Интервью

Интервью Надежды Михайловой, гендиректора «Московского дома книги»

Интервью Надежды Михайловой, гендиректора «Московского дома книги» 01.06.2016

О том, что сейчас читают россияне, помогает ли книжной отрасли закрытие торрентов и почему электронные книги не заменят печатные издания.

Российский книжный рынок переживает непростое время: бумага дорожает, физические продажи книг стабильно падают, а в сети по-прежнему существуют сайты, где можно скачать пиратские версии изданий. Тем не менее, люди продолжают ходить в магазины и покупать книги. О том, что сейчас читают россияне, помогает ли книжной отрасли закрытие торрентов и почему электронные книги не заменят печатные издания в интервью РИА Новости рассказала гендиректор "Московского дома книги" Надежда Михайлова. Беседовал Антон Мещеряков.

— Президент Российского книжного союза Сергей Степашин в апреле заявил, что продажи книг в России в 2015 году выросли впервые за последние 25 лет. Это действительно так, в прошлом году продажи книг показали положительную динамику?

— Я бы сказала, что это не очень корректная информация. Степашин не указал, в денежном выражении выросли продажи или в экземплярах. У меня всегда подход к таким цифрам с точки зрения продаж в экземплярах, и с книгами это особенно важно. Ведь инфляция ведет к увеличению денежной массы на книжном рынке, но истинная картина заключается в том, купили ли люди больше книг.

В денежном выражении продажи чуть-чуть выросли, но это не отражает реальную ситуацию с продажами на рынке. Экземплярные продажи продолжают падать, в 2015 году снижение составило минимум 10%.

—  Когда в этом случае можно ожидать возобновления роста продаж книг?

— До тех пор, пока государство не будет озадачено проблемой книжного пространства России, этого не произойдет. Пока литература и книги будут вне культурного пространства России, книжный рынок продолжит сокращаться.

— Какие меры следует принять властям для поддержки рынка?

— На сегодняшний день к культуре относятся театр, кинематография, музыка, музеи. А литература, как это ни парадоксально, из всех законодательных инициатив по развитию культуры выпала. Россия, имея величайшее литературное наследие, сегодня литературу не относит к части культурного пространства. Изначальная проблема в стране — что литература рассматривается с точки зрения коммерции и бизнеса.

Прежде всего, рынок книг должен быть отнесен к культурной сфере. Тогда можно ожидать другого отношения со стороны властей, тогда могут возникнуть другие экономические условия для развития в том числе книжных магазинов. Именно в этом случае можно ожидать роста экземплярных продаж книг, любых — детских, учебных, научно-популярных и других. До этих пор книжное пространство будет сужаться. Сегодня оно на уровне катастрофы.

— Недавно Минэкономразвития предложило снять с магазинов, продающих печатные книги, торговый сбор. Как вы относитесь к этой инициативе?

— Идея по поддержке книжной отрасли не нова: два года назад Минэкономразвития получило поручение оказать финансовую помощь книжным магазинам, вместе с тем около года назад вступил в силу торговый сбор.

Главная проблема отрасли в том, что сегодня проблемами книжного рынка и книжного пространства системно никто не занимается. Министерство культуры курирует библиотеки, министерство связи выделяет минимальный бюджет Роспечати на развитие печатных СМИ, организацию книжных выставок, поддержку отдельных проектов издательств. Таким образом, получается, что распространение книг не входит в сферу компетенций ни одного из государственных ведомств. В связи с этим большинство инициатив по поддержке отрасли зачастую не реализуются на практике или не являются достаточными для развития книжного рынка.

—  Но если торговый сбор отменят, это поможет рынку?

— Любые инициативы и преференции всегда позитивны. Минимально отмена торгового сбора поможет отрасли, однако эта поддержка только для книжного пространства Москвы. Кроме того, поддержка будет ощутима, если отмена сбора будет частью системного подхода к проблемам отрасли, а если это разовая инициатива — она ничего не даст.

— Продолжают ли цены на бумагу влиять на отрасль, на продажи книг?

— Поскольку бумага связана с импортным производством, первое катастрофическое удорожание произошло в конце 2014 года, когда случилось первое падение курса рубля к доллару и евро. В 2015 году не было такого резкого скачка, но колебания рубля по-прежнему влияют на стоимость бумаги и повышают цену книг.

Второй фактор, который влияет на цену книги, — это тираж. Сегодня средний тираж в три тысячи экземпляров любой книги — хороший тираж. Чем больше тираж, тем дешевле книга. На данный момент тираж художественной, познавательной или политической книги — порядка одной-двух тысяч экземпляров. Но одна-две тысячи экземпляров на 146 миллионов человек населения — что за тираж? Эту книгу никто не увидит, не найдет и не прочитает. Разве что только в крупных городах-миллионниках, где есть книжные магазины. Вместе с тем сегодня в стране их вообще меньше тысячи.

Книга тиражом от пяти тысяч экземпляров может иметь приемлемую цену, а еще лучше, когда тираж превышает 10 тысяч. Тогда и цена падает, и для населения тираж не такой маленький.

— Экономический кризис как-то повлиял на предпочтения населения в выборе книг, жанров? Что вообще сейчас читает население?

— Потребление книг напрямую показывает срез общественных интересов на данный момент. Возникла сложная экономическая и политическая ситуация в стране и в мире, и сразу возник интерес к теме истории Крыма, взаимоотношений России и Крыма, к мировой экономике. Книги подобной тематики подскочили в продажах: за 2015 год покупательский спрос на литературу по истории и современному политическому устройству России увеличился на 66%. Значит, люди, которые глубоко занимаются этой проблемой, приходят в магазин и покупают эти книги. Кроме того, за 2016 год мы фиксируем рост продаж книги Карла Маркса "Капитал", за три месяца он достиг 33% годового объема продаж за 2015 год.

В последние годы в экземплярных продажах не падает детская и учебная литература.

Спросом также пользуются образовательная литература, и в кризис люди больше покупают литературы о менеджменте, об экономике, о том, как выживать в непростое время. Такая литература стала более востребованной, но это не миллионные продажи.

— А классическая литература популярна?

— Она не может не пользоваться популярностью, так как ее изучают в школе, это основной сегмент покупателей. Литература тесно связана с системой образования: там, где преподают интересно, ученики покупают и другие произведения этих авторов. Однако эта литература не приносит ощутимой прибыли.

—  Если говорить о системе школьного образования, на ваш взгляд, нужно ли пересматривать список обязательной литературы?

— Владимир Путин неоднократно говорил, что то, как преподается русский язык и литература на сегодняшний день, это катастрофа. Мне кажется, что систему образования в части русского языка и литературы необходимо менять. Дети не умеют выражать свои мысли еще и потому, что они не читают. У читающего ребенка развит язык, больше словарный запас, он более успешен в изучении всех предметов. Печатная книга развивает системность мышления, поэтому чтение и образование напрямую связаны.

— Есть ли у Московского дома книги стоп-лист книг, которые никогда не появятся на ваших полках?

— Такого списка нет. В своей деятельности мы руководствуемся сайтом прокуратуры, на котором размещен список запрещенных книг. Это закон, но какого-либо стоп-листа нет.

— Как экранизации книг влияют на продажи первоисточников или других книг авторов?

— Экранизации и продажи книг взаимосвязаны, любое упоминание о книге сопровождается повышением к ней интереса. Но я бы не говорила об этом с точки зрения коммерции, у людей пробуждается интерес — они идут и покупают. Например, так было после выхода фильма "Солнечный удар" с книгами Ивана Бунина, а также после показа сериала "Тихий Дон" с книгами Михаила Шолохова.

—  Традиционный вопрос: могут ли электронные и аудиокниги заменить печатные издания?

— Это абсолютно ошибочное убеждение, придуманное СМИ и чиновниками, которые отсылают к электронному формату, когда не хотят заниматься проблемой книжного рынка. Просто появилась еще одна возможность доступа к литературе, возник новый формат книги — электронный. Здесь не идет речи о вытеснении печатной версии.

В Европе в последние два-три года процентное соотношение между продажами печатных и электронных книг не меняется. В России немного другая ситуация, это связано с распространением пиратских сайтов. Тем не менее сейчас всего около 2% в продажах занимают электронные книги. В условиях, когда книжное пространство предельно сужено, говорить о серьезных показателях потребления электронного формата означает переводить стрелку с основной проблемы.

Однако в последнее время выросли продажи электронных книг, поскольку были закрыты пиратские сайты. Но люди все равно находят варианты вне легального формата.

Проблема в другом. Люди, которые читают печатные книги, берут электронный формат, когда им, например, нужно куда-то поехать. Это удобнее. Обратите внимание, за рубежом никого с электронной книгой вы не увидите.

— Говоря о пиратстве, такие меры, как закрытие торрентов, эффективны ли они и достаточны для борьбы с пиратством?

— Во-первых, недостаточны, а во-вторых — любые запретительные меры должны сопровождаться расширением легальных возможностей, чтобы у людей был выбор. Нужно развивать рынок таким образом, чтобы человек мог легально найти и приобрести не меньшее количество наименований книг, чем с помощью пиратских сайтов. Нельзя выхватывать проблему отдельно, везде нужен системный подход.

Источник: РИА Новости


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке