комиссия-по-конопле.рф
Интернет-магазина onix-boox
Лит-ра.инфо - новости литературы
Любопытное

Испанское издание Publico.es: Литературное предательство Ленина

Испанское издание Publico.es: Литературное предательство Ленина 30.12.2017

Если бы Толстой дожил до 1917 года, то увидел бы, что революция была направлена и против героев его произведений. Ленин прибыл в Петроград в опломбированном вагоне того самого поезда, под колеса которого бросилась Анна Каренина.

Уединившись в своем имении Ясная Поляна, Толстой много размышлял о Марксе. Однажды летним утром 1909 года, как он пишет в одном из своих дневников — в которых он занимается беспощадным и откровенным самобичеванием и одновременно без тени стыда восхваляет себя — писатель проснулся с осознанием окончательного отвержения исторического материализма.

К сожалению, по мере того как он выходил из объятий сна, его прежняя четкая аргументация начинала блекнуть. Означает ли это, что все его предыдущие размышления о материализме, которые он сам представлял как окончательные, в действительности основывались на ложных посылах? В конце XIX века сам Толстой (также в своих дневниковых записях) категорически отрицал утверждения Маркса. В 1896 году он поясняет, что капитализм, как утверждает Маркс, может привести к социализму, только насильственным путем.

Двумя годами позже он утверждает, что «главной ошибка Маркса» было то, что он считал передачу власти от капиталистов политическим представителям пролетариата передачей власти из частных рук в государственные. Для Толстого, который еще не знал о советах 1905 года, уже само по себе понятие представительства означало передачу власти в частные руки. Это расстояние между представителем и представляемым — как раз то, чего не может быть между крестьянином и землей. И он говорит об этом предельно ясно: «Мир возможен только лишь для крестьян. Только крестьяне живут за счет своего труда. Городские жители неизбежно живут за счет друг друга».

Эта крестьянская мечта весьма характерна для Толстого, но не оригинальна. Мужик — ни его изобретение, ни четкая социально-историческая категория. В европейском восприятии он — главное, вселенское действующее лицо русской литературы XIX века. Всего основные произведения, в большей или меньшей степени, завязаны на мужике. Этот литературный образ воплощает в себе ту трагическую нить, которая составляет великую традиции русского романа: противоречия и возможности капиталистической модернизации.

Если жанр романа появился в Европе в расцвете индустриализации, в уже сложившейся буржуазной среде, то в России он возникает в совершенных иных материальных условиях: ничтожная и слабовольная буржуазия, подчиненная в культурном отношении сложнейшей иерархии дворянских сословий, которые, в свою очередь, управляли непомерно большим штатом царских чиновников. И все это происходит на фоне патернализма, оторванного от помещика, и полной зависимости (а в эмоциональном смысле даже извращенной — вспомним Захара, лакея Обломова в одноименном романе Гончарова) мужика от своего хозяина. Чтобы понять культурное расстояние, разделявшее соседние территории, Россию и Европу (хотя первая — это Москва и Санкт-Петербург, а вторая — Франция, Англия и Германия), достаточно беглого сравнения французского романа XIX века «Воспитание чувств» Флобера, опубликованного в 1869 году, и, допустим, «Анны Карениной», увидевшей свет девятью годами позже.

В первом действие разворачивается в 1848 году, а действующие лица, включая главного героя Фредерика Моро, лишены какой-либо нравственной глубины, исторического самосознания, религиозных исканий. Они выступают в качестве социальных категорий в сложных хитросплетениях различных слоев парижского общества. Каждый борется за свое место в бурлящем водовороте буржуазной среды. Банкротство приходит на смену классической опале, стремительный финансовый рост — мести, смена политических убеждений — предательству, лукавство парвеню — насмешливому любопытству прислуги.

Аристократы пытаются извлечь коммерческую выгоду из фамилий своих предков, чтобы поправить свое материальное положение, а новые буржуа стараются выгодно вступить в брак. Роман великолепен в силу своей поверхностности, легкомыслия и непостоянства, а рассказчик цинично отмежевывается от своих героев, но спасает их в классической заключительной сцене, где они находят утешение в единственной нравственной утопии, которая им остается — в собственном детстве.

В «Анне Карениной» город (то место, где люди поедают друг друга, согласно Толстому), несмотря на то, что действие в нем происходит позже, чем в романе Флобера, представляет собой более отсталое место. Санкт-Петербург времен Анны Карениной (хорошо, что не Москва) — это провинциальный город с завышенными претензиями на европейский уровень.

Дети аристократии там обучаются во французских и английских школах, а синдром культурной неполноценности — как во всех провинциальных городах — противостоит чувству патриотизма. В мире Флобера важную роль играют деньги, должность, положение в обществе. А в Санкт-Петербурге по-прежнему главное — это фамилия. Конфликт романа Толстого — супружеская неверность Анны Карениной — скорее свойственен какому-нибудь заштатному городишке, чем Санкт-Петербургу. Именно поэтому действие романа «Мадам Бовари» Флобера разворачивается в провинции, а не в Париже. Но именно эта культурная отсталость положила начало замечательной традиции, а русские писатели от Гоголя («Мертвые души») до Чехова («Вишневый сад») раскрыли конфликт между городом и деревней.

Деревня. Почти вся Россия была деревней. Огромной и дикой. Один из персонажей «Анны Карениной», с которым главные герои познакомились в Италии, поясняет, что историческая миссия русского мужика — это завоевание. На востоке перед ним открылись огромные пространства, которые необходимо освоить. Именно в этом заключается его географическая и историческая задача, которая в итоге и определила его непростую судьбу и одновременно необъяснимое достоинство.

Царская Россия была преимущественно аграрной страной, а основной частью ее населения было неграмотное крестьянство. В количественном отношении мужики составляли основу человеческого капитала России и одновременно были средой духовных исканий интеллигенции. Русские крестьяне находились в России в крепостной зависимости от помещиков, чему в Европе аналогов не было. Без разрешения помещика крепостные не могли переехать на другое место жительства.

Самое удивительное в мужиках — как это понимают те, кто изучал их культуру и быт — это то, что их жизнь не основывалась на вековых традициях, не уходила корнями в языческое прошлое. Они как будто были сотворены из ничего Русской Православной Церковью, которая после падения Византии осталась единственным оплотом средиземноморских традиций и православного вероучения. Все это нашло свое отражение в церквях, увенчанных луковками куполов. То была средневековая Москва. В отличие от европейского крестьянина, мужик был замкнут в каждодневном алгоритме: собирать урожай, пить, заботиться о том, чтобы дети выжили. Только на основе этого алгоритма можно создать представление о его сути: невозмутимой, крепкой, несгибаемой. Чтобы понять русскую душу, нужно понять русского мужика.

В русских городах реки замерзали и таким образом отменяли все социальные обязательства. Кучера напивались и сбивались с пути, студенты юридических факультетов стреляли себе в грудь, анархисты плели заговоры, а женщины с легкостью гимнасток постоянно падали в обморок после каких-нибудь неприличных слов. Действительно, если верить тому, что написано в романах, то именно так и складывалась обычная жизнь городов. Следует признать, что в городах, особенно в Санкт-Петербурге, общество лишь зарождалось.

Буржуазия была в основном представлена иностранцами — французами и англичанами — которые посчитали царское болото весьма выгодным местом для размещения своих капиталов, в то время как пролетариат только начинал формироваться в некоторых районах. Главными жителями были досужие аристократы, которые занимали номинальные должности в царской бюрократической машине, не принося обществу какой-либо реальной пользы; заваленные работой чиновники, которые действительно выполняли управленческие функции и огромное количество прислуги. Таким образом, город представляет собой пространство, которое постоянно соотносится с деревней. Аристократы в нем живут за счет доходов от своих имений и усадеб, а трудящиеся, в основном мужики, в большинстве своем насильно перемещенные в город, работают на своих сельских господ.

Литературная Россия гораздо в большей степени, чем Европа, похожа на Римскую империю со своими городами, живущими исключительно за счет деревни, а также за счет непосильного труда подневольного населения. И эта незыблемая соподчиненность является питательной средой для всей ее великой литературы: мучительные политические размышления Левина в «Анне Карениной» (открывающего, что его мизантропия в действительности является ненавистью к горожанину; когда он работает в поле вместе с мужиками, то раскрывает в жатве нечто метафизически созидательное), их антипод — лихорадочная и человеконенавистническая нетерпеливость анархистов в «Бесах», консерватизм Шатова, покинувшего тайный кружок, а также скользкий, неприятный и отталкивающий Смердяков из «Братьев Карамазовых» наряду с христианской наивностью и бесхитростностью Алеши.

Одним из романов, который наилучшим образом раскрывает конфликт между городом и деревней (это все лишь географический способ изложения сути капитализма), является роман Гончарова «Обломов». Обломов, молодой помещик, проживающий в Санкт-Петербурге, проводит свою жизнь лежа на диване. При нем находится нерадивый слуга Захар. Его лучший друг Шульц, имеющий немецкие корни, воплощение энергичного горожанина, который постоянно пытается вывести Обломов из состояния безмятежности, самоуспокоенности и ностальгии по деревне. Место, о котором постоянно мечтает Обломов, называется Обломовка.

Гончаров создал этот образ на основе собственных впечатлений, почерпнутых в своей родной Симбирской губернии. Здесь в 1870 году родился Ленин, который, бесспорно, в юношеские годы читал Гончарова. Вспоминая свое детство, Ленин пишет, что в подростковом возрасте зачитывался литературой, особенно классической. Даже когда его старший брат Александр, с которым они жили в одной комнате, читал летом, за год до своей казни, «Капитал» Маркса, сам Володя не проявил к этой книге ни малейшего интереса.

Эти места, описанные в романе Гончарова как удаленная и сюрреалистическая область, иногда (в воспоминаниях Обломова) предстают как безмятежная крестьянская идиллия, а иногда (в действительности) — как погибающая усадьба. Обломов хотел, чтобы в России никогда ничего не происходило, чтобы в России не было истории. Мужик как раз является воплощением пассивности, классовой успокоенности, застоя и социальной стабильности. А место действия — длинное и безмятежное историческое застолье, где царит умиротворение и некоторая сонливость. Мечта всех реакционеров.

Очевидно, что либерализм несовместим с этой нескончаемой всеобщей трапезой и его консервативная критика, если выразить её в несколько грубоватой форме, сводится к следующему: капиталисты — это крикуны, сорванцы, озорники, которые никому не дают жить спокойно. Но именно на этом обширном литературном пространстве, каковым является Обломовка, родился человек, который доказал, не только вопреки всем реакционерам-эссенциалистам, а также всем сторонникам поэтапного перехода к социализму (если события происходят по правилам, то по сути дела это означает, что они вроде и не происходят), что перемены в России возможны.

Эти споры возникли в последние годы жизни Маркса, когда в России появились первые марксистские кружки. В своей переписке с Верой Засулич, спрашивавшей об особых условиях России, Маркс допускает возможность перехода к социализму, минуя капиталистический этап развития. «Историческая неизбежность — пишет Маркс — сводится к Западной Европе». В силу того, что Маркс обозначает обобщенным понятием «уникальное стечение обстоятельств» (то есть, то, что проходит красной нитью через всю русскую литературу XIX века: исключительность), возможен российский вариант социализма без привязки к историческому развитию развитых капиталистических государств.

Здесь, вопреки предложенной Марксом концепции поэтапного перехода к социализму, четко прослеживается разница между тем, что «исторические условия допускают» и тем, что исторические условия с необходимостью порождают. То есть, между материальными условиями (снижающими возможность действия) и причиной. Российские реакционеры рассматривали крестьянство как антиисторическое сообщество, которое невозможно переделать. Они и не подозревали, что именно эта позиция вела их к пропасти. Чтобы спасти русское общество — напишет Маркс в 1881 году — нужна русская революция.

В этом смысле Ленин оказался предателем. Грамши утверждал, что революция в Петрограде была направлена против капитала, но также и против общеизвестной истины о том, что Россия — по сути своей аграрная страна. Вышеупомянутый литературный персонаж Левин излагает интересную теорию о железных дорогах: вопреки общепринятому мнению, железные дороги сами по себе прогресса не несут. А для России, по сути дела, они означают отсталость. Огромное пространство крестьянской России превращало сеть железных дорог в систему сообщения между городами, оставляя в стороне места проживания крестьян и как бы навязывая стране две скорости: городскую и сельскую.

Вместо того, чтобы дать толчок экономическому и культурному развитию, как это происходило в других странах Европы, железные дороги разделили Россию на две неравные части: сельскую, огромную по своей протяженности, основополагающую, но оставленную на произвол судьбы, и несколько городов-аутистов, замкнувшихся в своих бессмысленных пересудах и никак не участвующих в производственной деятельности. Либералы и марксисты (и те, и другие широко представлены в современную эпоху) всегда были более прозаичны. Для первых, железные дороги — средство ведения войны и получения прибыли, для вторых — инструмент распространения революции.

Оба этих явления произошли в России. В 1910 году ушел из жизни Толстой — последний из великих русских писателей, символ блистательной литературной традиции XIX века и один из лучших романистов в истории мировой литературы. Если бы он дожил до октября 1917 года, то с горечью увидел бы, что революция была направлена и против героев его произведений. Ленин прибыл в Петроград в опломбированном вагоне того самого поезда, под стальные колеса которого бросилась Анна Каренина.

Ленин таким образом предал великолепный русский литературный эссенциализм, а также менее великолепный эссенциализм псевдомарксистов, выступавших за поэтапный переход к социализму. В сельской местности, в конце концов, мало что происходит, зато в городах слишком много чего происходит. То, что происходит в сельской местности, представляет собой проекцию событий, произошедших в городе. Это извечная проблема, заключающаяся в выборе между волюнтаризмом и материальными условиями, между политическим действием и прочной конъюнктурой. Все это взорвалось летом 1917 года в Петрограде. Попытаться ее решить — значит попытаться понять природу человека.

Но в памятной статье выбор только один: поднять тост. Именно об этом пишет Ерофеев в своей книге «Москва-Петушки», когда задает вопрос: «Какие часы для русских самые тяжелые?». И отвечает: «От закрытия винно-водочных магазинов до их открытия». «А самые счастливые?» —, вновь задается он вопросом. И отвечает: «От открытия винно-водочных магазинов до их закрытия». Итак, остается лишь поднять бокалы (с такими холодами как в России любой захочет постоянно находиться в состоянии подпития) за литературное предательство Ленина, показавшего нам, что действительность может перевернуть любые схемы.

Но выпить нужно также и за тех, кого он предал, ибо они показали нам, что вымысел может быть гораздо белее реальным, чем любая кажущаяся схематическая действительность (в которой, как считают некоторые, людьми движет исключительно расчет и жажда наживы). В конце концов, выпьем за всех, кто решил отказаться от косности этого мира.

Источник: inosmi.ru


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

Юрий Сычёв: Всходы

Лауреат Третьей литературной премии «Лит-ра на скорую руку» в номинации "Лучший по мнению читателей".

Вечерело.
Василий присел на завалинку, закурил беломоринку и засмотрелся.
Сквозь земную твердь пробивались нежные ростки конопли...

читать далее...

Саша Донецкий: Водка «White Bear Cannabis»

Номинация на Третью литературную премию «Лит-ра на скорую руку».

Не сказать, что Бормотухин был законченным наркоманом или горьким пропойцей, любителем дебошей и публичных скандалов. Совсем нет. Иначе как бы он преподавал политологию в университете?

читать далее...

Международный конкурс юных чтецов

Литература в картинках

Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Русская феминистская поэзия: Заметки на полях

Русская феминистская поэзия: Заметки на полях

Современная феминистская поэзия на русском языке создаётся медленно и с трудом. Когда редакторы и критики задают вопрос, почему в России нет своей Элис Уокер или Нины Марии Донован, хочется ответить вопросом на вопрос: а это случайно не вы, полупрезрительно усмехаясь, выкидывали в мусорку «слишком бабские», «агрессивные», «непонятные», «странно для...

От любви до ненависти: громкие ссоры писателей

От любви до ненависти: громкие ссоры писателей

Вести себя как уличная шпана могут и вполне интеллигентные люди с хорошим образованием и отменными манерами, дай только повод. Мы решили вспомнить, кто из писателей ссорился со своими собратьями по перу и к чему это приводило. Истории нашлись весьма занятные!

Кто и зачем проводит книжные свопы

Кто и зачем проводит книжные свопы

Полки буккроссинга, где можно оставить нечитаемого Хайдеггера или забрать красивый альбом, открыты в парках и кафе Москвы. Появляются и свопы, где ненужная книга находит нового хозяина. Разговор с теми, кто их организовывает.

Сторителлинг: как интересно рассказывать истории

Сторителлинг: как интересно рассказывать истории

Сергей Крутько, главный редактор 4brain.ru, соавтор курса «Сторителлинг», рассказал блогу Нетологии о том, что такое сторителлинг, из чего состоит хорошая история и каким правилам она подчиняется.

Несколько интересных фактов о «Библионочи»

Несколько интересных фактов о «Библионочи»

Напомним, что праздник намечен на 21 апреля. Не пропустите ; )

Литература в цифрах

от 50 тыс. до 2 млн экз.

тиражи детских книг издаваемых в советские времена  Источник

13

Количество детективов вошедших в список «Лучшие детективы 2017 года» Источник

10 %

Размер НДС на книги во Франции Источник

Прямая речь

Александр Гаврилов, Литературный критик:

Кстати, если вдруг кому интересно, в шорт-листе премии был интересный роман... Источник

Ольга Аминова, редактор Виктора Пелевина:

Это неправда! Это не так совершенно! Другое дело, что у Виктора Олеговича есть определенного рода требования, которые мы не можем не учитывать. Источник

Мнение В. Румянцева

Валерий Румянцев

Почему нет нового Пушкина?

В литературной жизни есть много вопросов, которые одновременно волнуют и писателей, и читателей, и издателей, и литературоведов, и литературных критиков. И один из них - «Почему нет нового Пушкина?». Эту тему активно обсуждают литераторы и читатели, в том числе и в Интернете.

Смерть читателя – это лишь версия или?..

Хороших новостей приходится ждать, плохие приходят  сами. За последние четверть века в нашу культурную жизнь пришло немало бед, и  одна из них – катастрофическое снижение числа читателей художественной  литературы. Иосиф Бродский как-то сказал: «Есть преступления более ...

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Французский книжный социализм

В марте с писателем Ивановым съездили на Парижский книжный салон. Россию в этот раз выбрали почетным гостем. Ее стенд был огромен и многолюден. Институт перевода блестяще справился с задачей главного организатора. Но речь здесь пойдет не о русских изданиях.

Над пропастью

Пару месяцев назад в российском прокате почти никем не замеченный прошел отличный фильм «За пропастью во ржи». Это кино из разряда must-see для тех, кто упорно и самоотверженно пробивается к писательству. Я не специалист в биографии великого Сэлинджера, поэтому не буду судит...

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Полка (не та, другая)

Речь пойдёт не о сапрыкинской «Полке» (о ней ещё напишем), а о персональной. На полке стоит то, что время от времени перечитываешь. Но в этом и проблема: мы оказались в культуре, которая ориентирует не на перечитывание, а скорее на недочитывание – да и читают все разное (если хотите, назовите это «кризисом чтения»).

Хармс как звук

Вышел новый альбом Леонида Федорова «Постоянство веселья и грязи». Он сделан на тексты Даниила Хармса, и мы притворимся, что это повод для литературной колонки, хотя любой поклонник «АукцЫона» поймет уловку: нет музыканта менее «литературного», чем Федоров.

Интервью

Литературные мероприятия

Встречи с писателями

21 апр. Ольга Славникова

Встреча на тему «О чем писать?» - столкновение поколений, душевные муки и судьбы интеллигенции, проблемы взросления и старости. Ес...

21 апр. Лидия Сычева и Евгений Москвин

Встреча с Лидией Сычевой, пройдет в формате авторского чтения художественной прозы и активной беседы о книгах, творчестве и жизни ...

18 апр. Юрий Буйда

Лауреат премии «Большая книга» Юрий Буйда представит свой новый роман «Пятое царство»!

Книжные новинки

Новости книжных магазинов

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Дорогие книголюбы, мы ищем в свою команду профессионального и увлеченного менеджера отдела маркетинга. Может быть, это вы?

Книги, которые читают в культурной столице

Книги, которые читают в культурной столице

Санкт-Петербургский дом книги опубликовал рейтинг продаж книг. ТОП-10 книг художественной литературы ,  ТОП-10 книг бизнес литературы, ТОП-10 нау...

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

Де-факто заведение прекратило работу еще год назад и оставалась только вывеска. Часть фондов была отправлена в Библиотеку иностранной...

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

Программа Библиотеки для молодёжи в этом году состоит из более чем 20 мероприятий и активностей. Все мероприятия будут беспла...

«Электронекрасовка». Библиотека имени Н.А. Некрасова открыла новый сайт своих оцифрованных фондов

«Электронекрасовка». Библиотека имени Н.А. Некрасова открыла новый сайт своих оцифрованных фондов

В «Электронекрасовке» уже размещено больше 12 000 оцифрованных изданий 1564–1991 годов, уникальные коллекции книг, газет и жу...

Новости издательств

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Сообщается, что издательство будет специализироваться на русской и переводной прозе, как современной, так и той, которая уже ...

Итоги работы издательства «МИФ» от Генерального директора Артёма Степанова

Итоги работы издательства «МИФ» от Генерального директора Артёма Степанова

Выручка издательства за прошлый год составила 1,3 млрд рублей (на 24 % больше, чем в 2016 г.), притом что компания полностью распр...

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

До знакомства с рукописью романа «Дорогая, я дома» мне вообще не приходилось слышать об её авторе Дмитрии Петровском (кстати, был такой поэт-футурист, его полный тёзка, но это к слову). Тем интереснее неожиданно находить в лонглисте такие жемчужины. Как вы уже...

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Назвать этот роман историческим не поворачивается язык. Перед нами метаистория – по Даниилу Андрееву – первичная плазма бытия, бесконечное сегодня, не позволяющее сознанию вырваться из текущего потока и возвыситься над ним, дабы обрести осмысление и ясность.

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Трансабсурд как свобода от абсурда и свиста? И на поле литературной критики подчас вскипают страсти. Провозглашаются неслыханные цели – например, преодолеть эпоху абсурда.

Рецензия на книгу «Заземление» Александра Мелихова

Рецензия на книгу «Заземление» Александра Мелихова

Надо сказать, что Мелихов один из немногих современных авторов (и из этих немногих определенно самый яркий), кто остается беззаветно предан психологической школе великой русской литературы. Читать Мелихова интересно не благодаря перипетиям изощренного сюжета и...

Детская литература

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Малоизвестная сказка «Одолеем Бармалея!» представлена в фонде Президентской библиотеки.

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Сообщается, что цель издательства - создавать книги, которые пробуждают любопытство, помогают найти свое призвание и просто позволят проводить больше времени вместе с ребенком.&nbs...

В РФ создадут серию мультфильмов по отечественной литературной классике

В РФ создадут серию мультфильмов по отечественной литературной классике

Министерство культуры и Министерство образования и науки РФ работают над экранизацией произведений русской литературы. Об этом во вторник сообщила директор департамента кинематографии Минкул...

Игорь Олейников получил самую престижную премию в области детской литературы в мире

Игорь Олейников получил самую престижную премию в области детской литературы в мире

Международный совет по детской книге объявил победителей на соискание Премии имени Ханса Кристиана Андерсена 2018 года, самой престижной премии в области детской литературы в мире. Им стал с...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить на бумагу горьким соусом истинной правды, чтобы найти в нем каплю самоуважения. далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял, не замечая,
Рядом два таджика что-то ели,
Черными еблищами качая
В такт колесам, едущим в туннеле.

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина
Международный конкурс юных чтецов