Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Лев Рубинштейн: Я думаю, что больше всего в девяностые было сделано именно в области культуры.

Лев Рубинштейн: Я думаю, что больше всего в девяностые было сделано именно в области культуры. 04.05.2016

Поэт Лев Рубинштейн, принявший участие в фестивале «Остров 90-х», рассказал о реваншистах, захвативших телевизор, ошибке культурных деятелей и отличии нашего времени от брежневского застоя.

– Я начну с непростого, как мне кажется, вопроса – с того, на чем журналист Роман Супер заканчивает интервью с вами. Вы говорите: «То, что в стране происходит, – огорчает. Я не могу от этого дистанцироваться сейчас. Потому что к [этому] я ощущаю свою причастность. Все, что сейчас произошло, произошло на моих глазах и, как мне кажется, при моем попустительстве. Мы все, кто пережили август 91-го года, расслабились. И мы допустили». О чем конкретно вы говорите – допустили в девяностых – что?

– Мы действительно расслабились. Многим из нас показалось, что все самое главное уже произошло, что свобода не имеет обратного хода. Нам казалось, что реванш невозможен, что общество ушло слишком далеко вперед, но мы оказались неправы. Получается так, что общество в своей массе пассивно: так есть сейчас, так было и тогда. Большая часть общества живет вообще без убеждений. Все, что сейчас происходит, сделало не общество: общество вообще ничего никогда не делает, всегда все делает какая-то небольшая часть активных людей. И в какой-то момент активными стали не мы, мы стали пассивными, активными стали другие люди.

– Кто?

– Назовем их реваншистами. Они стали на понятийном уровне восстанавливать идеи всего того, что мы всегда называли совком. Сейчас все происходящее и похоже, и не похоже на советские годы, которые я, к сожалению, помню очень хорошо. По общему эмоциональному фону похоже, по фактуре не похоже, потому что мы живем в другой технологической и информационной ситуации. В СССР, кроме самиздата и «Радио Свобода», вообще ничего и не было (правда, кто хотел, все равно информацию получал). Сейчас информация абсолютно доступна – особенно тем, кто хочет ее получить. Но большинство предпочитает сидеть у телевизора, и, видимо, так было и всегда. И вот эти люди (которых мы условно назвали реваншистами) захватили самое сильное информационное пространство – телевидение. Потому что у него, как оказалось, огромные суггестивные возможности, то есть возможности влиять. И они им пользуются абсолютно как захватчики. Я не разбрасываюсь такими словами, но я действительно серьезно считаю, что эти телевизионные акулы – настоящие преступники, потому что они занимаются совращением и развращением. И оказывается, что такое бессовестное вранье эффективно. Очень маленькая часть населения понимает, что это вранье. И вот это – для меня новость.

– Если с философской точки зрения говорить о нынешнем времени, о нынешней «стабильности» как некотором веществе, то какой состав у этого вещества?

– Если говорить на понятийном уровне, – а я ни про политику, ни про экономику говорить не умею, потому что это не моя область, – если говорить на уровне языка, то оно состоит из абсолютного тотального вранья и принципиального отсутствия причинно-следственных, логических связей. То есть нет причинно-следственной связи событий, есть только их последовательность. Такова логика, принятая в первобытных обществах: условно говоря, ветер дует, потому что деревья качаются. И тут так же. Оказывается, что у огромной части населения наличествует именно этот тип логики: они не умеют сопоставлять разные события, не видят связи того, что им становится хуже жить, с тем, за кого они голосуют. Например, допустим, они знают, что есть санкции, в которых виноват Запад, разумеется, но почему эти санкции есть – это никому уже неинтересно, неважно.

– Если логично искать корень этих сформировавшихся особенностей в девяностых, то какие ключи в том времени для понимания сегодняшней обстановки можно откопать?

– Если говорить о главной ошибке девяностых, то стоит говорить о том, что мы упустили. В девяностые годы так называемое образованное сообщество, иначе – культурное сообщество: люди, причастные к медиа, к написанию книжек, к спектаклям и так далее, они все, и я в том числе, конечно, замкнулись друг на друге. И проигнорировали такую важную социальную функцию, как просветительство: никто не говорил с людьми. Говорили в основном друг с другом.

– В этом узком кругу?

– Этот узкий круг тогда, конечно, стремительно расширился. Но, понимаете, я как автор сформировался в условиях советского андеграунда: я привык к тому, что своих читателей я, условно говоря, знал по именам. Когда я что-то напишу, мне интересно не то, сколько человек меня прочитали, а кто меня прочитал. Понимаете, мне важно – кто. И эта психология у меня осталась. Но, видимо, зря. Мы упустили, что масса людей вокруг остались вне нашего влияния, а, видимо, это главное.

– Что важного для понимания некоторых мостиков между тем временем и этим можно извлечь из культуры, из созданного в 90-е искусства, поколению людей, которые в те годы еще пешком под стол ходили?

– Я думаю, что больше всего в девяностые было сделано именно в области культуры. Может быть, я так говорю, потому что сам имею отношение к этому. Политически и социально образовательная сфера в девяностые, в общем, была провальной. По той же самой причине – из-за неумения разговаривать с людьми, которые говорят с тобой не на твоем языке. Что бы вашему поколению усвоить из тех лет? Мы говорили об этом только что – был круглый стол о роли критики, культурной журналистики. В этом плане в 90-е был настоящий подъем, это был опыт абсолютно свободного интеллектуального полета, который после советских лет ощущался очень ярко. Я даже думаю, что тогда в говорении о культуре было больше сделано, чем в самой культуре. Тогда было очень важно говорить об искусстве, потому что талантливый человек, говоривший об искусстве, говорил не только об искусстве, он говорил о жизни вообще. Когда меня начинающие критики спрашивают: какая главная черта человека, который хочет заниматься художественной критикой, я говорю, что мне как читателю интересно не то, что критик думает об этом конкретном спектакле или книге, а то, что он думает о театре вообще и о литературе вообще, и о жизни вообще. И так должно быть в каждом идеальном тексте. И тогда, в девяностые, это было.

– Но это говорение о культуре важно для чего?

– Искусство, строго говоря, ничему не учит. Я принципиально считаю, что воспитательной роли у искусства нет. Единственное, что оно может воспитать, это волю к свободе. А это очень много. Потому что искусство – оно не про то, что хорошо, а что плохо, что правильно, а что неправильно, оно про то, что человек рожден свободным и должен таковым быть, и за эту свободу должен, вообще-то говоря, бороться.

– Искусство девяностых воспитало волю к свободе?

– Как видим, далеко не у всех. Опять же я могу сравнить сегодняшнее время с советскими годами в силу поколенческих обстоятельств. Конечно, в этом смысле сейчас, даже сейчас, все намного лучше, чем было, например, в начале восьмидесятых. Тогда мы жили в ощущении полной катастрофы, почти что на кратере вулкана. И мы даже гордились, что способны существовать на краю этой черной дыры. Мне сейчас трудно описать наши ощущения – того, что вокруг нас происходило. Сегодня совершенно другая обстановка, естественно. Например, мы сейчас сидим и открыто об этом говорим, не на кухне, а в публичном пространстве, что тогда было невозможно.

– На днях на презентации своего нового фильма Леонид Парфенов сравнил сегодняшнее время с брежневским застоем. Что вы думаете по поводу этого сравнения?

– Нет, он тоже моложе, он об этом времени знает скорее документально. Сейчас никакой не застой. Застой был именно тогда, когда ничего не менялось десятилетиями. Знаете, какая тогда была любимая игра? Кто-нибудь приносил газету за прошлый или позапрошлый год, зачитывал какую-нибудь из нее заметочку, и всем предлагалось угадать за какой год газета – обычно это не удавалось сделать. Сейчас, слава богу, или – не слава богу, новостей много, понимаете. Одна страшнее другой. В брежневские годы было так: примерно за десять лет между разгромом «Пражской весны» и войной в Афганистане ничего не происходило. Две большие новости, а между ними ничего, только партийные съезды и что-то подобное – то, что моего круга никаким образом не касалось. Мы жили в каком-то совершенно безвоздушном пространстве. А сейчас время бурное, какой уж там застой.

«Хорошее слово «зачем» – никто же не задумывается над этим»

– По поводу вашего «регулярного письма» – текстов, написанных в «карточной» манере. Можно попросить вас о сегодняшнем времени сформулировать такой текст в четырех карточках?

– Нет, не получится. Для меня этот процесс – долгий и сложный, я не умею импровизировать. Что вы, каждая карточка, знаете, несколько дней пишется.

– Почему в середине девяностых вы перестаете писать в этой форме? Если, конечно, исключить всего лишь два текста, которые вы написали в нулевых.

– Сам по себе жанр картотеки перестал быть насущным для меня. Он в каком-то смысле стал декоративным, что меня не устраивало. Появились новые медийные возможности, появился компьютер, интернет. Раньше картотека для многих заменяла компьютер в какой-то мере. Гуманитарные люди в те годы пользовались карточками для разных нужд: учили с их помощью язык, например, кто-то писал диссертации и делал выписки, писал цитаты, библиографические ссылки на карточках. Карточка для гуманитарной интеллигенции была очень понятным и знакомым предметом. И тогда возникли мои картотеки: они были уже не как прикладные, а как сущностные. И, когда я стал осваивать компьютерные технологии….

– В середине девяностых?

– Более-менее, да. Я понял, что картотечная история, так сказать, закончилась. Правда, эта принципиальная фрагментарность, конечно, никуда не делась, это уже моя участь.

– Меня в этой «картотечной» истории удивило следующее – о ней в интервью «Медузе» вы говорите: «У меня с конца 1972-го до середины 1974-го был период экспериментаторства со способом бытования текста. То я писал тексты на винных этикетках, то на спичечных коробках. То мы с моим другом-фотографом гуляли по центру, заходили в глухие дворы, где я на глухой стене писал мелом какое-нибудь странное изречение, а он это фотографировал, и мы с ним делали фотоальбомы». Это ведь самый настоящий стрит-арт!

– Разумеется, только мы тогда не знали этого термина. 

– Вы помните, что и о чем вы писали тогда на стенах?

– Нет, не помню. 

– А почему не сохранилось?

– Многое не сохранилось из того, что я делал. В этом магазине (показывает на «Пиотровский» – прим. ред.) лежит книга моя толстая – «Большая картотека». Там собраны все мои тексты, начиная с 1974-го года. Составитель и редактор этой книги Андрей Курилкин, замечательный человек, он предложил мне это издание, говорит: «Я хочу максимально полное собрание». Я говорю, что полное собрание не получится, потому что многого у меня нет даже дома. И он тогда провел исследовательскую работу – списался или созвонился с разными людьми, у которых сохранились какие-то домашние архивы с моими карточками. Потому что я сочинял много мимолетных текстов, которые дарил кому-нибудь на день рождения, и после – про них немедленно забывал. И в эту книгу вошло нечто такое, про что я уже абсолютно забыл. Я к тому, что многое было потерянно.

– Зачем вам нужно было писать на стене? Чем именно эта форма вам была интересна?

– Это нужно было, для того чтобы поэтический текст не ограничивал сам себя на бумаге. Мы не публиковались, нас не публиковали, значит, надо было поэзию сделать художественным объектом, потому что эти машинописные листочки, которые собираются в папочки и лежат в столе, – ситуация ущербная. Писать на стене – это способ публикации, способ вот такого странного выхода из стола. 

– Чтобы это увидели.

– Даже необязательно. Чтобы я сам это увидел. Кстати, изначально картотека тоже началась со стремления из поэтического текста сделать художественный объект.

– Сегодня вы следите за тем, что делают уличные художники, которые работают в публичном пространстве с текстом?

– Специально нет, но иногда кое-что попадает в поле моего зрения. В основном они все анонимные. Кто это делает – я не знаю. Был такой период, когда на разных заборах, стенах – везде было написано слово «Зачем». Хорошее слово «зачем». Есть такие проклятые русские вопросы: «что делать?» и «кто виноват?», а тут – «зачем?» Отлично, никто же не задумывается над этим.

Источник: www.znak.com


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

Федора Яшина: Пути господни неисповедимы, или и ангелы порой засыпают…

Лукреция – она из тех самых, кого в народе называют конченой пьянью. Глаза её открыты и она медленно, с отвращением оглядывает свое жилище. В голову лезут разные мысли. Одна из них – самая настырная, - приходящая каждое утро, кажется Лукреции самой правильной и в тоже время наименее выполнимой. Эта мысль настолько её беспокоит, что она даже произносит ее вслух:
-Надо бросать это беспробудное пьянство, – в её голосе чувствуется усталость. - Зае... (замучалась) я уже.

читать далее...

Публикуйте свои рассказы и стихи на lit-ra.info

Прямая речь

Мари-Од Мюрай, детская писательница:

Я никогда не понимала, мальчик я или девочка. Да и сейчас не понимаю. Я была маленькой девочкой, а в голове — мальчиком. Потом юношей. Я так росла. Мне это не помешало выйти замуж и родить детей. И я так и не знаю, кто я. Источник

Сергей Морозов, критик:

Вообще эта ненароком оброненная Веркиным фраза «у людей денег много», наверное, и есть самое фантастическое в «ЧЯПе». Какие здесь могут быть «новые горизонты»? Самое время говорить о задержке развития. Источник

Интересное на сайте

Литература в картинках

Читайте между строк ;) Посмотреть полный размер

Читайте между строк ;)

Автора рисунка нам, к сожалению, выяснить не удалось. Источник: www.fucsia.co

Литература в цифрах

3-4 месяца

Срок в течении которого новая книга в мейнстриме считается новинкой Источник

От 2 месяцев до 2 лет

Столько времени проходит, в среднем, от момента получения редакцией рукописи до выхода книги Источник

1 308 500 экземпляров

Тираж книг Дарьи Донцовой в 2016 году согласно данным Российской книжной палаты. Источник

16 лет

Время на протяжении которого Борис Акунин читает только документальную прозу Источник

Lit-ra.info рекомендует

30-я, юбилейная Московская международная книжная выставка-ярмарка пройдет с 6 по 10 сентября 2017 года в павильоне №75 ВДНХ

Любопытное

25 советов о том, как быть писателем

25 советов о том, как быть писателем

Как утверждает журнал GQ - советы от настоящих писателей.

Сергей Шаргунов: Что есть основа нашей культуры

Сергей Шаргунов: Что есть основа нашей культуры

Часто можно услышать: нам якобы больше не нужны библиотеки — "наследие совка" — или нужно их максимально сократить. Неужели? А взамен? Да и книжные тоже не особо нужны. Ведь теперь будто бы все переходят на электронные носители.

Денис Драгунский об этнических штампах в советской литературе

Денис Драгунский об этнических штампах в советской литературе

Вообще-то это заслуживает особого исследования. Напр., образ еврея с 1920-х до 1970-х. Вначале это был положительный, даже героический персонаж, Левинсон в «Разгроме», Маргулиес во «Время, вперед!». Далее еврей практически исчез.

10 фактов с пресс-конференции Джорджа Р.Р.Мартина

10 фактов с пресс-конференции Джорджа Р.Р.Мартина

Задавать самые интересные вопросы главному фантазеру современности было запрещено. Но, кое-что выяснить удалось.

Колонка Сергея Морозова

Стругацкий для бедных

Стругацкий для бедных

(Сергей Морозов продолжает, начатый в предыдущей своей статье, разбор произведений, участвовавших в фантастической премии «Новые горизонты».)

В отличие от «ЧЯПа» Веркина роману Михаила Савеличева «Крик родившихся завтра» предъявить стандартный уже упрек «нет, сынок, это не фантастика!» на первый взгляд сложно. Формально стандарт соблюден. Тут тебе и альтернативная реальность, и мутанты, пардон, «дети патронажа».

Но книжка о глобальных проблемах человечества (вернее, кризисном этапе его эволюции) смотрится весьма архаично.

О чем не знал Джордж Мартин

В воскресенье завершился очередной сезон фантастической премии «Новые горизонты». Победу присудили Эдуарду  Веркину (повесть «ЧЯП»). В его чествовании принял участие один из самых известных современных писателей-фантастов Джордж Мартин. Понятно, что американец, текст Веркина не читал, положился целиком на решение жюри. Однако у нас в отличие от иноязычного Мартина возможность ознакомиться с повестью имеется, а значит, есть повод еще раз поговорить о премиальной литературе и фантастике.

Колонка Сергея Оробия

Книги не для всех

Книги не для всех

Нынче критик должен советовать книги адресно, определенным читательским аудиториям, и в конце пятистрочной рецензии обязательна пометка: «для всех», «для интеллектуалов», «для любителей поржать». Предлагаю другую шкалу оценки: «книга не для…»

Дети лейтенанта Шмидта

Как известно, если среди актеров распределяются все роли «Горя от ума», с таким составом можно сыграть весь театральный репертуар. Русская литература (которая и есть наше общее горе от ума) тоже предлагает устойчивый набор амплуа.

Идеальный сериал

На этой неделе все будут вспоминать Блумсдэй, хотя неделя куда богаче на литературные поводы. Есть о чем поговорить: 15 июня Бекки Шарп и Эмилия Седли покинули пансион мисс Пинкертон, 16-го Леопольд Блум отправился на долгую прогулку, а 17-го Печорин убил на дуэли Грушницкого.

Секта

Июнь богат на литературные даты, и главная среди них - пушкинская.

Интервью

Новости книжных магазинов

Книжный магазин «Подписные издания» расширил пространство

Книжный магазин «Подписные издания» расширил пространство

Теперь в «Подписных изданиях» два зала, два балкона, много мест для чтения и работы и одна любовь — книги. Приходите к ним в гости, они очень старались сделать ...

Лучшие книги июля

Лучшие книги июля

По версии ЛитРес – мегамаркета электронных книг №1 в России.

Торговый Дом «Библио-Глобус»: грядут Дни Книгочея!

Торговый Дом «Библио-Глобус»: грядут Дни Книгочея!

Только для держателей клубной карты в эти дни с 9.00 до 22.00 действует скидка 25%.

Литературные мероприятия

31 авг. Литературный клуб «Классики XXI века» и Чеховский культурный центр приглашают Вас на презентацию новых книг Виктора Есипова, посвященных Василию Аксёнову.

В вечере примут участие зав. редакцией современной прозы издательства «Эксмо» Ольга Аминова, редактор книги «Остров Личность» Валерия Ахметьева, ...

2 сент. Лекция Бориса Куприянова «Литература как насилие»

В 16:00. В рамках книжного фестиваля «Книжный Двор».

Еще мероприятия...

Встречи с писателями

5 сент. Видеоконференция с писателем Питером Хёгом

Во встрече также принимают участие: переводчик произведений Питера Хёга на русский язык, зав. скандинавской кафедрой Санкт-Петербургс...

31 авг. Литературный клуб «Классики XXI века» и Чеховский культурный центр приглашают Вас на презентацию новых книг Виктора Есипова, посвященных Василию Аксёнову.

В вечере примут участие зав. редакцией современной прозы издательства «Эксмо» Ольга Аминова, редактор книги «Остров Личность» Валерия...

6 сент. Евгений Водолазкин и Ксения Букша

В ходе встречи авторы представят сборник «В Питере жить», а также новую книгу Ксении Букши «Рамка» ответят на ваши вопросы и проведут...

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Библиотека для молодежи начинает сезон с открытия нового творческого пространства — Кабинета художника

Библиотека для молодежи начинает сезон с открытия нового творческого пространства — Кабинета художника

Кабинет художника станет местом для мастер-классов по созданию книжных иллюстраций, комиксов, реализации различного рода арт-проектов. У молодых худож...

5 сент. Видеоконференция с писателем Питером Хёгом

5 сент. Видеоконференция с писателем Питером Хёгом

Во встрече также принимают участие: переводчик произведений Питера Хёга на русский язык, зав. скандинавской кафедрой Санкт-Петербургского государствен...

В РГБ открыт доступ к базе данных научного цитирования Scopus

В РГБ открыт доступ к базе данных научного цитирования Scopus

В читальных залах РГБ открыт доступ к крупнейшей в мире базе данных научного цитирования Scopus издательской корпорации Elsevier. База данных содержит...

Библиотека № 76 им. М.Ю. Лермонтова открывает литературно-просветительский ЭЛ’Клуб для читателей 6-12 лет

Библиотека № 76 им. М.Ю. Лермонтова открывает литературно-просветительский ЭЛ’Клуб для читателей 6-12 лет

Клуб предназначен для всестороннего литературного и культурного развития детей в поддержку родителям и школе.

Новости издательств

Издательство Ивана Лимбаха: В августе у нас выйдет три новинки: проза, дневник и биография

Издательство Ивана Лимбаха: В августе у нас выйдет три новинки: проза, дневник и биография

Эрнан Ривера Летельер «Искусство воскрешения», Валерий Дымшиц «Из Венеции: Дневник временно местного», Патрик Барбье «Полина Виардо». Подробнее о книгах:

RIDERO: С 24 июля все электронные книги, читатели смогут купить не только в привычных интернет-магазинах, но и прямо на страничке книги в Ridero

RIDERO: С 24 июля все электронные книги, читатели смогут купить не только в привычных интернет-магазинах, но и прямо на страничке книги в Ridero

Весной сервис уже открыл прямые продажи бумажных книг с сайта Ridero, а теперь запускает продажи электронных книг!

«Просвещение» подало иск к издательству «Экзамен»

«Просвещение» подало иск к издательству «Экзамен»

Сумма требований составила 63,4 млн руб., сообщается, что спор будет рассмотрен в конце августа.

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Переход» Эндрю Миллера

Рецензия на книгу «Переход» Эндрю Миллера

Загадочность женщины выдумана поэтами. Прекрасная незнакомка, «то ли девочка, то ли видение» - эстетически привлекательный образ, широко растиражированный во многих текстах, превратившийся в нечто унылое и избитое. Инерция восприятия столь велика, что «Переход...

