Интервью

Александр Архангельский: «Чтение – это право, а не обязанность»

Александр Архангельский: «Чтение – это право, а не обязанность» 07.05.2016

О новой книге, о литературе в общем, о необычных форматах культурного взаимодействия.

— Александр Николаевич, о чём и для кого эта книга?

— Основа сюжета в том, как живут коты и собаки, оставшиеся без своего бога. А кто является богом для котов и собак? Конечно же, человек. Как и со всяким сообществом, с животными происходят разнообразные испытания.

Кошки — животные не коллективные, подчиняться они не любят. Но кот Мурчавес пытается занять место бога. Внутренним сюжетом проходит история про человека, про то, как он исчез, кто и почему его похитил. В идеале я хотел выпустить эту сказку в двух вариантах: в одном издании для взрослых, в другом — для подростков.

Мы проверяли — подростки читают книгу, пропускают то, что им не нужно, и вычитывают полезное для себя. А взрослые могут прочесть это отчасти как сатиру, отчасти как философскую притчу. Но в сегодняшних издательских условиях нужно выбирать — либо для подростков, либо для взрослых. Издательство выбрало нишу взрослой литературы, что, наверное, справедливо. Но в подсознании, в подкорке я всё-таки подростков держу.

— В чём же мораль?

— Мораль всегда очень проста, только ей никто не следует. Поэтому русская басня, если вы посмотрите внимательно, построена довольно специфически. Первая басня, которая открывает басенный свод Ивана Андреевича Крылова, «Ворона и Лисица», является перевёртышем. Мораль там в начале произведения, и она говорит о том, что мир исправить нельзя:

Уж сколько раз твердили миру,
Что лесть гнусна, вредна; но только всё не впрок,
И в сердце льстец всегда отыщет уголок…

И точно так же в других баснях Крылова, за исключением нескольких.

Если попытаться вывести мораль из книги «Правило муравчика», то прозвучит это чересчур банально. Можно подумать, мы не знаем, что место бога занимать нехорошо. Власть захватывать нехорошо, революция тоже «не сахар». Всё, что построено вопреки природе, рухнет. Собакам лучше жить в коллективе, а котам — каждому по себе и не пытаться выстроить мощное тоталитарное кошачье государство.

Но книги пишутся не для того, чтобы сделать открытие, а для того, чтобы рассказать, показать, как вечные правила продолжают действовать — независимо от того, с котами всё это происходит или с людьми.

Большое внимание в книге уделено словесной игре. Более того, это оказалось настолько просто, что мы уже договаривались в семье: не больше одной словесной шутки на страницу.

— Как, с Вашей точки зрения, можно привить детям любовь к чтению?

— Выход, наверное, один. Мы принадлежим к поколению, которому читать запрещали. Лампочка под одеялом, книжка под партой. Теперь под партой не книжка, а планшет, и читать не запрещают, а заставляют. Есть произведения школьной программы, которые школьники должны прочесть, потому что потом не прочтут никогда, это общее поле культуры, но это должен быть не очень большой набор текстов. Лучше не заставлять, лучше уговаривать — на худой конец, сторговаться.

Весёлый подкуп как метод работы с ребёнком никто не отменял: прочитаешь, а я тебе за это... И это гораздо лучше, чем запугивание. Самое важное — мотивировать ребёнка через то, что интересно ему. Чтение — это право, а не обязанность. Нельзя допускать наказания, хотя поощрение возможно. И самое главное — читать самим. Читайте в любом виде и помните, что чтение — это счастье и право.

— А нужен ли положительный герой в современной российской литературе?

— Современная культура устроена так, что полностью позитивного героя в ней не может быть. Человек всегда сложен, сложно его изображают и в кино, и в литературе. Герой может не быть положительным, но может быть обаятельным и живым. Вот такого героя, чтобы его противоречия нас не отталкивали, а притягивали, не хватает. Это большая проблема сегодня.

— Что в Ваших творческих планах?

— В данный момент мы с соавтором Татьяной Смирновой занимаемся выпуском линии школьных учебников по литературе с пятого по девятый класс. Должны сдать пробный тираж до осени этого года. Дальше либо они получат гриф Министерства образования и науки РФ, либо нет. Это огромная работа — 10 частей плюс пять методичек, всего 15 книг.

Помимо этого я пишу роман про Олимпиаду 1980 года. Действие происходит в течение двух с половиной недель — от открытия Олимпиады до смерти Высоцкого.

Источник: Университетская книга


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке