комиссия-по-конопле.рф
Интернет-магазина onix-boox
Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Алексей Цветков: Я известный публицист и малоизвестный писатель

Алексей Цветков: Я известный публицист и малоизвестный писатель 29.06.2015

Моя так и не сбывшаяся пока мечта — научиться писать гибридно, чтобы граница между пропагандой и художественным употреблением слов стала неразличимой окончательно

О карьере — тем более о карьере писателя — Цветков мало думал еще с тех пор, когда, учась в Литинституте приходил на лекции и зачеты прямо из редакции «Лимонки», в которой работал, или с акций НБП, порою прямо с мегафоном под мышкой. При этом бурная политическая активность крайне левого толка не мешала ему выпускать сборники отточенной авангардистской прозы и философской публицистики, высоко оцененные знатоками. Так что нынешний успех — не случайное следствие изменившейся конъюнктуры, а закономерность.

В десятые годы Алексей Цветков отошел от акционизма и стал одним соучредителей книжного магазина-коммуны «Фаланстер», от которого позже отпочковался «Циолковский». Здесь он продолжает нести идеалы марксизма в массы — но уже более свойственным писателю способом.

Ты говорил как-то, что не пишешь романы, потому что роман — устаревшая буржуазная форма; не мог бы ты пояснить свою мысль?

Алексей Цветков: Мне всегда было трудно читать романы от начала до конца. Вот недавно прочел «Сады диссидентов» Литэма, но это связано с темой, которая мне уж слишком близка, т.е. я читал «Сады» как историческое свидетельство вопреки всякой очевидности.

Обычно же я читаю несколько страниц из «Щегла» или из «Волхва», если очень нравится, то еще несколько страниц наугад, и так, пока не явится ясность. Про что книга и что там будет дальше, мне никогда не было интересно, потому что никогда не удавалось забыть, что передо мной не окно в чужую жизнь, а текст, и значит, дальше может быть что угодно, а про что тут, решаю я сам.

Наугад открытые места из так и не написанных романов — их только и нужно писать, и именно их и пишут все мои любимые писатели: Виктор Иванiв, недавно вышедший в окно из нашей реальности, Ричард Бротиган, Андрей Сен-Сеньков, с которым мы вместе написали когда-то целую книгу таких вот «показательных цитат» из никогда не существовавших, слава богу, романов.

Как и всякий человек, я стараюсь дать историческую рационализацию своим личным симптомам. Поэтому я думаю, что триумф романа как доминирующей в литературе формы равен большому промышленному производству, фабричному и даже конвейерному, и с изменением производственной матрицы общества роман должен уходить из центра литературы, уступая более гибким, быстрым, сетевым формам организации текста. К тому же, те чувства, которые сто лет назад обеспечивал людям роман, сегодня дает им телесериал.

Мы живем в мире, где есть сериалы на любой вкус и любой интеллект, поэтому писатель должен, на мой взгляд, заняться демонстрацией возможностей языка и обнаружения границ высказывания как такового. Писатель сейчас в моем понимании это человек, который находит и показывает как раз то, что невозможно экранизировать, а для этого романная форма совсем не обязательна и даже, пожалуй, крайне неудобна.

Ты, кажется, единственный в России писатель, работающий в книжном магазине. Что дает тебе эта работа?

Алексей Цветков: По крайней мере, единственный продавец-кассир из лауреатов «НОСа» и  премии Белого, это точно.

Спроси меня лучше, чего эта работа не дает? Можно всегда включить пролетарский пафос в споре, если вдруг кончились аргументы или просто лопнуло терпение, сказать любому буржуа или профессиональному интеллигенту, как в «Бойцовском клубе»: это мы продаем вам книги, мы простые продавцы, обычные официанты, типичные дворники, живые устройства, и у нас есть мнение, которое отчасти оправдано уже самим этим нашим опытом. Плюс доступ ко всем книжным новинкам, от генетики до теологии, раньше я даже, пользуясь таким положением, писал рецензии для разных изданий, сейчас на это совсем не стало времени, но я по-прежнему успеваю вдумчиво просмотреть за рабочий день три-четыре новых книги и обсудить их с посетителями магазина и другими сотрудниками.

Опять же удобно, кто-то заходит за автографом и задать вопрос по какой-то странице в одной из моих книг. И самое, наконец, главное — чувство довольно узкого, почти масонского, братства. Москва, Питер, Пермь, Казань — вот где понятные мне люди со сходными взглядами и образом жизни открыли аналогичные магазины, и получилась небольшая книжная община энтузиастов со своей историей, миссией и законами.

Я занимаюсь этим вот уже 15 лет. И хотел бы работать в книжном магазине и дальше. Даже после того как произойдет революция, я хотел бы делать то же самое в новом обществе.

Выступая недавно на публичных дебатах с Отрошенко, Захар Прилепин много говорил про «наше поколение писателей — поколение нулевых»: представителей «новой искренности» и «новой серьезности», пришедших, по его мнению, на смену хитромудрым пересмешникам-постмодернистам 90-х. Вы с Захаром ровесники и даже некогда были однопартийцами по НБП; чувствуешь ли ты себя представителем этого же поколения?

Алексей Цветков: Мои первые книги все же вышли еще в 1990-х. С поколенческой солидарностью все очень просто — я никогда ее не чувствовал, не чувствую и сейчас. Мне заменяет ее классовая, мировоззренческая или стилистическая солидарность. В 1990-х я вполне мог бы примкнуть к тем, кого ты называешь «пересмешниками».

Традицией и классикой для меня был французский сюрреализм, американские битники, наши обэриуты и концептуалисты. Первые мои книги хвалил в глянцевой прессе Слава Курицын, главный тогда по литературному постмодернизму. Но мешала разность мировоззрений. Мои тогдашние взгляды — крайне левые, с некоторой поэтизацией большевизма, председателя Мао и красных бригад, а это не поощрялось в среде пересмешников, которые были сплошь либералами, антисоветчиками, и для которых «запад» был равен «рынку».

В нулевых годах я наоборот мог бы примкнуть к «новым внятным» именно потому, что у нас, как казалось вплоть до украинской революции и новоросской войны, есть нечто мировоззренчески общее — интерес к социалистической теории и практике, подозрительность к рыночным рецептам и демократическому спектаклю. Но между нами зияла эстетическая пропасть, все, что они тащили с собой, — кондовую советскую прозу, деревенщиков, Леонова, — представлялось и представляется мне несъедобным и предназначенным для патриотического воспитания курсантов военных училищ, а не для диалектического схватывания и наглядного предъявления читателю подвижной границы между тем, что можно сказать, и тем, чего сказать нельзя.

Я вижу общую задачу литературы именно в этом.

Некритичный возврат к реализму, как будто не было ни теорий Барта, ни «нового романа», ни «Грамматологии» Деррида, ни «Между собакой и волком» Саши Соколова, я считаю невротическим желанием спрятаться в утробу советской матери, хитроватой провинциальностью, печальным изоляционизмом и архаизацией литературы.

Впрочем, это неизбежно при архаизации общественных отношений, форм знания, производства и обмена. Неизбежно, но я не обязан в этом участвовать.

Премия «НОС» — откровенно «олигархическая» по происхождению (Фонд Прохорова) и откровенно «буржуазно-либеральная» по составу жюри; твоя победа на ней — это свидетельство желания узкого круга экспертов «НОСа» выйти за пределы привычных авторов и текстов, или признак полевения общества в целом?

Алексей Цветков: Я до последнего был уверен, что жюри отвело мне почетное место главного и обреченного конкурента Сорокина, которому гарантирован второй «НОС». Моя книга как эдакая андерграундная приправа при мейнстримовом писателе. Я рассуждал так ну хотя бы потому, что о Прохорове я всегда высказывался очень уж язвительно. Но демократия, т.е. действительно свободное и тайное голосование, на то и демократия, чтобы преподносить непредсказуемые сюрпризы.

В итоге из пяти членов жюри за Сорокина проголосовал только один, а остальные — за меня. С тремя из них я потом познакомился и поговорил. Насколько я понял, для каждого из них это был маленький праздник непослушания, шанс нарушить какое-то не писанное, но очевидное правило, показать «фак» мейнстриму, если говорить совсем просто.

Один из экспертов премии сказал: «Я подумал, если бы можно было давать премию только за стиль, у «Короля утопленников» нет конкурентов, а потом я спросил себя: а почему, собственно, нельзя давать премию только за стиль? Ведь это тот самый случай!»

Что касается полевения общества, по-моему, это здесь ни при чем.

Во-первых, мой тип антибуржуазности не связан с массовым милитаристским безумием и не имеет отношения к советской ностальгии или к возврату лозунгов холодной войны. В этом смысле я не вижу никакого особенного полевения. Я современный марксист, и всех людей, которые смогли бы поддержать со мной об этом разговор, я легко могу уместить в помещении небольшого книжного магазина, где я работаю.

Во-вторых, если бы кто-то хотел поддержать именно политическую сторону того, что я пишу, то мне дали бы премию за недавно переизданную и переделанную книгу «Поп-марксизм» или за «Параллельные общества», которую я опубликовал под своим жж-шным псевдонимом. Как раз за такие книги мне никаких премий не дают, но продаются они на порядок быстрее сборников моей прозы, т.е. их аудитория в разы шире.

Я известный публицист и малоизвестный писатель, и так и должно быть, учитывая совершенно разные задачи этой публицистики и этой прозы.

«Король утопленников» весьма радикален эстетически и политически; при этом ты заявлял, что готовишь весною «самую радикальную» свою книгу. Какую? О чем? Где?

Алексей Цветков: Моя так и не сбывшаяся пока мечта — научиться писать гибридно, чтобы граница между пропагандой и художественным употреблением слов стала неразличимой окончательно.

С этим неплохо справлялся Рауль Ванейгем, например, но и у него художественное и пропагандистское все же остаются различимы.

Моя следующая книга — это очередная попытка скрыть это противоречие. Она состоит из очень разных частей, которые вместе образуют программный минимум современного марксиста: портреты Ильенкова, Богданова и Нечаева, диалектический анализ модного кино, актуальной поэзии и поп-музыки, очень личные впечатления от митингов, в которых я участвовал и, наконец, финальная часть о том, чему сегодня дети могут научить взрослых, это выводы из собственного педагогического опыта.

Вот уже семь лет как я не сотрудничаю с большими издательствами по понятым причинам и публикую свои книги исключительно в нон-профитных партизанских проектах, не связанных с серьезным издательским капитализмом.

В одном из них этой весной и выйдет моя новая книжка, которая называется «Маркс, Маркс левой!».

Минус такой стратегии в том, что книги независимых и радикальных издательств не попадают в большие и «приличные» книжные магазины, но это ерунда по сравнению с удовольствием, которое приносит чувство собственной невключенности в их «культур-индустрию». Мне всегда было важно не число моих читателей, а кто, собственно, они такие и что они собираются делать со своей жизнью в ближайшее время? Поэтому меня вполне устраивают те, кто ходит в несколько интеллектуальных книжных лавок.

Таких магазинов, правда, могло бы быть гораздо больше, но это уже совсем другая проблема, отсылающая нас к отсутствию осмысленной культурной политики в современной России.

Для всех, от кого правильный книжный магазин далеко, есть интернет, где я выкладываю на своем сайте все свои книги прямо в момент их опубликования. Никаких коммерческих игр. Только общий доступ, коллективный интеллект и бесклассовый горизонт нашей истории!

Источник: Персональный сайт писателя

Еще интервью Алексея Цветкова


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

Юрий Сычёв: Всходы

Лауреат Третьей литературной премии «Лит-ра на скорую руку» в номинации "Лучший по мнению читателей".

Вечерело.
Василий присел на завалинку, закурил беломоринку и засмотрелся.
Сквозь земную твердь пробивались нежные ростки конопли...

читать далее...

Саша Донецкий: Водка «White Bear Cannabis»

Номинация на Третью литературную премию «Лит-ра на скорую руку».

Не сказать, что Бормотухин был законченным наркоманом или горьким пропойцей, любителем дебошей и публичных скандалов. Совсем нет. Иначе как бы он преподавал политологию в университете?

читать далее...

Международный конкурс юных чтецов

Литература в картинках

Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Русская феминистская поэзия: Заметки на полях

Русская феминистская поэзия: Заметки на полях

Современная феминистская поэзия на русском языке создаётся медленно и с трудом. Когда редакторы и критики задают вопрос, почему в России нет своей Элис Уокер или Нины Марии Донован, хочется ответить вопросом на вопрос: а это случайно не вы, полупрезрительно усмехаясь, выкидывали в мусорку «слишком бабские», «агрессивные», «непонятные», «странно для...

От любви до ненависти: громкие ссоры писателей

От любви до ненависти: громкие ссоры писателей

Вести себя как уличная шпана могут и вполне интеллигентные люди с хорошим образованием и отменными манерами, дай только повод. Мы решили вспомнить, кто из писателей ссорился со своими собратьями по перу и к чему это приводило. Истории нашлись весьма занятные!

Кто и зачем проводит книжные свопы

Кто и зачем проводит книжные свопы

Полки буккроссинга, где можно оставить нечитаемого Хайдеггера или забрать красивый альбом, открыты в парках и кафе Москвы. Появляются и свопы, где ненужная книга находит нового хозяина. Разговор с теми, кто их организовывает.

Сторителлинг: как интересно рассказывать истории

Сторителлинг: как интересно рассказывать истории

Сергей Крутько, главный редактор 4brain.ru, соавтор курса «Сторителлинг», рассказал блогу Нетологии о том, что такое сторителлинг, из чего состоит хорошая история и каким правилам она подчиняется.

Несколько интересных фактов о «Библионочи»

Несколько интересных фактов о «Библионочи»

Напомним, что праздник намечен на 21 апреля. Не пропустите ; )

Литература в цифрах

от 50 тыс. до 2 млн экз.

тиражи детских книг издаваемых в советские времена  Источник

13

Количество детективов вошедших в список «Лучшие детективы 2017 года» Источник

10 %

Размер НДС на книги во Франции Источник

Прямая речь

Александр Гаврилов, Литературный критик:

Кстати, если вдруг кому интересно, в шорт-листе премии был интересный роман... Источник

Ольга Аминова, редактор Виктора Пелевина:

Это неправда! Это не так совершенно! Другое дело, что у Виктора Олеговича есть определенного рода требования, которые мы не можем не учитывать. Источник

Мнение В. Румянцева

Валерий Румянцев

Почему нет нового Пушкина?

В литературной жизни есть много вопросов, которые одновременно волнуют и писателей, и читателей, и издателей, и литературоведов, и литературных критиков. И один из них - «Почему нет нового Пушкина?». Эту тему активно обсуждают литераторы и читатели, в том числе и в Интернете.

Смерть читателя – это лишь версия или?..

Хороших новостей приходится ждать, плохие приходят  сами. За последние четверть века в нашу культурную жизнь пришло немало бед, и  одна из них – катастрофическое снижение числа читателей художественной  литературы. Иосиф Бродский как-то сказал: «Есть преступления более ...

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Французский книжный социализм

В марте с писателем Ивановым съездили на Парижский книжный салон. Россию в этот раз выбрали почетным гостем. Ее стенд был огромен и многолюден. Институт перевода блестяще справился с задачей главного организатора. Но речь здесь пойдет не о русских изданиях.

Над пропастью

Пару месяцев назад в российском прокате почти никем не замеченный прошел отличный фильм «За пропастью во ржи». Это кино из разряда must-see для тех, кто упорно и самоотверженно пробивается к писательству. Я не специалист в биографии великого Сэлинджера, поэтому не буду судит...

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Полка (не та, другая)

Речь пойдёт не о сапрыкинской «Полке» (о ней ещё напишем), а о персональной. На полке стоит то, что время от времени перечитываешь. Но в этом и проблема: мы оказались в культуре, которая ориентирует не на перечитывание, а скорее на недочитывание – да и читают все разное (если хотите, назовите это «кризисом чтения»).

Хармс как звук

Вышел новый альбом Леонида Федорова «Постоянство веселья и грязи». Он сделан на тексты Даниила Хармса, и мы притворимся, что это повод для литературной колонки, хотя любой поклонник «АукцЫона» поймет уловку: нет музыканта менее «литературного», чем Федоров.

Интервью

Литературные мероприятия

Встречи с писателями

25 апр. Анна и Сергей Литвиновы

Авторы презентуют роман «Джульетта стреляет первой» и проведут автограф-сессию!

21 апр. Ольга Славникова

Встреча на тему «О чем писать?» - столкновение поколений, душевные муки и судьбы интеллигенции, проблемы взросления и старости. Ес...

21 апр. Лидия Сычева и Евгений Москвин

Встреча с Лидией Сычевой, пройдет в формате авторского чтения художественной прозы и активной беседы о книгах, творчестве и жизни ...

Книжные новинки

Новости книжных магазинов

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Дорогие книголюбы, мы ищем в свою команду профессионального и увлеченного менеджера отдела маркетинга. Может быть, это вы?

Книги, которые читают в культурной столице

Книги, которые читают в культурной столице

Санкт-Петербургский дом книги опубликовал рейтинг продаж книг. ТОП-10 книг художественной литературы ,  ТОП-10 книг бизнес литературы, ТОП-10 нау...

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

Де-факто заведение прекратило работу еще год назад и оставалась только вывеска. Часть фондов была отправлена в Библиотеку иностранной...

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

Программа Библиотеки для молодёжи в этом году состоит из более чем 20 мероприятий и активностей. Все мероприятия будут беспла...

«Электронекрасовка». Библиотека имени Н.А. Некрасова открыла новый сайт своих оцифрованных фондов

«Электронекрасовка». Библиотека имени Н.А. Некрасова открыла новый сайт своих оцифрованных фондов

В «Электронекрасовке» уже размещено больше 12 000 оцифрованных изданий 1564–1991 годов, уникальные коллекции книг, газет и жу...

Новости издательств

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Сообщается, что издательство будет специализироваться на русской и переводной прозе, как современной, так и той, которая уже ...

Итоги работы издательства «МИФ» от Генерального директора Артёма Степанова

Итоги работы издательства «МИФ» от Генерального директора Артёма Степанова

Выручка издательства за прошлый год составила 1,3 млрд рублей (на 24 % больше, чем в 2016 г.), притом что компания полностью распр...

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

До знакомства с рукописью романа «Дорогая, я дома» мне вообще не приходилось слышать об её авторе Дмитрии Петровском (кстати, был такой поэт-футурист, его полный тёзка, но это к слову). Тем интереснее неожиданно находить в лонглисте такие жемчужины. Как вы уже...

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Назвать этот роман историческим не поворачивается язык. Перед нами метаистория – по Даниилу Андрееву – первичная плазма бытия, бесконечное сегодня, не позволяющее сознанию вырваться из текущего потока и возвыситься над ним, дабы обрести осмысление и ясность.

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Трансабсурд как свобода от абсурда и свиста? И на поле литературной критики подчас вскипают страсти. Провозглашаются неслыханные цели – например, преодолеть эпоху абсурда.

Рецензия на книгу «Заземление» Александра Мелихова

Рецензия на книгу «Заземление» Александра Мелихова

Надо сказать, что Мелихов один из немногих современных авторов (и из этих немногих определенно самый яркий), кто остается беззаветно предан психологической школе великой русской литературы. Читать Мелихова интересно не благодаря перипетиям изощренного сюжета и...

Детская литература

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Малоизвестная сказка «Одолеем Бармалея!» представлена в фонде Президентской библиотеки.

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Сообщается, что цель издательства - создавать книги, которые пробуждают любопытство, помогают найти свое призвание и просто позволят проводить больше времени вместе с ребенком.&nbs...

В РФ создадут серию мультфильмов по отечественной литературной классике

В РФ создадут серию мультфильмов по отечественной литературной классике

Министерство культуры и Министерство образования и науки РФ работают над экранизацией произведений русской литературы. Об этом во вторник сообщила директор департамента кинематографии Минкул...

Игорь Олейников получил самую престижную премию в области детской литературы в мире

Игорь Олейников получил самую престижную премию в области детской литературы в мире

Международный совет по детской книге объявил победителей на соискание Премии имени Ханса Кристиана Андерсена 2018 года, самой престижной премии в области детской литературы в мире. Им стал с...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить на бумагу горьким соусом истинной правды, чтобы найти в нем каплю самоуважения. далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял, не замечая,
Рядом два таджика что-то ели,
Черными еблищами качая
В такт колесам, едущим в туннеле.

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина
Международный конкурс юных чтецов