Рецензия на книгу «Белгравия» Джулиана Феллоуза

Рецензия на книгу «Белгравия» Джулиана Феллоуза

В Великобритании выход «Белгравии» Джулиана Феллоуза, создателя «Аббатства Даунтон», с самого начала был обставлен разнообразной мультимедийной «заманухой», в которой некоторые англоязычные критики разглядели долгожданный прорыв книгоиздательства в XXI век. Ка...

Рецензия на книгу «Пост сдал» Стивена Кинга

Рецензия на книгу «Пост сдал» Стивена Кинга

В основе «Поста» лежит очень важная и страшная тема — самоубийство. Мы никогда не задумываемся, что творится в душе у окружающих нас людей. Даже самые близкие, те, с кем мы живем под одной крышей, таят свою боль, помыслы, желания глубоко внутри себя.

Рецензия на книгу «Девушка, переставшая говорить» Тейге Трюде

Рецензия на книгу «Девушка, переставшая говорить» Тейге Трюде

События приводят нас в небольшую скандинавскую деревушку. В одном из домов обнаруживают убитую женщину, которая еще в подростковом возрасте перестала говорить. За пару лет до этого в этом же доме был зверски убит ее отец. Через неделю в соседском доме пропадае...

Детская литература

100 лучших новых книг для детей и подростков - 2017

100 лучших новых книг для детей и подростков - 2017

По версии Центральной городской детской библиотеки им А.П. Гайдара.

Библиотека № 76 им. М.Ю. Лермонтова открывает литературно-просветительский ЭЛ’Клуб для читателей 6-12 лет

Библиотека № 76 им. М.Ю. Лермонтова открывает литературно-просветительский ЭЛ’Клуб для читателей 6-12 лет

Клуб предназначен для всестороннего литературного и культурного развития детей в поддержку родителям и школе.

«В нашем лесу» Наталья Риттина

«В нашем лесу» Наталья Риттина

Злым волшебникам в сказке не место

Наши дети давно привыкли к изобилию эмоций. Они живут в калейдоскопе стремительных событий, ярких красок и громких звуков, где всё происходит здесь ...

Аудиокниги для школьников по произведениям русских классиков

Аудиокниги для школьников по произведениям русских классиков

Для учащихся 5–11-х классов портал «Культура.РФ» и фирма «Мелодия» подготовили подборки сочинений русских классиков в аудиоформате.

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Пальцы» автор Катран

У Вити Кныша околела бабка. Жила себе старушка, не бздела, а тут – чпок – и загнула когти: мочевой пузырь по шву лопнул. Бабка рассол от помидоров сильно уважала. Третьего дня банку трехлитровую в один ебальничег морщинистый скушала и поехала на картошку двести километров без остановок. Там, посреди ботвы и колорадских жуков, в самом расцвете старушечьих сил, можно сказать, и крякнула. Казалось бы, семьдесят три всего – в трамвае хоть с пяти утра на костылях фехтуй, скамейки под домом на вылет проперживай, а по выходным хрючево для внука кашеварь – не жизнь, а малина. И тут такая неприятность с косой… далее...

«Январь» автор Нематрос

Антон сделал музыку громче и выбросил бычок в окно. Погода была ясная и ветреная. «Мороз и солнце…», - процитировал он мысленно Пушкина и оперативно поднял стекло, пока ледяной воздух не наполнил салон. Виктор на заднем сиденье дегустировал пиво, а Валерий Робертович на переднем ковырял в носу. Валерием Робертовичем он был только по паспорту, а по жизни – Валера-Дрыщ. Впрочем, сопли свои он не растирал по салону, а аккуратно упаковывал во влажные салфетки  и скалдировал в бардачке. далее...

Доска объявлений

Новая рубрика! Условия публикации здесь

Ищете бета-ридера? Я тот, кто вам нужен!

Предлагаю писателям услуги бета-ридера. Стоимость - 1 а.л. = 400 р. Работаю по предоплате в 50% от полной стоимости. далее...

Отдам Пелевина и Рубину

С вас чашка кофе в кафе. Если Вы девушка - кофе с меня ;) далее...

Продам две монографии Лукова В.В.

Предотвращение террора «сверху» и «снизу» - тема двух монографий Лукова В.В. далее...

Государственный литературный музей ищет художника-графического дизайнера

Работа строго в офисе музея (метро Баррикадная) в указанное время. Удаленный доступ не рассматривается. далее...

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина