комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Интервью Алексея Иванова к выходу второго тома романа «Тобол»

Интервью Алексея Иванова к выходу второго тома романа «Тобол» 11.02.2018

«Тобол», огромный эпический роман Алексея Иванова о Сибири времен Петра Великого, завершен печатанием. Сошлись вольно раскинутые сюжетные линии. Страшен конец петровского ослушника, губернатора Матвея Гагарина. Как, впрочем, и судьбы верных драгун подполковника Бухгольца, ушедших воевать для державы златоносный оазис Яркенд (где нет золота). Вязь, сеть судеб раскольников и пленных шведов, новокрещенов-остяков и бухарских купцов раскинута на 800 страниц.

И движется сквозь сюжет самый прочный в море житейском корабль: седой архитектор и картограф, упрямый ругатель и одержимый созидатель, хранитель двухвекового предания Русской Сибири, зачарованный новейшими гаджетами, буссолью и астролябией, — Семен Ульяныч Ремезов.

Драйв и глубина в книге не мешают друг другу: автор как-то сумел.

По резким поворотам и притокам «Тобола» читатель пролетит сам. А о глубинных смыслах романа, вышедшего в «Редакции Елены Шубиной», которая 10 февраля отмечает свое десятилетие, «Новой газете» рассказал Алексей Иванов.

— Алексей, верно ли: главная тема «Тобола» — понимание истории России как протяженного «общего дела» поколений? И оттого в финале романа появляются Василий Татищев, будущий основатель уральской «горной державы», и Петр Чичагов, нанесший на карту бассейн Иртыша «по науке»?

Другие интервью Алексея Иванова

— Полагаю, что история любой страны — протяженное «общее дело» поколений. Но это идея скорее писателя Эдварда Резерфорда с его романами «Париж», «Лондон», «Нью-Йорк», «Ирландия» и так далее. Татищев и Чичагов появляются в «Тоболе», потому что они появляются в истории Тобольска и открывают новые этапы развития Сибири. «Тобол» я писал не как иллюстрацию некоей историософской концепции. «Тобол» был мне бесконечно интересен своим, так сказать, естественным постмодерном, когда на общей территории во взаимосвязанных делах встретились представители совершенно разных культур: русские, остяки и вогулы, китайцы, шведы, бухарцы и татары, джунгары. Причем русские — разные: служилые люди XVII века, петровские вояки и администраторы, фанатики-раскольники, вольные маргиналы и различные ссыльные. Такое сочетание «конфликтогенно» до предела. Учитывая своеобразие сибирских реалий, это «бомба сюжетов». Клад для писателя. А клад выкапывают просто потому, что он — сокровище. Образно говоря, «Тобол» многофункционален, и его главная идея — живая жизнь людей, а не умозрительная концепция истории.

— Между двумя томами «Тобола» вы в соавторстве с Юлией Зайцевой выпустили документальную книгу «Дебри», очерк «сибирской Конкисты» от Ермака до Петра. «Дебри» завершаются словами: «Сибирь… осознала в себе силу и славу главного достояния нации. …Она была вызовом, надеждой и спасением». Почему Сибирь — «главное достояние нации» все ж?

— В данном случае имелось в виду политическое и экономическое значение Сибири для страны.

Природные богатства Сибири обеспечивают суверенность России. Россия может позволить себе многое, потому что у нее есть огромный амбар с запасами — Сибирь.

Это и хорошо, и плохо. Например, наличие ресурсов подразумевает, что можно и не проводить модернизацию. Петр I, скажем, при всей ориентации на Европу не решился отменить крепостное право: у державы есть деньги от сибирской пушнины, и незачем освобождать мужиков для заведения мануфактур, чтобы давали экономике прибыль. Ресурсы — безусловно, и достояние, и спасение. Но в то же время и вызов: сумеем ли мы преодолеть инерцию своего богатства? Зачем нам малый бизнес, если государство получает прибыли от ЛУКОЙЛа, «Роснефти» и «Газпрома»? В США в конце XIX века государство раскалывало «Стандарт Ойл» на куски, чтобы расчистить место для мелких предпринимателей, а у нас «Роснефть» покупает «Башнефть».

Государство предпочитает доить слонов, а не коз. Это потому, что для слонов имеется сытное пастбище — Сибирь.

— Страшные страницы — суд сенаторов над Матвеем Гагариным, полная сдача собрата и родича, пытки, казнь, пирушка на месте казни. Эта зыбкость, неверность, легкое отступничество, крайняя жестокость — черты времени? Или места? И кто он для вас, губернатор Гагарин? Казнокрад? Созидатель? Рука державы в Сибири?

— Крайняя жестокость наказания — безусловно, черта деспотизма. А вот отступничество вельмож… Не думаю, что такое поведение элиты характерно только для эпохи Петра, когда царь казнил многих своих приближенных и даже сына. Пожалуй, элита всегда ведет себя подобным образом. Наверное, это такое вот беспощадное правило высшего эшелона. Противоречить царю для элиты неприемлемо. Это даже не малодушие, а корпоративная норма.

А князь Гагарин — фигура сложная. Но я говорю в первую очередь о Гагарине из романа.

Гагарин прогрессивен даже в своих преступлениях. Он создает из губернской администрации мафию, и это более прогрессивно, чем прежняя система кормления, потому что мафиозная структура повышает управляемость административного аппарата.

Гагарин — не банальный казнокрад. Он использует казну как банк, возвращая в нее средства, изъятые им как беспроцентный кредит для своего личного бизнеса. Конечно, такие «кредиты» незаконны. Однако даже беззакониями Гагарин перестраивает Сибирь из старинной воеводской в современную губернскую.

Гагарин щедр. Добродушен. У него широкие взгляды, он может понять человека из другого социального слоя, он легок на подъем. Гагарин, так сказать, осознает проблему культуры: он финансирует строительство кремля и крещение инородцев, он предлагает написать книгу о деяниях владыки Филофея и разрешает пленным шведам открыть школу. Гагарин старается сделать так, чтобы регион процветал (например, переводит слобожан в беломестные казаки), а правосудие торжествовало (помогает по челобитным) — если это не мешает его личным интересам. Но во имя личных интересов он может переступить какой угодно закон. Однако главная черта Гагарина — не корысть, а дерзость. Деньги для него — лишь материальный эквивалент успеха своего предприятия, а не самоцель. Поэтому с Гагариным дружит честный и самоотверженный митрополит Филофей. Он видит суть Гагарина. Помнится, Руаль Амундсен на вопрос: «Зачем люди стремятся достигнуть полюсов?» — ответил: «Потому что они существуют». И Гагарин руководствуется теми же соображениями. Он — пассионарий со всеми достоинствами и недостатками этого типа личности. Как и сам царь Петр.

— Вы упоминаете в «Дебрях» сыновей С.У. Ремезова. Но там нет ни слова о дочери. Маша и поручик Ваня, похожие на героев «Капитанской дочки», — «романные» герои? И отчаянная линия «Тобола» со спасением Вани из плена в обмен на кольчугу Ермака вами вымышлена?

— «Романная» семья Семена Ульяновича Ремезова полностью соответствует исторической. Известно, что сыновья Леонтий, Семен и Петр помогали отцу в художественных работах. А про дочь Марию, кроме факта ее существования, ничего неизвестно. Разумеется, характеры героев я выдумал, в том числе и характер самого Ремезова. Поручик Иван Демарин — лицо вымышленное. Фамилию «Демарин» я дал ему в честь офицера, который отважно оборонял от Пугачева Верхнеозерную крепость; об этом я писал в книге «Вилы». А разговор про «погоню» Ремезовых за кольчугой и обмен пленного мне придется начать издалека.

Одна из основных «линий напряжения» романа — отношения старого «архитектона» Ремезова и губернатора князя Гагарина. Это конфликт Поэта и Царя, то есть культуры и власти. Обычно под этим конфликтом понимается вопрос, быть ли культуре на содержании у власти? А если быть, то воспевать ей власть или критиковать ее? Такая постановка вопроса мне представляется профанной. Финансы и лизоблюдство — дело вкуса и договоренностей. А конфликт заключается в том, что культура и власть имеют собственные проекты развития общества. Чей проект адекватнее и перспективнее? Какой проект предпочесть?

В России традиционно два основных проекта развития: западнический и славянофильский. Сейчас мы их называем либеральным и патриотическим. Разумеется, я очень сильно обобщаю и упрощаю, но смысл понятен. В эпоху мощных государственных перемен власть в России предпочитала стратегию западничества. Так было при Петре I, при отмене крепостного права, в 1917 и 1991 годах. Власть «вестернизировала» страну (если уместно употреблять подобные термины применительно к XVIII и XIX векам).

В романе «вестернизацией» занимается губернатор Гагарин. Не зря же он так благосклонен к пленным шведам — они проводники нового формата. Гагарин переформатирует воеводскую Сибирь в губернскую. А оппонент Гагарина — Ремезов. Но оппонент, а не соперник. Они оба — за прогресс. Оба — за перемены к новому и разумному, хотя и Гагарин носит в Тобольске бороду, и Ремезов то и дело попрекает губернатора примером предыдущего воеводы (но это из стариковской вредности и общей ершистости характера). Однако Гагарин — сторонник, так сказать, глобализации: он навязывает новые нормы, не учитывая особенностей территории. А Ремезов — сторонник развития «по идентичности», то есть в первую очередь с учетом специфики региона. И спор двух «идеологов» разрешается состязанием проектов: кто доведет свой проект до конца, тот и докажет преимущество своей стратегии.

Проект Гагарина — война с джунгарами ради китайских караванов. Но война уничтожает традиционный бизнес бухарцев, которые занимаются в Сибири своим делом еще со времен Ивана Грозного. И хитроумный бухарец Касым рушит проект Гагарина; следствием этого краха становится казнь губернатора.

Глобализм не прошел. Сибирь — сложный регион, и сложность, которой Гагарин пренебрег, не позволяет ему осуществить свой план.

Проект Ремезова — спасение офицера Демарина из плена: обмен офицера на легендарную кольчугу. И Ремезов осуществляет свой проект, опираясь на идентичность, на знание всех тонкостей этнического, исторического и географического устройства Сибири. Ремезов умеет прочесть карту по иконе; он знает, как истолковать таинственный «аран Джучи» в степи; он догадывается о погоне, увидев белую верблюдицу; он избегает засады на традиционном броде степняков. Ремезов добивается успеха.

Глобализм и идентичность — Сцилла и Харибда российской истории. Идентичность побеждает почти всегда, но глобализм тоже способен выиграть, если умело использует свойства идентичности. Об этом я писал в книге «Вилы» на примере пугачевского бунта.

Обе эти стратегии работают и сейчас, ничего с ними не сделалось. Идентичность — не хорошо и не плохо, это данность. Внезапный поворот к СССР, который наметился в последние годы, — это победа идентичности. И движение в будущее не начнется, пока сторонники модернизации не научатся использовать идентичность в своих целях. Так, например, самолет летает именно потому, что использует силу земного притяжения (давление атмосферы, которое порождено гравитацией). Но идеологи модернизации чаще всего пренебрегают идентичностью, поэтому модернизационные проекты в России рассыпаются на ходу. Это печально, поскольку без реформ у нас останется только советская власть плюс фейсбучизация всей страны.

— Дочитывая «Тобол», думаешь: единственное надежное устройство для защиты и утепления жизни — семья. В книге — весь рой и выводок вокруг архитектона Ремезова. Вы согласны?

— Нет, не согласен. Вопрос «Кому доверять?» — из романа «Ненастье», а не из «Тобола». Все-таки надо учитывать, что в «Тоболе» я пишу о XVIII веке, а патриархальная семья Ремезова — вообще из XVII века. В те времена такие семьи были нормой. Но времена изменились, и не стоит норму одной эпохи механически переносить в другую. О кризисе современной семьи я писал в романе «Блуда и МУДО». Так что семья Ремезова — не идеал, воспетый мною на веки вечные, а реалия той эпохи, подобная кремневым ружьям или парусным судам. Но семья у Ремезова, конечно, прекрасна. И чем ныне заменить такую структурную основу общества, никому не известно.

— Важная и страшная тема «Тобола» — верования и их схватка в Сибири. «Болото» остяков. «Корабли» раскольников. Но и движение владыки Филофея вглубь края порождает, кажется, новую кровь. Почему так страшна таежная жизнь в романе? И много ль осталось в Сибири XXI века от «крестоносцев» империи?

— Жизнь в тайге всегда была очень трудной. Тайга всегда является некомфортной для человека экосистемой. Народы уходили в тайгу и тундру не по доброй воле, а оттесненные в борьбе за жизненное пространство более сильными соперниками, как онкилоны в «Земле Санникова». Суровость таежного бытия потрясла миссионера Григория Новицкого — реального, а не только романного, — и он в 1715 году написал книгу «Краткое описание о народе остяцком»: первый этнографический труд России. Русские переселенцы не хотели жить так, как живут таежные инородцы, поэтому не отняли у них тайгу и позволили им сохраниться до наших дней.

Борьба за веру, увы, всегда сопряжена с жертвами, даже если эти жертвы нежеланны. Раскольники искали в Сибири убежище, потому что в Сибири была возможность укрыться от властей, насаждающих никонианство. И первая гарь — массовое добровольное самосожжение — случилась на Тоболе, под городом Ялуторовском, в 1679 году. Об этом мы с Юлией Зайцевой писали в книге «Дебри». После той трагедии беглые соловецкие монахи совместили идею гари со сценарием «соловецкого сидения», и сложилась практика «огненных Кораблей» — ритуализированных гарей. Так что чудовищные «Корабли» раскольников порождены не суровой Сибирью, а непримиримостью борцов.

Обостренное религиозное противостояние давно уже в прошлом.

И сейчас в Сибири восторжествовало то отношение к верам, которое в романе обдумывает князь Пантила: «заповедник богов». Языческие боги «живут» на своих «канонических территориях», и православие, осуждая язычество, тем не менее не идет на него с «огнем и мечом».

А в обществе потребления идолы, шаманы и язычество — модный бренд, который содействует «символической капитализации» региона.

— Как складывается судьба сериала «Тобол»? Вы окончательно отказались от работы со съемочной группой и сняли имя из титров? Или все же продолжили ее? (Так утверждал продюсер Олег Урушев в интервью «Тюменским известиям» весной 2017-го.) Вы видели какую-то часть отснятого? Вы довольны?

— Я уже не интересуюсь делами проекта «Тобол». Оттуда я полностью вышел еще до начала съемок, не возвращался и не буду возвращаться, а фантазийные утверждения продюсера объясняются желанием сохранить хорошую мину при плохой игре.

Съемки завершены. Материал я не видел — нет желания смотреть. Свое имя с титров я снял: да, я написал сценарий к этому фильму, но режиссер изувечил его как бог черепаху, и я не хочу отвечать за художества режиссера. Ничего плохого я фильму не желаю, пусть пройдет с аншлагом, но это не моя история.

Я ничего не имею против режиссерского вмешательства в роман при экранизации. Режиссеру виднее, как лучше сделать. И при экранизации автор литературного первоисточника не несет ответственности за режиссерскую интерпретацию. Но «Тобол» — не экранизация моего романа, а фильм по моему сценарию. Роман я написал уже после того, как фильм был снят. Так что всякие заявления продюсера о том, что я недоволен режиссером потому, что тот сократил мой роман, — чистой воды демагогия.

На основе моего сценария режиссер решил сам написать новый сюжет, и вот с этой клюквенной драматургией я категорически не согласен. В общем, ситуация с этим фильмом классическая: «когда меня режут, я терплю, когда дополняют — становится нестерпимо». Историческая правда в этом режиссерском опусе испарилась, герои поменяли характеры и превратились в шаблоны, логика поступков взята с потолка.

Короче говоря, мне не нравится, когда Петр I обещает топить шведов в сортире. Пусть топит без меня.

Текст: Елена Дьякова

Источник: Новая газета


Описание для анонса: 
Комментировать

Возврат к списку

Комментарии

26.02.2018 | Шура:
Когда-то давно в 2000-х годах Иванов принимал участие в передаче "Школа злословия" очень он там был смешной и закомплексованный. Девушки его порвали. Попытался найти это видео в сети - оказалось его везде удалили. Не возможно найти. Неужели Иванов так застеснялся, что заставил всех подчистить тот срам?! Если кто знает, где посмотреть дайте, пожалуйста, ссылочку
Комментировать
Написать отзыв
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке
Назад


Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

«Звёздочка» Владимир Пимонов

На первый взгляд, она эгоистка, собственница. "Моя ложка" (с чуднЫм углублением. вилку категорически отрицает), "мой нож" (самый маленький, с заостренным носиком - им удобно картошку чистить), "моя кружка" (синего цвета, пластиковая, ручка отломана), "моя миска" (небольшая, с темно-зеленым стандартным узором)....

читать далее...

«Двое в одном» Антон Чехов

Не верьте этим иудам, хамелеонам! В наше время легче потерять веру, чем старую перчатку, - и я потерял!
Был вечер. Я ехал на конке. Мне, как лицу высокопоставленному, не подобает ездить на конке, но на этот раз я был в большой шубе и мог спрятаться в куний воротник. Да и дешевле, знаете... Несмотря на позднее...

