комиссия-по-конопле.рф
Интернет-магазина onix-boox
Лит-ра.инфо - новости литературы
Любопытное

Три вопроса руководителям «толстых» литературно-художественных журналов

Три вопроса руководителям «толстых» литературно-художественных журналов 25.02.2015

Вопросы, о нынешнем положении «толстых» журналов и направления будущих действий.

В начале нового года, который объявлен в России Годом литературы, журнал «Знамя» задал руководителям нескольких «толстых» литературно-художественных журналов вопросы, касающиеся нынешнего положения «толстых» журналов и направления будущих действий.

1. Считаете ли Вы, что у «толстых» журналов сегодня должна быть какая-то общая литературная стратегия?
2. Какой Вы видите сейчас свою аудиторию и насколько, по Вашему мнению, журнал оправдывает ожидания своей аудитории?
3. Задумывались ли Вы об изменении традиционной структуры «толстых» журналов (проза — поэзия — публицистика — критика — мемуары — рецензии)? Скажем, не начать ли, например (по образцу некоторых русских журналов ХIX века), номер с критики или публицистики?

Александр Ливергант (главный редактор журнала «Иностранная литература»)

1. Общей стратегии быть не должно, да и не может. Пусть растут все цветы, и каждый на свой манер. Впрочем, одно в стратегиях должно быть общее: одаренные авторы. А еще то, чего пока ни у кого из нас нет: быстрый, динамичный критиче­ский отклик на интересные литературные явления; медленно раскачиваемся.

2. Аудитория «ИЛ» разномастна: немолодые провинциалы, голосующие за традиционные литературные жанры и приемы, и столичная молодежь, которой больше по душе нон-фикшн и постмодернизм и в прозе и в поэзии. Если же считать, что у «толстых» журналов все же есть единая аудитория, то она, во-первых, немолода и, во-вторых, редеет. В любом случае эта аудитория скорее виртуальная, чем «бумажная». Вопрос о будущем литературных журналов тактично задан не был, но, как мне кажется, будущее, если оно и есть, у нас весьма скромно. Что вовсе не значит, что из страха, что нас не читают, мы должны опуститься на массовый уровень: там нам делать нечего, мы эту литературу не чувствуем.

3. Не только задумывались, но уже не первый год ее осуществляем: считаем документалистику во всех видах (дневники, мемуары, письма, путевые очерки, докуроман), по крайней мере, не ниже fiction. И, бывает, ставим эти жанры наверх, с них начинаем, а «художкой» содержание замыкаем.

Насколько я понимаю, у «Знамени» примерно такие же приоритеты, а вот «Новый мир» и «Дружба» смотрят на дело традиционнее.

Андрей Василевский (главный редактор журнала «Новый мир»)

1. Долженствования тут нет. Но фактически «общая стратегия» есть. И это не результат «сговора». Видимо, традиции (некоторые скажут: инерция) русского толстого литературного журнала и традиционная же структура номеров ведут главных редакторов и сотрудников разных изданий примерно в одном направлении. И даже отношения некоторой конкуренции между нашими журналами, как ни смешно, делают издания более схожими, поскольку эта «конкуренция» (разумеется, не коммерческая) осуществляется в одной и той же логике.

2. Когда-то я ее представлял. Может быть, ошибочно, но образ аудитории был. Сейчас труднее. Понятно только, что аудитории бумажной и электронных версий журнала если и совпадают, то случайно. Думаю также, что ожидания наших читателей так различны, что оправдать эти ожидания одновременно не представляется возможным.

3. Задумывался, но только затем, чтобы укрепиться в мысли, что менять эту структуру не стоит. Она очень удобна для наполнения самыми разными материалами, в том числе такими, которых несколько десятилетий назад и представить себе в нашем журнале было невозможно (напомню, что в 2015 году у нас 90-летний юбилей). Не стоит — я это говорю применительно к «Новому миру». Другие пусть изощряются, мы на них посмотрим.

Анна Сафронова (главный редактор журнала «Волга»)

1. Здесь лучше, чем Сергей Павлович Костырко, куратор «Журнального зала», не скажешь: «…ядро “ЖЗ” составляют журналы, редакционная политика которых связана с вопросами художественной и интеллектуальной состоятельности публикуемых текстов, в отличие от журналов, ориентирующихся прежде всего на идеологическую остроту…».

Очень надеюсь, что наша работа соответствует этим принципам. Другое дело, что есть такая загадочная вещь, которую я бы назвала «феноменом дискуссии». Часто выходит так, что самые «правильные» вещи в унисон говорятся совершенно противоположными людьми — с диаметрально противоположными взглядами на литературу, на отношение литературы к политике и т.п. О художественности как о главенствующем принципе не заявил только ленивый, а практика показывает иные результаты.

Сейчас положение особенно сложное. Литераторы не могут не откликаться на ситуацию в стране и мире (я не говорю о «культурной ситуации», потому что она неотделима от политической). И, следовательно, в редакцию все больше и больше поступает произведений, в которых эта ситуация так или иначе отражается-преломляется. Редактор ведь не может просто игнорировать тексты, в которых, к примеру, есть слова «Путин», «Крым» и т.д. Вычислять политическую настроенность автора? Непродуктивно. И, в общем, мы пытаемся решить этот вопрос как-то по-детски просто, примерно так: если у автора задача не художественная, а любая другая (карьерная, политическая и т.п.) — то это не наш автор. Очень важно не поддаться азарту обличения — чего бы то ни было. Важна интуиция, чутье на художественность. От ошибок здесь никто не застрахован, конечно.

Что сказать об общей для «толстых» журналов литературной стратегии, я не знаю. Спасибо «якорю» в лице «Журнального зала» — а в повседневной практике каждый журнал «умирает» в одиночку.

2. Надеюсь, наша аудитория достаточно широка. Аудиторию ведь определяют авторы. Возьмем самый скромный показатель — возрастной. У нас для авторов нет возрастного ценза. Например, в № 9–10 есть автор 1926 года рождения — и есть автор 1990 года рождения. Разница, как видите, более шестидесяти лет. И, соответственно, читательская аудитория у нас не исчерпывается определенной возрастной группой. В географическом отношении — то же самое: мы представляем авторов вне зависимости от места их проживания, печатаем и российских авторов, и зарубежных, нас очень любят эмигранты. (За последних в свое время «Волгу» выбранил Виктор Топоров: «Волга» легла под захолустное зарубежье — как-то так он выразился. Впоследствии, правда, определил нас чуть ли не в журнальные лидеры. Запоздалое спасибо ему за внимание к нам.) В самом же главном, в эстетических принципах, мы избегаем жесткости и привязанности к какому-либо направлению или школе — и, соответственно, к нам толерантны авторы и поклонники многих направлений и школ, а также те, кто школы и направления отрицает.

Я не знаю, оправдываем ли мы ожидания аудитории. Раньше четким показателем читательской любви был рост тиража. В нашей ситуации этот фактор не работает. Приходится судить по косвенным вещам. В частности, по так называемому «самотеку». Если вдруг в нашей почте начинают преобладать откровенно графоман­ские тексты и уменьшается количество достойных, сразу думается: раз нас так воспринимают — значит, что-то пошло не так, что-то мы не так делаем… Есть еще множество мелких косвенных показателей любви-нелюбви читательской аудитории, но это разговор бесконечный.

3. Нет, не задумывалась. Критика и публицистика тоже ведь своего рода «художество». Не так давно в отделе редких книг библиотеки Саратовского университета читала «Современник» Пушкина, первый том, 1836 год. Там всего два (!) раздела: «Стихотворения» и «Проза». Так вот, в разделе «Проза» не только «Коляска» и «Утро делового человека» Гоголя, не только «Путешествие в Арзрум» самого Пушкина, но и «О движении Журнальной Литературы в 1834 и 1835 г.», а также «Разбор Париж­ского математического Ежегодника» Кн. Козловского, «Новые книги», «Париж (Хроника Русского)» и много чего еще. Причем довольно-таки вперемешку.

Мне — как призывают нынче говорить в социальных сетях — «нравится».

Сергей Беляков (заместитель главного редактора журнала «Урал»)

1. На мой взгляд, у «толстых» журналов есть общая литературная стратегия. Они структурируют литературное пространство, просто принимая одни тексты к публикации и отказывая другим. Без журналов литературный мир сдвинулся бы в сторону Прозы.ру и Стихов.ру, а критику заменили блоги. Журнал вносит в литературу порядок, систему, иерархию. Так было и так будет.

2. Наша аудитория, по моим наблюдениям, распадается на несколько групп.

Во-первых, читатели, которые все еще покупают журнал. Он продается в книжных магазинах Екатеринбурга, хотя за пределами города его достать довольно трудно. Это читатели от сорока лет, люди образованные. Образованные — это не значит люди с дипломами. Такие дипломы уже скоро будут давать домашним котам и собакам. Речь о людях, которые привыкли много читать, умеют находить нужную им информацию, ценят и знания, и свое время. К сожалению, таких все меньше. Кроме того, журнал, естественно, покупают авторы. Передают его своим друзьям и родственникам.

Во-вторых, это читатели нашей страницы в «Журнальном зале» и нашего сайта. Они интересуются современной литературой, но обычно не готовы заплатить за журнал даже сто рублей. Или же готовы, но живут далеко от нашего города и не желают связывать себя подпиской на «Урал».

Наконец, есть еще одна категория читателей: люди случайные. К ним относятся как родственники и друзья авторов, о которых я уже писал здесь, так и посетители презентаций журнала и общественных дискуссий, которые редакция «Урала» уст­раивает время от времени. Вход на такие мероприятия свободный, журналы часто раздают бесплатно, почему не зайти? Кто-то из них становится читателем журнала, переходя в первую или во вторую категорию, но таких ничтожно мало. Впрочем, эти наблюдения не опираются на сколько-нибудь серьезные статистические данные.

3. Не думаю, что есть смысл менять местами стихи и критику или публицистику и прозу. Далеко не все, вопреки распространенному стереотипу, открывают номер с конца и начинают читать критику. А такая перестановка текстов больше всего напомнила бы басню Крылова «Квартет». Если читателю журнал неинтересен, то ему все равно, чем журнал открывается, подборкой стихотворений или обзором новинок литературы. Литературный журнал консервативен по своей природе, и это, я полагаю, неплохо. Другое дело, что сейчас и консервативному журналу необходимы некоторые перемены, некоторые реформы, но в чем они должны заключаться, я пока сказать не могу.

Андрей Арьев (соредактор журнала «Звезда»)

1. Общая литературная стратегия, по-моему, должна исходить из одного основополагающего для любой культуры положения: мы не должны забывать, что культура долговечнее любой социальной, тем более — политической, системы, что она преодолевает любые границы времени и пространства. Соответственно, нечего гоняться за массовой аудиторией, заботиться о так называемых «рейтингах», т.е. критериях, которыми, увы, склонны руководствоваться не только чиновные «руководители», но и сами творцы. Стоит помнить: при жизни Пушкина Фаддей Булгарин издавался большими, чем он, тиражами. И, между прочим, не только в России, но и в Европе. А какой-нибудь Дюкре-Дюмениль со своим романом «Селина, или Дитя тайны» печатался в то же пушкинское время тиражом, превышающим миллион экземпляров. Ну и где теперь этотДюкре и где его «Селина»?

2. «Звезда» не стремится оправдывать чьих бы то ни было ожиданий. С читателем мы надеемся только на диалог, на взаимопонимание.

3. Если «толстые» литературные журналы представляют собой репродуцирующий отечественную культуру в ее целостности, сложившийся за два века культурный организм, «ризому», как сказал бы современный теоретик, то отказываться от почвы, предающей нашей культуре своеобразие, смысла нет. Другое дело, что нужно как-то решать проблему с электронным бытованием журналов, с тем, что из-за неурегулированностивопроса оплаты электронных версий журналам грозит финансовый крах. В то же время от бумажной версии отказываться ни в коем случае не стоит. Литература для нас с детства была, так сказать, осязаема, была частью нашей среды обитания — и лучшей ее частью. Отделываться от нее — это значит стремиться в пустоту. Ну и, в конце концов, Интернет может быть отключен или заблокирован в одну минуту, а журнальная книжка — разве что сожжена, что в полном объеме технически неисполнимо.

Ирина Барметова (главный редактор журнала «Октябрь»)

1. Слово «стратегия», даже если оно снабжено прилагательным «литературная», настораживает: веет искусством полководца и театром литературно-военных действий…

Полагаю, что у всех «толстых» журналов сейчас одна общая забота — в очень непростых условиях сделать все зависящее от нас, чтобы сохранить «толстый» литературный журнал как феномен русской культуры, нематериальное национальное достояние России. А «толстый» журнал уж в свою очередь будет поддерживать и повышать духовное сознание нашего многонационального общества, сохранять и развивать русский язык как самый главный скрепляющий фактор.

Написала и подумала: а может быть, глядя в зеркало, журналы видят не себя, а прекрасно далекое?..

2. Мы руководствуемся лишь своими «доморощенными» наблюдениями. Конечно, хотелось бы профессионально определить нашу аудиторию, но это стоит денег, которых у журнала не хватает.

Поэтому журнал предполагает; аудитория его — это в большинстве своем интеллигенция, интеллектуалы среднего возраста, еще — все те, кто пользуется библиотеками. Если посмотреть на интернет-пользователя, то здесь больше молодых людей. Но допускаем, что мы и ошибаемся.

О читательских ожиданиях. Думаю, что в большей степени не журналы, а современная литература оправдывает или нет ожидания аудитории. Журнальные выпуски даже при самом тщательном и одновременно тематически широком отборе произведений дают лишь часть общего литературного ландшафта, который в целом может быть и не так хорош. Механизм прост: писатель пишет, журнал отбирает лучшее и печатает.

Мой скромный опыт встреч с читателями дает основания предполагать, что аудитории хотелось бы больше произведений, приближенных по времени к нашим дням.

Но читатель не всегда прав. Серьезный писатель, как правило, дистанцируется от слишком близкого соприкосновения с современностью. Если представить себе произведение как превращение жизни в текст, то текст — это воображение, а жизнь — это память. Поэтому сейчас много романов о нашем прошлом: далеком и не очень. Без этого осмыслить настоящее невозможно. Во многих этих текстах, кстати, есть и прямые аллюзии на сегодняшний день.

3. Можно, конечно, начать и с критики. Отчего же нет?

Самое главное — какую творческую задачу ставит перед собой журнал.

Могу ошибиться, но, кажется, разделение русской словесности на прозу, поэзию, публицистику и критику впервые применил в своем журнале Николай Карамзин.

Каждый журнал волен изменять этому принципу, исходя из концепции журнала или конкретного номера.

Ну вот, как тут не скатиться к разговору о прекрасно любимейшем предмете — журнале «Октябрь», который не боится эксперимента и т.д. Давно мы делаем номера, посвященные, например, путешествию: Литературному экспрессу Москва — Владивосток, или поездке французских и российских писателей по Енисею, или литературным впечатлениям от Фестиваля в Сен-Мало, а вот № 10 журнала «Октябрь» за прошлый год вообще не имеет никакой рубрикации и целиком посвящен короткой и сверхкороткой прозе.

Год литературы наступил. Для литературных журналов это обычный год, так как у «толстяков» каждый год — год литературы. Поэтому закончу новогодним посланием Николая Гоголя, который 180 лет назад искренне пожелал русским литературным журналам: «…чтобы с текущим годом более показалось деятельности и при большем количестве журналов явилось бы более независимости от монополии, а через то более соревнования у всех соответствовать своей цели. По крайней мере заметно какое-то утешительное стремление уже и в том, что некоторые журналы с будущим годом обещают издаваться с большим противу прежнего рачением».

Александр Эбаноидзе (главный редактор журнала «Дружба народов»)

1. Общей литературной стратегией «толстых» журналов должны оставаться профессионализм и высокая требовательность к качеству публикуемых текстов. Другими словами, защита культуры, как осажденной цитадели. В условиях рынка дело вполне безнадежное....

2. Наша аудитория — уходящая натура. Ее расширение (омоложение) возможно ценой долгих, целенаправленных усилий. Хотелось бы, чтобы объявленный Год литературы сделал почин в этом направлении.

3. Изменение традиционной структуры журнала (например, выход в авангард публицистики) может стать уместным в случае возвращения журналов с обочины общественной жизни в эпицентр. Что касается критики, то, в нынешних условиях это дело настолько внутрицеховое, что ее пребывание в обозе вполне обосновано.

А в целом же только приливная волна может изменить ситуацию в культуре, в том числе сдвинуть с мели литературные журналы.


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

Юрий Сычёв: Всходы

Номинация на Третью литературную премию «Лит-ра на скорую руку».

Вечерело.
Василий присел на завалинку, закурил беломоринку и засмотрелся.
Сквозь земную твердь пробивались нежные ростки конопли...

читать далее...

Саша Донецкий: Водка «White Bear Cannabis»

Номинация на Третью литературную премию «Лит-ра на скорую руку».

Не сказать, что Бормотухин был законченным наркоманом или горьким пропойцей, любителем дебошей и публичных скандалов. Совсем нет. Иначе как бы он преподавал политологию в университете?

читать далее...

Международный конкурс юных чтецов

Литература в картинках

Мальчики, слушайте девочек Посмотреть полный размер

Мальчики, слушайте девочек

Если девочка читает тебе свою книгу, не доставай свою. Автор рисунка: Noemí Villamuza
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Сторителлинг: как интересно рассказывать истории

Сторителлинг: как интересно рассказывать истории

Сергей Крутько, главный редактор 4brain.ru, соавтор курса «Сторителлинг», рассказал блогу Нетологии о том, что такое сторителлинг, из чего состоит хорошая история и каким правилам она подчиняется.

Несколько интересных фактов о «Библионочи»

Несколько интересных фактов о «Библионочи»

Напомним, что праздник намечен на 21 апреля. Не пропустите ; )

Советские приключенческие романы

Советские приключенческие романы

Дети 1910–20-х годов стали первым поколением, воспитанным на идеалах новой советской действительности и на новых книгах. Среди них была не только сухая идеологически верная литература, но и увлекательные романы, которыми зачитывались порой и родители.

Как научиться понимать поэзию

Как научиться понимать поэзию

Никакие образные красоты и глубокомыслие не спасут стихотворения, если читателю просто-напросто не в радость произнесение строфы или даже строки.

Первая жертва

Первая жертва

Сто лет назад в 1918 году на берегу озера Валдай был расстрелян писатель, публицист, литературный критик и своеобразный русский мыслитель Михаил Осипович Меньшиков. Утверждают, что это была первая жертва революции среди литераторов, хотя такой жертвой принято считать поэта Николая Гумилева, казненного в 1921 году по «таганцевскому делу».

Литература в цифрах

10 %

Размер НДС на книги во Франции Источник

Начало 1990-х

время, когда нас совершенно ни за что, безо всякого на то основания, несправедливо обожали Источник

1500 книг

Вместимость комплекса информационно-библиотечного обслуживания, на базе грузового шасси ISUZU NQR Источник

Прямая речь

Дина Рубина, писательница:

Литература и «писательский метод» от здоровья автора, конечно, зависят, но не до такой степени. Источник

Анжела Малышева, главный редактор журнала «Смутьянка»:

Талантливые и даже гениальные авторы сегодня, безусловно, есть. <...>Наверняка где-то тиражом в 100 книг издаётся некий шедевр, который автор просто не способен правильно продать Источник

Мнение В. Румянцева

Валерий Румянцев

Почему нет нового Пушкина?

В литературной жизни есть много вопросов, которые одновременно волнуют и писателей, и читателей, и издателей, и литературоведов, и литературных критиков. И один из них - «Почему нет нового Пушкина?». Эту тему активно обсуждают литераторы и читатели, в том числе и в Интернете.

Смерть читателя – это лишь версия или?..

Хороших новостей приходится ждать, плохие приходят  сами. За последние четверть века в нашу культурную жизнь пришло немало бед, и  одна из них – катастрофическое снижение числа читателей художественной  литературы. Иосиф Бродский как-то сказал: «Есть преступления более ...

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Французский книжный социализм

В марте с писателем Ивановым съездили на Парижский книжный салон. Россию в этот раз выбрали почетным гостем. Ее стенд был огромен и многолюден. Институт перевода блестяще справился с задачей главного организатора. Но речь здесь пойдет не о русских изданиях.

Над пропастью

Пару месяцев назад в российском прокате почти никем не замеченный прошел отличный фильм «За пропастью во ржи». Это кино из разряда must-see для тех, кто упорно и самоотверженно пробивается к писательству. Я не специалист в биографии великого Сэлинджера, поэтому не буду судит...

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Хармс как звук

Вышел новый альбом Леонида Федорова «Постоянство веселья и грязи». Он сделан на тексты Даниила Хармса, и мы притворимся, что это повод для литературной колонки, хотя любой поклонник «АукцЫона» поймет уловку: нет музыканта менее «литературного», чем Федоров.

Speak, memory

Самый важный (как сейчас модно говорить) писатель сезона – Мария Степанова. Все читают «Памяти памяти». Налицо тенденция: последние полвека принято завершать десятилетие большой книгой-реконструкцией, в которой очередной автор, стирая грань между фикшн и нон-фикшн, заново выясняет отношения с памятью/временем/историей/страной:

Интервью

Литературные мероприятия

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

Программа Библиотеки для молодёжи в этом году состоит из более чем 20 мероприятий и активностей. Все мероприятия будут беспла...

Дискотека в библиотеке

Ровно в полночь на Библионочь–2018 в Некрасовке начнутся выступления московских электронных музыкантов и диджеев.

Встречи с писателями

21 апр. Ольга Славникова

Встреча на тему «О чем писать?» - столкновение поколений, душевные муки и судьбы интеллигенции, проблемы взросления и старости. Ес...

21 апр. Лидия Сычева и Евгений Москвин

Встреча с Лидией Сычевой, пройдет в формате авторского чтения художественной прозы и активной беседы о книгах, творчестве и жизни ...

18 апр. Юрий Буйда

Лауреат премии «Большая книга» Юрий Буйда представит свой новый роман «Пятое царство»!

Книжные новинки

Новости книжных магазинов

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Дорогие книголюбы, мы ищем в свою команду профессионального и увлеченного менеджера отдела маркетинга. Может быть, это вы?

Книги, которые читают в культурной столице

Книги, которые читают в культурной столице

Санкт-Петербургский дом книги опубликовал рейтинг продаж книг. ТОП-10 книг художественной литературы ,  ТОП-10 книг бизнес литературы, ТОП-10 нау...

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

Программа Библиотеки для молодёжи в этом году состоит из более чем 20 мероприятий и активностей. Все мероприятия будут беспла...

«Электронекрасовка». Библиотека имени Н.А. Некрасова открыла новый сайт своих оцифрованных фондов

«Электронекрасовка». Библиотека имени Н.А. Некрасова открыла новый сайт своих оцифрованных фондов

В «Электронекрасовке» уже размещено больше 12 000 оцифрованных изданий 1564–1991 годов, уникальные коллекции книг, газет и жу...

Дискотека в библиотеке

Дискотека в библиотеке

Ровно в полночь на Библионочь–2018 в Некрасовке начнутся выступления московских электронных музыкантов и диджеев.

Новости Библиотеки для молодежи

Новости Библиотеки для молодежи

С 4 по 15 апреля 2018 года

Новости издательств

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Сообщается, что издательство будет специализироваться на русской и переводной прозе, как современной, так и той, которая уже ...

Итоги работы издательства «МИФ» от Генерального директора Артёма Степанова

Итоги работы издательства «МИФ» от Генерального директора Артёма Степанова

Выручка издательства за прошлый год составила 1,3 млрд рублей (на 24 % больше, чем в 2016 г.), притом что компания полностью распр...

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

До знакомства с рукописью романа «Дорогая, я дома» мне вообще не приходилось слышать об её авторе Дмитрии Петровском (кстати, был такой поэт-футурист, его полный тёзка, но это к слову). Тем интереснее неожиданно находить в лонглисте такие жемчужины. Как вы уже...

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Назвать этот роман историческим не поворачивается язык. Перед нами метаистория – по Даниилу Андрееву – первичная плазма бытия, бесконечное сегодня, не позволяющее сознанию вырваться из текущего потока и возвыситься над ним, дабы обрести осмысление и ясность.

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Трансабсурд как свобода от абсурда и свиста? И на поле литературной критики подчас вскипают страсти. Провозглашаются неслыханные цели – например, преодолеть эпоху абсурда.

Рецензия на книгу «Заземление» Александра Мелихова

Рецензия на книгу «Заземление» Александра Мелихова

Надо сказать, что Мелихов один из немногих современных авторов (и из этих немногих определенно самый яркий), кто остается беззаветно предан психологической школе великой русской литературы. Читать Мелихова интересно не благодаря перипетиям изощренного сюжета и...

Детская литература

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Малоизвестная сказка «Одолеем Бармалея!» представлена в фонде Президентской библиотеки.

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Сообщается, что цель издательства - создавать книги, которые пробуждают любопытство, помогают найти свое призвание и просто позволят проводить больше времени вместе с ребенком.&nbs...

В РФ создадут серию мультфильмов по отечественной литературной классике

В РФ создадут серию мультфильмов по отечественной литературной классике

Министерство культуры и Министерство образования и науки РФ работают над экранизацией произведений русской литературы. Об этом во вторник сообщила директор департамента кинематографии Минкул...

Игорь Олейников получил самую престижную премию в области детской литературы в мире

Игорь Олейников получил самую престижную премию в области детской литературы в мире

Международный совет по детской книге объявил победителей на соискание Премии имени Ханса Кристиана Андерсена 2018 года, самой престижной премии в области детской литературы в мире. Им стал с...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить на бумагу горьким соусом истинной правды, чтобы найти в нем каплю самоуважения. далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял, не замечая,
Рядом два таджика что-то ели,
Черными еблищами качая
В такт колесам, едущим в туннеле.

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина
Международный конкурс юных чтецов