Интервью

Евгений Водолазкин: Роман — орудие дальнобойное

Евгений Водолазкин: Роман — орудие дальнобойное 09.03.2016

Автор нашумевшего романа «Лавр» Евгений Водолазкин представил новую книгу — «Авиатор». А накануне рассказал, почему современную русскую литературу вновь полюбили на Западе.

- Вы — член жюри литературной премии «Ясная Поляна», а значит, прочитали множество книг современных. Есть у вас представление, что собой представляет нынешняя российская литература?

Да, я читаю около ста романов в год. И хотя далеко не все из них вызывают оптимизм, я бы сказал так: роль литературы в нашей стране снова начинает расти. У нас есть очень хорошие писатели и очень хорошие романы, отличающиеся и глубиной, и метафизичностью. Я бы непременно отметил таких писателей, как Владимир Шаров, Леонид Юзефович, Александр Кабаков, Майя Кучерская, Захар Прилепин, Гузель Яхина, создающих достойнейшие тексты. Роман последней, кстати, я порекомендовал перевести моим английским издателям.

- На Западе интерес к нашей современной литературе все еще силен?

Другие интервью Евгения Водолазкина

Там вновь стали смотреть на нас с интересом, стали больше переводить по сравнению даже с тем, что было лет десять назад. О нас, в конце концов, вновь стали писать зарубежные критики.

- Какая русская литература интересна там более всего?

Во-первых, это остросюжетные и прекрасно написанные романы Бориса Акунина. Они, скажем, очень популярны в Финляндии и Англии. Хорошо переводят сейчас Людмилу Улицкую, рассказывающую о нашей современности. И Захара Прилепина с его «Обителью», потому что это даже не история, а книга о том, как человек выживает в условиях, выжить в которых, кажется, совершенно невозможно.

- Все эти книги — о нашем прошлом. Неужели писателям стала совсем не интересна современность?

О современности писать невероятно сложно. Роман — орудие дальнобойное, для него требуется дистанция, поэтому часто произведения о том или ином времени пишутся спустя десятилетия. Или, если использовать другую метафору, скажу так: публицистика используется для того, чтобы мерить температуру, в то время как роман ставит диагноз. И с этим нельзя торопиться.

- Что же тогда такое «актуальный роман»?

- Он может быть о чем угодно — о космосе, средних веках, острове Таити, но — он обязательно должен отвечать на запросы общества.

- И каков этот запрос сегодня?

- Сегодня общество хочет читать серьезную литературу вместо некогда популярных триллеров и «лавбургеров». То есть качество чтения улучшилось в разы. И это, несомненно, хороший знак.

- О чем ваш «Авиатор»?

- О человеке, который на несколько десятилетий был выключен из жизни. А когда герой приходит в себя, оказывается, что он ничего не помнит. Это такое распространенное начало фантастических романов и фильмов… Так вот. Герой, который мало что помнит, начинает записывать все, что всплывает в голове. И начинает писать — бессистемно, перескакивая из одного времени в другое, что и определяет структуру романа, более всего напоминающего мозаику, кусочки которой складываются постепенно в единое целое.

- Подобные скачки через десятилетия, а то и века, были ведь и в «Лавре». Вам нравится такое вольное отношение со временем?

- Мне хочется попробовать с ним совладать, понять, что это. Человек ведь, по определению моего учителя академика Дмитрия Сергеевича Лихачева, «заперт во времени», то есть, окажись он в другом историческом периоде, вряд ли сможет правильно понять, что происходит вокруг, потому что каждой эпохе присущ свой тип мышления.

- И чем же сегодняшний тип мышления отличается от того, что превалировал, например, в Средневековой Руси?

Тогда в центре жизни человека находился Бог, который сейчас оказался на периферии. А это ведь определяет всю систему поступков.

- Когда произошел этот перелом?

- Помните, Достоевский говорил о том, что «если Бога нет, то все позволено»? Вот, думаю, что в его время все это и случилось… Но ведь все движется по принципу маятника, и сейчас люди начинают заново открывать для себя те ценности, о которых давно забыли. Хорошо ли это? Да, потому что расширяет сознание, давая ему возможность выбора.

- И все же — мыслим мы иначе, как в том же XIX веке. Не мешает ли это нам правильно воспринимать книги Пушкина, Гоголя и иже с ними?

- Боюсь, что в полной мере понять всех этих авторов мы уже не сможем никогда. Точнее, сможем, но лишь приложив огромное количество усилий, необходимых для того, чтобы изучить множество книг той эпохи. Ведь чтобы правильно воспринять того же Пушкина, нужно прочитать не только его, но и Жуковского, Дмитриева, литературу XVIII века и древнерусскую литературу. То есть понять контекст. Но много ли желающих это сделать?

СПРАВКА

Евгений Водолазкин родился 21 февраля 1964 года в Киеве. Окончил филологический факультет КГУ им. Т. Г. Шевченко в 1986 году. В том же году поступил в аспирантуру Института русской литературы АН СССР (Пушкинский дом), в отдел древнерусской литературы, возглавляемый академиком Д. Лихачевым. Опубликованный в 2009 году роман «Соловьев и Ларионов» вошел в шорт-лист премии «Большая книга». Роман «Лавр», удостоенный этой премии в 2013-м, также получил премию «Ясная Поляна».

Источник: Вечерняя Москва


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке