комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Дэвид Алмонд: «Мир глазами ребенка пластичный»

Дэвид Алмонд: «Мир глазами ребенка пластичный» 14.01.2018

О том, что такое взросление и почему не важно, живет ли подросток в Японии или России. О том, как книги находят свой путь к авторам и надо ли авторам бежать от самих себя. Я поговорила с Дэвидом Алмондом, одним из самых известных современных детских и подростковых писателей, обладателем высшей награды в области детской литературы – Медали Андерсена, во время его визита в Россию, организованного Британским Советом.

На Международной ярмарке интеллектуальной литературы non/fictio№ Дэвид Алмонд представил свою книгу «Мой папа — птиц», вышедшую в издательстве «Самокат» в переводе Ольги Варшавер.

Ваши книги причисляют к жанру магического реализма. Вместе с тем повествование глубоко реалистично. Реальность происходящего буквально выпрыгивает со страниц на читателя. Как вы сами определяете стиль своих книг?

Я ставлю реализм во главу угла. Для меня важно, чтобы действие происходило в реальном, осязаемом мире, поэтому и к своим книгам я отношусь как к реалистическим. Другое дело – когда я досконально описываю реальность, то понимаю, что материальный мир пронизан магией. В каждой самой обыденной вещи можно заметить какую-то магическую искру. Да, мои книги о простых людях, простых материях, простых событиях, но преисполненных некой тайны, в которой просматривается сама наша жизнь. По мне, жизнь таинственна и необычайно волшебна.

До «Скеллига» вы писали рассказы для взрослой аудитории. Магия присутствовала и там?

Присутствовала, но я еще не знал, как с ней обращаться. Я написал несколько книг для взрослых, но что-то не срасталось. Когда же я начал писать для подростков, то ощутил настоящее освобождение.

Вдохновение нашло, как себя выразить?

Все стало более насыщенным. Просто дети знают, что им пока не все известно, они находятся в процессе непрерывных изменений и роста, поэтому для них нет ничего постоянного, окончательного. Мне кажется, что сам мир в глазах детей пластичнее, чем у взрослых. Отсюда и чувство освобождения. Теперь я мог говорить на языке, который мне был интересен, описывать заурядные вещи, таящие в себе глубокие смыслы.

Повседневный мир ваших книг – ваш родной промышленный город Ньюкасл и его окрестности на северо-востоке Англии середины ХХ века. Насколько книжные места близки к реальным воспоминаниям вашего детства?

Иногда более чем близки, хотя долгое время я не хотел писать о себе и о своем опыте. Я предпочитал писать о чем угодно другом, притворяться кем угодно другим. Но в конце концов мне пришлось признать: «Я тот, кто я есть. Я то, где я вырос». Я обратился к своим детским воспоминаниям и стал осознанно использовать знакомые ландшафты, знакомый язык. И еще раз ощутил себя намного более свободным. То, чего я избегал долгие годы, стало источником вдохновения. Я действительно беру многое из собственного детства. Даже в «Скеллиге», где на первый взгляд мало личного, есть отдельные детали, списанные с моих воспоминаний. У меня в детстве, как и у Майкла, была младшая сестра со слабым здоровьем, и у мамы, прямо как у Скеллига, был жуткий артрит. Это вошло в повесть.

Сильные детали автобиографии.

В общем-то да. Но, когда ты пишешь, об этом особо не задумываешься, только потом понимаешь – о, вот откуда взялось то или это. Связь с личным опытом есть, но это не значит, что я специально планировал использовать его в работе. Просто, когда пишешь, к тебе приходят идеи и порабощают тебя, происходит какая-то вспышка, и тебе уже от них никуда не деться.

Вы воспитывались в католической семье и привносите много католических символов в свои тексты. При этом ваши книги популярны у широкого круга читателей с различными религиозными взглядами. Как вы для себя объясняете универсальность используемых символов?

Это и для меня оказалось неожиданностью, потому что, опять же, я не собирался писать о католицизме. Я считал, что уже никак не связан с религией, а потом понял – нет, это все-таки часть меня, и с этим ничего не поделаешь. Когда же я присмотрелся к своему католическому воспитанию, то поразился, насколько там изумительные образы, великолепные персонажи, глубокий язык ритуалов. Постепенно я позволил себе всем этим пользоваться. Было удивительно, что читатели, принадлежащие к разным конфессиям, видели в моих книгах нечто, с чем могли себя ассоциировать. Возможно, дело в том, что католические образы используются в, по сути, не католических книгах, ведь они не относятся к религиозным, они не о католической вере и всем с ней связанном. В мои тексты вплетены, скорее, универсальные религиозные элементы, стремление разобраться в мире, опираясь на духовные ценности.

Сегодня в российской детской литературе слышны призывы дать современным детям современные тексты, чтобы они знали, что литература может быть о происходящем здесь и сейчас. Ваш пример говорит обратное – можно писать для современных детей о любом историческом периоде, о любом географическом месте. Как вы думаете, с чем это связано?

Тут я и сам поражаюсь. Когда я писал «Скеллига», а он был моим первым подростковым произведением, я не особо распространялся, что пишу именно детскую книгу. Но те, кто знали, порой спрашивали: а она современная? ты используешь молодежный сленг? там много про новые гаджеты? Я отвечал, что там и телевизора-то нет. Понятно, что мне пророчили провал. А оказался триумф. Я полагаю, если вы целенаправленно проверяете свои тексты на актуальность, из зоны вашего внимания выпадает один существенный элемент писательской задачи – правдиво раскрывать природу человека. Я пишу о том, каково это – взрослеть. Трудности взросления одинаковы для каждого, не важно, в какой стране вы живете, когда вы родились, во что вы верите. Взрослеют все одинаково в любой точке мира, поэтому мои книги, действие которых происходит на крошечном пятачке северо-востока Англии, читают по всему миру. И подростки не отказываются от них, хотя там описываются незнакомые места, наоборот – они стремятся к ним, потому что в них исследуется нечто общее, объединяющее их всех.

Вы однажды сказали: «Взрослеть – это научиться принимать мир, в котором реальность и миф, правда и ложь переплетаются друг с другом в удивительном танце». Это справедливо для любого поколения детей?

Конечно! Истина о мире приходит к нам через вымысел, по сути — ложь. Человек живет вымыслом, историями. Какие-то, понятное дело, яйца выеденного не стоят, но какие-то раскрывают глубочайшую суть человеческой природы. Так, древние мифы не теряют свою убедительность на протяжении всей истории человечества. В своих книгах я часто обращаюсь к греческой мифологии. Меня, бывает, одергивают: как это я пишу о греческих мифах в современных детских книжках?! Но я настаиваю, что в детской книге можно писать о чем угодно.

Все-таки ваше детство отличалось от детства современных английских детей в одном важном пункте – телесные наказания в школах тогда были разрешены, о чем подробно говорится в "Огнеглотателях". Как это отразилось на вас? В чем выигрывают современные дети?

Когда я ходил в школу, там применялись телесные наказания. Это было ужасно, отвратительно, но такая система существовала в то время. Теперь же, когда я вспоминаю, как это было, и вижу современных одиннадцати- двенадцатилетних школьников, я содрогаюсь при мысли, что, окажись они в прошлом, взрослые имели бы право их бить ремнем или указкой. Отвратительно. Запрет на телесные наказания – гигантский шаг вперед. Но в Великобритании все еще есть те, кто считают, что не стоило запрещать. Вот это страшно. Если мы допускаем, что взрослые могут бить детей, мы фактически санкционируем любое насилие по отношению к ним. Этого не должно быть.

Вы писали книги для взрослых, для подростков и для детей. Заметили для себя принципиальные отличия?

Подход одинаковый. Суть в чем? Составлять правильные слова в правильном порядке и делать это как можно лучше. Единственное, работа над книгами для маленьких детей чуть необычна, тем более, если планируются иллюстрации. Есть особое удовольствие в том, что к твоей книге нарисуют картинки. Я помогаю, чем могу: когда пишу, оставляю пустые места, которые иллюстратор заполнит собственным прочтением моего сюжета. Вообще, работа над книгой для младших читателей чем-то похожа на танец. Ты все время шлифуешь язык, играешь с ним, потому что маленькие дети смелее взрослых в обращении с языком, для них это песня, это танец, это что-то живое.

Ваши ангелоподобные персонажи обладают выраженной телесностью: от Скеллига пахнет, как от хищника, дети подробно описывают ощущения от прикосновений к святому в «Небоглазке». Почему вы обращаете на это внимание?

Это способ объяснения дуализма человеческой природы. Суть в том, что человек может выглядеть отталкивающе и прекрасно в одно и то же время. В «Небоглазке» герои говорят именно об этом, когда выкапывают святого из ила, – что он прекрасен в своей смерти. Искусство обладает даром показывать отвратительное так, что проступает прекрасное, искусство находит красоту в самых мрачных закутках мира.

Нельзя не спросить. Откуда русские имена персонажей? Распутин в «Огнеглотателях», Достоевски и Ниташа (почти Наташа) в «Мальчике, который плавал с пираньями». Была даже небольшая сцена в Новосибирске.

Достоевски оказался в книге, потому что я люблю Достоевского и потому что мне нравится, как звучит слово Д-о-с-т-о-е-в-с-к-и – очень красиво. Потом я захотел, чтобы у него был ребенок с русским именем, подумал о Наташе, но специально изменил написание на Ниташу. Сцена в Сибири выросла из истории одного моего друга, чья жена – тоже балерина – на самом деле отправилась в Сибирь, так мама Ниташи оказалась там же. Мне даже пришлось поискать информацию о Новосибирске, чтобы написать сцену правильно. Дело в том, что, когда вы пишите книжку в Англии, сидя в своем кабинете, Сибирь кажется краем света, она привносит ощущение гигантского расстояния, места, абсолютно непохожего на то, где находитесь вы сами. А Распутин появился по следам одного учителя из моего детства, мы в школе прозвали его Распутиным, потому что у него была смешная прическа, как у монаха.

В «Мой папа – птиц» рассказывается история крепкой и дружной семьи в тяжелое для нее время. По сути, Лиззи заботится об отце, в чьем поведении очевидны симптомы психического расстройства. Не слишком ли это тяжелая ноша для ребенка?

Лиззи приходится нелегко, потому что ее папа болен, ведет себя неуравновешенно и к тому же она потеряла маму. Когда я писал книгу, я не думал о сюжете в таком контексте, мне хотелось рассказать о девочке с измученным папой, которого одолевает желание перелететь реку. В процессе работы я ясно увидел, что ей не следует пытаться исцелить его снаружи. Наоборот, она проникает внутрь его картины мира, она, как и он, надевает крылья, пытается понять его. Чтобы помочь другому, надо его почувствовать, не разглядывать со стороны, а попытаться вжиться в его проблему, проявить настолько глубокое сопереживание, что ощутить себя на его месте. Вот что происходит между Лиззи и ее папой.

Вы часто ставите детей в ситуации тяжелого жизненного выбора, описываете достаточно трагичные моменты взросления, но рядом маячат радость и веселье. Как трагедии и смеху удается ужиться в ваших книгах?

Этого я не знаю, просто делаю то, что делаю. Если вы пытаетесь обдумать, как у вас что-то получается, оно тут же перестает получаться. Но если просто писать, юмор обязательно подаст голос, юмор неизбежно появляется как реакция на мрак. И это естественно, таков мир, как мне кажется. Даже в самые тяжелые времена всегда найдутся те, кто будет высмеивать тьму. Смех и юмор приносят исцеление, и вообще юмор обладает немалой энергией созидания.

Если в тексте есть два смысла – сказочный для детей и символический для взрослых – не принижается ли серьезность поднимаемых вопросов?

Я не ставлю перед собой задачу насильно познакомить читателя с проблемами, но я за то, чтобы стараться в них разобраться, потому что мир вокруг сложен. В этом смысле мои книги правдивы, они не отворачиваются от печали, смерти, проблем. Хотя я пишу их так, чтобы проблемы не всплывали на поверхность. Мои читатели испытывают самые разные эмоции и вообще реагируют на мои книги эмоционально. Мне доводилось встречать взрослых, которые очень остро воспринимали проблемы, описанные в «Скеллиге» и в книге «Мой папа – птиц». Взрослые читатели делились со мной собственными историями, которые прежде не решались никому рассказать. Они находили в этих книгах проникновенное описание глубоких человеческих переживаний и в то же время возможность посмеяться и повздыхать над чем-то вместе со своими детьми.

Дети в разных странах ожидают от литературы одинаковых вещей?

Да и еще раз да. Где бы я ни оказался, меня глубоко поражает, насколько дети похожи друг на друга. Они задают одинаковые вопросы, находят одинаковые поводы для радости и грусти, они очень похоже реагируют на тексты. Это прекрасно само по себе и в то же время доказывает, что судьба человека – вещь универсальная, не зависящая от места жительства. Живете ли вы в России, Японии или на северо-востоке Англии, вам придется пройти одинаковые фундаментальные стадии взросления и приобщиться к великолепию сложного, но чудесного мира.

Вы писали практически всю жизнь, но вашей дебютной книгой называют «Скеллига», опубликованного в 1998 году. Зато всего через 12 лет вы уже получили Медаль Андерсена, высшую профессиональную награду за детскую литературу. Как вы восприняли неожиданную смену темпа?

Это было поразительно! Я писал в течение многих лет, такое ощущение, что вообще всегда, но у меня было немного публикаций. Потом со «Скеллигом» произошел настоящий взрыв, а ведь эта повесть по чуть-чуть вобрала в себя все, что я делал прежде. Тогда я почувствовал большой прилив сил и облегчение от того, что нашел своего читателя. Наступило плодотворное время. Это стало возможным благодаря долгим годам усердной молчаливой работы. Когда же я увидел успех «Скеллига», все что мне оставалось – без остановки работать над следующей книгой, потом над следующей и над следующей. Стопка книг все росла, а я удивлялся: кто все это написал? Ах, да, это же я. Двенадцать лет спустя случилась Медаль Андерсена, что удивительно, ведь ее присуждают за достижения всей жизни. Но я считаю ее премией за всю работу, которая была проделана и до «Скеллига», за все попытки нащупать верный путь, за решение не сдаваться и продолжать писать, пока, наконец, на меня не обрушилось однажды начало «Скеллига», и уже к середине первой страницы я не понял, что это лучшее из созданного мной когда-либо. После этого все встало на свои места.

Фото: Дарья Доцук

Источник: littlereader.ru


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Прямая речь

Алексей Иванов, писатель:

Наши критики лучше писателя умеют писать романы, лучше режиссёра снимать фильмы, лучше врачей делать операции. Я бы нашим критикам посоветовал меньше учить и больше учиться самим. Источник

Олег Дивов, писатель:

Я двадцать лет в этом бизнесе, есличо. Вы спросите: а как отличить качественный текст от недоделанного? Читайте медленно, дорогие мои. Источник

Короткое чтиво на каждый день

Народ Россеяныч Терпеливый: «Триумф на выдаче»

Победитель литературной премии «Инородная власть» посвященной увеличению пенсионного возраста и налогового бремени.
Двое мужчин лет за пятьдесят, ухоженных, в дорогих костюмах, ехали в этом лимузине. Один уже начинал лысеть другой еще нет. Оба были слегка на веселе. Что-то у них получилось, кого-то они объегорили, кого-то обманули. Впрочем, сами они относились...

«Планета счастья» Сергей Скляров

Теперь ангелы с лицами девушек из эротических фильмов кружили над Поповым, указывая дорогу.
Попов перестал быть самим собой – двадцатитрехлетним коммерсантом, торгующим французской косметикой и совсем недавно открывшим для себя Планету Счастья. Теперь он превратился в кого-то другого, свободного и всемогущего. Платинумен – это странное и блистательное...

Литература в картинках

Жизнь писателя Посмотреть полный размер

Жизнь писателя

Автор рисунка нам неизвестен.
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

История муми-троллей

История муми-троллей

Как возникло слово «муми-тролль», откуда взялись Тофсла и Вифсла, в каком порядке нужно читать книги Туве Янссон и другие важные вопросы.

Самые распространенные ошибки начинающих писателей

Самые распространенные ошибки начинающих писателей

Разбор основан на более чем сотне рассказов. Автор разбора утверждает, что несмотря на немалое количество хороших текстов, у очень многих есть общие ошибки. Цель разбора - помочь авторам рассказов сориентироваться, работ...

Как они делали это: секретные приемы Толстого, Набокова, Бальзака и Хемингуэя

Как они делали это: секретные приемы Толстого, Набокова, Бальзака и Хемингуэя

Гертруда Стайн любила, оторвавшись от работы, посмотреть на коров и с этой целью ездила за город. Вуди Аллен, чтобы не дать уснуть вдохновению, то и дело принимает душ. Гранд-дамы послевоенной британской литературы, Айри...

Как научиться понимать поэзию

Как научиться понимать поэзию

Никакие образные красоты и глубокомыслие не спасут стихотворения, если читателю просто-напросто не в радость произнесение строфы или даже строки.

Литература в цифрах

50 - 70 рублей

Цена брудершафта с Венедиктом Ерофеевым. Источник

1920-е

годы, когда Фадеева, сравнивали со Львом Толстым. Источник

11 книг

было у отчима Леонида Юзефовича - 10 томов энциклопедии машиностроения и «Война и мир» Источник

Колонка Лидии Сычёвой

Лидия Сычёва

Лидия Сычёва – прозаик, публицист, главный редактор интернет-журнала «МОЛОКО» и сайта «Славянство – Форум славянских культур», лауреат международных и всероссийских литературных премий.

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Юлия Зайцева - продюсер писателя Алексея Иванова, директор Продюсерского центра «Июль»

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Сергей Оробий - критик, литературовед. Кандидат филологических наук, доцент Благовещенского государственного педагогического университета. Печатается в бумажных и электронных литературных журналах.

Колонка Сергея Морозова

Сергей Морозов

Сергей Морозов - литературный критик.

Мнения В. Румянцева

Валерий Румянцев

Лирические и юмористические стихи, басни, литературные пародии, сказки, статьи; реалистические, сатирические и фантастические рассказы Валерия Румянцева печатались в 180 изданиях РФ и за рубежом. Вышло 12 книг.

Записки старого ворчуна

Старик Лоринков

Ко всем текстам, представленным в данной колонке, приложил руку лично Старик Лоринков. Редакция допускает, что все изложенное в данной колонке, может быть литературным вымыслом. Но может и не быть.

Интервью

Литературные мероприятия

27 февр. Пушкин и приключения байронического героя в России

На встрече слушателям будет рассказано о становлении и эволюции типа романтического героя в отечественной литературе, а ...

20 дек. Круглый стол, посвященный 100-летию Александра Солженицына

Тема дискуссии – «Значение и влияние творческого наследия А.И. Солженицына».

Новогодняя распродажа «Счастья много не бывает» Книги на вес на Рождественской ярмарке в стиле Ар Деко

22 декабря в Музее Ар Деко в Москве Редакция № 1 издательства «Эксмо» проведет традиционную распродажу книг на вес. ...

Встречи с писателями

С 18 по 22 февр. Алексей Сальников

Алексей Сальников автор бестселлера «Петровы в гриппе и вокруг него» приедет в Москву и проведет встречи с читателями.

1 февр. Галина Юзефович

Галина Юзефович расскажет, как сориентироваться в современном литературном пространстве без каких-либо канонов и ориентиров.

Книжные новинки

Рецензии на книги

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Август - 2018

По моей оценке на всю Россию, есть приблизительно 20 человек, которые непосредственно принимают решение о публикации книг новых авторов.

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Июль

Лимит не в авторах – а в бюджете. Это дорогое удовольствие, и эффект начинается от суммы порядка 6 миллионов

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Ульяновская областная научная библиотека имени В.И. Ленина запускает Международный конкурс #ПушкинLike: читаем Пушкина на языках народов мира

Ульяновская областная научная библиотека имени В.И. Ленина запускает Международный конкурс #ПушкинLike: читаем Пушкина на языках народов мира

Конкурс приурочен к 220-летию со дня рождения русского поэта Александра Сергеевича Пушкина и призван сплотить ...

20 дек. Круглый стол, посвященный 100-летию Александра Солженицына

20 дек. Круглый стол, посвященный 100-летию Александра Солженицына

Тема дискуссии – «Значение и влияние творческого наследия А.И. Солженицына».

Названа лучшая тактильная книга для детей

Названа лучшая тактильная книга для детей

В Российской государственной детской библиотеке подвели итоги конкурса на лучшую тактильную книгу для детей с ...

Новости издательств

Обзор ключевых новинок, которые выйдут в январе 2019 года в «Редакции Елены Шубиной»

Обзор ключевых новинок, которые выйдут в январе 2019 года в «Редакции Елены Шубиной»

А также планы на февраль 2019 года и воспоминания ноября 2018 года.

Издательство Clever запускает сеть партнерских магазинов

Издательство Clever запускает сеть партнерских магазинов

Специализирующееся на детских книгах издательство Clever планирует к 2022 году открыть 50 магазинов под своим брендом. Половину из...

«Альпина» в Amazon

«Альпина» в Amazon

Книги «Альпины» на русском языке от российских и зарубежных авторов уже доступны в электронном формате на...

Новогодняя распродажа «Счастья много не бывает» Книги на вес на Рождественской ярмарке в стиле Ар Деко

Новогодняя распродажа «Счастья много не бывает» Книги на вес на Рождественской ярмарке в стиле Ар Деко

22 декабря в Музее Ар Деко в Москве Редакция № 1 издательства «Эксмо» проведет традиционную распродажу книг на вес.  

Видео

Новости книжных магазинов

Книжный магазин «Все свободны» ищет новое помещение

Книжный магазин «Все свободны» ищет новое помещение

Питерский магазин «Все свободны» работает на Мойке, 28 только до 15 февраля.

Лабиринт: Скидки  на книги 40% до 21 декабря

Лабиринт: Скидки на книги 40% до 21 декабря

Сообщается, что скидка 40% распространяется на десять тысяч увлекательных, полезных, занимательных, красивых, новог...

Объявлены лучшие книжные магазины столицы

Объявлены лучшие книжные магазины столицы

В этом году на конкурс было подано рекордное количество заявок – 142 заявки, что почти в три раза больше, чем в про...

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В акции участвует почти весь наш ассортимент. Исключение — серия «Основы искусства».

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Пальцы» автор Катран

У Вити Кныша околела бабка. Жила себе старушка, не бздела, а тут – чпок – и загнула когти: мочевой пузырь по шву лопнул. Бабка рассол от помидоров сильно уважала. Третьего дня банку трехлитровую в один ебальничег морщинистый скушала и поехала на картошку двести километров без остановок. Там, посреди ботвы и колорадских жуков, в ...

далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял,...

далее...

«Смерть рыжей годзиллы» автор Мзунгу

В 80-тые годы я провел сотни часов у радиоприемника, слушая «Голос Америки» и «Радио Свободы». И чем сильнее их глушили советские спецслужбы, тем крепче становилась моя любовь к Америке.
И вот, наконец, здравствуй Америка - страна сильных, смелых, умных и свободных людей!!!
В аэропорту меня встречала женщина по имени Бренда,...

далее...

Детская литература

Объявлены лауреаты конкурса «Книгуру»

Объявлены лауреаты конкурса «Книгуру»

В 2018 году в конкурсе приняли участие 708 авторов. Для Короткого списка эксперты отобрали 15 произведений, которые были выложены в свободном доступе на сайте конкурса kniguru.info. Кому достались призовые места – решили дети и подростки.

Стали известны темы итогового сочинения 2018-2019 гг

Стали известны темы итогового сочинения 2018-2019 гг

Для каждого субъекта Российской Федерации предусмотрен свой набор тем для итогового сочинения.

2 дек. Роб Биддальф

2 дек. Роб Биддальф

Российскому читателю Роб Биддальф знаком по замечательным книгам-картинкам «Пёс не тот», «Бумажный змей», «Пираты».

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина