Мы открыли Интернет-магазин
Покупайте электронные книги ONYX.
Мы работаем напрямую с эксклюзивным дистрибутором ONYX на территории РФ и у нас бесплатная доставка!
onix-boox
Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Дина Рубина: Не люблю в литературе «дамские привязанности»

Дина Рубина: Не люблю в литературе «дамские привязанности» 28.09.2014

Писательница Дина Рубина. Составила список книг которые повлияли на ее жизнь. О том, почему именно эти произведения вошли в ее список, Дина Рубина рассказала в интервью Кларисе Пульсон.

Писательница Дина Рубина. Составила список книг которые повлияли на ее жизнь. Ознакомиться со списком можно здесь. О том, почему именно эти произведения вошли в ее список, Дина Рубина рассказала в интервью Кларисе Пульсон. 

- Первая в списке – совершенно мальчиковая книга: мустанги, следопыты, плантаторы, прерии... 

Дина Рубина: Хочу оговориться - это первое, что пришло в голову. И нет желания его менять, потому что, если именно это пришло в голову, значит, на ту минуту так оно и было нужно. Очень много читала примерно лет до 18. Огромное количество книг. Поглотила чуть не всю мировую литературу, не переварив ее тогдашними своими мозгами. Сейчас сталкиваюсь с ужасным фактом: иногда вдруг обнаруживаю, что ни черта не помню из Бальзака, например (хотя прочитала всего его, как и Диккенса). 

- Образы, эмоции в памяти остались. Должны были остаться.

Дина Рубина: Расплывчатые. А вот содержание «Всадника без головы» отлично помню, хотя специально не перечитываю. Чтобы не разочароваться. Эта книга дала то, что мне в тот момент было необходимо. Там есть главное - романтический герой, по образу которого впоследствии были созданы некоторые мои персонажи. И у меня навсегда осталась тоска по такому герою. Вообще в русской литературе настоящих романтических героев - раз-два и обчелся. 

- Зато у нас толпы рефлексирующих романтиков.

Дина Рубина: Романтический герой - не тот, кто слюни пускает и стихи сочиняет. Он мужик, сильный, надежный. 

- Печорин…? 

Дина Рубина: Ну, надежного-то в Печорине маловато, хотя мужское начало выражено довольно сильно. Кстати, упомянула ли я «Героя нашего времени»? 

- Нет. 

Дина Рубина: Бог ты мой! Это же моё любимое с юности! Так вот «Всадник без головы» - романтический герой, романтическая любовь, без слюней. Исключительно жесткие ситуации, в которых герой исключительно по-мужски себя ведет. Мустангер Морис Джеральд - образ, который согревал меня на протяжении всего подросткового периода. Кроме того, это был (подсознательно, подспудно), какой-то очень хороший, правильный урок для писателя. Я ведь пишу чуть ли не со средней группы детского сада. Писала всегда, сколько себя помню. Так вот, благодаря «Всаднику…» я поняла очень важную штуку: внимание читателя необходимо держать в кулаке для того, чтобы иметь возможность попутно высказаться в тексте по любому поводу. О. Генри утверждал: мастерство писателя в том, чтобы держать внимание читателя столько, сколько тебе требуется на то, чтобы высказать все, что пришло тебе на ум. Как это делается? К примеру, отрезаешь голову одному из героев (которого не очень жалко), сажаешь на лошадь и пускаешь его скакать по прерии. Внимание потрясенного читателя, завороженного, испуганного - в полной твоей власти, и всадник без головы так и будет скакать по прерии, пока не разрешатся все любовные, психологические и даже политические линии романа. Я и сейчас восхищена мастерством, с которым создан этот сюжет. И еще. Я прочла эту книгу лет в восемь - очень правильный возраст. Потому что, например, книги Александра Грина я прочитала лет в 13-14, и даже «Бегущая…» мне показалась ерундой. А надо было читать её на пару лет раньше. 

- Кто руководил чтением?

Дина Рубина: Никто. В доме стояли собрания сочинений - Толстой, Тургенев, Горький, Чехов... Первым был Чехов, причем, начиная с писем. 

- "Дорога уходит в даль" – семейная сага для подростков, вроде, и не на слуху, но в Интернете подростки её обсуждают. Даже цитаты гуляют: «По дороге на костер смотри себе под ноги – не толкни старую женщину, не урони на землю ребенка, не отдави лапу собак». 

Дина Рубина: Очень нежная, ироничная, я бы сказала – пылкая книга для юношества. Там покоряет обаятельная домашняя атмосфера одной замечательной семьи. В общем-то, это – роман взросления, восторженного принятия революции, борьбы за справедливость. Кроме того, это ведь история реальной семьи. В детстве мне было почему-то очень важно, чтобы «взаправду». Помните, у Набокова: читатель, как ребенок, спрашивает - а это правда было? Многим читателям кажется, что ценность образа придуманного гораздо ниже, чем перенесенного на бумагу из жизни. 

- У нас дальше «весь Конан Дойль». 

Дина Рубина: «Затерянный мир», «Марракотова бездна» - великолепные книги, завораживающие! Недавно перечитывала - очень хорошо, очень крепко сработано. Кроме того, Конан Дойль создал уникальный образ Шерлока Холмса! А доктор Ватсон? Замечательный урок для писателя - как создается вспомогательная фигура, которая позволяет герою высказаться по всем темам, продемонстрировать свой характер, свои мысли, свои принципы, свои чудачества. 

- Они как два клоуна – рыжий и белый, работают на контрасте. 

Дина Рубина: Да этот Ватсон - просто груша для битья. Он ровным счетом ничего не делает в расследованиях. Впоследствии это учел Рекс Стаут, когда создавал пару: Ниро Вульф и Арчи Гудвин. У него в романах Гудвин - человек действия. 

- С одним Холмсом было бы скучно. 

Дина Рубина: Конечно! Создав тандем, Конан Дойль совершил «детективную революцию». Ужасно люблю Конан Дойля. В детстве мы с друзьями переписывались азбукой пляшущих человечков…. Неужели я забыла Дюма?! 

- Опять мальчиковое. 

Дина Рубина: А я вообще не люблю в литературе «дамские привязанности»… Дюма, четыре друга, их взаимоотношения, их самоотверженность, взаимопомощь, - мне кажется, все это очень воспитывает этический кодекс ребенка.  Я всегда была Атосом. Никакого д’Артаньяна, он выскочка. Портос - болван. Арамис, все-таки, тип коварный. А вот благородный и сумрачный Атос, с тайной раной в сердце… Человек, у которого не дрогнула рука повесить изменницу…Это сильный образ. Герой моего нового романа «Русская канарейка» - тоже человек способный убить голыми руками… 

- Женщину?! 

Дина Рубина: В том числе и женщину, почему бы нет? 

- Какие Вы, авторы, жестокие… 

Дина Рубина: Это наша профессия. 

- Чехов – именно письма? 

Дина Рубина: Это главное событие в моей жизни писательской. Дело в том, что Чехов стоял достаточно близко, на третьей полке книжного шкафа. Дотянуться и легко снять можно было последние тома 11 и 12, - в них как раз были письма. И там я сразу же наткнулась на письмо к Лике Мизиновой: «Кукуруза души моей! Завидую вашим старым сапогам, которые ежедневно видят Вас». Все. Я попала, запала… Сначала читала только письма к Лике, они самые забавные. Потом письма к Левитану - «крокодил-Левитан». Дальше меня просто затянуло…Так и держит в своей власти интонация писателя. Это невероятная школа порядочности, ума, сдержанности, человеческого достоинства. И в итоге - великолепного писательского стиля. За фасадом просто писем кроется пронзительное - «Мисюсь, где ты?», поразительное умение переключить регистр с одной тональности на другую. 

- Даже если бы он не написал рассказы, одни письма сделали бы его Чеховым? 

Дина Рубина: Я не знаю, сделали бы они его Чеховым, но меня сделали истинным фанатом Чехова на всю жизнь. 

- Ну и в школе проходили. 

Дина Рубина: Что мы там проходили… мне всегда было плевать на школу. Большое чудо, что я ее окончила. Вернее не чудо, поскольку я окончила специальную музыкальную школу при консерватории и училась хорошо по всем специальным дисциплинам, поэтому меня терпели. Кроме всего прочего, уже в 10 классе я опубликовалась в журнале «Юность», значит не совершенно пропащая личность. В 9 классе я устраивала чтения рассказов Чехова. Читала наизусть, в то время была бешеная память. Но дело не в этом. Дело в том, что Чехов – неисчерпаемый колодезь. Он и сейчас неисчерпаем для меня. Я все время его читаю. Особенно когда мне очень плохо… 

- Только письма? 

Дина Рубина: Письма могу перечитывать, но мне их и перечитывать нечего, их знаю чуть ли не наизусть. Рассказы его, повести я перечитываю обязательно, в зависимости от того, к чему тянется душа. 

- Что чаще? 

Дина Рубина: «Черного монаха». Великолепный рассказ «Невеста», его почему-то мало кто знает и вспоминает. «…в телеграмме сообщалось, что вчера утром в Саратове от чахотки скончался Александр Тимофеевич, или попросту Саша». Слышите, какая удивительная музыка во фразе. Музыка, в которую перелилась личность. Редко у кого из писателей так получается. Часто в произведение переходит, точнее, обязательно переходит личность писателя, но не на уровне интонаций. На уровне идей, мыслей, на уровне какой-то энергии повествования. А тут короткая фраза, в которой ты слышишь голос, просто авторский голос. 

- И ни слова о пьесах. 

Дина Рубина: Боюсь, я несколько ущербна в области драматургии. 

- И читать, и смотреть? 

Дина Рубина: На уровне «смотреть», на уровне «читать». Мне неинтересно всё, где отсутствует авторская речь, авторская интонация. Реплики героев, сюжет, атмосфера пьесы - всегда полигон для самовыражения режиссера. А в прозе - на пространстве бумаги хозяйка я. Точка. 

- Абсолютная авторская диктатура. 

Дина Рубина: Все мое. Только что, например, начались съемки фильма в Питере по моему роману «Синдром Петрушки». В главных ролях мои любимые актеры: Евгений Миронов и Чулпан Хаматова. У меня нет сомнений, что они сыграют блистательно. И режиссер, Елена Хазанова, очень талантлива. Спрашивается, почему они снимают в Питере? Потому что деньги на фильм дала Россия, и продюсеры потребовали, чтобы в действие фильма проходило именно в России. Но это уже другая история, другой роман. Для Питера я бы избрала совсем другую интонацию, других героев. Я выбирала кукольные города, поскольку речь шла о кукольнике. И вдруг Питер. Питер замечательный город. Я очень люблю Питер. Но он не кукольный город! Значит, фильм будет уже о другом, это не будет уже мое. 

- Я поняла. Вы  - только не обижайтесь - эгоист. 

Дина Рубина: Эгоцентрик. Не умею работать в группе. Не представляю, как работали Ильф и Петров, братья Гонкуры… 

- Ну, братьям, может, полегче… 

Дина Рубина: Братьям полегче - они могут послать друг друга подальше… 

- Бунин. 

Дина Рубина: Бунин – уже взрослое увлечение. Читала и в юности, конечно, но позже пришло четкое понимание, что имеешь дело с потрясающим стилистом. Это его отстраненность от героев, великолепный русский язык: суховатый, великолепный, сдержанный русский язык. 
 
- Бунин среди любимых писателей встречается часто, Куприна нет. 

Дина Рубина: Они не соизмеримы по писательскому мастерству. Несоизмеримы. У Куприна есть несколько очень хороших вещей. Кроме того, у меня с Куприным есть отчетливый личный момент. Именно Куприн, которого я любила и чтила, выгнал меня из России. 

- ??? 

Дина Рубина: Его письмо к издателю Батюшкову, расклеенное «патриотами» на остановках … Сейчас я понимаю, что это было письмо подвыпившего человека, который имел право выражать свое мнение в частном порядке. Куприн, автор «Гамбринуса» и «Суламифи», писал о засилье евреев в русской литературе: «…и не подпускайте вы их, ради бога, к русской литературе, они обсосут ее и не заметят». В тот момент я поняла, что не могу в этом пространстве больше жить - и уехала. Кстати, недавно в письмах Чехова наткнулась: «просить у него в долг все равно, что просить у жида…». И ничего, проскочила. Почему-то именно Куприн меня как-то особенно остро задел за живое.  Может потому, что в письмах Чехова есть огромное количество случаев заступничества и просьб за коллег-евреев, попытки пристроить, облегчить…Не говоря уже о его четкой и непримиримой позиции в деле Бейлиса, и в деле Дрейфуса... Понимаете, какая штука - сейчас я уже знаю: человек имеет право на какие угодно свои фобии. Живя в своей стране, видя изо дня в день лицо своего народа - очень разное, я гораздо спокойнее, абсолютно хладнокровно отношусь к любому проявлению антипатий… Возвращаемся к Бунину. Он гораздо более рельефен, глубок, более, чем Чехов, остранен. 

- "Легкое дыхание". 

Дина Рубина: Да. Истинное мастерство составления слов… Читая Чехова, даже не видишь, как эти слова сделаны, не видишь, как они спаиваются. У Бунина - видишь. Не видишь, как это сделано, но видишь, что сделано. У Чехова ты погружаешься в стихию события, и это огромная жизнь, которая на тебя катится. Возьмите рассказ «Тоска». Разве ты смотришь, как там сочленяются слова? Никогда. А Бунин, да, Бунин – восхищение и понимание того, что это мастерство. 

- Проза и стихи Цветаевой. Для женщины-поэта возможен женский род?  

Дина Рубина: Она – не женщина. Ни в прозе, ни в стихах. Амазонка, наездница. Знаете, наездницы-женщины не бывают со слабыми руками. Все делается твердой рукой. Строка. Знаки в строке. Что тоже очень важно – прочитайте ее эссе, одни эти стремительные тире, которыми она пересыпает, ведет, как бы уходит по строке вперед и дальше… Какая-то совершенно невероятная, порывистая, ветряная интонация.  

- У Вас есть любимый знак препинания? 

Дина Рубина: Запятая и тире. 

- Пауза? 

Дина Рубина: Это цезура, вдох. Я музыкант по образованию. Это не только пауза, это чуть больше, чем пауза. У меня есть несколько разных пауз. Во-первых, это тире. Во-вторых, это точка с запятой. И совершенно замечательный знак – запятая с тире. Ведя читателя, подвожу его к арке в дальнейшее действие и - делаю приглашающий жест: «А теперь туда». Для меня это очень важный знак по интонации. Вот Цветаева – это могучий ветер во всех строках, совершенное бесстрашие стиля, бесстрашие мысли, открытость небу. Это открытая грудь - как грудь моряка, которая готова принять любые брызги шторма, любой вал девятый. Цветаева – это бесстрашие. Это стилистическое бесстрашие, бесстрашие умственное, бесстрашие судьбы. Это вообще моя героиня – Цветаева. 

- После Цветаевой – Мандельштам. 

Дина Рубина: Это не после, это вместе. С одной только разницей - Мандельштама сейчас перечитываю гораздо чаще. Проза Мандельштама мне гораздо ближе, чем проза Цветаевой. Его проза - как чистый горный воздух. 

- Есть ощущение, что он, как великое вино, год от года всё значительнее. 

Дина Рубина: Согласна. Он в литературе вообще фигура для меня более значительная. Почему? Он более классичен. Там такой мощный бэкграунд судьбы – и происхождения, и образования, и интеллекта. Прозаик, мне кажется, обязательно должен читать его поэзию. О прозе не говорю, она великолепна. «Данте» перечитываю все время. И «Армению».  

- Самое время вспомнить Лермонтова. 

Дина Рубина: Лермонтов – это 7-8 класс.

- И навсегда? 

Дина Рубина: Поэзия, - да, но не «Герой нашего времени». Хотя… поэзия у него во всём. Отдельный разговор – о поэзии в романсах на стихотворения Лермонтова. Я ее особенно остро чувствую, потому что пела в школьном хоре. «Выхожу один я на дорогу…» Горло до сих пор перехватывает. В моем новом романе мальчик поет в хоре «Ночевала тучка золотая…». Апогей чистого неприкаянного одиночества. Лермонтов – еще и фигура чрезвычайно романтическая. Я это слово не в качестве определения характера или особенностей сюжета.  Романтизм для меня – наличие чувств, средоточие чувств, бесстрашие чувств. 

- Высоких чувств? 

Дина Рубина: Не обязательно высоких. Ревность – тоже романтизм Чувство ненависти – тоже романтизм. 

- Отелло – романтик? 

Дина Рубина: Конечно, чистый романтик. Только романтик может задушить свою возлюбленную. Только не делайте анекдот из этой фразы. Я говорю о накале чувств, о неспособности эти чувства удержать. Лермонтов – романтизм безусловный. Человек, который относился к себе, к окружающему миру со страшной горечью. Несбывшийся гений. 

- Почему это «несбывшийся»?

Дина Рубина: Недосбывшийся. Как говорил мне Анатолий Георгиевич Алексин: «Если бы Лермонтов прожил хотя бы 37 лет, как Пушкин, неизвестно, кто бы у нас был Пушкиным». И, в общем, так оно и есть. В «Герое нашего времени», больше всего люблю «Тамань», она самая прозрачная. 

- Бунинская. 

Дина Рубина: Точно. Самая прозрачная по стилю. Изысканная простота и глубина. 

- Теперь у нас начинается американский период. 

Дина Рубина: Класс 9-й - как раз возраст Холдена, героя «Над пропастью во ржи». Было безрассудное погружение в образ этого мальчика, полное олицетворение себя с ним. 

- Снова романтика. 

Дина Рубина: Я вообще романтик. Загляните в любую мою книгу, там непременно любовь, страсть, профессия как страсть. Терпеть не могу холоднокровных. Сэлинджер и другие американцы оказали на меня огромное влияние, чего нельзя сказать ни о французах, ни об англичанах. Немцы вообще в стороне. Итальянцы никогда не были интересны, хотя саму Италию – искусство, страну - обожаю! Данте – да, но только Данте. Никакого Умберто Эко! А вот у Сэлинджера принимаю все небольшое наследие! Пронзительные человеческие чувства, глубоко спрятанные, которые редко выходят на поверхность. 

А еще Стейнбек с его неподражаемым юмором. «Консервный ряд», «Квартал Тортилья-флэтт» люблю и ценю пронзительное обаяние его прозы, умение передать чувство свободы человеческой личности. Там все герои маргиналы, абсолютные грешники, и в то же время, ощущается просоленная, морская свобода - свобода выбора образа жизни, подлинного человеколюбия, милосердия. Текст пронизан милосердием и горечью. А для меня эти два качества – милосердие и горечь, эти две краски  - самые важные в литературе. То, что позволяет литературе быть истинно авторской, истинно личностной. 
  
- «Свет в августе» Фолкнера особой популярностью у наших читателей не пользуется. 

Дина Рубина: Роман произвел на меня колоссальное впечатление. Поразила его мощь и бесстрашие в изображении человеческих пороков, человеческой подлости и глубочайшего человеческого одиночества. И очень хорошая литература. 

- Борхес – весь? 

Дина Рубина: Весь! Интеллектуализм чистой воды. 

- Чем отличается от Эко? 

Дина Рубина: Эко – играющий культуролог. Борхес – писатель, каждая его фраза прозрачная, ясная, я бы даже сказала, скудно простая. Это высший класс. В моей жизни был показательный эпизод, связанный с этим. В середине 80-х стали появляться рассказы одной очень модной и хорошей писательницы, не хочу называть имя, она действительно работала очень хорошо - блестяще начала, блестяще продолжала. Несколько рассказов не просто понравились  - поразили. Как изображен блик на чернильнице, как горит на солнце дужка очков – подробное искусное  выписывание, виньетки и кренделя... Я валялась на диване в совершенной депрессии: поняла, что глубоко бездарна и ни на что не способна, что надо закругляться. На пятый день слезла с дивана взяла с полки своего Чехова, открыла «Черного монаха» и прочла: «Андрей Васильич Коврин, магистр, утомился и расстроил себе нервы. Он не лечился, но как-то вскользь, за бутылкой вина, поговорил с приятелем доктором, и тот посоветовал ему провести весну и лето в деревне»…И дальше как он едет в удобной рессорной коляске. Ни тебе описания этой коляски, ни тебе какие птички пели, ни про облачка. Завороженное спокойствие простора без всяких бликов. И я вылечилась раз и навсегда. Так Борхес. Борхес меня никогда не раздражает, в отличие от Гарсиа Маркеса, например. Он просто рассказывает: такой-то был убит в харчевне ударом ножа в шею, и на следующий день его родственники, забрав его тело…и так далее… Одна история, вторая, третья - и ты понимаешь, что вырастает отстраненный, погруженный сам в себя мир. Чужой для тебя, но, в то же время драгоценный своими этими неистовыми страстями в броне, не допускающей никакого проявления чувств. Это антиромантика, герметичность. Погружаться в этот мир мне иногда необходимо, когда утомляюсь романтической пеной. Борхес - писатель на лезвии бритвы. Его стиль – лезвие бритвы. И все время помню, что это проза слепого человека. Потрясающе. 

- Когда читаете, чувствуете, что он слеп? 

Дина Рубина: Нет, не чувствую. Я это помню. Это могла бы быть проза и зрячего человека. Но это проза слепого, который когда-то был зрячим, и он вытягивает из своей слепоты необычайно яркие пятна. 

- Воспоминания о зрячести.

Дина Рубина: Да. 

- Набоков. 

Дина Рубина: О, это огромная область моей жизни. Практически весь, за исключением последнего романа «Ада», который я не смогла осилить. Ну, и к «Лолите» отношусь довольно спокойно. Для меня Набоков – это одна магма какая-то, масса. Набоков – абсолютный гений стиля, это абсолютный гений владения фразой. И великий мистификатор. Это человек с пронзительным ощущением боли, который выдавал себя за эстета - высокомерного, холодного, раздражительного. 

- Выдавал? Мы говорим об одном человеке? 

Дина Рубина: По нескольким фразам могу доказать, что их автором не может быть высокомерный эстет. «Дар», «Другие берега», «Пнин», «Защита Лужина» - все пронизаны болью. В рассказе «Знаки и символы» она становится нестерпимой. Или он описывает самоубийство: кто-то прыгнул в окно. И вдруг, когда уже все кончено, герой перешел в другую область света, последняя фраза: «И знаешь, сынок, это совсем не трудно». Кто, откуда это говорит? Кто сынок? Почему это сказано? Что это такое? Ангел с неба? И ты, читатель, остаешься потрясенный. 

- Вы за его холодностью что чувствуете? 

Дина Рубина: Кипящую страсть и боль. Есть одно его письмо, ответ приятелю на сообщение, что двоюродный брат жены Набокова Веры погиб в концентрационном лагере. И Набоков, со свойственным ему полным отсутствием толерантности, про которую сейчас так любят говорить, пишет что-то такое: ваше известие о гибели Володи, возможно, каким-то образом повлияло бы на мое отношение к немцам, к Германии. Но поскольку ненавидеть их больше, чем ненавижу я, невозможно, то это трагическое известие…и так далее. Даже в лекциях о литературе он позволял себе подобные высказывания: «Страна, где бы ты желал уничтожения всего, вплоть до последней маргаритки…» Понимаете? Какие это мощные чувства! Какой же он холодный, если умел так чувствовать! Поэтому, Набоков – очень близкий мне писатель, несмотря на то, что у нас с ним разное все. Когда работаю, когда подхожу к этапу отделывания стиля, непременно читаю Набокова. Это мой камертон. 

- Фамилией Даррелл у большинства ассоциируется с «Зоопарком в чемодане» и прочими зверюшками. 

Дина Рубина: Лоренс Даррелл был знаменитым писателем. Куда более знаменитым, чем его младший брат! Во времена гонений на Пастернака  в Советском Союзе, советские издательства ко всем знаменитым зарубежным писателям обращались с просьбой о покупке прав на переводы. Естественно обратились и к Лоренсу Дарреллу. Он ответил, что никогда не даст права переводить свои вещи там, где так травят художника. И поплатился, мы его не издавали, не переводили, и целые поколения выросли без книг Даррелла. И только лет двадцать назад издали «Александрийский квартет», который великолепен. Он восхитительно построен, ни на что не похож. По структуре это вращающийся сценический круг. Один герой, мы берем его восприятие мира, его восприятие ситуации. Оп! - сценический круг поворачивается, появляется другой герой, его восприятие тех же событий. И ситуация оказывается совсем иной! Получается множественность взглядов на одно и то же событие. Это больше, чем писательство, это виртуозная режиссура.  

- А из новенького? 

Дина Рубина: Я не читаю современную литературу. Друзья дарят, читаю, слова им говорю. В моем возрасте надо уже перечитывать, а не читать. Как говорила Рената Муха, если три года подряд читать одну и ту же книгу, вырабатывается чувство стиля. 

Еще интервью Дины Рубиной


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

Сергей Семипядный: «На высоте вдоха»

Номинация на Первую литературную премию «Лит-ра на скорую руку».

Поставив чемодан и сумку на пол, он разогнулся и увидел самого себя, обезображенного расколотым по диагонали зеркалом. Таким он себя ещё не знал. Он хотел поближе подойти к необычному...

читать далее...

Виктория Черкасова: «Царь, коза и Фома – умная голова»

Номинация на Первую литературную премию «Лит-ра на скорую руку».

Заскучал царь. Стал со скукой на шашки глядеть, к гуслям стал равнодушен и к пряникам.
Велел государь народ оповестить, о том, что тот, кто козу, что три языка иноземных знает,...

читать далее...

Первая литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Литература в картинках

Самый короткий рассказ Посмотреть полный размер

Самый короткий рассказ

Рисунок и рассказ С. Давлатова. Источник

Любопытное из мира литературы

Книги на бумаге по-прежнему дают сто очков вперед электронным

Книги на бумаге по-прежнему дают сто очков вперед электронным

Сотрудники американской исследовательской компании Nielsen Norman Group взялись проверить это на практике и дали группе добровольцев небольшой рассказ Хемингуэя, чтобы те прочли его на скорость. Быстрее всего управились читавшие с бумажного носителя (им хватил...

Почему я не могу читать русскую литературу

Почему я не могу читать русскую литературу

Книги могут многое. Они могут говорить к вашей душе, порой очень громко и властно. Но они будут молчать, будут лежать молчаливой бумагой, пока душа не будет готова услышать их. Книги могут перевернуть вашу жизнь, но только тогда, когда в ней уже и так обнаружи...

Редакторы российских кинокомпаний о самых грубых ошибках сценаристов

Редакторы российских кинокомпаний о самых грубых ошибках сценаристов

Анна Гудкова («Art Pictures»), Ольга Шенторович (продюсерский центр «Среда»), Сергей Козин («COSMOS Studio») и Александр Архипов (кинокомпания «СТВ») рассказали, читают ли в кинокомпаниях «входящие» сценарии, а также какие фатальные ошибки должен допустить сце...

Сергей Степашин: В количестве книжных магазинов мы резко проигрываем Европе

Сергей Степашин: В количестве книжных магазинов мы резко проигрываем Европе

Президент Российского книжного союза: Россия – одна из немногих стран, где существует НДС на книги. В Скандинавии, во Франции, в Англии, в Германии, в США НДС на книги не снимается, потому что это социально значимый, культурологический идеологический продукт. ...

Литература в цифрах

31,68 %

на столько повышается активность симпатической нервной системы (возбуждающей деятельность сердца) при чтении бумажной книги, а при чтении электронной - на 17,23%. Источник

30 000 рублей

такую сумму необходимо заплатить, чтобы вступить в Российский Книжный Союз Источник

1918

год, с которого коллекция Гинзбургов, хранится в собрании РГБ Источник

Прямая речь

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб»:

Я еще не встречал роман начинающего автора, где нельзя было бы с легкостью сократить процентов 10. Источник

Юлия Зайцева, продюсер:

Даже самый раскрученный бестселлер по тиражу в разы уступает количеству просмотров у популярных ютуберов или зрительскому рейтингу какой-нибудь захудалой программы на периферийном ТВ-канале Источник

Колонка Сергея Морозова

Сергей Морозов

Манифест барской литературы

Говорят, Маканин был очень умный. Может и так, смотря какой меркой мерить. Каждый обычно пользуется своей. Для одного - умный, для другого – так.
Я вот, сколько ни читал Маканина, «очень» не заметил. Умные-то мы все. А вот которых «очень» всегда было...

Усталость от государства

Странная тенденция прозы этого года – при всей идейной блеклости, господствующий анархический настрой, мысль, что было бы лучше обустроиться подальше от Левиафана.
Идея не новая. Необычно то, что над этим задумалась почвенническая по характеру литература....

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Убийство цензуры

Последние десять лет в России модно говорить о цензуре в самых разных сферах, особенно высокобюджетных. Самые медийные цензурные скандалы, как правило, имеют коррупционный бэкграунд. Я не берусь выносить приговоры при отсутствии информации. Скажу только, что для наблюдателя со стороны всегда очень странно выглядит, когда на обвинения в отсутствии прозрачной отчетности по крупным госконтрактам «пострадавшие» отвечают не четкими финансовыми выкладками (что было бы убедительно и логично), а ассиметричными контробвинениями в политическом заказе, ограничении свободы...

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Мертвые души 2.0. (трейлер романа)

Стартовал новый сезон некогда великого, а ныне стремительно глупеющего сериала «Ходячие мертвецы». Посмотрев пару новых серий, я понял, что русская литература имеет в запасе не менее впечатляющий сюжет для зомби-апокалипсиса, но пока им никто не восп...

Главный русский хронотоп

Очередь за iPhone X на Тверской, случившаяся на прошлой неделе, продолжает великую традицию русского культурного стояния. Сначала была очередь к поясу Богородицы (ноябрь 2011), потом – очередь к Серову (январь 2016)…
Какая, прости господи, связь между...

Интервью

Литературные мероприятия

19 нояб. Университетские субботы: Лекция «Поэтическое и изобразительное»

Приглашаются школьники, учащиеся колледжей, студенты и все интересующихся русской литературой и культурой.

22 нояб. Лекция о русских писателях, получивших Нобелевскую премию по литературе

Поэт, писатель и журналист Андрей Орловский расскажет о пристрастиях шведских академиков, нобелевской статистике, мифологии Иосифа...

16 нояб. Лекция «Иллюстраторы С. Я. Маршака»

Лекция пройдет в рамках интерактивной историко-библиографической выставки «МАРШАК».

Встречи с писателями

28 нояб. Оливер Стоун

В ходе встречи автор подпишет свои книги «Нерассказанная история США» и «Интервью с Владимиром Путиным».

22 нояб. Ксения Драгунская

В ходе встречи автор представит свою новую книгу «Колокольников — Подколокольный», ответит на вопросы и проведёт автограф-сессию!

Книжные новинки

Новости книжных магазинов

РЕСПУБЛИКА* на Проспекте Мира теперь работает 24 часа

РЕСПУБЛИКА* на Проспекте Мира теперь работает 24 часа

Если ровно в три часа ночи вы проснулись от желания приобрести моднейший винил, если вы считаете, что после полуночи стихи обретают другой смысл, если вы мечтаете попробовать редкие сладости при свете звёзд – вам в РЕСПУБЛИКУ*

Благотворительная акция «Подари ребёнку книгу» продолжается

Благотворительная акция «Подари ребёнку книгу» продолжается

В рамках акции проходит сбор книг для небольших региональных библиотек. В этот раз будет обновляться книжный фонд библиотеки Марковского сельского поселения республики Марий Эл. Акцию проводят книжный магазин «Москва», ассоциация «Растим читателя» и Российская государст...

Литрес: Лучшие книги октября

Литрес: Лучшие книги октября

Лучшие электронные и аудио книги октября 2017 года, по версии Сервиса электронных книг №1 в России «ЛитРес».

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

22 нояб. Лекция о русских писателях, получивших Нобелевскую премию по литературе

22 нояб. Лекция о русских писателях, получивших Нобелевскую премию по литературе

Поэт, писатель и журналист Андрей Орловский расскажет о пристрастиях шведских академиков, нобелевской статистике, мифологии Иосифа...

Благотворительная акция «Подари ребёнку книгу» продолжается

Благотворительная акция «Подари ребёнку книгу» продолжается

В рамках акции проходит сбор книг для небольших региональных библиотек. В этот раз будет обновляться книжный фонд библиотеки Марко...

Стартовал конкурс для библиотек

Стартовал конкурс для библиотек

НП «Викимедиа РУ» запустило конкурс для библиотек России по размещению в свободном доступе книг, газет и журналов из своего фонда,...

11 ноября Российская государственная библиотека в пятый раз открывает для посещения уникальные коллекции

11 ноября Российская государственная библиотека в пятый раз открывает для посещения уникальные коллекции

В этот день вы сможете посетить с экскурсией отдел диссертаций, отдел газет и отдел хранения основных фондов.

Новости издательств

«Редакция Елены Шубиной» приглашает на 19 Международную ярмарку интеллектуальной литературы non/fictio№

«Редакция Елены Шубиной» приглашает на 19 Международную ярмарку интеллектуальной литературы non/fictio№

Издательство представит множество ярких книжных новинок, а также пригласила известных авторов для встреч с читателями.

10 октября 1922 года — 95 лет назад — основано книжно-журнальное издательство «Молодая гвардия»

10 октября 1922 года — 95 лет назад — основано книжно-журнальное издательство «Молодая гвардия»

Основано книжно-журнальное издательство «Молодая гвардия» по решению V съезда ВЛКСМ. В издательстве, выпускающем художественную, о...

Издание книг.ком: Начались продажи сборника повестей Вячеслава Кондратьева

Издание книг.ком: Начались продажи сборника повестей Вячеслава Кондратьева

Сборника повестей Вячеслава Кондратьева «Повести. 1941-42 годы», выпущенн на платформе «Издание книг.ком». В сборник вошли три пов...

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Коронация зверя» Валерия Бочкова

Рецензия на книгу «Коронация зверя» Валерия Бочкова

Роман как исторически достаточно молодой жанр - вещество горячее, дымящееся, и его традиционность, граничащая с традиционализмом, и его сугубо личное (авторское) новаторство, граничащее с "выходом за рамки", могут иной раз начать сами диктовать автору свою волю,...

Рецензия на книгу «Стриптиз на 115-й дороге» Вадима Месяца

Рецензия на книгу «Стриптиз на 115-й дороге» Вадима Месяца

Обманчивым было бы думать, что автор сибарит, жизнелюб и весельчак. Этот глаз, эта память подмечают и крепко держат и то, что держать внутри себя опасно - настоящие трагедии; тогда текст превращается в невероятие почти шаламовское, граничащее с гротеском театр...

Рецензия на книгу «Охота за тенью» Якоба Ведельсбю

Рецензия на книгу «Охота за тенью» Якоба Ведельсбю

Атмосфера нового романа датчанина Якоба Ведельсбю «Охота за тенью» сначала кажется удобно-узнаваемой из-за насыщенности не только описаниями комфортных и традиционных европейских реалий, но и психологическими портретами знакомых европейских типажей. Типичное мышление...

Рецензия на книгу «Дети декабря» Платона Беседина

Рецензия на книгу «Дети декабря» Платона Беседина

Не побоимся начального трюизма: книга эта о людях, - как, впрочем, и все книги на свете. Вдумайтесь, книг не о людях очень мало; мало кто из писателей избирает поприще Виталия Бианки или Джеральда Даррела, но и зоологи-биологи поселяют животных по соседству с ...

Детская литература

Впервые в библиотеках по всей России пройдет  «Неделя „Живой классики“»

Впервые в библиотеках по всей России пройдет «Неделя „Живой классики“»

Самый масштабный проект для школьников нашей страны – конкурс юных чтецов «Живая классика» – пройдет в следующем году уже в седьмой раз. Чтобы отлично выступить, важно начать подготовку...

Книгуру проводит Конкурс на лучшую читательскую рецензию

Книгуру проводит Конкурс на лучшую читательскую рецензию

Итоги конкурса рецензий будут объявлены в начале декабря одновременно с объявлением победителей восьмого сезона «Книгуру». Приз – букридер.

3 ноября библиотека им. Н.А. Некрасова проведет «Большой День рождения на каникулах»

3 ноября библиотека им. Н.А. Некрасова проведет «Большой День рождения на каникулах»

Лучшие в мире устроители дней рождения собирают гостей. Ноябрь оказался «урожайным» месяцем на дни рождения детских писателей. Среди них такие любимые всеми ребятами, как Астрид Линдгре...

Научный Круглый стол «Приобщение к чтению: теория, история, практики»

Научный Круглый стол «Приобщение к чтению: теория, история, практики»

В программе предусмотрены выступления известных специалистов НИЦ «Наука» РАН, Российской академии образования (РАО), Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, президент...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Смерть рыжей годзиллы» автор Мзунгу

В 80- тые годы я провел сотни часов у радиоприемника, слушая «Голос Америки» и «Радио Свободы». И чем сильнее их глушили советские спецслужбы, тем крепче становилась моя любовь к Америке.
И вот, наконец, здравствуй Америка - страна сильных, смелых, умных и свободных людей!!!
В аэропорту меня встречала женщина по имени Бренда, с которой познакомился по переписке. Ещё до появления массового Интернета, чтобы освоить английский язык, я стал членом “International Pen Friends” и в мой почтовый ящик начали приходить письма со всего мира. Одно из них было от американки Бренды. далее...

«Пальцы» автор Катран

У Вити Кныша околела бабка. Жила себе старушка, не бздела, а тут – чпок – и загнула когти: мочевой пузырь по шву лопнул. Бабка рассол от помидоров сильно уважала. Третьего дня банку трехлитровую в один ебальничег морщинистый скушала и поехала на картошку двести километров без остановок. Там, посреди ботвы и колорадских жуков, в самом расцвете старушечьих сил, можно сказать, и крякнула. Казалось бы, семьдесят три всего – в трамвае хоть с пяти утра на костылях фехтуй, скамейки под домом на вылет проперживай, а по выходным хрючево для внука кашеварь – не жизнь, а малина. И тут такая неприятность с косой… далее...

Доска объявлений

Новая рубрика! Условия публикации здесь

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Ищете бета-ридера? Я тот, кто вам нужен!

Предлагаю писателям услуги бета-ридера. Стоимость - 1 а.л. = 400 р. Работаю по предоплате в 50% от полной стоимости. далее...

Отдам Пелевина и Рубину

С вас чашка кофе в кафе. Если Вы девушка - кофе с меня ;) далее...

Продам две монографии Лукова В.В.

Предотвращение террора «сверху» и «снизу» - тема двух монографий Лукова В.В. далее...

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина