комиссия-по-конопле.рф
Интернет-магазина onix-boox
Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Дэвид Алмонд: «Мир глазами ребенка пластичный»

Дэвид Алмонд: «Мир глазами ребенка пластичный» 14.01.2018

О том, что такое взросление и почему не важно, живет ли подросток в Японии или России. О том, как книги находят свой путь к авторам и надо ли авторам бежать от самих себя. Я поговорила с Дэвидом Алмондом, одним из самых известных современных детских и подростковых писателей, обладателем высшей награды в области детской литературы – Медали Андерсена, во время его визита в Россию, организованного Британским Советом.

На Международной ярмарке интеллектуальной литературы non/fictio№ Дэвид Алмонд представил свою книгу «Мой папа — птиц», вышедшую в издательстве «Самокат» в переводе Ольги Варшавер.

Ваши книги причисляют к жанру магического реализма. Вместе с тем повествование глубоко реалистично. Реальность происходящего буквально выпрыгивает со страниц на читателя. Как вы сами определяете стиль своих книг?

Я ставлю реализм во главу угла. Для меня важно, чтобы действие происходило в реальном, осязаемом мире, поэтому и к своим книгам я отношусь как к реалистическим. Другое дело – когда я досконально описываю реальность, то понимаю, что материальный мир пронизан магией. В каждой самой обыденной вещи можно заметить какую-то магическую искру. Да, мои книги о простых людях, простых материях, простых событиях, но преисполненных некой тайны, в которой просматривается сама наша жизнь. По мне, жизнь таинственна и необычайно волшебна.

До «Скеллига» вы писали рассказы для взрослой аудитории. Магия присутствовала и там?

Присутствовала, но я еще не знал, как с ней обращаться. Я написал несколько книг для взрослых, но что-то не срасталось. Когда же я начал писать для подростков, то ощутил настоящее освобождение.

Вдохновение нашло, как себя выразить?

Все стало более насыщенным. Просто дети знают, что им пока не все известно, они находятся в процессе непрерывных изменений и роста, поэтому для них нет ничего постоянного, окончательного. Мне кажется, что сам мир в глазах детей пластичнее, чем у взрослых. Отсюда и чувство освобождения. Теперь я мог говорить на языке, который мне был интересен, описывать заурядные вещи, таящие в себе глубокие смыслы.

Повседневный мир ваших книг – ваш родной промышленный город Ньюкасл и его окрестности на северо-востоке Англии середины ХХ века. Насколько книжные места близки к реальным воспоминаниям вашего детства?

Иногда более чем близки, хотя долгое время я не хотел писать о себе и о своем опыте. Я предпочитал писать о чем угодно другом, притворяться кем угодно другим. Но в конце концов мне пришлось признать: «Я тот, кто я есть. Я то, где я вырос». Я обратился к своим детским воспоминаниям и стал осознанно использовать знакомые ландшафты, знакомый язык. И еще раз ощутил себя намного более свободным. То, чего я избегал долгие годы, стало источником вдохновения. Я действительно беру многое из собственного детства. Даже в «Скеллиге», где на первый взгляд мало личного, есть отдельные детали, списанные с моих воспоминаний. У меня в детстве, как и у Майкла, была младшая сестра со слабым здоровьем, и у мамы, прямо как у Скеллига, был жуткий артрит. Это вошло в повесть.

Сильные детали автобиографии.

В общем-то да. Но, когда ты пишешь, об этом особо не задумываешься, только потом понимаешь – о, вот откуда взялось то или это. Связь с личным опытом есть, но это не значит, что я специально планировал использовать его в работе. Просто, когда пишешь, к тебе приходят идеи и порабощают тебя, происходит какая-то вспышка, и тебе уже от них никуда не деться.

Вы воспитывались в католической семье и привносите много католических символов в свои тексты. При этом ваши книги популярны у широкого круга читателей с различными религиозными взглядами. Как вы для себя объясняете универсальность используемых символов?

Это и для меня оказалось неожиданностью, потому что, опять же, я не собирался писать о католицизме. Я считал, что уже никак не связан с религией, а потом понял – нет, это все-таки часть меня, и с этим ничего не поделаешь. Когда же я присмотрелся к своему католическому воспитанию, то поразился, насколько там изумительные образы, великолепные персонажи, глубокий язык ритуалов. Постепенно я позволил себе всем этим пользоваться. Было удивительно, что читатели, принадлежащие к разным конфессиям, видели в моих книгах нечто, с чем могли себя ассоциировать. Возможно, дело в том, что католические образы используются в, по сути, не католических книгах, ведь они не относятся к религиозным, они не о католической вере и всем с ней связанном. В мои тексты вплетены, скорее, универсальные религиозные элементы, стремление разобраться в мире, опираясь на духовные ценности.

Сегодня в российской детской литературе слышны призывы дать современным детям современные тексты, чтобы они знали, что литература может быть о происходящем здесь и сейчас. Ваш пример говорит обратное – можно писать для современных детей о любом историческом периоде, о любом географическом месте. Как вы думаете, с чем это связано?

Тут я и сам поражаюсь. Когда я писал «Скеллига», а он был моим первым подростковым произведением, я не особо распространялся, что пишу именно детскую книгу. Но те, кто знали, порой спрашивали: а она современная? ты используешь молодежный сленг? там много про новые гаджеты? Я отвечал, что там и телевизора-то нет. Понятно, что мне пророчили провал. А оказался триумф. Я полагаю, если вы целенаправленно проверяете свои тексты на актуальность, из зоны вашего внимания выпадает один существенный элемент писательской задачи – правдиво раскрывать природу человека. Я пишу о том, каково это – взрослеть. Трудности взросления одинаковы для каждого, не важно, в какой стране вы живете, когда вы родились, во что вы верите. Взрослеют все одинаково в любой точке мира, поэтому мои книги, действие которых происходит на крошечном пятачке северо-востока Англии, читают по всему миру. И подростки не отказываются от них, хотя там описываются незнакомые места, наоборот – они стремятся к ним, потому что в них исследуется нечто общее, объединяющее их всех.

Вы однажды сказали: «Взрослеть – это научиться принимать мир, в котором реальность и миф, правда и ложь переплетаются друг с другом в удивительном танце». Это справедливо для любого поколения детей?

Конечно! Истина о мире приходит к нам через вымысел, по сути — ложь. Человек живет вымыслом, историями. Какие-то, понятное дело, яйца выеденного не стоят, но какие-то раскрывают глубочайшую суть человеческой природы. Так, древние мифы не теряют свою убедительность на протяжении всей истории человечества. В своих книгах я часто обращаюсь к греческой мифологии. Меня, бывает, одергивают: как это я пишу о греческих мифах в современных детских книжках?! Но я настаиваю, что в детской книге можно писать о чем угодно.

Все-таки ваше детство отличалось от детства современных английских детей в одном важном пункте – телесные наказания в школах тогда были разрешены, о чем подробно говорится в "Огнеглотателях". Как это отразилось на вас? В чем выигрывают современные дети?

Когда я ходил в школу, там применялись телесные наказания. Это было ужасно, отвратительно, но такая система существовала в то время. Теперь же, когда я вспоминаю, как это было, и вижу современных одиннадцати- двенадцатилетних школьников, я содрогаюсь при мысли, что, окажись они в прошлом, взрослые имели бы право их бить ремнем или указкой. Отвратительно. Запрет на телесные наказания – гигантский шаг вперед. Но в Великобритании все еще есть те, кто считают, что не стоило запрещать. Вот это страшно. Если мы допускаем, что взрослые могут бить детей, мы фактически санкционируем любое насилие по отношению к ним. Этого не должно быть.

Вы писали книги для взрослых, для подростков и для детей. Заметили для себя принципиальные отличия?

Подход одинаковый. Суть в чем? Составлять правильные слова в правильном порядке и делать это как можно лучше. Единственное, работа над книгами для маленьких детей чуть необычна, тем более, если планируются иллюстрации. Есть особое удовольствие в том, что к твоей книге нарисуют картинки. Я помогаю, чем могу: когда пишу, оставляю пустые места, которые иллюстратор заполнит собственным прочтением моего сюжета. Вообще, работа над книгой для младших читателей чем-то похожа на танец. Ты все время шлифуешь язык, играешь с ним, потому что маленькие дети смелее взрослых в обращении с языком, для них это песня, это танец, это что-то живое.

Ваши ангелоподобные персонажи обладают выраженной телесностью: от Скеллига пахнет, как от хищника, дети подробно описывают ощущения от прикосновений к святому в «Небоглазке». Почему вы обращаете на это внимание?

Это способ объяснения дуализма человеческой природы. Суть в том, что человек может выглядеть отталкивающе и прекрасно в одно и то же время. В «Небоглазке» герои говорят именно об этом, когда выкапывают святого из ила, – что он прекрасен в своей смерти. Искусство обладает даром показывать отвратительное так, что проступает прекрасное, искусство находит красоту в самых мрачных закутках мира.

Нельзя не спросить. Откуда русские имена персонажей? Распутин в «Огнеглотателях», Достоевски и Ниташа (почти Наташа) в «Мальчике, который плавал с пираньями». Была даже небольшая сцена в Новосибирске.

Достоевски оказался в книге, потому что я люблю Достоевского и потому что мне нравится, как звучит слово Д-о-с-т-о-е-в-с-к-и – очень красиво. Потом я захотел, чтобы у него был ребенок с русским именем, подумал о Наташе, но специально изменил написание на Ниташу. Сцена в Сибири выросла из истории одного моего друга, чья жена – тоже балерина – на самом деле отправилась в Сибирь, так мама Ниташи оказалась там же. Мне даже пришлось поискать информацию о Новосибирске, чтобы написать сцену правильно. Дело в том, что, когда вы пишите книжку в Англии, сидя в своем кабинете, Сибирь кажется краем света, она привносит ощущение гигантского расстояния, места, абсолютно непохожего на то, где находитесь вы сами. А Распутин появился по следам одного учителя из моего детства, мы в школе прозвали его Распутиным, потому что у него была смешная прическа, как у монаха.

В «Мой папа – птиц» рассказывается история крепкой и дружной семьи в тяжелое для нее время. По сути, Лиззи заботится об отце, в чьем поведении очевидны симптомы психического расстройства. Не слишком ли это тяжелая ноша для ребенка?

Лиззи приходится нелегко, потому что ее папа болен, ведет себя неуравновешенно и к тому же она потеряла маму. Когда я писал книгу, я не думал о сюжете в таком контексте, мне хотелось рассказать о девочке с измученным папой, которого одолевает желание перелететь реку. В процессе работы я ясно увидел, что ей не следует пытаться исцелить его снаружи. Наоборот, она проникает внутрь его картины мира, она, как и он, надевает крылья, пытается понять его. Чтобы помочь другому, надо его почувствовать, не разглядывать со стороны, а попытаться вжиться в его проблему, проявить настолько глубокое сопереживание, что ощутить себя на его месте. Вот что происходит между Лиззи и ее папой.

Вы часто ставите детей в ситуации тяжелого жизненного выбора, описываете достаточно трагичные моменты взросления, но рядом маячат радость и веселье. Как трагедии и смеху удается ужиться в ваших книгах?

Этого я не знаю, просто делаю то, что делаю. Если вы пытаетесь обдумать, как у вас что-то получается, оно тут же перестает получаться. Но если просто писать, юмор обязательно подаст голос, юмор неизбежно появляется как реакция на мрак. И это естественно, таков мир, как мне кажется. Даже в самые тяжелые времена всегда найдутся те, кто будет высмеивать тьму. Смех и юмор приносят исцеление, и вообще юмор обладает немалой энергией созидания.

Если в тексте есть два смысла – сказочный для детей и символический для взрослых – не принижается ли серьезность поднимаемых вопросов?

Я не ставлю перед собой задачу насильно познакомить читателя с проблемами, но я за то, чтобы стараться в них разобраться, потому что мир вокруг сложен. В этом смысле мои книги правдивы, они не отворачиваются от печали, смерти, проблем. Хотя я пишу их так, чтобы проблемы не всплывали на поверхность. Мои читатели испытывают самые разные эмоции и вообще реагируют на мои книги эмоционально. Мне доводилось встречать взрослых, которые очень остро воспринимали проблемы, описанные в «Скеллиге» и в книге «Мой папа – птиц». Взрослые читатели делились со мной собственными историями, которые прежде не решались никому рассказать. Они находили в этих книгах проникновенное описание глубоких человеческих переживаний и в то же время возможность посмеяться и повздыхать над чем-то вместе со своими детьми.

Дети в разных странах ожидают от литературы одинаковых вещей?

Да и еще раз да. Где бы я ни оказался, меня глубоко поражает, насколько дети похожи друг на друга. Они задают одинаковые вопросы, находят одинаковые поводы для радости и грусти, они очень похоже реагируют на тексты. Это прекрасно само по себе и в то же время доказывает, что судьба человека – вещь универсальная, не зависящая от места жительства. Живете ли вы в России, Японии или на северо-востоке Англии, вам придется пройти одинаковые фундаментальные стадии взросления и приобщиться к великолепию сложного, но чудесного мира.

Вы писали практически всю жизнь, но вашей дебютной книгой называют «Скеллига», опубликованного в 1998 году. Зато всего через 12 лет вы уже получили Медаль Андерсена, высшую профессиональную награду за детскую литературу. Как вы восприняли неожиданную смену темпа?

Это было поразительно! Я писал в течение многих лет, такое ощущение, что вообще всегда, но у меня было немного публикаций. Потом со «Скеллигом» произошел настоящий взрыв, а ведь эта повесть по чуть-чуть вобрала в себя все, что я делал прежде. Тогда я почувствовал большой прилив сил и облегчение от того, что нашел своего читателя. Наступило плодотворное время. Это стало возможным благодаря долгим годам усердной молчаливой работы. Когда же я увидел успех «Скеллига», все что мне оставалось – без остановки работать над следующей книгой, потом над следующей и над следующей. Стопка книг все росла, а я удивлялся: кто все это написал? Ах, да, это же я. Двенадцать лет спустя случилась Медаль Андерсена, что удивительно, ведь ее присуждают за достижения всей жизни. Но я считаю ее премией за всю работу, которая была проделана и до «Скеллига», за все попытки нащупать верный путь, за решение не сдаваться и продолжать писать, пока, наконец, на меня не обрушилось однажды начало «Скеллига», и уже к середине первой страницы я не понял, что это лучшее из созданного мной когда-либо. После этого все встало на свои места.

Фото: Дарья Доцук

Источник: littlereader.ru


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

Юрий Сычёв: Всходы

Лауреат Третьей литературной премии «Лит-ра на скорую руку» в номинации "Лучший по мнению читателей".

Вечерело.
Василий присел на завалинку, закурил беломоринку и засмотрелся.
Сквозь земную твердь пробивались нежные ростки конопли...

читать далее...

Саша Донецкий: Водка «White Bear Cannabis»

Номинация на Третью литературную премию «Лит-ра на скорую руку».

Не сказать, что Бормотухин был законченным наркоманом или горьким пропойцей, любителем дебошей и публичных скандалов. Совсем нет. Иначе как бы он преподавал политологию в университете?

читать далее...

Международный конкурс юных чтецов

Литература в картинках

Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Русская феминистская поэзия: Заметки на полях

Русская феминистская поэзия: Заметки на полях

Современная феминистская поэзия на русском языке создаётся медленно и с трудом. Когда редакторы и критики задают вопрос, почему в России нет своей Элис Уокер или Нины Марии Донован, хочется ответить вопросом на вопрос: а это случайно не вы, полупрезрительно усмехаясь, выкидывали в мусорку «слишком бабские», «агрессивные», «непонятные», «странно для...

От любви до ненависти: громкие ссоры писателей

От любви до ненависти: громкие ссоры писателей

Вести себя как уличная шпана могут и вполне интеллигентные люди с хорошим образованием и отменными манерами, дай только повод. Мы решили вспомнить, кто из писателей ссорился со своими собратьями по перу и к чему это приводило. Истории нашлись весьма занятные!

Кто и зачем проводит книжные свопы

Кто и зачем проводит книжные свопы

Полки буккроссинга, где можно оставить нечитаемого Хайдеггера или забрать красивый альбом, открыты в парках и кафе Москвы. Появляются и свопы, где ненужная книга находит нового хозяина. Разговор с теми, кто их организовывает.

Сторителлинг: как интересно рассказывать истории

Сторителлинг: как интересно рассказывать истории

Сергей Крутько, главный редактор 4brain.ru, соавтор курса «Сторителлинг», рассказал блогу Нетологии о том, что такое сторителлинг, из чего состоит хорошая история и каким правилам она подчиняется.

Несколько интересных фактов о «Библионочи»

Несколько интересных фактов о «Библионочи»

Напомним, что праздник намечен на 21 апреля. Не пропустите ; )

Литература в цифрах

от 50 тыс. до 2 млн экз.

тиражи детских книг издаваемых в советские времена  Источник

13

Количество детективов вошедших в список «Лучшие детективы 2017 года» Источник

10 %

Размер НДС на книги во Франции Источник

Прямая речь

Александр Гаврилов, Литературный критик:

Кстати, если вдруг кому интересно, в шорт-листе премии был интересный роман... Источник

Ольга Аминова, редактор Виктора Пелевина:

Это неправда! Это не так совершенно! Другое дело, что у Виктора Олеговича есть определенного рода требования, которые мы не можем не учитывать. Источник

Мнение В. Румянцева

Валерий Румянцев

Почему нет нового Пушкина?

В литературной жизни есть много вопросов, которые одновременно волнуют и писателей, и читателей, и издателей, и литературоведов, и литературных критиков. И один из них - «Почему нет нового Пушкина?». Эту тему активно обсуждают литераторы и читатели, в том числе и в Интернете.

Смерть читателя – это лишь версия или?..

Хороших новостей приходится ждать, плохие приходят  сами. За последние четверть века в нашу культурную жизнь пришло немало бед, и  одна из них – катастрофическое снижение числа читателей художественной  литературы. Иосиф Бродский как-то сказал: «Есть преступления более ...

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Французский книжный социализм

В марте с писателем Ивановым съездили на Парижский книжный салон. Россию в этот раз выбрали почетным гостем. Ее стенд был огромен и многолюден. Институт перевода блестяще справился с задачей главного организатора. Но речь здесь пойдет не о русских изданиях.

Над пропастью

Пару месяцев назад в российском прокате почти никем не замеченный прошел отличный фильм «За пропастью во ржи». Это кино из разряда must-see для тех, кто упорно и самоотверженно пробивается к писательству. Я не специалист в биографии великого Сэлинджера, поэтому не буду судит...

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Полка (не та, другая)

Речь пойдёт не о сапрыкинской «Полке» (о ней ещё напишем), а о персональной. На полке стоит то, что время от времени перечитываешь. Но в этом и проблема: мы оказались в культуре, которая ориентирует не на перечитывание, а скорее на недочитывание – да и читают все разное (если хотите, назовите это «кризисом чтения»).

Хармс как звук

Вышел новый альбом Леонида Федорова «Постоянство веселья и грязи». Он сделан на тексты Даниила Хармса, и мы притворимся, что это повод для литературной колонки, хотя любой поклонник «АукцЫона» поймет уловку: нет музыканта менее «литературного», чем Федоров.

Интервью

Литературные мероприятия

Встречи с писателями

21 апр. Ольга Славникова

Встреча на тему «О чем писать?» - столкновение поколений, душевные муки и судьбы интеллигенции, проблемы взросления и старости. Ес...

21 апр. Лидия Сычева и Евгений Москвин

Встреча с Лидией Сычевой, пройдет в формате авторского чтения художественной прозы и активной беседы о книгах, творчестве и жизни ...

18 апр. Юрий Буйда

Лауреат премии «Большая книга» Юрий Буйда представит свой новый роман «Пятое царство»!

Книжные новинки

Новости книжных магазинов

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Дорогие книголюбы, мы ищем в свою команду профессионального и увлеченного менеджера отдела маркетинга. Может быть, это вы?

Книги, которые читают в культурной столице

Книги, которые читают в культурной столице

Санкт-Петербургский дом книги опубликовал рейтинг продаж книг. ТОП-10 книг художественной литературы ,  ТОП-10 книг бизнес литературы, ТОП-10 нау...

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

Де-факто заведение прекратило работу еще год назад и оставалась только вывеска. Часть фондов была отправлена в Библиотеку иностранной...

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

Программа Библиотеки для молодёжи в этом году состоит из более чем 20 мероприятий и активностей. Все мероприятия будут беспла...

«Электронекрасовка». Библиотека имени Н.А. Некрасова открыла новый сайт своих оцифрованных фондов

«Электронекрасовка». Библиотека имени Н.А. Некрасова открыла новый сайт своих оцифрованных фондов

В «Электронекрасовке» уже размещено больше 12 000 оцифрованных изданий 1564–1991 годов, уникальные коллекции книг, газет и жу...

Новости издательств

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Сообщается, что издательство будет специализироваться на русской и переводной прозе, как современной, так и той, которая уже ...

Итоги работы издательства «МИФ» от Генерального директора Артёма Степанова

Итоги работы издательства «МИФ» от Генерального директора Артёма Степанова

Выручка издательства за прошлый год составила 1,3 млрд рублей (на 24 % больше, чем в 2016 г.), притом что компания полностью распр...

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

До знакомства с рукописью романа «Дорогая, я дома» мне вообще не приходилось слышать об её авторе Дмитрии Петровском (кстати, был такой поэт-футурист, его полный тёзка, но это к слову). Тем интереснее неожиданно находить в лонглисте такие жемчужины. Как вы уже...

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Назвать этот роман историческим не поворачивается язык. Перед нами метаистория – по Даниилу Андрееву – первичная плазма бытия, бесконечное сегодня, не позволяющее сознанию вырваться из текущего потока и возвыситься над ним, дабы обрести осмысление и ясность.

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Трансабсурд как свобода от абсурда и свиста? И на поле литературной критики подчас вскипают страсти. Провозглашаются неслыханные цели – например, преодолеть эпоху абсурда.

Рецензия на книгу «Заземление» Александра Мелихова

Рецензия на книгу «Заземление» Александра Мелихова

Надо сказать, что Мелихов один из немногих современных авторов (и из этих немногих определенно самый яркий), кто остается беззаветно предан психологической школе великой русской литературы. Читать Мелихова интересно не благодаря перипетиям изощренного сюжета и...

Детская литература

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Малоизвестная сказка «Одолеем Бармалея!» представлена в фонде Президентской библиотеки.

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Сообщается, что цель издательства - создавать книги, которые пробуждают любопытство, помогают найти свое призвание и просто позволят проводить больше времени вместе с ребенком.&nbs...

В РФ создадут серию мультфильмов по отечественной литературной классике

В РФ создадут серию мультфильмов по отечественной литературной классике

Министерство культуры и Министерство образования и науки РФ работают над экранизацией произведений русской литературы. Об этом во вторник сообщила директор департамента кинематографии Минкул...

Игорь Олейников получил самую престижную премию в области детской литературы в мире

Игорь Олейников получил самую престижную премию в области детской литературы в мире

Международный совет по детской книге объявил победителей на соискание Премии имени Ханса Кристиана Андерсена 2018 года, самой престижной премии в области детской литературы в мире. Им стал с...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить на бумагу горьким соусом истинной правды, чтобы найти в нем каплю самоуважения. далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял, не замечая,
Рядом два таджика что-то ели,
Черными еблищами качая
В такт колесам, едущим в туннеле.

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина
Международный конкурс юных чтецов