подобное. Кстати, основа моего рассказа «А папа?» взята из паблика «Подслушано».

– И, тем не менее, число людей пишущих (или пытающихся писать) растет – конкурс в Литературный институт по-прежнему высок, постоянно открываются новые курсы литературного мастерства. Откуда у современного российского человека такая тяга к литературному творчеству?

Другие интервью Романа Сенчина

– Я думаю, что всегда люди хотели записать те события, которые с ними происходили, свои мысли. Стихи, пусть плохие, пишут очень многие в юности, да и в зрелом возрасте. Как-то фиксировать свою жизнь, свое сознание – это, по-моему, почти инстинкт. В прошлом и позапрошлом веках пишущих тоже было очень много. Вспомнить дневники, альбомы, записки… «История села Горюхина» – это не фантазия Пушкина – подобных историй были сотни и сотни.

Некоторые специалисты по литературе утверждают, что многие пишут ради славы или в надежде разбогатеть. Не уверен, что это так.

– Вы продолжаете заниматься литературной критикой? Если да, то какие яркие явления в литературе Вы бы отметили как профессиональный литератор?

– Критиком никогда себя не считал. Скорее, внимательный читатель. Еще в детстве записывал свои впечатления в тетрадку, потом на семинарах в Литературном институте предпочитал записывать отзывы о рассказах и повестях ребят, а не импровизировать. После института десять лет проработал в еженедельнике «Литературная Россия», где публиковал свои рецензии и иногда статьи о современной русской литературе. Было несколько публикаций и в других изданиях… Сейчас пишу меньше. Все-таки мне интереснее пытаться писать прозу.

Весной прошлого года при «Ридеро» был открыт мой импринт – небольшое издательство под названием «Выбор Сенчина». Не могу сказать, что дело пошло лихо и удачно, но там появилось десятка два книг прозы, публицистики, критики, драматургии. Советую заглянуть вот по этому адресу – https://beta.ridero.ru/l/senchin-choice/. Там и новые книги, и переиздания. Можно заказать бумажную книгу, а можно скачать электронную. Это те книги современной русской литературы, которые я рекомендую прочитать.

– Читаете ли Вы что-либо выходящее за рамки художественной литературы? Нон-фикшн, жанровая литература, биографии-мемуары?

– Разумеется. В основном так называемый нон-фикшн. Книги Басинского, Данилкина, Шаргунова, Прилепина, мемуары, написанные художественным языком… Вообще, думаю, проза все сильнее сливается с этакими мемуарами, человеческим документом. По крайней мере, я часто пытаюсь соединить эти жанры. «Дождь в Париже» тоже человеческий документ. Мой Андрей Топкин, по сути, реален, все происходящие с ним и вокруг него события были на самом деле.

Хотелось бы читать детективы, приключенческие романы, фантастику, но почти ничего сильного я давно, к сожалению, не видел. Лучшие книги в этих жанрах пишут те, кто умеет писать и реалистические вещи – Андрей Рубанов, Герман Садулаев, Анна Старобинец, Ольга Славникова.

– В романе «Дождь в Париже» – огромное количество информации – и исторической, и географической, и экономической. Все это Вы собирали по крупицам. Работа кропотливая, требующая и времени, и сил, но приносящая, по-видимому, весьма скромный доход, учитывая небольшую востребованность современного читателя в художественной литературе. Как же и на что Вы живете?

– Ну, как бы это пафосно ни звучало – пишу я не для денег. Конечно, радуюсь ощутимым гонорарам или премиям с финансовым наполнением, но понимаю, что больших денег я за свои книги не получу. На что живу – самому не совсем понятно. Падают зернышки по результатам литературной и окололитературной работы. Я их экономно клюю.

– У меня складывается такое впечатление, что Ваша проза главным образом не о тоске по утраченным возможностям, не о притеснении способных людей, не о поглощающих человека слабостях, а о безвозвратности и скоротечности времени. В ней есть что-то буддистское. Как Вы, родившийся в Туве, воспринимаете буддизм?

– Честно говоря, боюсь углубляться в религиозные учения. Читать священные книги – одно, а погружаться в них – другое. Поэтому о буддизме ничего определенного сказать не могу. Может быть, на какие-то черты моего характера, мировоззрения он повлиял, но сам я не замечаю или не хочу замечать этого… Да и Тува, по сути, не буддийский, не ламаистский край. В советское время ламаизм был из общества напрочь вытравлен, возрождение началось году в девяносто втором, перед приездом в республику Далай-Ламы. У меня про это есть кусок в романе… Ну так – люди живут, как могут. Кажется, без Будды в голове. Как и абсолютное большинство крещеных в православии – без Христа. Я, в общем-то, тоже такой…

– Поймут ли новые поколения Вашу прозу? Поколение наших с Вами детей, например, выросшее в совершенно другой атрибутике?