читать далее...

Международный конкурс юных чтецов

Литература в картинках

Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Как Владимир Соловьев переписал мою книгу и выдал за свою, или, Как книжные издательства губят нашу литературу

Как Владимир Соловьев переписал мою книгу и выдал за свою, или, Как книжные издательства губят нашу литературу

О манипуляциях известного телеведущего и крупнейшего издательства страны с книгой Федоры Яшиной «Богоубийцы, или, Колдуй баба сказал дед доставая пистолет», и как подобные манипуляции сказываются на Литературе в целом. Материал публикуется без купюр.

Правительство собирается нас ебать, но мы от этого будем крепчать ;)

Правительство собирается нас ебать, но мы от этого будем крепчать ;)

Правительство России может увеличить НДС на книги с 10% до 18%. Утверждают, что премьер-министр Дмитрий Медведев говорил об этом на совещании с тремя российскими министерствами.

Президент издательства «Просвещение» Владимир Узун: Бумажные книги будут существовать еще долго

Президент издательства «Просвещение» Владимир Узун: Бумажные книги будут существовать еще долго

Электронные учебники в ближайшем будущем не вытеснят бумажные, эти форматы будут еще долго вместе существовать, так как решают разные задачи, считает президент.

Как устроен книжный рынок России

Как устроен книжный рынок России

Сложившийся книжный рынок России можно оценить в 60 млрд рублей без учета учебников. Учебники сознательно не включают в выборку, так как этот сегмент нельзя назвать рыночным на 100%. Указанная сумма – это все деньги всего книжного рынка России от производителей бумаги и типографий до авторов, издателей и книжных магазинов. В валютном ...

Литература в цифрах

5 лет

Срок по истечении которого, по планам господина Новикова, «Эксмо-АСТ» должно войти топ-10 европейских издательств. Источник

20

Количество книг, которое прочитывает ежемесячно литературный критик Сергей Морозов. В авральные периоды вдвое больше. Источник

Прямая речь

Юрий Буйда, писатель:

Литература – занятие адское. Можно ли к нему относиться спустя рукава? Можно. Источник

Елена Соковенина, главный редактор издательства «Эдвенчер Пресс»:

Если у издательства есть любовь к определённому жанру и оно не выпускает всё подряд, то найти свою аудиторию ему намного проще Источник

Мнение В. Румянцева

Валерий Румянцев

Уровень общественной мысли журнала «Новый мир»

«Новый мир» позиционирует себя не только как литературный журнал, но и как журнал «общественной мысли». Да, были  времена, когда это издание славилось высоким  уровнем общественной мысли и в публицистике, и в художественных текстах. А как же сегодня в «Новом мире» обсто...

Кандидаты в классики или?..

В последнюю  четверть века существенно изменилось «лицо» русской литературы, оно подурнело.  Отчасти это произошло под влиянием «постмодернизма», пришедшего к нам с Запада.  Многие наши литераторы в своём творчестве решили «догонять» Европу, хотя пик...

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Голый расчёт

Почти на каждой встрече с читателями Алексея Иванова спрашивают, можно ли прожить на писательские гонорары в России. Вопрос больной, особенно для начинающих авторов. Коммерческие расклады книжного рынка для большинства авторов – terra incognita. Предлагаю краткий путеводител...

Французский книжный социализм

В марте с писателем Ивановым съездили на Парижский книжный салон. Россию в этот раз выбрали почетным гостем. Ее стенд был огромен и многолюден. Институт перевода блестяще справился с задачей главного организатора. Но речь здесь пойдет не о русских изданиях.

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Бедные люди с топорами

В конце мая уместно вспомнить самую громкую пиар-акцию русской литературы под кодовым названием «Новый Гоголь явился!». Обстоятельства одних «фантастических суток» 1845 года хорошо известны: Достоевский прочитал Григоровичу роман, слушатель был «восхищен донельзя», тем же вечером...

Закопать Жанетту

Алексей Цветков выложил в открытый доступ новую книгу стихов. Ну, так все сейчас делают, и небезуспешно: за день, как признался автор, разошелся стандартный тираж поэтического сборника, «бумажной публикацией такого эффекта не добиться». Дело в другом. Книга называется «вместо пос...

Интервью

Литературные мероприятия

23 и 27 мая 2018 года в лектории павильона «Рабочий и колхозница» пройдут лекции цикла «125 лет с Маяковским»

Лекции посвящены судьбе, мифам, творчеству и типологии произведений прославленного поэта.   

Вторая издательская школа Франкфуртской книжной ярмарки и Музея современного искусства «Гараж»

Будут обсуждаться вопросы: как работает книжный дизайн и влияет ли дизайн на продажи книг — и если да, то как?

19 мая. Встреча из цикла «Как рождается слово: Встречи с переводчиками»

Гость — Вера Аркадьевна Мильчина, историк литературы, переводчик с французского, комментатор, ведущий научный сотрудник Института ...

Встречи с писателями

28 мая. Андрей Геласимов и Алексей Варламов

Встреча в рамках лектория «Fabula rasa». Тема: литературные премии – двигатель издательского процесса?

21-26 мая. Гузель Яхина в Москве

Гезель встретится с читателями в книжных магазинах и библиотеке

Книжные новинки

Новости книжных магазинов

Лучшие книги апреля по версии Литрес

Лучшие книги апреля по версии Литрес

Сообщается, что эти новинки апреля завоевали наибольшую популярность. В рейтинге представлены электронные книги, аудиокниги, Литрес: самиздат, Литрес: чтец.

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Дорогие книголюбы, мы ищем в свою команду профессионального и увлеченного менеджера отдела маркетинга. Может быть, это вы?

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Словари модных слов и языка интернета появятся в московских библиотеках

Словари модных слов и языка интернета появятся в московских библиотеках

«Словарь новейших иностранных слов», «Словарь поэтический иносказаний Пушкина», «Слитно? Раздельно? Через дефис?», «Этно...

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

Де-факто заведение прекратило работу еще год назад и оставалась только вывеска. Часть фондов была отправлена в Библиотеку иностранной...

Новости издательств

«Просвещение» выиграло у «Эксмо-Аст» 3,7 млрд рублей

«Просвещение» выиграло у «Эксмо-Аст» 3,7 млрд рублей

Приятная новость! «Просвещение» подало иск к «Вентана-граф»  (входит в группу «Эксмо-АСТ») в начале января 2018 года,...

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Сообщается, что издательство будет специализироваться на русской и переводной прозе, как современной, так и той, которая уже ...

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Время свинга» Зэди Смит

Рецензия на книгу «Время свинга» Зэди Смит

Да, это мощный и современный во всех отношениях роман. Все ищут героя. А героя нет. Потому что он сейчас не главное (а может и никогда им не был). Потому что мышление героями – ложь по отношению к современному моменту (да и самообман к тому же), вчерашний ден...

Рецензия на книгу «Театр семейных действий» Галины Климовой

Рецензия на книгу «Театр семейных действий» Галины Климовой

Эта книга вечное художество; и оно - не только о семье; сверхзадача этой книги гораздо шире. Книга - о жизни и смерти. Это почетные вечные темы; насущнее хлеба и насущнее неба (простите мне эту сверхклассическую рифму...) нет ничего на белом свете.

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

До знакомства с рукописью романа «Дорогая, я дома» мне вообще не приходилось слышать об её авторе Дмитрии Петровском (кстати, был такой поэт-футурист, его полный тёзка, но это к слову). Тем интереснее неожиданно находить в лонглисте такие жемчужины. Как вы уже...

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Назвать этот роман историческим не поворачивается язык. Перед нами метаистория – по Даниилу Андрееву – первичная плазма бытия, бесконечное сегодня, не позволяющее сознанию вырваться из текущего потока и возвыситься над ним, дабы обрести осмысление и ясность.

Детская литература

ЕГЭ-2018: Разработчики КИМ об экзамене по литературе

ЕГЭ-2018: Разработчики КИМ об экзамене по литературе

Минимальный балл по данному предмету, ниже которого вузы не могут устанавливать проходной порог для абитуриентов, составляет 32 тестовых балла. Экзаменационная работа по литературе состоит и...

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Малоизвестная сказка «Одолеем Бармалея!» представлена в фонде Президентской библиотеки.

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Сообщается, что цель издательства - создавать книги, которые пробуждают любопытство, помогают найти свое призвание и просто позволят проводить больше времени вместе с ребенком.&nbs...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить на бумагу горьким соусом истинной правды, чтобы найти в нем каплю самоуважения. далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял, не замечая,
Рядом два таджика что-то ели,
Черными еблищами качая
В такт колесам, едущим в туннеле.

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина
Международный конкурс юных чтецов