Любопытное

Лимонов

Лимонов

Добропорядочные люди любят читать про похождения недобропорядочных. На фоне чужих безумств, свои проступки кажутся не такими тяжкими, свое ничтожество не таким однозначным.

Эдуарду Вениаминовичу Лимонову 72 года. В таком возрасте на похороны ходишь чаще чем на дни рождения. Нередко представляешь себе и свои собственные. На них скорее всего будут присутствовать те, кто тебя совсем не знал, или знал с какой-то одной стороны. Кто знал хорошо, давно лежит в земле. Далекого иностранного государства. Потому что жизнь носила Лимонова по планете, как если бы не Бог, не Черт, а Жюль Верн придумывал маршрут. Впрочем, придумывал сам Лимонов, на то он и автор, Писатель.

Последние годы он как-то забыл про свои прямые обязанности – писать, происходящее вокруг требовало его вмешательства. Но, к счастью для Русского мира, не того, который антилиберальный, а того, который читает по-русски, он нашел время для новой книги.  Она называется «Кладбища» или «Книга Мертвых -3». Воспоминания о покойниках, жанр a clef некролога. В конце концов умирают все. Не умер только Христос, да и то в это многие не верят. Так что набралось их, умерших,  уже на три тома. Теперь, со смертью Мамлеева, пора начинать четвертый.

Под обложкой собрались и други, и недруги, и бывшие жены, и случайные попутчики. Смерти все равно. А Лимонову нет. Для каждого он нашел очень точные слова, даже для тех, кто при жизни не хотел с ним и словом обмолвиться. Теперь все они герои литературы, а ведь некоторые, и в собственной жизни были всего лишь второстепенными персонажами.

Великодушие для Лимонова десятых годов, и вообще для Лимонова,  - большая неожиданность, новоприобретенная привычка. Лимонов, он ведь, злой. А кто не злой? Всякий, кто понимает природу человеческую, не любит ее образчик. К тому же, добрые в России только дураки. Их и так слишком много, и доброта их вредная.

С возрастом становится ясно только одно – жить страшнее, чем умирать. Страшно жить впустую, зря. Еще страшнее жить во имя. Лимонов жил и живет во имя борьбы. С порядком вещей, с состоянием умов. В борьбе самый главный страх какой -   не сдаваться, как бы ни был велик соблазн. Как бы не желали тебя к этому принудить третьи лица или обстоятельства.

Мир никогда не хотел Лимонова, не хотел он и многих героев его книги. Это его, мира, право. Тем более, что и Лимонову уже неинтересно признание и слава. У него другие заботы. Странно, но для безродного космополита и любителя больших негров, происхождение оказалось определяющим. Лимонов многолик. Но прежде всего он хулиган с Салтовки.

Бунтарь с причиной, вооруженный «перышком». В юности он мог полоснуть ножом, теперь ранит словом. Такие люди выполняют очень важную функцию в обществе, они защищают тех, кого сторонятся даже омбудсмены, хулиганов, не поддающихся перевоспитанию. Ближе всего из усопших «Кладбища» к нему стоит, наверное, Жак Вержес aka Адвокат дьявола. Но и те, кто стоит, вернее стояли далеко, как Новодворская или Чеслав Милош, описаны уважительно, Лимонов разговаривает с ними, как с равными, потому что каждый из них вел свою борьбу, пускай из окопа противника.

Вот эта  честность, может быть граничащая с отчаянием, того, кто долгие семьдесят  лет шел против всех, она важнее хороших манер или правильных политических взглядов.

Добропорядочные люди любят читать про похождения недобропорядочных.  На фоне чужих безумств, свои проступки кажутся не такими тяжкими, свое ничтожество не таким однозначным.

Маргиналы перед Лимоновым в долгу за то, что он их воспел. Все остальные, мы, за то, что успокоил нашу совесть.  Великая сила искусства. Бесстрашное хулиганство.

Об этом и должны помнить люди, которым однажды, придется собраться на его похоронах.  Что не стало большого писателя. Хотя сам Лимонов считает иначе. Ну, время еще есть, может и он передумает.

Автор: Зинаида Пронченко

Источник: snob.ru


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке