комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Дмитрий Глуховский о творчестве, технологиях и товарище майоре

Дмитрий Глуховский о творчестве, технологиях и товарище майоре 25.04.2018

В мае в Театре Ермоловой состоится премьера «Текста» — спектакля Максима Диденко по роману Дмитрия Глуховского, спродюсированного Леонидом Роберманом. Егор Михайлов поговорил с Глуховским и Диденко о спектакле, технологиях и оптимизме.

— «Текст» — история про взаимоотношение человека и техники — мессенджеры, соцсети, СМС. Как у вас с этим, уже настроили себе VPN?

Дмитрий: Сегодня свежие новости — Роскомнадзор обещает запретить Facebook до конца года, не знаю, слышали ли вы или нет. Окрыленные успехом закрытия Telegram, они решили развить этот успех в правильном направлении. Все идет к вытеснению дискуссии в кухонное пространство. Вопрос в том, насколько все это эффективно делается. У всех моих знакомых ребят Telegram как работал, так и будет работать.

Это все проявление советского запретительного сознания — хотя они, наверное, вдохновляются примером китайских товарищей и думают, что смогут создать здесь герметичный подколпачный для ФСБ интернет, где при упоминании фамилии Путина служба безопасности или отдел «Э» получит немедленное уведомление и уже через пять минут окажется на месте преступления. Тенденция тревожная, но в отличие от Китая, где это все организовано и идеологизировано, у нас, как всегда, бардак, дезорганизация и абсолютное отсутствие каких-либо идеологий. Тупо прагматизм и желание оставаться у власти бесконечно под любыми предлогами, меняя идеологию и лепя из нее то, что подходит в данный момент.

Что-то меня унесло. В любом случае я думаю, что технологическое развитие является определяющим, и при любых обстоятельствах, когда технология сталкивается с политикой, технология политику перебарывает. И те общественные изменения, которые технология может привнести, начиная от подсечно-огневого земледелия и заканчивая VPN, неизбежно меняют политические режимы. Сейчас у нас в стране мы видим попытки создать то ли аргентинскую, то ли китайскую модель режима, но технологии все это так или иначе снесут, так же как рано или поздно наступят определенные изменения в Китае.

— То есть вы технологический оптимист?

Другие интервью Дмитрия Глуховского

Дмитрий: Трудно сказать, это зависит от настроения с утра. Сейчас был морковный фреш — и я технологический оптимист. Посмотрим, что будет после драников с лососем, которыми мы будем завтракать с Максимом в память о том, чем завтракал герой романа и театральной постановки «Текст».

Но вообще я не верю, что технологии нас уничтожат. Наше этическое развитие немножко не поспевает за нашим технологическим прогрессом, это понятно. Были случаи с изобретением пулемета и отравляющих газов, и в случае с ядерным оружием этика тоже немного отстала. Но в последнее время, как мне кажется, произошло определенное наверстывание и осознание той разрушительной мощи, которую имеют технологии. Поэтому никакой ядерной войны после ситуации в Сирии не случилось, и поэтому мы в обозримом будущем к апокалиптическому сценарию не придем.

Максим: Видите ли, оптимист я или пессимист, никакого к реальной действительности отношения не имеет. Факты того, как технологии меняют человека, достаточно нейтральны. Но я, например, предпочел бы встроить телефон в свой мозг, чтобы просто руки освободить. Это факт моего биологического существования, я должен быть все время на связи, мне хочется управлять телефоном с помощью голоса и чтобы он у меня был в виде микрочипа вставлен просто в мозг. Я думаю, что это будет очень удобно. И то, что при помощи этого устройства мною можно будет как-то манипулировать, меня почему-то не пугает. Потому что манипулировать мною можно и так при помощи телевидения. Я думаю, что у каждого жителя мегаполиса уже настолько мощная привязанность к этому устройству, что пессимист вы или оптимист — это просто факт вашей жизни. Я предпочитаю быть оптимистом, просто потому, что это как-то жизнерадостнее.

— А как телефон встроен в тело спектакля?

Максим: Телефон, в первую очередь, встроен в тело произведения и является его позвоночником. Как минимум 50% информации и повествования в спектакле передается при помощи телефона. Их на сцене физически присутствует четыре штуки, и все эти четыре телефона в онлайн-режиме снимают то, что происходит. Видео проецируется на разные плоскости, и возникает такой огромный полиэкран, внутри которого живут эти герои. Наверное, весь мир этого спектакля — это мир внутри телефона.

— А как вы вообще решились на такой спектакль, как вы к нему пришли?

Максим: Дело было так: я фолловер «Медузы» и читаю там все время новости. На «Медузе» у Галины Юзефович есть рубрика, где она рецензирует и рекомендует современные тексты, — и среди прочих я там обнаружил достаточно увлекательную рецензию на книгу Мити. Я ее мгновенно скачал, прочитал за три дня и понял, что хочу срочно сделать кино по этому произведению. Нашел Митю в Facebook и написал: «Привет, я вот такой чувачок, хочу снять кино». А он мне отвечает, что кино он уже продал другим большим и серьезным дядям, — а вот если театр? Я сказал: «А давай». Так все и было. А потом примерно через месяц или два мы созвонились. Митя сказал, что он даже не понял, что я за чувак, но театральная версия — это очень здорово, потому давай скорей. Потом я предлагал это в разные театры, никто не соглашался, а Леонид Роберман почему-то сказал, что готов со мной делать все что угодно. Я сказал, что хочу делать «Текст», и он очень быстро согласился, прочитав эту книгу, потому что это очень крутая книга.

Дмитрий: Сказать, что я не театрал, — значит, не сказать ничего, к сожалению. Сейчас, оказавшись вовлеченным в наш с Максимом проект, я понимаю, насколько мои представления о новом российском театре были неточными, устаревшими и никакого отношения к реальности не имевшими. Я ходил в театр Фоменко, который находится у меня под домом, в «Гоголь-центре» бывал пару раз на каких-то тусовках, но не понимал, какие интересные вещи происходят и в «Театр.doc», и у Серебренникова. Я очень много пропустил — огромный пласт, тем более что постоянно нахожусь в разъездах.

И вот я с ужасом и восхищением открываю для себя абсолютно упущенный мною живой и очень неформальный мир русского театра, хулиганский, очень смелый, в котором никакого запаха былой плесени и пыли нет. Давно открыты форточки, и все очень хорошо проветривается.

И вот Максим — как раз представитель нового поколения наших режиссеров, которые все это с ног на голову переворачивают. И они нашли совершенно новый язык общения со зрителем театра. Со зрителем, растленным и западным кино, и западной сериальной культурой, интернетом, ютьюбом и так далее. Оказывается, есть люди, которые на этом новом языке уже несколько лет со зрителем говорят. Для меня это большой и приятный сюрприз, который разжигает во мне жажду жизни и театральной деятельности.

За кино я слежу, а театр как-то выпадал. Я понимаю, как много нужно наверстывать и как приятно это будет делать. Я слышал про постановки Максима, не соотнося с именем режиссера. Я слышал и про «Хармс. Мыр», и про «Конармию» и собирался пойти — но просто потому, что я поклонник Хармса и поклонник Бабеля. И тут выясняется, что уже по всем моим любимым авторам он уже поставил спектакли. И когда я соотнес все это с тем человеком, который мне написал в Facebook, я сразу сказал: «Прости, я просто не разобрался и не сразу понял, кто ты».

В то время у меня было предложение от одного очень крупного кинопродюсера на экранизацию с очень мощным кинорежиссером, но, к сожалению, после многомесячного ожидания ничего там не сложилось. Сейчас процесс общения с режиссером возобновился. Но тогда все это привело нас к сотрудничеству с Максимом. И то, что я иногда вижу, — мне присылают видео, фотографии, я даже принимал участие в читке — это было очень необычно, интересно. Мне все это дико нравится, и я очень жалею, что раньше к этому никакого касательства не имел. Вот моя часть истории.

— А как шла работа с превращением книги в спектакль? Максим взял и все переделал?

Максим: Поскольку я до сих пор лелею мечту снять кино по этому произведению, я попросил Митю написать киносценарий. Митя написал, а я сейчас делаю его театральную версию. Но поскольку у меня на сцене семь видеокамер, включая четыре телефона, то так или иначе сам процесс создания спектакля очень похож на кинопроцесс, да и язык, которым я пользуюсь, сродни киноязыку. А как Митя это сделал — как ты перевел «Текст» в сценарий?

Дмитрий: Я просто умею писать сценарии — не очень хорошо, но технически знаю, как это делается. Было несколько челленджей, один из них заключался в том, что это текст, и недаром роман так называется. Потому что в смартфонах у нас преимущественно текстуальная коммуникация, за исключением распространяющейся тенденции записывать голосовые сообщения как на автоответчик. Фактически мы имеем дело с эпистолярным жанром. Главный вопрос был в том, как максимально это драматизировать, как это перевести из текста в драматические сцены, где живые люди говорили бы друг с другом.

Невозможно столько времени читать быстро сменяющиеся сообщения. В этом есть определенная магия, но ее нужно аккуратно, гомеопатически дозировать. Задача была развернуть это в другие средства способами телефонного общения. Ведь можно делать и видеосообщения, и голосом можно записывать, а еще телефон — это резервное хранилище нашей памяти или души: это и видеоархивы, и текстуальные архивы, и фото. Ведь все, что мы хотим запомнить, мы немедленно фотографируем. Я постарался вывести из текстового мессенджинга все в видеообмен, голосовой обмен, но сохранить при этом арки героев, взаимосвязь и тему.

Я человек, который всегда идет от темы к эмоциям. Мне было очень важно, чтобы темы не были потеряны за каким-то драматическим взаимодействием артистов. Не знаю, получилось или нет, Максим сказал, что нормально, но нормально ли — предстоит судить гораздо более жестоким людям, чем Максим, потому что Максим — добрый человек. А смотреть будут злые люди, критики, по крайней мере. Со мной они были всегда злые.

— Кто играет в спектакле? Как вам удалось заполучить в спектакль Меньшикова?

Дмитрий: Мы очень признательны Олегу Евгеньевичу, что он решился. Все-таки народный артист.

Максим: Я всякий раз, когда давал кому-то книгу почитать, именно в контексте того, чтобы ее перенести на сцену театра, всегда испытывал некие сомнения, и то, что Олег Евгеньевич согласился, дорогого стоит, спасибо ему. Он в спектакле играет сотрудника ФСБ Дениса Сергеевича.

Главную героиню играет Кристина Асмус, главного героя — Илья Маланин, восходящая русская кинозвезда, очень хороший артист и хороший человек. Мне с ним очень легко работать, если бы я снимал кино, — я бы его взял. Петра Хазина играет Артем Ткаченко на пару с Егором Харламовым. Даша Мельникова играет семь или восемь ролей, вообще все остальные артисты на самом деле играют по несколько ролей и без дела не сидят, даже если это эпизоды, то их очень много.

— А вы, Дмитрий, уже видели репетиции или прогоны?

Дмитрий: Я сегодня намереваюсь после нашего интервью кусочек репетиции посмотреть. Определенное волшебство в этом есть. Что-то между спиритическим сеансом и магией. Я раньше такого не видал, не говоря о том, чтобы в этом участие принимать. Это, конечно, искусство совершенно особенное, к моему не имеющее никакого отношения. Потому что про себя я думаю в большей степени как про инженера, может быть, шамана, а здесь речь идет именно об искусстве, самом настоящем и каком-то очень тонком, эфирном, почти неощутимом. Я все люблю проговаривать, вербализировать. А театр скорее к поэзии, чем к прозе, имеет отношение. Мне за этим очень интересно наблюдать, как за чем-то вполне доступным, но тем более завораживающим.

— А как драматически все устроено? Ведь 80% книги — это фактически один герой с чужим телефоном в руках?

Максим: Главный герой со сцены не уходит никогда. Митя так выстроил сюжет: вынул из него весь экшен и выстроил в такую цепь достаточно активных действий и перипетий, что герой никогда не остается на сцене один. Как минимум он находится под наблюдением людей, которые ходят в черной одежде и балаклавах: они все время ходят с камерами наблюдения и за всеми следят.

Дмитрий: И дрон еще есть?

Максим: Дрон поломался, как у «Почты России». Я вот ощущаю на себе пристальный взгляд какого-то невидимого существа, которое за мной следит. Это существо живет уже внутри меня, оно наблюдает, как бы я чего лишнего не сделал, не подумал, не сказал. Для меня это какая-то ужасающая часть русской реальности — возвращаясь к запрещению Telegram, — это бесформенное, безликое существо, которое за тобой следит и над тобой угрожающе нависает. Оно готово оскорбиться и оскорбленно карать тебя за что-то, что даже нелегко предположить.

— Это какой-то внешний карательный орган или это внутри вашей головы майор?

Дмитрий: Я не уверен, что он в звании майора.

Максим: Это и внешний реальный орган власти, и внутренний самоцензор, он един, как Господь, он и внутри, и снаружи — везде он. Может быть, его и не существует, может, мы все себе это воображаем, но, судя по делу «Седьмой студии», это вполне реально. Кстати, сегодня будет суд, вот часа через три. Это бесформенное и безлицее все чаще проявляет себя в реальности, пугает всех, меня в том числе.

— Дмитрий, а вы ощущаете на себе это бесформенное и безлицее?

Дмитрий: Я был в Лос-Анджелесе, зашел в магазин и купил браслет, сейчас молодежь такие носит. Я купил почему-то себе браслет с наручниками. Не потому, что я чувствую себя принадлежащим к рэп-культуре. Мне кажется, что это такой русский талисман от того, от чего нельзя зарекаться, такой оберег: лучше ты сам купишь себе эти наручники и будешь носить, чем выжидать, пока на тебя наденет их кто-нибудь другой.

Здесь есть определенная двойственность: когда ты в Москве или любом другом российском городе, ты думаешь: брось, жизнь продолжается, обычных граждан она не затронет, а уж со мной точно не произойдет то, что произошло с Серебренниковым, с Улюкаевым, с Политковской или Немцовым. Кому я нужен, простой советский гражданин? Ну камеры в Москве, сто тридцать тысяч камер, они могут человека опознать и соотнести его с профилем в соцсетях. У меня даже есть знакомые, которые все эти камеры снабжают программным обеспечением, это они и делали так, чтобы любого человека можно было по лицу узнать, — это работает, уже каких-то людей в розыске нашли.

В повседневной частной жизни на тебя это никак не повлияет, но это все есть. И количество людей, усаженных в прошлом году, и количество людей, преследуемых по уголовным делам, связанным с репостами в сети «ВКонтакте», исчисляется сотнями. 700–800 в прошлом году было, кажется. Преследования деятелей искусства по финансовым соображениям — не за политику и не за художественные же высказывания их преследовать — имеются.

И да, это в любой момент может произойти с каждым. Это может произойти не только с человеком, к системе нелояльным, но и с человеком, к системе лояльным. К счастью, в эпоху телевидения и массмедиа нет необходимости в подлинно массовых репрессиях, потому что телевидение обладает свойством увеличительного стекла, которое наводится на отдельное уголовное дело. И при помощи одного показательного процесса в отношении Кирилла Серебренникова запугивается вся художественная элита, приводится к некой политической присяге в верности. При помощи одного дела министра экономразвития приводится к присяге вся политическая элита, при помощи дела в отношении директора ФСИН приводится к присяге и силовая элита тоже. Всем напоминается их место, и своих они гложут и грызут ничуть не меньше, чем не своих.

У нас в прошлом году был выдан миллион разрешений на прослушивание телефона в стране. Кто этот миллион людей? Кого слушают? Политических активистов в лучшем случае десятки тысяч. Бизнесменов? Так скоро и бизнесменов не останется.

Разумеется, все это есть. Пока это носит перестраховочный характер для власти, она заранее развязывает себе руки, закатывает рукава и уже снимает часы, чтобы ничем себя не сдерживать в случае прямого столкновения. Но вся эта жестикуляция очень заметна, и очевидно, что вектор неправильный. Ехали поездом «Восточный экспресс», а потом выяснилось, что Восток имеется в виду совсем другой. В Сибирь и дальше.

— То есть спектакль получается и про общество, и про политику в какой-то степени. Не было ли сожаления, что вы не выбрали сюжет попроще, поспокойнее?

Максим: В сегодняшнем мире какую тему ни возьми — все равно страшно, поэтому берусь я за то, что мне действительно нравится. Даже «Чиполлино» — пропаганда революции и государственного переворота, «Красная Шапочка» — растление малолетних. Только егерем остается быть. Но в сегодняшней ситуации даже егерем может быть опасным: вдруг приедут на охоту какие-то ребята, и начнется.

Дмитрий: И выяснится, что стрелять по зверью им неинтересно.

Максим: Да, поэтому делай что можешь, и будь что будет. Вот такая незамысловатая философия.

Источник: daily.afisha.ru


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

Максим Басков: «Про Анатолия Николаевича»

Номинация на Четвертую литературную премию «Лит-ра на скорую руку» - «Инородная власть».

Анатолия Николаевича всю жизнь ебали. С самого рождения. Ебали родители, бабушки с дедушками, разные дяди и тёти. В садике воспитатели и нянечки. В школе учителя, сильные одноклассники, старшеклассники. То же самое было в...

читать далее...

Ольга Шлыкова: «Минута»

Номинация на Четвертую литературную премию «Лит-ра на скорую руку» - «Инородная власть».

Всё кончилось в одну минуту. Только что подписывал указы, отвлёкся на телефонный разговор с сыном, который бурчал что-то невнятное трубку, и вдруг в кабинет вошёл помощник и прошептал:

- Господин Томаш, вас низложили. Советую...

читать далее...

Международный конкурс юных чтецов

Литература в картинках

Поэзия цифрами Посмотреть полный размер

Поэзия цифрами

Первоисточник не найден. Рисунок блуждает по Интернету не один год.
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Виктор Ерофеев: Почему убили Маяковского

Виктор Ерофеев: Почему убили Маяковского

125 лет назад, 19 июля 1893 года, родился Владимир Маяковский. О его трагедии, человеческой и творческой, - в комментарии писателя Виктора Ерофеева.

7 фактов о новой книге Джоан Роулинг

7 фактов о новой книге Джоан Роулинг

Всё, что, на данный момент, удалось раскопать о продолжении детектива о Корморане Страйке, который Роулинг пишет под псевдонимом Роберт Гэлбрейт

Как автору привлечь читателей в современных условиях?

Как автору привлечь читателей в современных условиях?

Есть ли какие-то методы и тактика 100% гарантирующие автору успех, продажи и лояльных читателей? Нет. Означает ли это что не стоит даже пытаться что-либо делать? Нет. Это означает то, что каждый автор сегодня должен иметь свою стратегию выживания в новой цифровой, виртуальной, гл...

Что почитать из фантастики? Книжные новинки июля 2018

Что почитать из фантастики? Книжные новинки июля 2018

Рекомендации журнала «Мира фантастики»

Литература в цифрах

5.59

Во столько раз отличается заработная плата работника книжного магазина «Петр Макушин» в г. Томске (10300 руб), от заработной платы работника книжного магазина «Молодая гвардия» в г. Москве (57630 руб). Источник

4 года

Срок, за который успел открыться, поработать и закрыться прекрасный книжный магазин «Корней Иванович». Источник

Прямая речь

Энн Тайлер, писательница:

Спустя полгода после того, как я заканчиваю новую книгу, я начинаю сходить с ума. У меня ведь нет хобби – меня не привлекает ни возня в саду, ни путешествия. То, что я опять берусь за ручку – это не вдохновение, а просто потребность писать. И прожить новую жизнь, параллельно со своей собственной… Источник

Мнение В. Румянцева

Валерий Румянцев

Где же новые Гоголи, Щедрины и Крыловы?

Когда Н.А. Некрасов принёс рукопись «Бедных людей» В.Г. Белинскому, восклицая с порога: «Новый Гоголь явился!», великий критик  скептически заметил: «У вас Гоголи-то как грибы растут», но и он, прочтя  рукопись, был восхищён. Были же времена! За каки...

Сон в зимнюю ночь

Интересный сон приснился мне сегодня. Будто нахожусь я в Москве возле Большого театра, где проходит Всероссийская конференция писателей и читателей на тему «Есть ли будущее у русской литературы?». И самое интригующее, что в конце дня участники  должны голосовать по этом...

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Ипотека и литературные премии

В конце весны - начале лета главные литературные премии подводят итоги или объявляют шорт-листы - и в СМИ появляется множество публикаций на тему. Журналисты, прежде всего, озвучивают размер гонорара очередного победителя. И главный вопрос, который они задают, как он соби...

Голый расчёт

Почти на каждой встрече с читателями Алексея Иванова спрашивают, можно ли прожить на писательские гонорары в России. Вопрос больной, особенно для начинающих авторов. Коммерческие расклады книжного рынка для большинства авторов – terra incognita. Предлагаю краткий путеводител...

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Травмы на производстве

Из всех текстов Шкловского я больше всего люблю проходные, на злобу дня. Сам автор их если и не любил, то ценил: в книжке «Подёнщина» он рассуждает о том, что время умнее нас, и подёнщина, которую нам заказывают, бывает важнее, чем шедевры, о которых мы только мечтаем.

Кот раздора

Роман Григория Служителя «Дни Савелия» едва успел поступить в продажу, а уже вызвал противоположные оценки: одним очень понравился (например, Евгению Водолазкину, который и открыл этого автора), другим очень не понравился (например, законодательнице литературных вкусов Галине Юзефович).

Интервью

Литературные мероприятия

22 и 29 июля. «Вселенная Маяковского». Цикл лекций Ассы Новиковой

Говорить о Маяковском можно бесконечно. Его имя стало таким же синонимом русской литературы, как и имя Пушкина. Литература, кино,...

21 июля. Книжный фримаркет и сэйл в «Ходасевиче»

Приносите и забирайте сколько угодно книг совершенно бесплатно. Начало в субботу, в 12:00.

19 июля. Евгений Евтушенко-85. Вечер памяти

Дань памяти удивительному человеку, творческая энергия которого не иссякала почти семь десятилетий. В программе вечера — стихи, пе...

Встречи с писателями

19 июня. Алекс Дубас и Наринэ Абгарян

Публичные чтения проекта «17 страница». Алекс Дубас, известный теле — и радиоведущий, писатель и журналист, путешественник и шоуме...

Лекции Михаила Веллера в московских магазинах

Лекции состоятся 18, 19, 21 и 28 июня. Михаил Веллер представит свою книгу «Огонь и агония» и сопроводит выступления циклом л...

Книжные новинки

Новости книжных магазинов

21 июля. Книжный фримаркет и сэйл в «Ходасевиче»

21 июля. Книжный фримаркет и сэйл в «Ходасевиче»

Приносите и забирайте сколько угодно книг совершенно бесплатно. Начало в субботу, в 12:00.

«ЛитРес» открыл читателям «Иностранки» бесплатный доступ к 100000 книг

«ЛитРес» открыл читателям «Иностранки» бесплатный доступ к 100000 книг

Для того, чтобы получить доступ к 100000 электронных книг, нужно иметь читательский билет Библиотеки иностранной литературы. Билет можно оформить онлайн или в о...

«Корней Иванович» закрывается

«Корней Иванович» закрывается

Книжный магазин закрывается спустя четыре года после открытия. Основная причина - налоги, аренда. Широкую известность магазин получил благодаря фестивалю д...

Лучшие книги апреля по версии Литрес

Лучшие книги апреля по версии Литрес

Сообщается, что эти новинки апреля завоевали наибольшую популярность. В рейтинге представлены электронные книги, аудиокниги, Литрес: самиздат, Литрес: чтец.

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

«ЛитРес» открыл читателям «Иностранки» бесплатный доступ к 100000 книг

«ЛитРес» открыл читателям «Иностранки» бесплатный доступ к 100000 книг

Для того, чтобы получить доступ к 100000 электронных книг, нужно иметь читательский билет Библиотеки иностранной литературы. Билет...

Национальная электронная библиотека подготовила подборку изданий по каллиграфии и чистописанию

Национальная электронная библиотека подготовила подборку изданий по каллиграфии и чистописанию

В подборке собраны издания по искусству каллиграфии, прописи и пособия для обучения письму из фондов РНБ. Они будут полезны н...

Библиотека Пабло Неруды: 13 июля «Пятница, 13: Шабаш независимых поэтов»

Библиотека Пабло Неруды: 13 июля «Пятница, 13: Шабаш независимых поэтов»

Молодые поэты – те, кто еще не выступал перед публикой, выступал или уже известен в поэтических тусовках – соберутся вместе и проч...

Безопасный интернет для сельских библиотек

Безопасный интернет для сельских библиотек

Специальное решение SkyDNS.Wi-Fi позволяет выполнить все требования законодательства и оградить несовершеннолетних пользователей беспроводных...

Новости издательств

Издательству «Альпина» 20 лет

Издательству «Альпина» 20 лет

Издательство приготовило интересные подарки, а также продают 20 главных своих книг книги со скидкой 20 %.

Издательство «Азбука-Аттикус»: Новые книги второй половины июля — начала августа 2018

Издательство «Азбука-Аттикус»: Новые книги второй половины июля — начала августа 2018

В списке представлена художественная литература, нон-фикшн, литература для детей. Всего более сорока книг.

Издательство «Детская литература»: представила свой аккаунт в instagram

Издательство «Детская литература»: представила свой аккаунт в instagram

Новинки, переиздания, загадки и живое общение. Предлагают подписаться.

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Время Березовского» Петра Авена

Рецензия на книгу «Время Березовского» Петра Авена

Книга Петра Авена «Время Березовского» написана с целью осмыслить крутые перемены, происшедшие в России с момента ее перехода от «развитого социализма» к капитализму. В качестве ее вполне достойного «прототипа» можно считать вышедшую 10 лет назад в русском пер...

Рецензия на книгу Ильи Фальковского «Володя, Вася и другие. Истории старых китайских интеллигентов, рассказанные ими самими»

Рецензия на книгу Ильи Фальковского «Володя, Вася и другие. Истории старых китайских интеллигентов, рассказанные ими самими»

«Володя, Вася и другие…» – книга в жанре устной истории, написанная преподавателем русского языка в первом в Китае частном университете. Автор записал рассказы пожилых китайцев, десятки лет изучающих и преподающих русский язык. Также в книгу включены его собст...

Рецензия на книгу «Формула свободы» Ирины Богатыревой

Рецензия на книгу «Формула свободы» Ирины Богатыревой

Хочу рассказать про текст для меня почти волшебный. Давно я не получал такого удовольствия от чтения текста, следя за тем, как меняется главный герой, обретая себя.

Рецензия на книгу «Время свинга» Зэди Смит

Рецензия на книгу «Время свинга» Зэди Смит

Да, это мощный и современный во всех отношениях роман. Все ищут героя. А героя нет. Потому что он сейчас не главное (а может и никогда им не был). Потому что мышление героями – ложь по отношению к современному моменту (да и самообман к тому же), вчерашний ден...

Детская литература

Издательство «Детская литература»: представила свой аккаунт в instagram

Издательство «Детская литература»: представила свой аккаунт в instagram

Новинки, переиздания, загадки и живое общение. Предлагают подписаться.

«Корней Иванович» закрывается

«Корней Иванович» закрывается

Книжный магазин закрывается спустя четыре года после открытия. Основная причина - налоги, аренда. Широкую известность магазин получил благодаря фестивалю детской книги «ЛитераТула», авт...

V детская литературная премия «Глаголица» продолжает прием заявок

V детская литературная премия «Глаголица» продолжает прием заявок

До 10 сентября 2018 года будут приниматься произведения авторов в возрасте от 10 до 17 лет в номинациях: поэзия, проза, эссеистика, художественные переводы с французского, английского, ...

Джоан Роулинг напишет новую детскую книгу

Джоан Роулинг напишет новую детскую книгу

По словам Роулинг, книга не будет иметь отношения к поттериане и её персонажам. В течение ближайших лет она планирует создать новую фантастическую историю, которая нацелена как минимум на та...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Брат» автор: гражданин Фильтрубазаров

Впервые он заступился за меня перед самой школой, когда мне было уже 7 лет. До этого он рассказывал мне, что на Луне живут непослушные дети, которые делают там всё, что хотят и о которых совсем позабыли уже их родители…

Ещё он кормил меня кислой вишней и говорил, что это очень полезно. А когда я морщился – он ржал, как конь. Постоянно отнимал у меня апельсины и конфеты из новогодних подарков и говорил,...

далее...

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить...

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина
Международный конкурс юных чтецов