Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Алексей Иванов: Я в принципе писатель мультикультурный. Я и романы пишу в разных жанрах, и работаю в non-fiction, и пишу сценарии.

Алексей Иванов: Я в принципе писатель мультикультурный. Я и романы пишу в разных жанрах, и работаю в non-fiction, и пишу сценарии. 11.02.2016

А. СЕМЁНОВА: Сегодня в программе у нас прекрасный писатель Алексей Иванов. Здравствуйте.

А. ИВАНОВ: Здравствуйте.

А. СЕМЁНОВА: Для тех, кто не читает книги и не интересуется литературой, у меня есть краткая справка от издательства. «Алексей Иванов – писатель, сценарист и культуролог. Он работает в самых разных литературных форматах. «Географ глобус пропил», «Блуда и МУДО», «Общага на крови», «Ненастье» — современная городская проза.

«Золото бунта» и «Сердце пармы» — модернистские исторические романы. «Псоглавцы» и «Комьюнити» — интеллектуальные триллеры. «Горнозаводская цивилизация», «Хребет России» и «Увидеть русский бунт» — масштабные фотокниги о национальной нестоличной истории.

По роману «Географ глобус пропил» в 2013 году был снят фильм с Константином Хабенским в главной роли. Кинокартина получила 3 премии «Золотой Орёл», 5 премий «Ника», в том числе как лучший фильм года, а также Гран-При 24 открытого фестиваля «Кинотавр».

Сейчас чувствую себя как тот журналист, который задал 1585 вопрос Полу Маккартни про Yesterday. Вас, наверное, больше о фильме спрашивают, чем о книге. И я думаю, вас уже все так замучили, что на сайте я нашла памятку для журналиста: «Ответы на все вопросы», которые нас беспокоят: понравился ли Вам фильм, что Вы думаете об экранизации и так далее.

Купить книги Алексея Иванова, а также читать его книги БЕСПЛАТНО, можно на сайте Litres

А. ИВАНОВ: Есть такое.

А. СЕМЁНОВА: Поэтому я, пожалуй, начну не с этого. Читали ли Вы все четыре кандидатских, одну докторскую и около сотни литературоведческих и лингвистических статей в различных научных сборниках о Ваших произведениях?

А. ИВАНОВ: Не читал. Кое-что читал, но это меньше 50%.

А. СЕМЁНОВА: Вам разве не интересно, что там люди надумали о том, что Вы написали?

А. ИВАНОВ: Вообще, конечно, интересно, но есть чисто технические препятствия. Например, многие работы в интернете существуют только в виде заглавий в списке статей, а сами тексты не представлены.

А. СЕМЁНОВА: И авторы Вам не присылают?

А. ИВАНОВ: Авторы не присылают, но они ведь и не обязаны присылать.

А. СЕМЁНОВА: Дорогие авторы, пришлите, пожалуйста.

А. ИВАНОВ: Я буду рад.

А. СЕМЁНОВА: Мне кажется, это довольно интересно, потому что часто во время жизни писателя его довольно мало изучают, только потом. А у Вас уже процесс прошёл. Вы довольно молодой писатель для человека, о котором пишут докторские диссертации. Вы гордитесь собой?

А. ИВАНОВ: Нельзя сказать, чтобы горжусь, но, безусловно, мне приятно.

А. СЕМЁНОВА: Алексей, я очень люблю Ваши книги. Особенно мне понравилась последняя, но о ней мы чуть позже поговорим. Я хотела спросить, ходили ли Вы на постановки, которые поставлены по Вашим книгам?

А. ИВАНОВ: На некоторые ходил, на некоторые не ходил. Но я так понимаю, что Вы спрашиваете о постановке «История мамонта»? Эту постановку я не видел.

А. СЕМЁНОВА: Меня интересует постановка на Страстном.

А. ИВАНОВ: Да, я про неё и говорю.

А. СЕМЁНОВА: А ещё была какая-то Пермская постановка, довольно известная – лет 6 назад.

А. ИВАНОВ: Пермская, конечно, была. Но самая известная – это постановка Омского Пятого театра, спектакль по «Географу». Я его смотрел с огромным удовольствием. На мой взгляд, это лучший спектакль по моим произведениям.

А. СЕМЁНОВА: Была ли у Вас мысль поучаствовать в процессе театральных постановок?

А. ИВАНОВ: Нет, театральные постановки – это совсем не моё. Я вообще не театральный человек. Стыдно признаться, я начал ходить в театр только тогда, когда меня начали ставить в театре. Как-то получилось в моей жизни так, что меня в детстве не приучили к театру, и в этом смысле я совсем не образован.

А. СЕМЁНОВА: А к кино Вы так же равнодушны?

А. ИВАНОВ: Нет, кино – это совсем другая песня. В кино я разбираюсь гораздо лучше, чем в театре, и знаю технологию кино, и немного даже интегрирован в эту среду.

А. СЕМЁНОВА: Вы смотрите кино в кинотеатре или дома?

А. ИВАНОВ: Я лентяй. Я предпочитаю дома смотреть.

А. СЕМЁНОВА: То есть, простите, воруете?

А. ИВАНОВ: Принципиально не люблю всякого воровства. Слава богу, мне средства позволяют, я покупаю лицензионные диски.

А. СЕМЁНОВА: Друзья, берите пример с Алексея Иванова, и покупайте, пожалуйста, диски и книги. Не нужно их качать, не нужно их воровать. Сделайте приятно авторам.

А. ИВАНОВ: И в этом смысле тоже да.

А. СЕМЁНОВА: Я недавно узнала о том, что когда Вы пишете книги, Вы составляете туристические маршруты. Вы пишете как романы, так и параллельно non-fiction. Например, так произошло с «Йобургом» и «Ненастьем». И ещё Вы где-то сказали, что даже предполагали наличие игры. То есть Вы делаете сразу такой комплекс. Я правильно Вас понимаю?

А. ИВАНОВ: Я в принципе писатель мультикультурный. Я и романы пишу в разных жанрах, и работаю в non-fiction, и пишу сценарии. И вообще у меня есть много всяких придумок. В том числе одна из придумок была – компьютерная игра по роману «Золото бунта». Какая-то фирма заказала мне синопсис по этой игре. Но то ли фирма развалилась, то ли ещё что-то случилось, так что игра не состоялась. Это были гонки.

А. СЕМЁНОВА: С препятствиями – через лес, через речку?

А. ИВАНОВ: Нет, не через лес и через речку, а по речке XVIII века с фактурой реальной географии реки Чусовой, но в виде гонок. Имитация сплава железных караванов, который был на реке Чусовой в XVIII и XIX веках. Познавательная игра.

А. СЕМЁНОВА: А много ли людей ходит по туристическим маршрутам, которые Вы составляли?

А. ИВАНОВ: Я никаких туристических маршрутов не составлял, просто по моим произведениям можно пройти отдельным маршрутом. Кое-кто ходит, в интернете висят какие-то отчёты, какие-то разработки. А вообще все эти территории давным-давно туристически освоены, и я там не открываю никаких новых истин.

Другие интервью Алексея Иванова

А. СЕМЁНОВА: Это удивительно. Я очень мало слышала про внутренний туризм, и он, конечно, к сожалению, чаще всего сосредоточен вокруг определённого кольца. А чтобы туда – наверное, надо быть большим любителем.

А. ИВАНОВ: Не соглашусь с Вами. Внутренний туризм – это не только ознакомительная поездка. Значительная часть внутреннего туризма – это то, что в советское время называлось «поход выходного дня». То есть когда люди в пятницу вечером уезжают, а в воскресенье вечером возвращаются. И всё это время проводят на природе, в каком-нибудь небольшом интересном маршруте. Таких походов огромное количество вокруг любого большого города, да и небольшого тоже. Но наши туроператоры почему-то упускают из вида этот трафик. Но, тем не менее, он существует.

А. СЕМЁНОВА: А Вы в детстве ходили в походы?

А. ИВАНОВ: Да, конечно. Я же советский мальчик, и развлечения у меня были советские – солдатики и походы.

А. СЕМЁНОВА: Умеете разводить костёр?

А. ИВАНОВ: Да, даже с одной спички могу. Хотите – вам тут в студии разведу.

А. СЕМЁНОВА: Нет, спасибо большое. Мне это, конечно, всё интересно – костёр развести, значит, надо дрова где-то достать, девчонок порадовать песнями под гитару – поёте?

А. ИВАНОВ: Где-то доставать надо было сапоги в советское время, а дрова берутся в лесу. Их можно даже голыми руками поломать.

А. СЕМЁНОВА: А песни под гитару?

А. ИВАНОВ: Нет, у меня ни слуха, ни голоса, хотя желание очень большое. Поэтому я воздерживаюсь от песен. Я как раз тот турист, который терпеть не может всю эту туристическую романтику – песни под гитару, ножи в чехлах, камуфляжи и прочую ерунду.

А. СЕМЁНОВА: А что же Вы любите? Просто природу и единение с ней?

А. ИВАНОВ: Я люблю закономерность туристического похода. Не люблю понты и прибамбасы, с которыми туризм связан.

А. СЕМЁНОВА: А я как раз люблю всякие рюкзачки модные и красивые. В поход не хожу, но рюкзачок с таким удовольствием купила бы.

А. ИВАНОВ: В такой рюкзачок только пол-литра войдёт. В поход с ним идти бесполезно.

А. СЕМЁНОВА: В этом Вы правы. Кто для Вас важнее – читатели, коллеги, критики?

А. ИВАНОВ: Смотря в каком отношении. Если в смысле бытия произведения в обществе, то, разумеется, читатели. Если в смысле некоторой версификации своих произведений, то разумеется коллеги. А если в смысле как делать произведения – то важно только собственное мнение.

А. СЕМЁНОВА: То есть Вы совсем не опираетесь на рекомендации критиков? Ведь очень многие критики не просто рекомендуют, а настоятельно советуют, как писать, куда писать, о чём писать.

А. ИВАНОВ: Наши критики лучше писателя умеют писать романы, лучше режиссёра снимать фильмы, лучше врачей делать операции. Я бы нашим критикам посоветовал меньше учить и больше учиться самим.

А. СЕМЁНОВА: Хороший совет. А что бы Вы посоветовали читателям?

А. ИВАНОВ: Читателям – просто читать. Читать, настраиваясь на лояльное восприятие произведения. Настраиваясь понимать произведение по тем законам, которые заложены внутри самого произведения, а не взяты из головы в неком предвзятом отношении.

А. СЕМЁНОВА: Считаете ли Вы, что читатель должен поработать, читая Вашу книгу?

А. ИВАНОВ: Мою — да. Но в принципе, он, конечно, не обязан работать. Чтение как развлечение – это тоже очень достойное дело.

А. СЕМЁНОВА: Вы такие книги разве пишете?

А. ИВАНОВ: Я не пишу, другие пишут.

А. СЕМЁНОВА: Я правильно понимаю, что «Географ глобус пропил» сейчас самый известный Ваш роман? Его много покупают, цитируют, любят.

А. ИВАНОВ: Видимо, да. Скажем так, обсуждают. Нельзя сказать, что любят, но обсуждают.

А. СЕМЁНОВА: Примем звонок от слушателя.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вы говорите, читайте и начинайте с «Глобуса». Я начал с «Глобуса», прочитал его, мне он очень понравился. И я накачал Ваших книг, но у меня возник такой вопрос. Я, скажу без ложной скромности, человек настроенный творчески. И стихи у меня получается писать. И тут однажды задумался, а зачем человек пишет? И даже не зачем, а почему? Вот Вы почему начали писать книги? Вам что-то хочется сказать миру? Не для зарабатывания же денег.

А. ИВАНОВ: Для зарабатывания денег я никогда не писал, не пишу, и видимо, не буду писать. Это не моя мотивировка. А почему я пишу — мне кажется, не совсем корректно ставить вопрос. Здесь нет повода. Просто, на мой взгляд, у человека, который писатель по призванию – это формат существования личности. Как дышишь, так и пишешь. Вот почему ворует вор?

А. СЕМЁНОВА: От безысходности часто ворует.

А. ИВАНОВ: Есть воры очень состоятельные.

А. СЕМЁНОВА: Не может – руки чешутся и всё?

А. ИВАНОВ: Просто личность так устроена.

А. СЕМЁНОВА: Это же не начинается с самого рождения. То же самое, что писатель не начинает писать с самого рождения. Вы же не поняли к двум годам, что Вы родились писателем. Это произошло гораздо позже. Я правильно понимаю?

А. ИВАНОВ: Не совсем гораздо. Недавно в своих старых бумагах я обнаружил школьную тетрадку советского времени. Она была исписана наполовину, и на обложке написано: «Три робинзона», роман, Алёша Иванов, 6 лет. То есть в таком возрасте мне уже хотелось что-то писать, и ещё до школы я был писателем по призванию.

А. СЕМЁНОВА: А писали ли Вы какие-нибудь детские произведения в детском возрасте?

А. ИВАНОВ: Я писал, сколько я себя помню – и в школьном возрасте, и после школы. Разумеется, я писал всякую ахинею и ерунду, я её давным-давно повыбрасывал, но, тем не менее, писательство для меня было совершенно естественно, желанно, любимо. То есть я всегда существовал как писатель.

А. СЕМЁНОВА: На Вашем сайте я прочитала новость, что Вы провели целых три недели со съёмочной группой, которая снимала про Вас документальный фильм.

А. ИВАНОВ: Да, было такое.

А. СЕМЁНОВА: Расскажите, пожалуйста. Вы три недели путешествовали с незнакомыми людьми по местам, которые для Вас значимы. Рассказывали, показывали, объясняли. Как это было?

А. ИВАНОВ: Это московская компания «Соливс» снимала документальный фильм про меня. Он должен выйти в середине этого года.

А что тут рассказывать. Я просто придумал основной принцип этого фильма. Не то, чтобы я сидел на стуле ровно и рассказывал в камеру свою биографию. Я хотел сделать это более интересно. Поэтому мы проехали по тем местам, которые значимы в моей судьбе и в моих произведениях. И на этих местах я рассказывал и о себе, и о своих романах. Например, на скалах реки Чусовой я рассказывал о романе «Золото бунта». В городе Чертынь я рассказывал о романе «Сердце Пармы». В той школе, где я сам учился, и где снимали «Географ глобус пропил», я рассказывал о своих школьных годах и о том, как снимали этот фильм. И так далее.

А. СЕМЁНОВА: Я в одном из интервью читала, что Вы говорите, что всё-таки это отчасти персонаж, списанный с Вас. Можно я всё-таки задам один вопрос? Это правда?

А. ИВАНОВ: Да ради бога. Вы имеете в виду Виктора Служкина?

А. СЕМЁНОВА: Да, к сожалению, я говорю об этом.

А. ИВАНОВ: Вы знаете, Гюстав Ломбер говорил, что госпожа Бовари – это я. То есть госпожа Бовари в определённом смысле была автобиографичным персонажем. Безусловно, во многом Служкина я списывал с себя. Многое вложил от себя. Но Служкин – это не мое альтер-эго. И роман этот не автобиографический, хотя среда, в которой находится мой герой, мне знакома.

Я сам находился в этой же среде. Другое дело, что мои личные биографические сюжеты не совпадают с сюжетами Виктора Сергеевича Служкина.

А. СЕМЁНОВА: Во второй половине года выйдет новый роман Алексея Иванова  «Табол». Я правильно произнесла?

А. ИВАНОВ: Правильно.

А. СЕМЁНОВА: Одновременно с документальной книгой «Законы. Тайга». Роман будет посвящён истории Сибири в эпоху петровских реформ и уже входит в списки самых ожидаемых книг года.В 2015 году Алексей Иванов написал сценарий 8-серийного фильма «Табол» и об истории Сибири в годы правления царя Петра.

Об этом чуть позже, а пока примем звонок от слушателя.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Как Вам понравился Служкин в фильме, сыгранный Хабенским? Мне показалось, что он сыграл не то, чтобы плохо, но он не похож на того Служкина, которого я себе представила, читая книгу.

А. ИВАНОВ: Мне очень понравился Константин Хабенский в роли Виктора Служкина. Но мне Константин Хабенский нравится в любой роли. Я считаю, что он сыграл очень хорошо и правильно, хотя есть некоторые разночтения по поводу возраста, и так далее. Моему герою 28 лет, а Хабенскому за 40. Но не в этом дело.

Дело в том, что вообще этот роман я написал в 1995 году, больше 20 лет назад. То есть я написал героя 90-х годов. А фильм снимали уже в наше время, и Константин Хабенский играл героя нашего времени, героя 2010-х годов. В этом и есть разница Служкина из романа и Служкина из фильма. Но героя 10-х годов Хабенский сыграл замечательно.

А. СЕМЁНОВА: А с чем была связана такая задержка с публикацией романа? Вы написали, а в свет он вышел лет через 7, если я правильно понимаю.

А. ИВАНОВ: Да. У меня очень плохо складывалась писательская биография. Я 13 лет работал в стол, не мог ничего опубликовать. Но причина этому очень простая. Во-первых, были лихие 90-е.

А. СЕМЁНОВА: Не до чтения.

А. ИВАНОВ: Не до чтения и не до книгоиздания. И я тогда жил в городе Пермь, на промышленной окраине, у меня не было никаких связей в московском издательском мире. Я не знал ни журналистов, никого.

Больше того, у меня даже не было денег на билет, чтобы съездить в Москву и привезти своё произведение лично. А по почте это то, что называлось «самотёк». Его сразу выбрасывали в мусорную корзину. И кроме того, представьте, я писал о нестоличной жизни, не было никаких связей, да и фамилия у меня Иванов.

А. СЕМЁНОВА: Да, конечно.

А. ИВАНОВ: И поэтому меня не читали и не печатали, и я все свои романы писал в стол. Я написал три романа: «Общагу на крови», «Географ глобус пропил» и «Сердце Пармы». И надеялся, что когда-нибудь, быть может, мне повезёт. И наконец, такое случилось. Мне посчастливилось познакомиться с писателем Леонидом Юзефовичем. Он предложил мои произведения издательству. Издательство их опубликовало, и дальше сразу всё пошло-поехало. Я практически в одночасье стал профессиональным писателем, уволился со всех работ, опубликовал всё, что у меня было написано, и стал писать дальше.

А. СЕМЁНОВА: Мы как-то беседовали с одним писателем, не буду называть его имя, и он говорил: «Если в какой-то момент я не получу признание профессиональной среды, какую-премию в какой-то год, то всё, я это бросаю. Сил у меня больше нет». У Вас было такое? Что вот ещё одну книгу – и больше не буду.

А. ИВАНОВ: Приступы малодушия у всякого бывают. Но я всегда понимал, что этот приступ малодушия пройдёт, и я уже сказал, что я по формату личности – писатель. Для меня писать – это естественно, как дышать. И я понимал, что я буду писать всегда. Неважно, будут меня публиковать, или нет.

А. СЕМЁНОВА: Расскажите мне, каким образом Вы пишете? У Вас есть печатная машинка, которая очень громко стучит, и весь подъезд её слышит, и все домашние сходят с ума от того, что Вы на ней что-то эмоционально вбиваете? У Вас какой-то прекрасный торшер?

А. ИВАНОВ: У меня студия, полная негров, которым я раз в день посылаю СМС, и дальше они пишут.

А. СЕМЁНОВА: Ну правда, расскажите.

А. ИВАНОВ: Да ничего особенного – компьютер, стол. Я просыпаюсь, пью кофе.

А. СЕМЁНОВА: Вы утром пишете?

А. ИВАНОВ: Я пишу по сюжетам, а не по количеству страниц. Я себе ставлю цель: сегодня я должен написать такой-то сюжет. Если мне его удалось написать за два-три часа – прекрасно, у меня полдня свободно. Если за 10 часов, значит, весь день работаю. Сажусь я обычно с утра, да. Как проснулся, так и сел. Работаю я, разумеется, не каждый день, потому что много других дел – поездок, общения, и тому подобное. Но когда у меня есть время для работы, я работаю именно в таком формате.

А. СЕМЁНОВА: Расскажите, каким образом Вы собираете материал для своих книг? Я слышала, что это довольно увлекательный процесс. То есть Вы собираете архивы, ходите в музеи, ездите, опрашиваете людей?

А. ИВАНОВ: Книги у меня разные, и материалы я собираю очень даже по-разному. В некоторых случаях я езжу по местам событий. Например, у меня есть фотокнига «Увидеть русский бунт». Она посвящена пугачёвщине. И для того, чтобы написать эту книгу, я проехал по всему маршруту Пугачёва. То есть от города Уральск в Казахстане, дальше Оренбург, Челябинск, Екатеринбург, Ижевск, Казань, дальше вниз по Волге, почти до Астрахани. И от Волгограда через гору Багдо обратно в Уральск. Вот я побывал в местах этих событий и таким образом собрал материал, потому что очень много материалов публикуются всякими местными краеведами в каких-то маленьких брошюрках, которые продаются в районных музейчиках.

Ни в какой сети этих материалов нет. Ни в каком магазине, даже в интернет-магазине эти книжки купить невозможно. Это надо ехать, покупать там и смотреть на месте. Это ужасно интересно.

А бывает, что просто собираю материал или в сети, или в библиотеках. В архивах я сижу очень редко, потому что я не краевед,  я культуролог. И у меня нет необходимости поднимать какие-то секретные документы. Просто изучаю литературу, встречаюсь с людьми.

А. СЕМЁНОВА: Алексей, о чём новая книга «Табол»? я её не читала, и не видела ещё.

А. ИВАНОВ: Это проект, состоящий из трёх частей. Во-первых, это сценарий 8-серийного художественного фильма. Во-вторых, это роман, который я напишу на основе своего сценария.

А. СЕМЁНОВА: Напишу? То есть Вы его ещё не написали?

А. ИВАНОВ: Я только начал писать, так сказать, чтобы два раза не вставать. А в-третьих, это книга «Закон и тайга» примерно о том же. Это всё о петровских временах в истории Сибири. Это были очень интересные времена, совершенно необычные. И приятно рассказать об этом публике.

А. СЕМЁНОВА: Расскажите что-нибудь такое, что мы не знаем про это время. Может быть, Вы уже нашли что-то такое интересное.

А. ИВАНОВ: Алёна, боюсь, что вы вообще ничего не знаете про это время. Потому что даже я, несмотря на всю свою компетенцию в истории Урала и Сибири, когда вошёл в эту тему, понял, что не знал вообще ничего. Так что не буду пускать спойлеры.

А. СЕМЁНОВА:  А что за сериал? Он будет выходить параллельно с книгой? Или заранее, или позже?

А. ИВАНОВ: Сценарий сериала уже готов, работа начнётся этим летом. Но поскольку кинопроизводство – дело долгое, то роман всё равно выйдет раньше, чем сериал. Но и опять же есть такая вещь как режиссёрский сценарий. Может быть, там режиссёр что-то перепишет или переделает.

А. СЕМЁНОВА: А кто будет режиссёр?

А. ИВАНОВ: Пока ещё этот вопрос в стадии решения. А самое главное, я сделал этот сценарий в редком жанре истерна. То есть как вестерн, но на восточный манер. И сделал в формате драматического сериала. Это мой любимый формат. Этот формат, в первую очередь, продвигают каналы HBO и другие американские производители.

На мой взгляд, это самый прогрессивный и самый продвинутый формат кинопроизводства, потому что ныне большой метр, и фильмы превращаются просто в зрелище, наполненное спецэффектами. А режиссёру для того, чтобы вести обстоятельный диалог со слушателем при помощи средств художественной выразительности, нужно что-то такое, где он мог бы выразить свои амбиции. И режиссёры уходят в формат сериала.

А. СЕМЁНОВА: Причём очень хорошие режиссёры  с большим именем.

А. ИВАНОВ: Конечно. И сериал становится первосортным художественным продуктом, в котором очень интересно поучаствовать. И опять же драматический сериал – это не просто сериал, это нечто новое. Самый яркий пример драматического сериала – это «Игра престолов», который побил все рекорды.

А. СЕМЁНОВА: И сейчас, по-моему, в апреле, выходит новый сезон. Ждёте, смотрите?

А. ИВАНОВ: Конечно, да.

А. СЕМЁНОВА: А какие ещё сериалы смотрите?

А. ИВАНОВ: Я как раз предпочитаю смотреть именно сериалы. Просто фильмы мне уже не очень интересны.

А. СЕМЁНОВА: Как я Вас поддерживаю.

А. ИВАНОВ: К тому же, я человек системный, педантичный, и сериалы очень подходят под мой размеренный образ жизни.

А. СЕМЁНОВА: Каждый четверг, каждое воскресенье.

А. ИВАНОВ: Каждый день. Я же на работу не хожу, и каждый день смотрю сериалы. Мне нравится и «Подпольная империя», и «Во все тяжкие». Особенно «Карточный домик». Мне нравятся и не американские сериалы. Например, замечательный криминальный сериал «Гоморра». Я стараюсь смотреть все сериалы, отмеченные премией «Эмми», невзирая на то, драматический это сериал, экшн или даже ситком. Всё равно я смотрю, чтобы быть в курсе новейших достижений на этом поприще.

А. СЕМЁНОВА: А «Войну и мир» смотрели? Только-только вышла 3 серия.

А. ИВАНОВ: «Войну и мир» не смотрел. Я их начинаю смотреть, когда они вышли полностью. Хотя бы один сезон.

А. СЕМЁНОВА: Неплохо, чтобы не грызть ногти и не ждать, когда же будет следующая серия.

А. ИВАНОВ: Нет, чтобы увидеть художественное произведение во всём объёме.

А. СЕМЁНОВА: Ещё поговорим о ритуалах. О том, как Вы пишете. Вы пишете под музыку?

А. ИВАНОВ: Нет, ни в коем случае.

А. СЕМЁНОВА: Может быть, под солнышко, под луну?

А. ИВАНОВ: Нет, в полностью закрытой комнате, чтобы все взашей были выгнаны, чтобы я сидел один и мне никакая собака не мешала.

А. СЕМЁНОВА: У Вас есть чёткий план, который Вы реализуете изо дня в день?

А. ИВАНОВ: Не совсем чёткий, но в определённом смысле да, я стараюсь этого плана придерживаться.

А. СЕМЁНОВА: А способствует ли тот факт, что Вы живёте за пределами столицы, Вашему творчеству? Если бы Вы жили здесь, может быть, Вы бы меньше писали? Больше ходили на радио, на телевидение.

А. ИВАНОВ: Я в принципе человек не тусовочный. Но, боюсь, что если бы я жил в Москве, мой кулак бы по пальцам разогнули и раздёргали бы меня по пёрышку. Работать в столице с её насыщенной жизнью и большими требованиями я бы не смог. Просто слишком часто отвлекался бы. Поэтому я работаю даже не в России.

А. СЕМЁНОВА: А Вы симпатизируете своим героям, или стараетесь держаться отстранённо от них?

А. ИВАНОВ: Почти всем героям я симпатизирую, если это уж не совсем злодей.

А. СЕМЁНОВА: Давайте поговорим о романе «Ненастье». О чём он?

А. ИВАНОВ: Этот роман о ловушках судьбы, в которые может попасть любой человек. И что делать, когда ты попал в такую ловушку. Когда и пребывать в ней невозможно и невыносимо, и выйти невозможно. И единственный выход – это измениться самому. Такие ловушки судьбы я и назвал «Ненастьями». Это некий экзистенциальный тупик.

А. СЕМЁНОВА: Расскажите, пожалуйста, прототипом Батуевского Коминтерна было екатеринбургское афганское братство?

А. ИВАНОВ: Да, это сообщество ветеранов войны в Афганистане в городе Екатеринбурге стало прототипом организации «Коминтерн» из моего романа. Хотя точного соответствия нет – ни по персонажам, ни по обстоятельствам. Но основной вектор развития примерно тот же самый. В конце 80-х годов парни, прошедшие Афганистан, в Екатеринбурге объединились в союз.

А. СЕМЁНОВА: С идеей?

А. ИВАНОВ: Идея была, просто она была выражена немного более примитивно. Она касалась только экономики. Я идею в романе развил больше, чем она была в действительности. Я всё-таки писал роман, а не документальное произведение.

И эти парни сначала были общественной организацией, потом занялись бизнесом. Их команда превратилась в некий бизнес-альянс, когда многие бизнесы сотрудничали друг с другом и доверяли друг другу, не кидали друг друга.

В конце концов, они стали криминальной группировкой, потому что вступили в войну с криминальными группировками города, и кончилось тем, что руководители отжали бизнес у простых работников, стали хозяевами, а все проигравшие были оттеснены на периферию жизни.

Этот путь прошли многие организации в России, не только Союз ветеранов Афганистана в Екатеринбурге. Это вообще типичный путь для организации тех лет. Но мне понравилось, что этот союз ветеранов Афганистана предъявил такую организацию, которая была возможна только в 90-е, когда она одновременно и общественная организация, и бизнес-альянс, и криминальная группировка. Такого невозможно представить ни в 2000-е годы, ни в наше время. Поэтому мне екатеринбургские афганцы и понравились.

А. СЕМЁНОВА: А это ведь реальная история про самозахват домов?

А. ИВАНОВ: Абсолютно реальная история.

А. СЕМЁНОВА: Звонок от слушателя.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Если классиком Пушкиным описаны все события похода Емельяна Пугачёва в сторону Москвы, не будет ли роман или повесть писателя об этих событиях каким-то повторением?

А. ИВАНОВ: Во-первых, художественное произведение не описывает историю, хотя многие склонны изучать историю по романам. Главное, чтобы история, которая в романе, была самостоятельной, и неважно, совпадает она с реальной историей или нет.

А во-вторых, если говорить конкретно про Пушкина, я так понимаю, что вы говорите про историю Пугачёва. Я очень глубоко занимался историей пугачёвского бунта, и могу сказать, что Пушкин описал далеко не всё. Например, Пушкин, конечно, изучал историю пугачёвского бунта, побывал в местах событий в Оренбурге и Уральске. Но его вояж по Оренбургу и Уральску занял всего 3,5 дня. За это время невозможно всё посмотреть.

А. СЕМЁНОВА: Ещё звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я большой поклонник Алексей Иванова и очень рад быть его современником. Началось у меня всё с «Географа», и это настольная книга. Я понял, почему роман «Псоглавцы» был написан под псевдонимом. Это единственный роман, который я не дочитал. Зачем был нужен этот роман, и будут ли ещё такие романы?

А. ИВАНОВ: Роман «Псоглавцы» я написал под псевдонимом. Я пишу в совершенно разных жанрах. Например, «Сердце Пармы» — это эпос. Роман «Золото бунта» — это исторический эпос. «Географ глобус пропил» — это обычная городская проза. «Ненастье» — криминальный роман. И вот, чтобы один роман не подвёрстывали под другой, я ведь работаю в разных жанрах, я решил, что я напишу под псевдонимом, чтобы избежать клише.

Чтобы этот роман не сравнивали ни с «Географом», ни с «Сердцем Пармы». Роман я написал, автора назвал Алексеем Мавриным. Но оказалось, что хрен редьки не слаще, потому что тотчас же появились другие клише. Начали говорить: вот, новый автор, начинающий автор, да мы его поучим романы писать, да тут он недопёк, тут он пережарил, и так далее.

Я понял, что такой трюк не избавляет меня от клишированности сознания читателей и, в первую очередь, критиков, и Алексея Маврина я похоронил. А дальше следующий роман из этой серии «Комьюнити» я написал уже под своим именем. Вот и причина. А почему в другом жанре – потому что я хотел говорить на другую тему. Если я хочу говорить об истории народов – я выберу жанр эпоса. А если я захочу говорить о мироощущении современника, я, разумеется, буду обращаться к жанру современного городского романа, а не к жанру иронического детектива или женского романа.

А. СЕМЁНОВА: Было бы забавно прочитать от Вас что-то подобное. И иронический детектив – это будет жуткий стёб. Вопрос от слушателя: «Алексей, если можно вернуться к теме сериалов, смотрели ли Вы американский сериал «Близкие друзья»? Или, может, слышали о нём, но не рискнули посмотреть? Прокомментируйте его, пожалуйста».

А. ИВАНОВ: Слышал, но не смотрел.

А. СЕМЁНОВА: Вернёмся к роману «Ненастье». Почему герой Герман мечтает уехать именно в Индию, убежать? С его миллионами, которые у него вдруг появились, почему он не думает поехать куда-нибудь в Панаму или во Францию? Почему именно Индия?

А. ИВАНОВ: Вообще-то он не мечтает туда убежать, он мечтает увезти туда свою травмированную жену. Ему Индия кажется земным раем. А то, что Индия кажется русскому человеку земным раем – это у нас такое традиционное в культуре. Вспомните, например, купца Афанасия Никитина, который тоже хотел в Индию. Но он не нашёл там Индию, он нашёл древнюю русскую сказку. И вообще кто у нас только не бежал в Индию – и староверы, и беглые крестьяне, и казаки, и разбитые белогвардейцы, и Жириновский даже призывал. Если Вы внимательно почитаете «Войну и мир», то увидите, что там крестьяне собирались бежать на какие-то тёплые реки – это тоже куда-то туда. Индия для русского человека – это синоним рая. Точно так же, как Германия – синоним врага в русской культуре.

А. СЕМЁНОВА: А для Вас Индия – это тоже синоним рая? Вы там были?

А. ИВАНОВ: Я там был, но неважно, что Индия для меня. Для меня как культуролога и искусствоведа Индия, в первую очередь, это интереснейшая культура. Климат мне там невмоготу. А типичная индийская антисанитария вызывает у меня просто ужас. Но не в этом дело, а в том, что мой главный герой Герман – это абсолютно народный тип. Это то, что называется «Ванька взводный», например. И, разумеется, он мыслит точно так же, как народ.

А. СЕМЁНОВА: Как долго, по-вашему, в нашей стране будет летать такая мечта – своровать побольше, уехать подальше.

А. ИВАНОВ: Это исконно русская мечта о халяве, о Емеле, лежащем на печи. Я думаю, до тех пор, пока люди будут русскими, они будут мечтать ничего не делать и много иметь.

А. СЕМЁНОВА: У меня традиционный опрос для Вас, Алексей. Можно отвечать развёрнуто, можно кратко, но, по-возможности, искренне. Готовы?

А. ИВАНОВ: Попробуем.

А. СЕМЁНОВА: Что нужно сделать, чтобы Вы стали ещё счастливее?

А. ИВАНОВ: Ответ очень простой. Получится, что я что-то выпрашиваю, или на что-то намекаю, но это Вы спросили. Сам бы я не стал об этом говорить. Чтобы я стал ещё счастливее, мне надо реализовать те мои проекты, которые мне хочется реализовать.

А. СЕМЁНОВА: Какие проекты?

А. ИВАНОВ: У меня много таких проектов. Например, мне хотелось бы снять телевизионный фильм, такой же, как был «Хребет России» о пугачёвщине, например, об истории Российского речного флота. Для меня счастье – это возможность работать. Чем более интересна работа, тем я счастливее, как кот Матроскин.

А. СЕМЁНОВА: Прекрасно. Примем звонок от слушателя.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Очень интересный сюжет, но я бы хотел возразить. Нельзя русскую культуру связывать только с одним Емелей. Во всех странах и всех народах есть коты в сапогах, волшебные сундуки. Помните, «Арабские сказки», «Сказки Братьев Гримм»? Все народы хотят получения материального благосостояния. И искать в этих сказках особую черту русского народа — абсолютная подгонка.

А. СЕМЁНОВА: Спасибо за Ваше мнение.

А. ИВАНОВ: Я согласен с Вами. Я же обобщил и упростил ситуацию. Скажем, известнейшее европейское направление протестантской культуры, которая привела к появлению работоспособной нации, в России тоже имела свой аналог – это культура раскольников. У которой был культ труда, которые спасались и жили только трудом. И работоспособность, и уважение к труду тоже присущи русской нации, ведь раскольники — это же русские люди. Я просто обобщил.

А. СЕМЁНОВА: Ещё звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вспоминаю «Хребет России», мне безумно понравился этот альманах, и фотографии шикарнейшие. Но ведь у нас таких хребтов много, почему больше не было таких выпусков? Ни телевизионных, ни печатных. Или, во всяком случае, я их не видел.

А. СЕМЁНОВА: Спасибо за вопрос.

А. ИВАНОВ: Серию «Хребет России» как фотокнигу продолжило издательство СТ. Я сейчас издаюсь в самом большом издательстве, в самой крутой редакции – редакции Лены Шубиной. Из этой серии уже вышла книга «Горнозаводская цивилизация» — это история уральской промышленности.

Может быть, со временем выйдет книга «Речьфлот». Я подумываю о том, чтобы её сделать. Выйдет мой non-fiction «Русский бунт», который тоже выходил в другом издательстве в виде большой фотокниги. Тему таких фотокниг я продолжаю.

А по поводу фильмов вопросы, к сожалению, не ко мне. Фильм «Хребет России» — это полностью мой продукт и продукт моего продюсерского центра «Июль». Потому что мы сами нашли деньги, сами пригласили Леонида Парфёнова и группу «Намедни», чтобы снять этот фильм, и сами продвинули его на «Первый канал». Но фильм этот стоил очень дорого – больше 2 миллионов долларов. И не так-то просто повторить этот подвиг второй раз, не говоря уже о том, чтобы повторять его в третий. Это уже должна делать какая-либо корпорация.

Но корпорация почему-то не заинтересовалась. Почему не заинтересовалась, у меня есть ответ, и этот ответ достаточно печальный. Когда я только собирался делать этот фильм, я рассчитывал сделать 12-серийный фильм. Но мне один очень большой продюсер на очень федеральном канале сказал, что никакой федеральный канал не возьмёт фильм о провинции больше, чем на 4 серии.

А. СЕМЁНОВА: Неинтересна провинции другая провинция.

А. ИВАНОВ: Да, то есть про кремлёвских любовниц – хоть 40 серий, про футболистов – хоть 120, а про провинцию – не больше четырёх. Это, конечно, оскорбительно, но так и есть. Видимо, этот принцип работает, и подобных фильмов больше никто не снимает. Жаль.

А. СЕМЁНОВА: Что Вы цените в людях превыше всего?

А. ИВАНОВ: Много чего ценю. Творческий потенциал, порядочность, работоспособность, умение держать слово.

А. СЕМЁНОВА: А есть у Вас цель?

А. ИВАНОВ: Нет, у меня глобальной цели нет. Я не ВПЗР – не великий писатель земли русской.

А. СЕМЁНОВА: Как это нет? Вам же уже и ордена выдали, и медали.

А. ИВАНОВ: Да как-то у меня маловато орденов и медалей, не преувеличивайте их количества.

А. СЕМЁНОВА: Я имею в виду премии, и критики Вас хвалят в основном и рукоплещут.

А. ИВАНОВ: Я сейчас жаловаться начну – и премий у меня толком нет, и критики меня не хвалят. Если возвращаться к ВПЗР, великий писатель земли русской, кого иронично называют этой аббревиатурой, – это человек, который имеет одну грандиозную идею, которую всеми своими романами и всей своей жизнью окучивает. Я такой идеи не имею, соответственно, не имею и цели. У меня есть какая-нибудь интересная идея, которой я посвящаю год-полтора своей жизни. Но это не цель всей жизни.

А. СЕМЁНОВА: Наши слушатели пишут: Можно ли считать «Капитанскую дочку» духовным завещанием Александра Сергеевича?

А. ИВАНОВ: Абсолютно точно сформулировано. Можно, да. Потому что это книга о спасительной роли чести. Честь спасает Петрушу Гринёва и перед Пугачёвым, и перед Екатериной. И эпиграф «Береги честь смолоду». Пушкин, как мы знаем, из-за чести вышел на дуэль, и ради чести пожертвовал собственной жизнью. Конечно, это его завещание.

А. СЕМЁНОВА: Спасибо за ответ. Примем звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вы занимались историей пугачёвского бунта. Я слышал, что Пугачёв занимался работорговлей. И этот невольничий рынок был в Крыму. Почему Екатерина потом завоевала Крым, чтобы ликвидировать этот невольничий рынок? Насколько это правда?

А. ИВАНОВ: Абсолютно неправда.

А. СЕМЁНОВА: Алексей Иванов, спасибо большое, что Вы сегодня пришли к нам в эфир.

А. ИВАНОВ: Спасибо.

А. СЕМЁНОВА: А для Вас, читатели, спешу напомнить, что уже вышел роман «Ненастье», в этом году, наверное, выйдет роман «Табол», а также начинайте читать Алексея Иванова с книги «Географ глобус пропил» или «Сердце Пармы», или, например, «Блуда и МУДО». Или «Общага на крови». Откуда начинать?

А. ИВАНОВ: Да с любого места.

А. СЕМЁНОВА: Хорошего дня, до свидания.

Источник: rusnovosti.ru

Еще интервью Алексея Иванова


Описание для анонса: 
Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

Сергей Оробий: «Пушкин и Белкин»

В гостиной сидели двое: хозяин дома — смуглый, кучерявый тип с насмешливо-надменным лицом, и его гость — суетливый низенький господин в поношенном сюртуке.

— Помилуйте, Александр Сергеевич, — прижимая пухлые руки к груди, говорил господин в сюртуке. — Я продал вам пять блестящих сюжетов и достоверно знаю, что вы уже готовы их напечатать в дорогом столичном журнале. Тем не менее денег за них я еще не получил.

— Как же не получили, Иван Петрович? — лениво протянул хозяин. — Сто рублей были уплачены вам полгода назад, о том и расписка имеется.

читать далее...

Публикуйте свои рассказы и стихи на lit-ra.info

Литература в картинках

Книги - как инструмент расширения фантазии Посмотреть полный размер

Книги - как инструмент расширения фантазии

Автор, к сожалению, нам не известен. Источник. А вот за потребление конопли сажают в тюрьму, хотя научно-подтвержденных данных о ее вреде, оказывается, нет. Подробнее на комиссия-по-конопле.рф

Любопытное из мира литературы

Шукшин, Прилепин и пародии на Гарри Поттера

Шукшин, Прилепин и пародии на Гарри Поттера

О новом комплекте учебников по литературе для 5–9-х классов.

Что читали москвичи в августе? Рейтинг взрослой литературы

Что читали москвичи в августе? Рейтинг взрослой литературы

Эти произведения уже долгое время на самых первых строчках. В Библиотеках Москвы вы можете взять все эти книги бесплатно.

Можно ли надеяться на важные, кардинальные изменения в книжной отрасли?

Можно ли надеяться на важные, кардинальные изменения в книжной отрасли?

Мнение Сергея Александровича Филатова, президента Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ, председателя Ассоциации литературно-художественных журналов, и Леонида Леонидовича Палько, ...

Литературный критик Сергей Морозов о длинном списке «Русского Букера»

Литературный критик Сергей Морозов о длинном списке «Русского Букера»

Пересмотрел вчерашний букеровский список. Сравнил с составом жюри. И подумал, что как-то у меня в голове не все укладывается. В жюри четыре человека. Соответственно четверть текстов из списка так или ...

«Роман — это такой мертвый отец. Мы все ходим вокруг этого трупа»

«Роман — это такой мертвый отец. Мы все ходим вокруг этого трупа»

Большой разговор с редакторами литературного журнала «Носорог».

Литература в цифрах

IV том, 3 часть, 10 глава

Место в книге Льва Толстого «Война и мир», где реализован интересный парадокс: каждая удачная книга содержит автоописание Источник

Менее 10 млн руб

объем рынка самиздата в России, по оценке «Эксмо-АСТ» Источник

9

Количество факторов, позволяющее понять, что права именно на этот текст (книгу) можно будет превратить в деньги Источник

Прямая речь

Владимир Войнович, писатель:

На мой взгляд, интеллигенты – это хорошо воспитанные бедные люди. Те, кто за маленькую зарплату, почти задаром, учит, лечит, работает в библиотеке, музее. Источник

Сергей Анурьев, ген. дир. компании «ЛитРес»:

Даже картинки могут отвлекать, не случайно последние 100 лет книги для взрослых практически не иллюстрируются. Если бы читателю требовалось выстроить визуальный образ, то книги для взрослых были бы как у детей. Но очевидно, что такой потребности нет. Источник

Колонка Сергея Морозова

И все-таки ее нет

И все-таки ее нет

Литература у нас есть, читателя нет – пишет в «Российской газете» Павел Басинский. Заявление, конечно, абсурдное. Нет читателя, нет литературы. Литература без читателя называется очень просто – графомания. Вольно или невольно Басинский констатировал главную беду нашей так называемой словесности. Книжки у нас пишут не для читателя, а так, вообще, потому что руки есть, и программа Word, надо же в ней что-то делать.
Впрочем, даже в самом сетовании на нехватку читательского внимания есть нечто позитивное. Ну, наконец-то, хоть кто-то вспомнил о главном участнике литературного процесса. А то все сами да сами.

Критика ниже критики

Говорят, в критике нынче большие изменения. Раньше ходили сумрачные мужики с вилами и подымали на них зазевавшихся и нерадивых авторов на раз-два. Теперь времена иные. Критики – дамы, приятные во всех отношениях. Вместо стонов и криков страдающих авторов сплошная читательская радость, нескончаемый позитив.
«Скушай книжечку! Вот эту за маму, а эту за папу! О, какой умничка! Дай я тебя по головке поглажу!»
Вместо жесткого армрестлинга  критика и автора детский сад для младшей читательской группы. «А теперь, ребята, мы с вами почитаем интересную книжечку, которую написал один дядя! Садитесь поудобнее и слушайте!»

Колонка Сергея Оробия

Радищев - русский Гришэм

Радищев - русский Гришэм

В рецензии на прошлого Макьюэна («The Children Act») я рассуждал о том, что у нас нет такого жанра - «юридический триллер», нет своего Гришэма. Мол, у нас если и возникает тема закона, то в компании с благодатью, если и возникает тема суда, то – шемякина: реальность такая. Потом понял: как, по словам Льва Данилкина, любой экшн у нас - экшн по Евангелию, так и русский санспенс-триллер - не про земной суд, а про Страшный. Более того, тут речь о целой закономерности.

Наркобарон на все времена

Если и писать о чем-то, то о действительно важных вещах. Вы, конечно, помните, что именно в этот день, 8 сентября, Уолтер Уайт отпраздновал свое 50-летие, не подозревая, что на следующий день у него начнется совсем другая жизнь.

Книги не для всех

Нынче критик должен советовать книги адресно, определенным читательским аудиториям, и в конце пятистрочной рецензии обязательна пометка: «для всех», «для интеллектуалов», «для любителей поржать». Предлагаю другую шкалу оценки: «книга не для…»

Интервью

Новости книжных магазинов

Книжный магазин «Подписные издания» расширил пространство

Книжный магазин «Подписные издания» расширил пространство

Теперь в «Подписных изданиях» два зала, два балкона, много мест для чтения и работы и одна любовь — книги. Приходите к ним в гости, они очень старались сделать ...

Лучшие книги июля

Лучшие книги июля

По версии ЛитРес – мегамаркета электронных книг №1 в России.

Торговый Дом «Библио-Глобус»: грядут Дни Книгочея!

Торговый Дом «Библио-Глобус»: грядут Дни Книгочея!

Только для держателей клубной карты в эти дни с 9.00 до 22.00 действует скидка 25%.

Литературные мероприятия

25 сент. Лекция: «Уильям Фолкнер: На войне как на войне»

О произведениях Уильяма Фолкнера обычно вспоминают в контексте американского Юга, но в этот раз мы поговорим о его новеллах, посвя...

22 сент. «Рассказы про меня» — совместный проект Редакции Елены Шубиной и ресторана ДОМ 12

В проекте примет участие Денис Драгунский  —  известный прозаик, журналист, блогер, мастер короткого, энергичного рассказа, объем ...

19 сент. Клуб «Связующая нить»

Открытие нового клубного сезона 2017/18. Тема вечера – «Бабайки литературного института».

Встречи с писателями

22 сент. «Рассказы про меня» — совместный проект Редакции Елены Шубиной и ресторана ДОМ 12

В проекте примет участие Денис Драгунский  —  известный прозаик, журналист, блогер, мастер короткого, энергичного рассказа, объем ...

19 сент. Диана Арбенина

Диана Арбенина представит свою книгу «Бег».

19, 20 и 25 сент. Леонид Парфёнов

В ходе встречи Леонид Парфёнов представит свою новую книгу «Намедни. 1931-1940. Наша эра», ответит на ваши вопросы и проведёт авто...

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

 25 сент. Лекция: «Уильям Фолкнер: На войне как на войне»

25 сент. Лекция: «Уильям Фолкнер: На войне как на войне»

О произведениях Уильяма Фолкнера обычно вспоминают в контексте американского Юга, но в этот раз мы поговорим о его новел...

В библиотеке им. Некрасова пройдет лекция «Полюбить поп-культуру: зачем?»

В библиотеке им. Некрасова пройдет лекция «Полюбить поп-культуру: зачем?»

14 сентября Гриша Пророков — журналист, создатель видеоблога Blitz and Chips, в котором он проблематизирует феномены поп...

8 сент. Поэтический вечер литературного клуба «Классики XXI века»

8 сент. Поэтический вечер литературного клуба «Классики XXI века»

Участвуют поэты и писатели: Глеб Шульпяков, Дмитрий Тонконогов, Вадим Муратханов, Ганна Шевченко, Мария Максимова, Елена...

Библиотека для молодежи начинает сезон с открытия нового творческого пространства — Кабинета художника

Библиотека для молодежи начинает сезон с открытия нового творческого пространства — Кабинета художника

Кабинет художника станет местом для мастер-классов по созданию книжных иллюстраций, комиксов, реализации различного рода...

Новости издательств

Новинки издательства «Планж». Осень-2017

Новинки издательства «Планж». Осень-2017

Жанры новинок разносторонние: роман о путешествиях, философско-фантастический роман, бизнес-роман, психологический роман, современ...

АСТ сообщила о создании новой детской редакции «Вилли Винки»

АСТ сообщила о создании новой детской редакции «Вилли Винки»

Информация о новом издательстве размещена на сайте АСТ и выдержана в игривом тоне: «Малыш Винки хочет все успеть. Ему важно, чтобы...

Медиа агентство «Творческие решения»: новые дорожки к читателям

Медиа агентство «Творческие решения»: новые дорожки к читателям

Издать книгу сегодня не проблема: множество издательств предлагает размещение книг по принципу print-on-demand, существуют десятки...

Издательство Ивана Лимбаха: В Москву приезжает автор «Провансальского триптиха» Адам Водницкий

Издательство Ивана Лимбаха: В Москву приезжает автор «Провансальского триптиха» Адам Водницкий

6 сентября в 18.00 презентация книги пройдёт в Литературной гостиной ММКВЯ на ВДНХ. Вход по билетам ярмарки.

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Переход» Эндрю Миллера

Рецензия на книгу «Переход» Эндрю Миллера

Загадочность женщины выдумана поэтами. Прекрасная незнакомка, «то ли девочка, то ли видение» - эстетически привлекательный образ, широко растиражированный во многих текстах, превратившийся в нечто унылое и избитое. Инерция восприятия столь велика, что «Переход...

Рецензия на книгу «Белгравия» Джулиана Феллоуза

Рецензия на книгу «Белгравия» Джулиана Феллоуза

В Великобритании выход «Белгравии» Джулиана Феллоуза, создателя «Аббатства Даунтон», с самого начала был обставлен разнообразной мультимедийной «заманухой», в которой некоторые англоязычные критики разглядели долгожданный прорыв книгоиздательства в XXI век. Ка...

Рецензия на книгу «Пост сдал» Стивена Кинга

Рецензия на книгу «Пост сдал» Стивена Кинга

В основе «Поста» лежит очень важная и страшная тема — самоубийство. Мы никогда не задумываемся, что творится в душе у окружающих нас людей. Даже самые близкие, те, с кем мы живем под одной крышей, таят свою боль, помыслы, желания глубоко внутри себя.

Рецензия на книгу «Девушка, переставшая говорить» Тейге Трюде

Рецензия на книгу «Девушка, переставшая говорить» Тейге Трюде

События приводят нас в небольшую скандинавскую деревушку. В одном из домов обнаруживают убитую женщину, которая еще в подростковом возрасте перестала говорить. За пару лет до этого в этом же доме был зверски убит ее отец. Через неделю в соседском доме пропадае...

Детская литература

АСТ сообщила о создании новой детской редакции «Вилли Винки»

АСТ сообщила о создании новой детской редакции «Вилли Винки»

Информация о новом издательстве размещена на сайте АСТ и выдержана в игривом тоне: «Малыш Винки хочет все успеть. Ему важно, чтобы дети слушали и читали перед сном чудесные сказки и зас...

Фестиваль «Дни Роальда Даля»

Фестиваль «Дни Роальда Даля»

Фестиваль пройдет с 11 по 30 сентября 2017 года в Центре Британской книги (Санкт-Петербург). В программе — выставка рисунков Квентина Блейка (друга и иллюстратора Даля), квесты, мастер-...

100 лучших новых книг для детей и подростков - 2017

100 лучших новых книг для детей и подростков - 2017

По версии Центральной городской детской библиотеки им А.П. Гайдара.

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Пальцы» автор Катран

У Вити Кныша околела бабка. Жила себе старушка, не бздела, а тут – чпок – и загнула когти: мочевой пузырь по шву лопнул. Бабка рассол от помидоров сильно уважала. Третьего дня банку трехлитровую в один ебальничег морщинистый скушала и поехала на картошку двести километров без остановок. Там, посреди ботвы и колорадских жуков, в самом расцвете старушечьих сил, можно сказать, и крякнула. Казалось бы, семьдесят три всего – в трамвае хоть с пяти утра на костылях фехтуй, скамейки под домом на вылет проперживай, а по выходным хрючево для внука кашеварь – не жизнь, а малина. И тут такая неприятность с косой… далее...

«Январь» автор Нематрос

Антон сделал музыку громче и выбросил бычок в окно. Погода была ясная и ветреная. «Мороз и солнце…», - процитировал он мысленно Пушкина и оперативно поднял стекло, пока ледяной воздух не наполнил салон. Виктор на заднем сиденье дегустировал пиво, а Валерий Робертович на переднем ковырял в носу. Валерием Робертовичем он был только по паспорту, а по жизни – Валера-Дрыщ. Впрочем, сопли свои он не растирал по салону, а аккуратно упаковывал во влажные салфетки  и скалдировал в бардачке. далее...

Доска объявлений

Новая рубрика! Условия публикации здесь

Ищете бета-ридера? Я тот, кто вам нужен!

Предлагаю писателям услуги бета-ридера. Стоимость - 1 а.л. = 400 р. Работаю по предоплате в 50% от полной стоимости. далее...

Отдам Пелевина и Рубину

С вас чашка кофе в кафе. Если Вы девушка - кофе с меня ;) далее...

Продам две монографии Лукова В.В.

Предотвращение террора «сверху» и «снизу» - тема двух монографий Лукова В.В. далее...

Государственный литературный музей ищет художника-графического дизайнера

Работа строго в офисе музея (метро Баррикадная) в указанное время. Удаленный доступ не рассматривается. далее...

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина