комиссия-по-конопле.рф
Интернет-магазина onix-boox
Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Александр Снегирёв: «Грамоту букеровскую в красный угол не повесил»

Александр Снегирёв: «Грамоту букеровскую в красный угол не повесил» 21.07.2016

Евгений Фурин: Признаюсь, образ писателя для меня порой бывает не менее интересен, чем персонажи и миры, им создаваемые. С писателем Александром Снегирёвым не соскучишься: сегодня он денди и ловелас, завсегдатай светских литературных мероприятий, а завтра – мужичок в ватнике, терпеливо возделывающий свои шесть соток. Впрочем, особых противоречий тут нет: все эти качества сочетаются в нём довольно гармонично, а его книгам и вовсе идут на пользу. Возможно, поэтому сегодня Александр Снегирёв – одна из наиболее ярких фигур современного литературного Олимпа. К небожителям его причислил, конечно, не я, а скорее жюри премий «Дебют» и «Русский Букер», но и сам Александр, как выяснилось, в этой роли чувствует себя вполне комфортно. Впрочем, подробнее об этом читайте в самом интервью.

Евгений Фурин: С писателем положено говорить о литературе, тем более в интервью для литературного журнала. Но отвлечёмся ненадолго. Как поживают томаты сорта «Семёныч», столь иронично воспетые недавно в Фейсбуке? И что заставляет возвращаться каждую весну на приусадебный участок? 

Александр Снегирев: Надо мной жена смеётся, говорит, внешность у меня азиатская, а отношение к земле как у крепкого середняка. Оба моих деда из крестьянских семей, одна из бабок и вовсе из кулацкой, отец в свой восемьдесят один год до сих пор обожает копать огород. Это – генетика. 

Каждую весну я закупаю семена и рассаду, рыхлю, пропалываю, сажаю, удобряю. Я обожаю подсыпать навоз под деревья и цветы, организую компостные кучи, чтобы формировать плодородную землю. Мой пресловутый интерес к сексу и смерти проявляется в тяге к земле со всей силой. Ведь земля, пожалуй, самое яркое единовременное воплощение двух этих стихий, плодородие и прах.

Земля одновременно является и тем и другим. Причём не в переносном, а в самом прямом смысле. Копаясь на огороде, я общаюсь с предками, пропускаю их сквозь пальцы, вычищаю из-под ногтей. Я вижу, как кровь становится цветами и травой. Так происходит каждый год. Нет занятия для философа лучше, чем земледелие.

Что же касается помидор сорта «Семёныч», рассаду которых я высадил в открытый грунт на майские, то они чувствуют себя хорошо, тянутся вверх и, чувствую, скоро мне придётся их подвязывать и вообще уделять им куда больше времени, чем хотелось бы. Одно дело посадить огород, другое – за ним ухаживать. На второе меня обычно хватает с грехом пополам. Посмотрим, как сложится в этом году. Буду держать в курсе посредством фейсбука.

Евгений Фурин: Есть в этом неблагодарном, но благородном труде что-то дионисийское: возделывание плодородной земли, ожидание обильного урожая, буйство и бытовой героизм, уничтожение индивидуального через единение с природой. Это как-то вяжется с вашей концепцией «новой античности»?

Александр Снегирев: Наша эпоха напоминает мне античность по многим параметрам. Не будем приводить в пример сегодняшние вполне античные каноны в архитектуре, культ тела и проч. Обратимся к главному – к вере. В конце позапрошлого века Ницше сообщил нам, что Бог умер, а первые десятилетия прошлого века это сообщение подтвердили. Миллионы людей потеряли веру, увидев ужасы мировых войн. Место Умершего долго не пустовало, его быстро заняли вожди, культ которых уже был вполне себе языческим, античным.

На смену вождям пришло множество богов помельче, но зато повеселее. Рок-звёзды, кино-актёры, художники, топ-модели, футболисты, звёзды инстаграма. Я абсолютно серьёзен, к суперзвёздам современности мы относимся, как к богам. Поклоняемся им, подражаем, приносим своеобразные жертвы – покупаем их товары, лайкаем их селфи, охотимся за клочками их одежды, прядями волос и т.п. Если поставить себя на место археологов будущего, то представьте, что они подумают, найдя миллионы изображений, допустим, Курта Кобейна или Лионеля Месси? Они решат, что это были некие божества, которым поклонялись люди нашей эпохи. Возможно, они догадаются, что Месси покровительствовал некоей игре в мяч, а Кобейн был богом мелодий и звуков.

Я убеждён, мы живём в эпоху многобожия, сами себе не отдавая в этом отчёт. О чём это говорит? О том, что любой из нас может стать богом. В самом прямом смысле слова. Стоит только сделать это.

Евгений Фурин: Поговорим о пресловутом «конспекте романа». Термин появился, кажется, с подачи Дмитрия Быкова, который назвал так ваш роман «Вера», и критики его тут же подхватили. Почему современная литература должна быть компактной, вы уже объясняли. Меня интересует другое: возможно ли нащупать ту самую золотую середину между «романом-конспектом» и «романом-сериалом?» И вообще, так ли плох современный «роман-сериал», особенно если учитывать успех последних романов Прилепина и Яхиной?

Другие интервью Александра Снегирева

Александр Снегирев: У каждого рано или поздно появляется интерпретатор. У Христа были апостолы, у президентов есть пресс-секретари, у меня – Быков. Каждому по способностям. Кстати, я не шучу, а на самом деле считаю, что отношения «писатель-критик» сродни отношениям «бог-жрец». Один без другого невозможен. Откуда бы мы знали, чего хочет бог, если бы жрецы нам не объяснили? 

Сегодня ситуация с критикой сложилась фиговая, поэтому я рад любой свежей, остроумной мысли. Ведь критик разбирает, объясняет, интерпретирует текст зачастую не только читателям, но и самому писателю. 

Я, например, понял про некоторые собственные рассказы и про «Веру» много важного, прочитав статьи Валерии Пустовой, Аркадия Смолина, Натальи Кочетковой, просто посты в блогах. Но вернёмся к Быкову. Возможно, он прав, но тогда и Библия – конспект. А библейский слог для меня пример. Сжатость, информативность, поэтичность. В одном абзаце умещается целая жизнь. 

Сегодня проза тяготеет к поэтической краткости, как точно подметил тот же Быков. Странно, что он не увидел в «Вере» подтверждение собственного тезиса. В этой связи интересна статья Аркадия Смолина в майском номере «Октября», где он располагает строчки из «Веры» в поэтическом порядке:

А Эстер жила, выдумав слепоту.
Насмотрелась, хватит.
Ещё бы от звуков избавиться.
И память обнулить.

Сергей Костырко из «Нового мира» тоже назвал «Веру» стихами. Я никогда стихов не писал, но всегда очень хотел. Стихи это или нет – не знаю, по мне так «Вера» не конспект романа, а эссенция романа. Не сочтите за самодовольство.

Мы привыкли размазывать по столу литературную кашу и с большим трудом воспринимаем новое. Критики, по моему наблюдению, делятся на тех, кто пытается втиснуть каждую прочитанную книгу в привычные координаты собственных представлений, отсекая, подобно Прокрусту, неподходящее и вытягивая несуществующее, и на тех, кто на каждый новый текст смотрит глазами ребёнка, то есть по-новому, свежо и непредвзято. Относящихся ко второму типу маловато, но мы, писатели-боги, не теряем надежду на то, что однажды родятся и наши жрецы, растолкуют наши труды и читателям, и нам самим.

Романы-сериалы нужны и никуда не денутся. Их любят, я сам их люблю, если здорово написано. Просто сам пишу иначе. К чему лукавить? Все мы кулики, хвалящие своё болото. Однако конкуренцию с видео длинная проза может не выдержать и рискует стать придатком кино и телевидения. Недаром многие писатели пишут с прицелом на экранизацию. 

Я тоже раньше думал об этом, а потом отпустило. Литература будет видоизменяться и, возможно, будущее за короткой формой. Впрочем, к чему прогнозы, скоро сами увидим.

Евгений Фурин: Интересно получается, библейский слог – пример, но Бога для вас (или, по крайней мере, для вашего литературного «alter ego») не существует. Это так? И как быть с метафизическим пластом всё в том же романе «Вера», который хочешь не хочешь, но всё-таки проглядывает из плоскости чисто житейской?

Александр Снегирев: Напротив, Бог и для меня лично существует, и для всех моих персонажей. Мои тексты буквально пульсируют отношениями с вечностью, с Богом. Своим страстным неверием мои персонажи заново создают Бога. Ведь нельзя полемизировать с тем, чего нет. Просто Бог перед каждым предстаёт по-своему и не стоит осуждать другого за то, что он видит Его как-то иначе. Вера – штука интимная. 

Евгений Фурин: В недавнем прошлом критики жаловались на отсутствие ярких женских образов в нашей современной литературе. У вас же их предостаточно. Вот и в новом сборнике рассказов «Как же ее звали?» – узнаваемые героини, своей судьбой напоминающие Веру из одноимённого романа. Почему женщины у вас сплошь брошенные, несчастные? Куда подевалась здоровая крепкая семья? Или о ней писать неинтересно?

Александр Снегирев: Героини у меня попадаются разные. А откуда берутся неустроенные? Вы вокруг посмотрите, разведённых женщин куда больше, чем замужних. Кроме того, мне интересно писать не о бытовом благополучии, а о путешествиях души. А такие путешествия происходят только когда не всё гладко. Каждому из нас свойственны сомнения, страхи, страсти и внутренняя борьба. Об этом я и пишу. Это вовсе не говорит о том, что человек несчастен, это скорее подтверждает, что человек жив. А почему именно женщины? Да просто мне женщины нравятся. Я женщин обожаю.

Евгений Фурин: И ещё немного о романе «Вера», в основание которого заложена мощная метафора: это и женская судьба, и религиозное чувство. Корректно ли проецировать жизнь этой красивой, умной, не находящей счастья девушки ещё и на историю нашей страны? Другими словами, Вера – это Россия или всё-таки нет?

Александр Снегирев: Знаете, к собственной стране волей-неволей испытываешь сыновние чувства. А с родителями обычно у всех отношения противоречивые: взаимопонимание сменяется полным неприятием и наоборот. Любая страна – это люди, и Россия не исключение. Так что я особо не разделяю людей и страну.

Вера – это Россия, но я тоже – Россия, и Вы, и все остальные. А по поводу того, находит ли Вера счастье… Да, с ней происходит множество неприятностей, да, пережить столько жути не каждой выпадает, но в конечном счёте она получает то, к чему стремилась – ребёнка и светлый разум. Просто всем нам хочется заполучить желаемое на блюдечке, а так не бывает. Самое ценное, самое дорогое мы обретаем в тяжелейшей борьбе, пройдя через огонь и смерть. Недаром Победа в Великой Отечественной столько значит для всех нас, не видевших войны. Победа была так желанна, так дорого обошлась, что ценность её аукается через поколения. 

Евгений Фурин: Сергей Оробий условно разделил писателей-представителей последних советских поколений на «сталкеров» (идущих за сюжетами в советскую зону) и «детей сталкеров», расплачивающихся за эти походы некоей литературной мутацией. Удалось ли вам полностью оторваться от «Советской Атлантиды»?

Александр Снегирев: Довольно точная классификация, напоминает стройку, когда старые здания разбирают на материалы, чтобы возвести новые. Сколько античной архитектуры погибло благодаря строителям позднейших эпох, ходивших в театры и храмы, как на каменоломни.

Одни мои коллеги-современники в самом деле черпают материалы в советской эпохе, другие в дореволюционной русской. Я не могу отнести себя ни к тем, ни к другим. Впрочем, со стороны виднее. У меня есть любимые писатели и книги: Гоголь, Достоевский, Булгаков, но постоянно обращаться к истории в поисках сюжетов…

Вокруг такое творится, новости почитайте, по сторонам посмотрите, к своим мыслям прислушайтесь. Повсюду просто клондайк какой-то, сюжеты, идеи, что хотите. Просто у нас в голове сидит неистребимая училка литературы, которая требует ответить урок. И мы отвечаем, оправдываем её надежды, пишем на заданные темы. Не о том, чем горим, а о том, что принесёт пятёрку за домашку, пятёрку в четверти, а если повезёт, то и медаль дадут. В итоге подлинные, искренние темы прошлых времён под пером современных авторов превращаются в сувенирную продукцию и возникает услужливая литература. И нашим, и западным читателям хорошо, все получили узнаваемую Рашу с классическим набором и уснули довольненькие. Это я как читатель говорю.

Евгений Фурин: По книгам Александра Снегирёва сложно судить о политических взглядах автора, да и публично вы о политике не высказываетесь. Это сознательное отстранение?

Александр Снегирев: Я изучал политическую науку в универе, мне хватило. Политика мне интересна как стихия, детонирующая разные человеческие свойства. Для большинства интерес к политике выражается в просмотре телевизора и пустом бухтении. Возникает иллюзия проживания жизни, причастности к мировым процессам. Многие сегодня принялись ябедничать: одни ябедничают друг на друга, другие на целые социальные классы. Статьи пишут, в блогах призывают. Посмотрите, мол, какие негодяи и подлецы. Доколе?! 

Зачастую это обычные шизики, но попадаются и холоднокровные игроки, спекулирующие на нашей наивности, одиночестве, на желании примкнуть к чему-то великому, на гневливости и зависти. Ушлые ребята – все наши качества активируют. 

Политика ещё и потому не по мне, что предусматривает два вида поведения: манипуляцию людьми или нахождение в толпе. Манипуляции я не люблю, слишком уважаю людей, а толпа… Я одиночка, толпа не для меня.

Если говорить о моих взглядах и предпочтениях, то я за свободные выборы и независимые прессу и суд. Императорский дом я бы восстановил и устраивал бы конные парады кавалергардов. Столицу бы перенёс в Симферополь. Раз уж взяли, надо использовать. Кроме того, постоянная жизнь неподалёку от моря настраивает на правильный лад. Это не повредило бы нашим представителям исполнительной и законодательной властей.

Евгений Фурин: В одном интервью вы сказали, что литературные премии для писателя как наркотик. Удалось уже «переломаться» после Букера? Жизнь сильно изменилась?

Александр Снегирев: Премии – это проверка. Причём не только для лауреата, но и для окружения. Некоторые мои знакомые перестали со мной здороваться, а другим небось рассказывают, какой я стал заносчивый. А я, по-моему, не изменился. Грамоту букеровскую в красный угол не повесил, в гостях сижу тихо, мудростей с важным видом не изрекаю.

Наркотик ли это? Ещё какой! Недавно я очень расстроился из-за того, что сборник рассказов «Как же её звали?» не попал в финал «Национального бестселлера». Причём одна из членов жюри мне напрямую сказала: мол, книжка – суперская, но с тебя пока хватит.

Евгений Фурин: На ваш взгляд, российские премии вообще адекватно отражают расклад сил в современной литературе? И кому бы вы сами обязательно вручили премию, будь такая возможность?

Александр Снегирев: Если рассматривать короткие и длинные списки премий, то, пожалуй, отражают. Победители – это зачастую и лотерея, и стечение обстоятельств, и, возможно, результат лоббирования. Но через длинные списки обычно проходит вся современная литература, заслуживающая внимания. На собственном опыте знаю механизм голосования в «Нацбесте». Был я пару лет назад в тамошнем Большом жюри, понравилась мне книга Евгения Чижова «Перевод с подстрочника». А проголосовать каждый член жюри может только за две книги. И я решил проголосовать за других авторов, будучи уверенным, что за Чижова и так проголосуют. И что вы думаете? Не проголосовали, не попал он в финал.

С тех пор я для себя решил, что голосовать надо просто честно, как душа велит. Жизнь не так длинна, чтобы размениваться. Так что Чижову я дал бы премию. Дмитрию Данилову дал бы. Он – настоящий художник, непонятный тем, кто рассматривает литературу как привычную схему. Павлу Крусанову дал бы, Андрею Аствацатурову. Рижанку Анну Аркатову давно пора на «Русскую премию» выдвинуть, а её, наоборот, задвигают. Короче, литература у нас прёт. И неудивительно, почва – сплошной чернозём.

Источник: literratura.org


Описание для анонса: 
Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

Юрий Сычёв: Всходы

Номинация на Третью литературную премию «Лит-ра на скорую руку».

Вечерело.
Василий присел на завалинку, закурил беломоринку и засмотрелся.
Сквозь земную твердь пробивались нежные ростки конопли...

читать далее...

Саша Донецкий: Водка «White Bear Cannabis»

Номинация на Третью литературную премию «Лит-ра на скорую руку».

Не сказать, что Бормотухин был законченным наркоманом или горьким пропойцей, любителем дебошей и публичных скандалов. Совсем нет. Иначе как бы он преподавал политологию в университете?

читать далее...

Международный конкурс юных чтецов

Литература в картинках

Мальчики, слушайте девочек Посмотреть полный размер

Мальчики, слушайте девочек

Если девочка читает тебе свою книгу, не доставай свою. Автор рисунка: Noemí Villamuza
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Сторителлинг: как интересно рассказывать истории

Сторителлинг: как интересно рассказывать истории

Сергей Крутько, главный редактор 4brain.ru, соавтор курса «Сторителлинг», рассказал блогу Нетологии о том, что такое сторителлинг, из чего состоит хорошая история и каким правилам она подчиняется.

Несколько интересных фактов о «Библионочи»

Несколько интересных фактов о «Библионочи»

Напомним, что праздник намечен на 21 апреля. Не пропустите ; )

Советские приключенческие романы

Советские приключенческие романы

Дети 1910–20-х годов стали первым поколением, воспитанным на идеалах новой советской действительности и на новых книгах. Среди них была не только сухая идеологически верная литература, но и увлекательные романы, которыми зачитывались порой и родители.

Как научиться понимать поэзию

Как научиться понимать поэзию

Никакие образные красоты и глубокомыслие не спасут стихотворения, если читателю просто-напросто не в радость произнесение строфы или даже строки.

Первая жертва

Первая жертва

Сто лет назад в 1918 году на берегу озера Валдай был расстрелян писатель, публицист, литературный критик и своеобразный русский мыслитель Михаил Осипович Меньшиков. Утверждают, что это была первая жертва революции среди литераторов, хотя такой жертвой принято считать поэта Николая Гумилева, казненного в 1921 году по «таганцевскому делу».

Литература в цифрах

10 %

Размер НДС на книги во Франции Источник

Начало 1990-х

время, когда нас совершенно ни за что, безо всякого на то основания, несправедливо обожали Источник

1500 книг

Вместимость комплекса информационно-библиотечного обслуживания, на базе грузового шасси ISUZU NQR Источник

Прямая речь

Дина Рубина, писательница:

Литература и «писательский метод» от здоровья автора, конечно, зависят, но не до такой степени. Источник

Анжела Малышева, главный редактор журнала «Смутьянка»:

Талантливые и даже гениальные авторы сегодня, безусловно, есть. <...>Наверняка где-то тиражом в 100 книг издаётся некий шедевр, который автор просто не способен правильно продать Источник

Мнение В. Румянцева

Валерий Румянцев

Почему нет нового Пушкина?

В литературной жизни есть много вопросов, которые одновременно волнуют и писателей, и читателей, и издателей, и литературоведов, и литературных критиков. И один из них - «Почему нет нового Пушкина?». Эту тему активно обсуждают литераторы и читатели, в том числе и в Интернете.

Смерть читателя – это лишь версия или?..

Хороших новостей приходится ждать, плохие приходят  сами. За последние четверть века в нашу культурную жизнь пришло немало бед, и  одна из них – катастрофическое снижение числа читателей художественной  литературы. Иосиф Бродский как-то сказал: «Есть преступления более ...

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Французский книжный социализм

В марте с писателем Ивановым съездили на Парижский книжный салон. Россию в этот раз выбрали почетным гостем. Ее стенд был огромен и многолюден. Институт перевода блестяще справился с задачей главного организатора. Но речь здесь пойдет не о русских изданиях.

Над пропастью

Пару месяцев назад в российском прокате почти никем не замеченный прошел отличный фильм «За пропастью во ржи». Это кино из разряда must-see для тех, кто упорно и самоотверженно пробивается к писательству. Я не специалист в биографии великого Сэлинджера, поэтому не буду судит...

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Хармс как звук

Вышел новый альбом Леонида Федорова «Постоянство веселья и грязи». Он сделан на тексты Даниила Хармса, и мы притворимся, что это повод для литературной колонки, хотя любой поклонник «АукцЫона» поймет уловку: нет музыканта менее «литературного», чем Федоров.

Speak, memory

Самый важный (как сейчас модно говорить) писатель сезона – Мария Степанова. Все читают «Памяти памяти». Налицо тенденция: последние полвека принято завершать десятилетие большой книгой-реконструкцией, в которой очередной автор, стирая грань между фикшн и нон-фикшн, заново выясняет отношения с памятью/временем/историей/страной:

Интервью

Литературные мероприятия

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

Программа Библиотеки для молодёжи в этом году состоит из более чем 20 мероприятий и активностей. Все мероприятия будут беспла...

Дискотека в библиотеке

Ровно в полночь на Библионочь–2018 в Некрасовке начнутся выступления московских электронных музыкантов и диджеев.

Встречи с писателями

21 апр. Ольга Славникова

Встреча на тему «О чем писать?» - столкновение поколений, душевные муки и судьбы интеллигенции, проблемы взросления и старости. Ес...

21 апр. Лидия Сычева и Евгений Москвин

Встреча с Лидией Сычевой, пройдет в формате авторского чтения художественной прозы и активной беседы о книгах, творчестве и жизни ...

18 апр. Юрий Буйда

Лауреат премии «Большая книга» Юрий Буйда представит свой новый роман «Пятое царство»!

Книжные новинки

Новости книжных магазинов

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Дорогие книголюбы, мы ищем в свою команду профессионального и увлеченного менеджера отдела маркетинга. Может быть, это вы?

Книги, которые читают в культурной столице

Книги, которые читают в культурной столице

Санкт-Петербургский дом книги опубликовал рейтинг продаж книг. ТОП-10 книг художественной литературы ,  ТОП-10 книг бизнес литературы, ТОП-10 нау...

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

Программа Библиотеки для молодёжи в этом году состоит из более чем 20 мероприятий и активностей. Все мероприятия будут беспла...

«Электронекрасовка». Библиотека имени Н.А. Некрасова открыла новый сайт своих оцифрованных фондов

«Электронекрасовка». Библиотека имени Н.А. Некрасова открыла новый сайт своих оцифрованных фондов

В «Электронекрасовке» уже размещено больше 12 000 оцифрованных изданий 1564–1991 годов, уникальные коллекции книг, газет и жу...

Дискотека в библиотеке

Дискотека в библиотеке

Ровно в полночь на Библионочь–2018 в Некрасовке начнутся выступления московских электронных музыкантов и диджеев.

Новости Библиотеки для молодежи

Новости Библиотеки для молодежи

С 4 по 15 апреля 2018 года

Новости издательств

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Сообщается, что издательство будет специализироваться на русской и переводной прозе, как современной, так и той, которая уже ...

Итоги работы издательства «МИФ» от Генерального директора Артёма Степанова

Итоги работы издательства «МИФ» от Генерального директора Артёма Степанова

Выручка издательства за прошлый год составила 1,3 млрд рублей (на 24 % больше, чем в 2016 г.), притом что компания полностью распр...

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

До знакомства с рукописью романа «Дорогая, я дома» мне вообще не приходилось слышать об её авторе Дмитрии Петровском (кстати, был такой поэт-футурист, его полный тёзка, но это к слову). Тем интереснее неожиданно находить в лонглисте такие жемчужины. Как вы уже...

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Назвать этот роман историческим не поворачивается язык. Перед нами метаистория – по Даниилу Андрееву – первичная плазма бытия, бесконечное сегодня, не позволяющее сознанию вырваться из текущего потока и возвыситься над ним, дабы обрести осмысление и ясность.

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Трансабсурд как свобода от абсурда и свиста? И на поле литературной критики подчас вскипают страсти. Провозглашаются неслыханные цели – например, преодолеть эпоху абсурда.

Рецензия на книгу «Заземление» Александра Мелихова

Рецензия на книгу «Заземление» Александра Мелихова

Надо сказать, что Мелихов один из немногих современных авторов (и из этих немногих определенно самый яркий), кто остается беззаветно предан психологической школе великой русской литературы. Читать Мелихова интересно не благодаря перипетиям изощренного сюжета и...

Детская литература

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Малоизвестная сказка «Одолеем Бармалея!» представлена в фонде Президентской библиотеки.

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Сообщается, что цель издательства - создавать книги, которые пробуждают любопытство, помогают найти свое призвание и просто позволят проводить больше времени вместе с ребенком.&nbs...

В РФ создадут серию мультфильмов по отечественной литературной классике

В РФ создадут серию мультфильмов по отечественной литературной классике

Министерство культуры и Министерство образования и науки РФ работают над экранизацией произведений русской литературы. Об этом во вторник сообщила директор департамента кинематографии Минкул...

Игорь Олейников получил самую престижную премию в области детской литературы в мире

Игорь Олейников получил самую престижную премию в области детской литературы в мире

Международный совет по детской книге объявил победителей на соискание Премии имени Ханса Кристиана Андерсена 2018 года, самой престижной премии в области детской литературы в мире. Им стал с...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить на бумагу горьким соусом истинной правды, чтобы найти в нем каплю самоуважения. далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял, не замечая,
Рядом два таджика что-то ели,
Черными еблищами качая
В такт колесам, едущим в туннеле.

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина
Международный конкурс юных чтецов