– Меня это не особо волнует. Я и сам уже не очень понимаю свою собственную прозу 1990-х. Иногда при переиздании старых вещей приходится выбрасывать какие-то детали, информационные сообщения, которые и мне, автору, спустя лет пятнадцать–двадцать ничего не говорят. Менять или чаще убирать стоимость денег в тот или иной момент. Но так уж я устроен, что реагирую в основном на происходящее сейчас. Об этом мне интересно писать, пытаться переложить горячую, колючую, почти бесформенную реальность в прозу… Роман «Дождь в Париже» особенный в том плане, что основная часть действия происходит в 1970-е – начале 2000-х. Мне тяжело писать даже о том, что было пять лет назад, так как реальность уже поменялась, а значит и психика, оценка того времени, о котором пишу. Но в этом романе нужно было углубиться в прошлое. Не скажу, что я абсолютно доволен результатом, но лучше сделать, наверное, не в состоянии.

– Фамилия Вашего главного героя Топкин больше имеет отношения к «топам» (знаковый представитель поколения) или к «топи»?

– Фамилию Топкин можно рассматривать как нарицательную, но на самом деле я выбрал ее для главного героя потому, что она старинная и распространенная среди староверов восточной части Эстонии, откуда как раз предки моего Андрея Топкина. Не люблю нарицательных фамилий, но они частенько оказываются у моих героев – Елтышевы, Чащин…

– Уверен, что у героев романа «Дождь в Париже» немало прототипов. Как они отнесутся к Вашему произведению? Не обидятся?

– Да, почти у всех персонажей есть прототипы. Выдумывать, создавать из ничего своих героев у меня не получается. Обидятся они или нет – трудно понять. Из опыта предыдущих вещей знаю, что иногда обижаются. Бывает, обижаются совсем не те, кого я представлял прототипом… В «Дожде в Париже» я вроде бы никого не вывожу в черном свете, никого не оскорбляю. Да и стопроцентного сходства нет. Это не документальная проза… Интересный момент – когда я дописывал книгу, прототип главного героя уехал из Тувы. И я на некоторое время оказался в этаком ступоре. Заканчивал уже без какого-то огня, маяка, что ли… Если бы он уехал раньше, когда я только начал работу над романом, я бы, наверное, бросил писать эту вещь… А ситуация с дождем и с Парижем – чисто моя. Несколько лет назад я на пять дней приехал в этот город на литературное мероприятие. У меня было две встречи, остальное время – свободное. Но постоянно шел дождь, было холодно, и я лежал на кровати в отеле и «прокручивал» свою жизнь. Это довольно страшно и тяжело – остаться один на один с самим собой. По телевизору шли передачи на неизвестных мне языках, в соцсетях я еще не обитал. Оставалось вспоминать, оценивать прожитые годы.

– И у Вас не было желания «поднять себя за шиворот» и выволочь на улицу, к людям, к достопримечательностям? В конце концов, дождь – это слабый повод, чтобы терять время в чужой стране. Или все-таки путешествие по собственной жизни важнее, чем осмотр исторических и культурных ценностей?

– Это желание было и у меня, и у моего героя. Мы оба ходили по Парижу несмотря на дождь и ледяной ветер. Вот только мало что видели – в голове продолжали прокручиваться события нашего прошлого. Это состояние очень сильное. Оно сильнее того, что видишь вокруг. Думаю, почти каждый такие дни переживал.

– В Вашем новом романе немало строк посвящено самодеятельным рок-группам 1990-х. Вы сами имеете отношение к музыке?

– Играть на музыкальных инструментах я не умею, поэтому приходится петь. Иногда пишутся тексты, и если встречаются музыканты, которым мои тексты близки, а мне близка их манера игры, то возникает группа. Так было в Кызыле в начале 1990-х, потом в Абакане и в Минусинске, где я жил; потом в Питере, в Москве, а теперь вот в Екатеринбурге. Группа «Черная лестница», которая появляется в романе, соединение двух кызылских рок-групп первой половины 1990-х. Интересное совпадение: когда я писал «Дождь в Париже», один из прототипов романа возник после двадцатилетнего перерыва в моей жизни, и мы сыграли с ним на нескольких концертах, записали альбом. Это иногда случается – пишешь про человека, который вроде бы далеко-далеко, канул для тебя в Лету, и вот он объявляется. Так было с прототипами повести «Ничего страшного», романа «Лед под ногами», еще некоторых вещей.

– «Дождь в Париже» – это больше портрет поколения или конкретного человека?

– Я боюсь обобщений, но тут получился некий портрет поколения. И главный герой, Андрей Топкин, типичный мой сверстник. Мы, нынешние сорокапятилетние, не очень активные, до сих пор какие-то пришибленные теми переменами, что случились на рубеже 1980-х и 1990-х, когда мы как раз переходили из юности во взрослую жизнь. Но с другой стороны, «Дождь в Париже», это история отдельно взятого человека.

– В новом романе Вы отлично показали, как современные криминальные структуры в альянсе с силовиками буквально одним «щелчком пальцев» расправляются с предпринимателями. Не сгущаете ли вы краски?

– Не могу согласиться, что я сделал это на отлично. В реальности все сложнее. Не в смысле запутанности схем, а в деталях. Я не экономист, не силовик, не предприниматель, поэтому адекватно написать не в состоянии… Краски я, кажется, не сгущаю. Бывает все трагичнее и страшнее, чем я написал.

– Допустим, наше поколение, родившиеся в начале 1970-х, разбито, если не считать тех, кто выбрался в банкиры и крупные политики. А вот новое – наши дети, которые взрослеют при стабильности, – их судьбы будут лучше?

– Мне часто задают этот вопрос. У меня две дочки, и я вроде бы должен иметь свое мнение, но я его не имею. Я заметил, что лет в семнадцать–двадцать люди куда природно, интуитивно умнее, сильнее, идейнее, чем в двадцать пять и дальше… Взрослея, человек встраивается – не всегда, но, как правило, – в предложенную схему, и не брыкается, не стремится что-то переделать, улучшить. Молодость – хорошее время, но она слишком быстро проходит.

– Вы сами человек деятельный, как относитесь к Андрею Топкину – принципиальному, но вялому мужику? Лично осуждаете его?

– Я не могу назвать себя деятельным. Большую часть времени я обитаю в своей норке. Прячусь от окружающего мира. Вообще литераторы, чаще всего, люди малообщительные, замкнутые. Они высунут нос из норки, что-то уловят в воздухе, возвращаются к письменному столу и пишут… Андрей Топкин хоть и вялый, но все-таки мужик. Из-за своей лени он становится установщиком стеклопакетов и работает им многие годы. Профессия опасная и сложная на самом-то деле. Я не имею права его осуждать. Наоборот, я его уважаю и кое в чем ему завидую.

Беседовал Владимир Гуга

Источник: Читаем вместе


Описание для анонса: 
Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Прямая речь

Борис Кузнецов, директор издательства «РОСМЭН»:

За прошедшие десять лет ситуация кардинально изменилась. Сейчас у нас есть отечественные бестселлеры. Есть книги, суммарные тиражи которых перевалили за сотни тысяч Источник

Алексей Варламов, ректор лит. института им. Горького:

Самое поразительное, что люди продолжают писать – и не просто продолжают, а идут к нам учиться Источник

Короткое чтиво на каждый день

«Дорога в ад, или Путешествие из Хабаровска в Биробиджан» Сергей Скляров

В летнюю субботу на Хабаровском автовокзале не протолкнуться. От касс, словно змеи, тянутся и извиваются очереди желающих уехать подальше от этого места, кто-то от жары, кто-то от дождей, от бешенных цен, от жены, от бандитов, от кредитов, от себя, от этих чертовых очередей. Вот и мне нужен билет до Биробиджана на 303-й автобус.

Народ Россеяныч Терпеливый: «Триумф на выдаче»

Победитель литературной премии «Инородная власть» посвященной увеличению пенсионного возраста и налогового бремени.
Двое мужчин лет за пятьдесят, ухоженных, в дорогих костюмах, ехали в этом лимузине. Один уже начинал лысеть другой еще нет. Оба были слегка на веселе. Что-то у них получилось, кого-то они объегорили, кого-то обманули. Впрочем, сами они относились...

Литература в картинках

Обложка французского издания «Шатуны» Юрия Мамлеева Посмотреть полный размер

Обложка французского издания «Шатуны» Юрия Мамлеева

По сообщениям СМИ Юрий Мамлеев скончался 25 октября 2015 года на 84 году жизни.
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Петрушка против диктатуры. Опередившая время советская детская литература 1960-х

Петрушка против диктатуры. Опередившая время советская детская литература 1960-х

Антиутопия, квир-романтика и гендерно нейтральный язык: специально для «Горького» Мария Елифёрова рассказывает про три забытых произведения советской детской литературы 1960-х, которые выглядят как современные.

Планета Айтматова: властитель простора

Планета Айтматова: властитель простора

Чингиз, в переводе, что с тюркского, что с казахского – «властитель». Впрочем, при имени Чингиза (а если произносить правильно, по-киргизски, то Чынгыза) Айтматова возникает прежде всего образ простора – бескрайнего пространства во всех его смыс...

Лингвист Леонид Иомдин: Микросинтаксис русского языка

Лингвист Леонид Иомдин: Микросинтаксис русского языка

Есть такое словечко — «все равно». Это не словечко, а пара слов. И вот оказывается, что этих «все равно» несколько и они по-русски очень разные. Давайте посмотрим на первое из них. Например: «Я все равно сижу дома, могу последить за ребенком». Э...

ЕГЭ по русскому языку: чья ошибка?

ЕГЭ по русскому языку: чья ошибка?

Министерство просвещения часто делает заявления о необходимости уходить от натаскивания на ЕГЭ, менять его процедуру, в обществе звучат громкие возгласы о необходимости отмены ЕГЭ… Однако параллельно всё новые и новые оценивающие процедуры (всер...

Сколько книг России нужно?

Сколько книг России нужно?

Книжный рынок в России в целом остается стабильным. Хотя общий тираж изданных книг в сравнении с 2017 годом сократился на 8, 3%, количество наименований осталось практически тем же: 116, 9 тыс. в 2018-м против 117, 4 тыс. в 2017-м. Издатели такж...

Литература в цифрах

1,3 млн

Общий тираж книг Дарьи Донцовой в 2017 году, в 2018 году - 1 млн. Источник

1915 год

Год, когда Владимир Маяковский вошел в семью Бриков. Источник

50 - 70 рублей

Цена брудершафта с Венедиктом Ерофеевым. Источник

Колонка Лидии Сычёвой

Лидия Сычёва

Лидия Сычёва – прозаик, публицист, главный редактор интернет-журнала «МОЛОКО» и сайта «Славянство – Форум славянских культур», лауреат международных и всероссийских литературных премий.

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Юлия Зайцева - продюсер писателя Алексея Иванова, директор Продюсерского центра «Июль»

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Сергей Оробий - критик, литературовед. Кандидат филологических наук, доцент Благовещенского государственного педагогического университета. Печатается в бумажных и электронных литературных журналах.

Колонка Сергея Морозова

Сергей Морозов

Сергей Морозов - литературный критик.

Мнения В. Румянцева

Валерий Румянцев

Лирические и юмористические стихи, басни, литературные пародии, сказки, статьи; реалистические, сатирические и фантастические рассказы Валерия Румянцева печатались в 180 изданиях РФ и за рубежом. Вышло 12 книг.

Записки старого ворчуна

Старик Лоринков

Ко всем текстам, представленным в данной колонке, приложил руку лично Старик Лоринков. Редакция допускает, что все изложенное в данной колонке, может быть литературным вымыслом. Но может и не быть.

Интервью

Литературные мероприятия

Конференция: «Книжная отрасль России: движение навстречу читателю»

Цель конференции: дать оценку текущему состоянию российского книжного рынка, уровню отраслевой бизнес-активности и ...

Книжный фестиваль для подростков состоится в Москве

23, 24 и 30 марта в Библиотеке №180 и Музее-библиотеке Н.Ф. Федорова в Москве пройдет книжный фестиваль для подростков «...

22 марта. Молодёжный поэтический слэм РГБМ: турнир регионов

Первый межрегиональный турнир Молодёжного литературного слэма РГБМ пройдет в рамках Всемирного дня поэзии ЮНЕСКО. В...

Встречи с писателями

20 марта. Михаил Веллер

Встреча с писателем Михаилом Веллером пройдет в рамках проекта «АРТ-Резиденция».

С 18 по 22 февр. Алексей Сальников

Алексей Сальников автор бестселлера «Петровы в гриппе и вокруг него» приедет в Москву и проведет встречи с читателями.

Книжные новинки

Рецензии на книги

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Август - 2018

По моей оценке на всю Россию, есть приблизительно 20 человек, которые непосредственно принимают решение о публикации книг новых авторов.

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Июль

Лимит не в авторах – а в бюджете. Это дорогое удовольствие, и эффект начинается от суммы порядка 6 миллионов

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Книжный фестиваль для подростков состоится в Москве

23, 24 и 30 марта в Библиотеке №180 и Музее-библиотеке Н.Ф. Федорова в Москве пройдет книжный фестиваль для по...

20 марта. Михаил Веллер

20 марта. Михаил Веллер

Встреча с писателем Михаилом Веллером пройдет в рамках проекта «АРТ-Резиденция».

Ульяновская областная научная библиотека имени В.И. Ленина запускает Международный конкурс #ПушкинLike: читаем Пушкина на языках народов мира

Ульяновская областная научная библиотека имени В.И. Ленина запускает Международный конкурс #ПушкинLike: читаем Пушкина на языках народов мира

Конкурс приурочен к 220-летию со дня рождения русского поэта Александра Сергеевича Пушкина и призван сплотить ...

20 дек. Круглый стол, посвященный 100-летию Александра Солженицына

20 дек. Круглый стол, посвященный 100-летию Александра Солженицына

Тема дискуссии – «Значение и влияние творческого наследия А.И. Солженицына».

Новости издательств

«Общество распространения полезных книг» подготовило репринт книги Уильяма Мак-Говерна о его тайном путешествии в Тибет

«Общество распространения полезных книг» подготовило репринт книги Уильяма Мак-Говерна о его тайном путешествии в Тибет

Книга повествует о том, как замаскировавшийся авантюрист вместе со своим слугой по имени Сатана проникают в закрытую для европейце...

Обзор ключевых новинок, которые выйдут в январе 2019 года в «Редакции Елены Шубиной»

Обзор ключевых новинок, которые выйдут в январе 2019 года в «Редакции Елены Шубиной»

А также планы на февраль 2019 года и воспоминания ноября 2018 года.

Издательство Clever запускает сеть партнерских магазинов

Издательство Clever запускает сеть партнерских магазинов

Специализирующееся на детских книгах издательство Clever планирует к 2022 году открыть 50 магазинов под своим брендом. Половину из...

Видео

Новости книжных магазинов

ЛитРес: С 13 по 20 марта скидка 20% на книги акции «О чём пишут женщины»

ЛитРес: С 13 по 20 марта скидка 20% на книги акции «О чём пишут женщины»

Скидка 20% будет действовать на книги лучших российских писательниц по промокоду wmwritersweek20.

ЛитРес подвел итоги 2018 года: Рекордные продажи аудиокниг, стремительный рост приложений и самиздата

ЛитРес подвел итоги 2018 года: Рекордные продажи аудиокниг, стремительный рост приложений и самиздата

Выручка ГК за год выросла на 48% по сравнению с годом ранее, при этом доходы флагманского сервиса ЛитРес от продаж ...

Wildberries продал книг на миллиард

Wildberries продал книг на миллиард

Один из крупнейших российских онлайн-ритейлеров, Wildberries, ранее специализировавшийся на торговле одежды, за про...

Книжный магазин «Все свободны» ищет новое помещение

Книжный магазин «Все свободны» ищет новое помещение

Питерский магазин «Все свободны» работает на Мойке, 28 только до 15 февраля.

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Конец всех сказок» автор Lexеич

Деда разбудили странные звуки, доносившиеся откуда-то со двора. Кряхтя и морщась, он сполз с топчана, сунул ноги в галоши с обрезанными задниками и поковылял к выходу.

Скребущие звуки доносились из открытой двери амбара. Дед, пригнувшись, вошёл туда. Ему открылся вид на монументальный зад бабки, обтянутый застиранной ситцевой...

далее...

«Пальцы» автор Катран

У Вити Кныша околела бабка. Жила себе старушка, не бздела, а тут – чпок – и загнула когти: мочевой пузырь по шву лопнул. Бабка рассол от помидоров сильно уважала. Третьего дня банку трехлитровую в один ебальничег морщинистый скушала и поехала на картошку двести километров без остановок. Там, посреди ботвы и колорадских жуков, в ...

далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял,...

далее...

Детская литература

Книжный фестиваль для подростков состоится в Москве

23, 24 и 30 марта в Библиотеке №180 и Музее-библиотеке Н.Ф. Федорова в Москве пройдет книжный фестиваль для подростков «Изобретение чтения». Вход на фестиваль свободный.

Названа лучшая тактильная книга для детей

Названа лучшая тактильная книга для детей

В Российской государственной детской библиотеке подвели итоги конкурса на лучшую тактильную книгу для детей с нарушением зрения и другими ограниченными возможностями здоровья.

Объявлены лауреаты конкурса «Книгуру»

Объявлены лауреаты конкурса «Книгуру»

В 2018 году в конкурсе приняли участие 708 авторов. Для Короткого списка эксперты отобрали 15 произведений, которые были выложены в свободном доступе на сайте конкурса kniguru.info. Кому достались призовые места – решили дети и подростки.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина