комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Любопытное

Шведские издатели о книгах и героях Светланы Алексиевич

Шведские издатели о книгах и героях Светланы Алексиевич 25.12.2015

Разговор со шведскими издателем и переводчицей Алексиевич о том, почему в Швеции любят ее книги и как она работает над своими произведениями на самом деле.

Практически все книги Светланы Алексиевич, за исключением «Чернобыльской молитвы» и «Зачарованных смертью», вышедших по-шведски в конце 90-х, были впервые опубликованы в Швеции совсем недавно, в последние три года, в небольшом издательстве Ersatz (ему же Швеция обязана переводами Андрея Платонова, Михаила Шишкина, Евгения Гришковца, Дмитрия Глуховского, Льва Рубинштейна и «Записок об Анне Ахматовой» Лидии Чуковской). Располагается Ersatz в квартире старого дома в центре Стокгольма, за углом от Королевского драматического театра, и разговор с основателем издательства Улой Валлином и переводчиком Кайсой Эберг-Линдстен, много лет знакомой с Алексиевич и прилетевшей на интервью из Гетеборга, проходит за большим столом в гостиной.

Ула Валлин, издатель:«Издательство Ersatz я основал в 1994 году вдвоем с Анной Бенгтссон. Первой нашей книгой стала переписка Цветаевой, Рильке и Пастернака в моем переводе — я работал над ним три с половиной года. Потом мы выпустили еще четыре книги, после чего у нас закончились деньги, и следующие девять лет мы работали фрилансерами в больших издательствах. В 2004-м решили сделать вторую попытку и с тех пор напечатали около двухсот томов, из них примерно половина русских авторов. Для меня интерес к русской культуре начался с того, что подростком я случайно увлекся литературой о ГУЛАГе — воспоминаниями заключенных, лагерной прозой, меня до сих пор привлекает литература, основанная на реальных событиях или осмысляющая их: переписка, дневники, воспоминания, — и книги Светланы Алексиевич, конечно».

Кайса Эберг-Линдстен, переводчица:«Я с детства была окружена русской культурой и сказками, это связано с историей моей семьи. Старший брат моего отца выучил русский с помощью грампластинок на рубеже 1920–1930-х годов — не из-за политических симпатий, а потому, что писал диссертацию об античной культуре и заинтересовался Византией. Когда моему отцу было 17, брат умер от туберкулеза, и из вещей, которые никто из родственников не хотел забирать, остались эти грампластинки с брошюрой-самоучителем. Мой отец выучил их в память о брате наизусть и с тех пор всю жизнь любил все русское, даже на ночь пересказывал нам повести Достоевского. И поэтому я стала изучать русский язык. Мне довелось перевести на шведский «Зимние заметки о летних впечатлениях» Достоевского, книгу Михаила Бахтина «Автор и герой», труды Выготского и даже советский научно-фантастический роман «Туманность Андромеды» — я ненавижу фэнтези, но это был важный опыт, чтобы лучше узнать язык и понять, что все трудно по-разному. Сейчас я перевожу Андрея Платонова.

Со Светланой Алексиевич я познакомилась приблизительно в 2006 году, когда она на два года переехала к нам в Гетеборг. Она уже была известна в Швеции, и местные газеты хотели взять у нее интервью о Чернобыле и Лукашенко. Для них стало шоком, что она не говорит по-английски, поэтому меня попросили выступить в роли переводчика. Просьб об интервью было много, и в какой-то момент я спросила у редактора газеты Göteborgs-Posten, с которой я сотрудничала как литературный критик, не хотят ли они заказать Светлане колонку — раз уж она писательница, это может быть интереснее, чем просто вопросы и ответы. «Давайте попробуем». В следующие годы вышло больше ста колонок, их переводила я. Помню, после двух-трех публикаций редактор отдела культуры позвонил мне и спросил: «Может быть, Светлана могла бы написать не только о России и Белоруссии, но и о том, как ей живется в Гетеборге, например?» Она рассказала и об этом, но тогда читатели стали обращаться в газету: «Нам куда интереснее читать о России!»

Ула Валлин: «Первая книга Светланы Алексиевич в Швеции появилась достаточно поздно, только в 1997 году, еще в другом издательстве (Ordfront. — Прим. ред.). Этой книгой стала «Чернобыльская молитва» — дело в том, что Швеция тоже оказалась затронута катастрофой: облака шли в нашу сторону, первые сообщения об аварии на ядерном реакторе появились именно в шведской прессе, и до сих пор в нашей стране есть места, где не рекомендуется собирать грибы. До выхода «Чернобыльской молитвы» Светлану в Швеции практически никто не знал, но после публикации она быстро стала известной. Тогда же я прочитал «У войны не женское лицо» и захотел издать книгу по-шведски, но побоялся. В 1990-е тема Второй мировой войны была в Швеции не слишком популярна, бум случился позже, уже в 2000-х, но и тогда книги, как правило, повествовали о Второй мировой с точки зрения Западной Европы или Америки, порой даже с немецкой перспективы, и лишь одна-две — с точки зрения СССР. К тому же меня смущало, что книги о Второй мировой, по крайней мере в Швеции, обычно читают мужчины, и было неясно, насколько их заинтересует женский взгляд на войну, а роман большой, и перевод потребовал бы много денег. Поэтому мы издали «У войны не женское лицо» только в 2012 году, в переводе Кайсы. Оказалось, что я напрасно сомневался: тираж в 4000 экземпляров разошелся, и мы выпустили дополнительный в мягкой обложке».

Кайса Эберг-Линдстен: «Светлана прожила у нас в Гетеборге два года, мы дружили. Помню, как-то на книжной ярмарке в середине 2000-х ее литературный агент подсказала: «Подойдите к издателям первой книги и спросите, не хотят ли они опубликовать «У войны не женское лицо». Ситуация была странной: «Чернобыльская молитва» пользовалась успехом, сама Светлана жила в Швеции, но они неприветливо ответили: «Нет, нам совсем неинтересно. Вот если вы допишете новый роман (они знали, что Светлана уже тогда работала над книгой о любви) — приносите. А те, что есть, для нас совсем не актуальны». Помню, Светлана удивилась и спросила у меня: «Неужели в Швеции совсем не интересуются войной?» И я смутилась».

Ула Валлин: «Я столкнулся с ассистентом литературного агента Светланы в 2010 году в Берлине, и она рассказала, что Светлана как раз заканчивает книгу «Время секонд хэнд», осталось три недели, чтобы поставить точку. Я тут же сказал: «Замечательно, мы будем рады сразу же ее напечатать, присылайте готовые главы». А дальше работа над книгой продолжилась вместо трех недель еще почти три года».

Кайса Эберг-Линдстен: «Было очень тяжело, но по-своему невероятно интересно. Светлана присылала мне законченную главу, я переводила и спрашивала: когда ждать следующую? «Скоро будет». Через неделю присылает ту же самую. «Так я же ее уже перевела». — «А я немного переделала». И так три года, вплоть до сдачи в типографию, когда Ула вычитывал книгу как корректор и периодически заглядывал в оригинал. Вдруг он мне пишет: там есть строчки, которых нет у нас, в чем дело? Оказалось, что правка была внесена и в окончательную версию, так что надо было пересмотреть весь перевод с начала. Я думала, что умру, и была, конечно, немного недовольна, но одновременно понимала, какая удивительная это школа: увидеть механизм, как работает писатель, изнутри — вот тут маленькая правка, тут другое слово или фраза, тут переставленные местами абзацы, и текст становится все лучше-лучше-лучше. Ведь если у кого-нибудь был шанс работать так с Достоевским, никто бы не сказал ему, мол, хватит переделывать? Поэтому когда я слышу, что книги Светланы Алексиевич — это не литература, а всего лишь истории, записанные на магнитофон, мне становится смешно. Я могу доподлинно свидетельствовать, что это неправда. Патентованная неправда».

Ула Валлин: «На книжной ярмарке в Гетеборге мы встречаемся с читателями, и часто бывает, что по человеку можно заранее угадать, за какой книгой он пришел. С Алексиевич это не работает — за ее книгами может прийти и юная девушка, и солидный мужчина с дипломатом. Пожалуй, чуть больше женщин, но хватает и мужчин. Ее книги читают самые разные люди: и те, кто интересуется войной, и те, кто хочет узнать больше об истории России, и феминистки. Когда объявили о присуждении Светлане Нобелевской премии по литературе, все в Швеции были рады, а такое случается достаточно редко, обычно хватает людей, кричащих, что академики сбрендили. Единственный критический отзыв, который попался мне на глаза, был пересказом статьи, опубликованной в России, и тот появился спустя месяц».

Кайса Эберг-Линдстен: «Моя знакомая феминистская художница расплакалась от счастья, когда услышала, что Светлана получила Нобелевскую премию, — для Швеции большая редкость, чтобы люди так интенсивно реагировали. У нас много феминистических объединений, они бесконечно спорят друг с другом, но Алексиевич любят все и воспринимают ее как икону, ролевую модель. Но, конечно, книги Светланы критики не сводят только к этому. В Гетеборге все читающие люди девять лет следили за ее колонками, где Светлана рассказывала, каково это — быть советской и русской писательницей, иметь корни в Белоруссии и на Украине. Большинство образованных шведов знают, что Светлана из Минска, знают, что с культурной точки зрения постсоветский мир по-прежнему очень связан, что у Белоруссии много общего с Россией и Украиной. Но и про разницу между Белоруссией и Россией тоже знают. Она регулярно ездила на родину, в том числе собирать материал для новой книги, поэтому на литературных вечерах и лекциях ее часто спрашивали: «Вам не страшно возвращаться в Минск?» — потому что тогда Белоруссия была, уж извините, страшнее, чем Россия».

Ула Валлин: «Книги Светланы Алексиевич ни в коем случае не русофобия. В ее произведениях очень много историй любви, и их куда больше, чем жестокостей или кошмара. Та же «Чернобыльская молитва» не только рассказ о катастрофе, но и прекрасная книга о любви. Довольно долго люди в Швеции и на Западе в целом, рассуждая о СССР, воспринимали страну как идеологический монолит и не задумывались, что внутри, за идеологией и пропагандой живут обычные люди с обычными чувствами. Благодаря книгам Алексиевич вы видите, что все не было построено исключительно на лжи и пропаганде, что люди жили, действительно искренне верили в идеалы и старались воплотить их в мире».

Кайса Эберг-Линдстен: «Мне встречались в российской и белорусской прессе упреки, что Светлана — как правильно сказать? — мажет грязью, очерняет свою страну или своих героев. Мне совсем это не понятно. Все в Швеции, с кем я обсуждала ее книги, наоборот, говорят: нам показали современных русских людей. «Они такие же, как мы, они замечательные. Они вызывают сочувствие». Светлана всегда называет своих рассказчиков «мои герои». И они воистину герои. И благодаря ей мы знаем, что такие люди и в России, и в Белоруссии, и на Украине были и есть. И еще читатели иногда сомневаются: не может быть, чтобы люди так красиво говорили, как в ее книгах, это невозможно. «А я отвечаю, — объясняет она, — что именно так и говорят в любви и рядом со смертью».

Я присутствовала несколько раз, когда Светлана интервьюировала героев для своей новой книги о любви, — и это прелесть. Очень интересно наблюдать, как она это делает. Она общается с людьми не как журналист, а как писательница: не только слушает, но и говорит сама. Журналист должен быть беспристрастным, даже если он слышит: «Я нацист», он не может сказать в ответ: «Какой ужас!» — ему положено отвечать: «М-м-м, как интересно, расскажите подробнее». Светлана ведет себя как живая душа, она присутствует в разговоре и участвует в нем, хотя и очень тихо — на все отвечает, но не давит на человека, даже ее голос становится тише обычного. И собеседник не обижается, даже когда понимает, что Светлана не согласна с ним и думает иначе. И еще типичная ситуация, что люди сначала рассказывают так, как им кажется, надо рассказывать. А потом пауза, словно многоточие. Она ждет, и человек продолжает: «Но все-таки не совсем так, на самом деле…» — и дальше идет история. Как она это делает, я не понимаю. Если бы я поняла, я бы тоже, наверное, получила Нобелевскую премию».

Ула Валлин: «О присуждении Светлане Нобелевской премии я узнал за двадцать минут до официального объявления — мне позвонили из комитета с просьбой дать ее телефон. Я продиктовал номер и уточнил: «Вы же знаете, что Светлана не говорит по-английски?» — «Как, совсем?» — «Ни слова». Как мне потом пересказывали, это был удивительный разговор. Светлане удалось разобрать из речи, что звонит Нобелевский комитет, и в ответ она произнесла только одно слово: «Фантастика!»

Автор: Нина Назарова

Источник: daily.afisha.ru


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Прямая речь

Евгений Водолазкин, писатель:

Да, в этом существенная разница. Ему кажется, что он что-то значит в этой истории и что он участник истории всемирной. А в 2014 году у него нет ни малейшего желания ни в чем принимать участия — он просто оказался слишком близко к этим событиям, в чем была, видимо, его ошибка. Источник

Бернар Вербер, писатель:

Есть люди, которые меня ненавидят, иногда они посылают мне злобные письма. Есть очень ревнивые писатели, которые желают мне провала. Источник

Победители премии «Инородная власть»

Премия посвящена увеличению пенсионного возраста и налогового бремени

Сергей Скляров: «Долбанем»

Победитель литературной премии «Инородная власть» посвященной увеличению пенсионного возраста и налогового бремени в номинации «Лучшее произведение по мнению читателей»...

Народ Россеяныч Терпеливый: «Триумф на выдаче»

Победитель литературной премии «Инородная власть» посвященной увеличению пенсионного возраста и налогового бремени.
Двое мужчин лет за пятьдесят, ухоженных, в дорогих ...

Татков Олег: «Спецкомандировка»

Победитель литературной премии «Инородная власть» посвященной увеличению пенсионного возраста и налогового бремени в номинации «Лучшее произведение по мнению правозащитного...

Литература в картинках

Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Le Monde (Франция): В колесе Солженицына

Le Monde (Франция): В колесе Солженицына

Родившийся сто лет назад и умерший в 2008 году, Александр Солженицын тридцать лет посвятил написанию романа «Красное Колесо». Именно этот роман-эпопея, посвященный революции 1917 года, занимает центральное место в творче...

Как живет профессиональный писатель сегодня и с какими трудностями невзаимной любви к литературе он сталкивается

Как живет профессиональный писатель сегодня и с какими трудностями невзаимной любви к литературе он сталкивается

Прозаик и публицист Георгий Панкратов рассуждает об устройстве современной литературной среды, писательстве как профессии, функции литературных премий и сообществ, показывая, как все это связано с главным для любого авто...

Что изобрел Тургенев

Что изобрел Тургенев

Почему Базаров не так прост, как может показаться на первый взгляд, тургеневские девушки не только трепетные романтические скромницы, а умеренные либеральные взгляды Тургенева способствовали развитию революционно-демокра...

Почему драматургия Вампилова остается одновременно непонятной и притягательной

Почему драматургия Вампилова остается одновременно непонятной и притягательной

Нельзя сказать, что Вампилов недооценен, как неверно сводить его личную драму к проблемам с советской цензурой. Часто ли молодых провинциальных драматургов ставят в столичных театрах? А Вампилова в последние годы жизни в...

«Преступление и наказание» по шариату

«Преступление и наказание» по шариату

Что было бы, если бы героев романа Достоевского судили по нормам мусульманского права.

Литература в цифрах

7–10 процентов

Ежегодный рост книжного рынка, который ожидает Олег Новиков, президент издательской группы «Эксмо-АСТ».Источник

8-14 лет

Возраст детей, которые были напуганы до усрачки Тимом Карри  Источник

50 - 70 рублей

Цена брудершафта с Венедиктом Ерофеевым. Источник

Колонка Лидии Сычёвой

Лидия Сычёва

К родине склоняясь головою

Национальный писатель стоит в центре бед своего народа и говорит его голосом. Народ и государство – не одно и то же. Государство (система власти, «машина для подавления») и начальство (правящий класс) – не одно и то же. Национальные писатели будут всегда, поку...

О художественности

Гомер не знал интернета, Пушкин понятия не имел о мобильной связи, но «техническая отсталость» не помешала им создать величайшие художественные произведения.

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Алексей Иванов закончил новый роман

Название – «ПИЩЕБЛОК». Это страшно серьезный текст про пионеров-вампиров, опасную и загадочную группировку, затаившуюся в пионерлагере жарким летом Олимпиады-80. Иванов запаковал ужастик в коробку реализма.

Ипотека и литературные премии

В конце весны - начале лета главные литературные премии подводят итоги или объявляют шорт-листы - и в СМИ появляется множество публикаций на тему. Журналисты, прежде всего, озвучивают размер гонорара очередного победителя. И главный вопрос, который они задают, как он соби...

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Литература и сгущёнка

«Пища духовная», «литературный фастфуд», «лавбургер (с кровью)», «проглотил книгу за пару часов»… Всё это, конечно, страшная пошлятина. Людей, которые говорят «вкусная деталь», нужно сечь розгами. Однако прав писатель, сравнивший мир с супермаркетом. Современное литературное поле уж точно ...

Поедатели шляп

Рассказывая учителям о современной литературе, замечаю такую особенность: после лекции подходят слушатели, задают вопросы, благодарят и – переходят вдруг на доверительный полушёпот: – Скажите, вот есть такая книжка писателя NN, я проглотил(а) за ночь, оторваться не мог(ла)… а она правда

Интервью

Литературные мероприятия

Лекция: «Вы и убили-с...» Анатомия преступления в романе Ф. М. Достоевского

В чём же загадка неизменной популярности произведений Достоевского в мире?

С 19 по 25 ноября во всех регионах России пройдет «Неделя «Живой классики» в библиотеках»

Сообщается, что мероприятия, подготовленные библиотеками в рамках этой акции, помогут расширить читательский кругозор по...

Расписание встреч с авторами издательства РИПОЛ классик на выставке Non/Fiction

Встречи с писателями

18 и 24 нояб. Дина Рубина

Дина Рубина представит свою новую книгу «Рябиновый клин» – первый том трилогии «Наполеонов обоз».

15-19 нояб. Алекей Иванов в Москве

Известный писатель и сценарист Алексей Иванов приезжает в Москву с 15 по 19 ноября. Визит приурочен к премьере сериала «Ненастье»&...

Книжные новинки

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Август - 2018

По моей оценке на всю Россию, есть приблизительно 20 человек, которые непосредственно принимают решение о публикации книг новых авторов.

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Июль

Лимит не в авторах – а в бюджете. Это дорогое удовольствие, и эффект начинается от суммы порядка 6 миллионов

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

С 19 по 25 ноября во всех регионах России пройдет «Неделя «Живой классики» в библиотеках»

С 19 по 25 ноября во всех регионах России пройдет «Неделя «Живой классики» в библиотеках»

Сообщается, что мероприятия, подготовленные библиотеками в рамках этой акции, помогут расширить читательский к...

Открыто народное голосование Третьего фестиваля буктрейлеров «Чтение вдохновляет!»

Открыто народное голосование Третьего фестиваля буктрейлеров «Чтение вдохновляет!»

Профессиональное жюри уже приступило к оценке поступивших на конкурс работ. Но обладателя приза зрительских си...

Российская государственная детская библиотека стала участником проекта «ЛитРес: библиотека»

Российская государственная детская библиотека стала участником проекта «ЛитРес: библиотека»

В рамках проекта компания ЛитРес предоставляет читателям РГДБ бесплатный доступ к электронным издани...

8 нояб. Петр Алешковский

8 нояб. Петр Алешковский

РГБМ проводит цикл встреч с авторами книг, вошедших в короткий список «Премии Читателя-2018».

Новости издательств

Программа мероприятий авторов «Редакции Елены Шубиной» на Ярмарке интеллектуальной литературы NON/FICTION 2018

Программа мероприятий авторов «Редакции Елены Шубиной» на Ярмарке интеллектуальной литературы NON/FICTION 2018

Редакция представит читателям книжные новинки и проведет публичные дискуссии на актуальные темы.

Книжный магазин вне времени и пространства

Книжный магазин вне времени и пространства

30 ноября, издательство Ad Marginem организует на ярмарке non/fiction20 дискуссию «Книжный магазин вне времени и пространства» с у...

Видео

Новости книжных магазинов

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В акции участвует почти весь наш ассортимент. Исключение — серия «Основы искусства».

Лучший книжный магазин Москвы-2018

Лучший книжный магазин Москвы-2018

Портал «Активный гражданин» проводит голосование среди граждан, с целью выяснить какой книжный магазин мо...

Конкурс «Лучший книжный магазин Москвы - 2018» продолжает прием заявок до 5 октября

Конкурс «Лучший книжный магазин Москвы - 2018» продолжает прием заявок до 5 октября

Конкурс открыт для всех столичных магазинов, независимо от размера торговой площади и товарооборота. Участниками ко...

В Москве закрылся книжный магазин «Порядок слов Перелетного кабака»

В Москве закрылся книжный магазин «Порядок слов Перелетного кабака»

Управляющая московским филиалом «Порядка слов», Оксана Васякина, сообщила, что магазин закрывается из-за проблем с ...

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Пищеблок» Алексей Иванова

Рецензия на книгу «Пищеблок» Алексей Иванова

Предыдущий роман Алексея Иванова, масштабный по замыслу и блестящий по исполнению «Тобол», очевидно, кроился по лекалам роскошного телесериала в лучших традициях канала HBO. Новая же книга писателя, «Пищеблок», напротив, наводит на мысли о бюджетной отечествен...

Рецензия на книгу «Рамка» Ксении Букши

Рецензия на книгу «Рамка» Ксении Букши

Повесть-сказка Ксении Букши похожа на «Затоваренную бочкотару» (ровно полвека их разделяет): тоже прихотливо ритмизированная проза, такие же фантазии, гиперболы сны, набор типических персонажей с неимоверными монологами и биографиями, метафора и энциклопедия р...

Рецензия на книгу «Тайные виды на гору Фудзи» Виктора Пелевина

Рецензия на книгу «Тайные виды на гору Фудзи» Виктора Пелевина

Танюша и Федюша учились в одном классе, но так и не смогли открыть друг другу свое сердце. Им предстоит многое пройти, прежде чем они наконец смогут разобраться в своих чувствах. Перед вами самый короткий пересказ нового романа Виктора Пелевина. Хотите подробн...

Рецензия на книгу «Остановленный мир» Алексея Макушинского

Рецензия на книгу «Остановленный мир» Алексея Макушинского

Романы Алексея Макушинского – идеальная взлетная площадка для моих фантазий. Я прочитал их все: и ранний, не совсем зрелый «Макс» и превосходный «Город в долине» и обласканный критикой и премиями роман «Пароход в Аргентину», и вот последний, «Остановленный ми...

Детская литература

С 19 по 25 ноября во всех регионах России пройдет «Неделя «Живой классики» в библиотеках»

С 19 по 25 ноября во всех регионах России пройдет «Неделя «Живой классики» в библиотеках»

Сообщается, что мероприятия, подготовленные библиотеками в рамках этой акции, помогут расширить читательский кругозор подростков, а конкурсантам «Живой классики» определи...

Гильдия словесников опубликовала список литературы, который поможет школьникам и учителям в подготовке к тематическим направлениям сочинения

Гильдия словесников опубликовала список литературы, который поможет школьникам и учителям в подготовке к тематическим направлениям сочинения

В декабре 2018 года 11-классникам предстоит написать итоговое сочинение. Разумеется, этот список неполный и не претендует на универсальность, однако и 11-классник, и учит...

Литературный марафон Google-чтения пройдет 10 декабря

Литературный марафон Google-чтения пройдет 10 декабря

Марафон пройдет при поддержке киностудии «Союзмультфильм». В этом году Google-чтения посвящены сказкам, и их будут читать не только известные актеры: все желающие могут п...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Брат» автор: гражданин Фильтрубазаров

Впервые он заступился за меня перед самой школой, когда мне было уже 7 лет. До этого он рассказывал мне, что на Луне живут непослушные дети, которые делают там всё, что хотят и о которых совсем позабыли уже их родители…

Ещё он кормил меня кислой вишней и говорил, что это очень полезно. А когда я морщился – он ржал, как конь. Постоянно отнимал у меня апельсины и конфеты из новогодних подарков и говорил,...

далее...

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить...

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина