Любопытное

Редакторы российских кинокомпаний о самых грубых ошибках сценаристов

Редакторы российских кинокомпаний о самых грубых ошибках сценаристов

Анна Гудкова («Art Pictures»), Ольга Шенторович (продюсерский центр «Среда»), Сергей Козин («COSMOS Studio») и Александр Архипов (кинокомпания «СТВ») рассказали, читают ли в кинокомпаниях «входящие» сценарии, а также какие фатальные ошибки должен допустить сценарист, чтобы редактор не стал дочитывать его работу.

Анна Гудкова, главный редактор кинокомпании Art Pictures, креативный продюсер, организатор и куратор питчинга на ОРКФ «Кинотавр», программный директор образовательного центра «Культбюро»

Читаете ли вы готовые сценарии в Art Pictures и как они к вам попадают?

Наверное, одну из первых вещей, которые я сделала, когда пришла в Art Pictures, — это попросила разобраться с адресом для так называемого самотека сценариев. Наш редактор периодически смотрит тексты, которые к нам приходят, отчитывается, фиксирует все в таблице. Хотя шансов найти нечто прекрасное таким образом очень мало, сбрасывать со счетов эту возможность категорически нельзя. А вдруг придет сценарий-шедевр?

Сама я получаю сценарии постоянно и самыми разными способами: в фэйсбуке, на почту, мне их дают прямо в руки в распечатанном виде. Читаю абсолютно всё, но если понимаю, что сценарий совсем не годится, то могу не дочитать его. Если же вижу, что текст профессионально написан и у автора есть индивидуальный почерк, то я не только его прочту, но не раз перечитаю и буду придумывать, каким образом обеспечить его запуск.

Какую фатальную ошибку должен допустить автор, чтобы вы закрыли сценарий и к нему больше не возвращались? И на какой странице эта ошибка может быть совершена?

Как и в любой жизненной ситуации, мы смотрим на «внешность» сценария и одновременно на его «внутренние качества». Не бывает так, что одно не связано с другим. Автор может совершить ошибку на любой странице, даже на первой. Например, бывает, что уже в самом начале текст написан настолько огромным шрифтом, что на одной странице умещаются, грубо говоря, только пять фраз диалог — что выдает полное неумение человека работать в программе. Это, на самом деле, очень распространенная ошибка, которая выдает писателей-«чайников».

Что касается сути, вы — как редактор и одновременно как зритель — с самого начала понимаете, насколько история банальна или небанальна, насколько яркое у нее начало, насколько конкретная сцена выпукла и неожиданна, интересно ли вам узнать причины происходящего, не разговаривает ли герой штампами. Но бывает, что ты читаешь километры сценариев, которые начинаются одинаково: например, у героя звонит будильник, он встает и идет на кухню, где собралась вся семья, и мама ему говорит: «Что ж ты, Петя, не устраиваешься на работу, хотя окончил институт три года назад?» И так далее. В течение всей сцены автор в диалогах пересказывает предысторию. И ты понимаешь, что человек: а) не чувствует ритм, б) не умеет представить героя иначе, чем через такое длинное описание, и уже ничего хорошего от этого сценария не ждете.

Очень важны детали. Часто видишь, что герой, грубо говоря, подвешен во времени и пространстве, и мне предлагают поверить, что это современная история про живых людей, но в сценарии нет ничего, что делало бы ее таковой. Вместо того чтобы обозначить характерологические особенности героя (его манеру речи, свойства — от профессии до жизненных задач), автор рассказывает, что это некий работник некоего офиса в некоем городе. Я не могу найти в этом ничего индивидуального, живого, мне не дают никакой почвы под ногами, и очевидно, что дальше будут такие же пустые отношения между персонажами, коллизии в безвоздушном пространстве. Эта непроработанность и абстракция вылезают очень быстро: достаточно первых 15 страниц.

Но если все-таки есть сомнения, то я либо читаю до конца, либо делаю «контрольные замеры температуры» в середине и в конце — смотрю, не обнаружится ли чего-то, что изменит представление о тексте.

Ольга Шенторович, главный редактор продюсерской компании «Среда»

Читаете ли вы все готовые сценарии, которые приходят в вашу компанию?

Мы читаем абсолютно все входящие сценарии. Они распределяются между мной и моими помощниками.

Бывают ли случаи, что вы покупаете сценарий? Как часто это происходит?

Да, конечно, мы покупаем сценарии. Это происходит постоянно, поскольку мы производим по нескольку проектов в год, и у нас всегда должен быть «задел» на ближайшие планы. Совсем недавно мы, например, купили сценарий, идея которого нам показалась актуальной и интересной, и будем его перерабатывать. Если говорить не только о полнометражных сценариях, но и о сериалах, мы покупаем постоянно и достаточно, чтобы обеспечить планы нашей компании.

В самом худшем случае, на какой странице вы можете закрыть сценарий, который вам резко не понравился? Что станет определяющим фактором для этого?

Мне кажется, что самое правильное — это всегда дочитывать сценарий до конца. На мой взгляд, это должно быть непреложным правилом каждого редактора. Хотя, конечно, по большому счету, по первым 15 страницам — по «отправному событию», экспозиции и завязке все уже ясно. Уже понятен конфликт и заявлена тема, и по диалогам ты уже приблизительно представляешь, что ожидает тебя впереди.

Какие ошибки чаще всего допускают сценаристы — и опытные, и новички?

Это очень обширная тема. У новичков — свои типичные ошибки, у профессионалов — бывают свои огрехи... Самое главное правило хорошо известно и тем, и другим: надо уметь в первые 5-10-15 минут увлечь своего первого «зрителя» — редактора. А также уметь заявить героя, конфликт или жанр. Это четыре основных правила удачной заявки или сценария.

Сергей Козин, в настоящее время шеф-редактор «COSMOS Studio» Александра Акопова и Натальи Шнейдеровой (в прошлом работал в «Централ Партнершип», «Главкино», в Дирекции кинопоказа на Первом канале и в «Амедиа»)

Читаете ли вы все готовые сценарии, которые приходят в вашу компанию?

Сейчас я работаю в компании, которая занимается почти исключительно сериалами, поэтому полностью готовые сценарии вижу редко — в лучшем случае, на уровне пилотной серии. Как правило, люди приносят заявки, концепции, синопсисы — их читать, конечно, проще. В былое время, в компаниях, работавших и с полными метрами, читал во всяком случае все, что так или иначе попадало адресно ко мне.

Бывают ли случаи, когда кинокомпания покупает сценарий? Как часто это происходит?

Слышал о таких счастливых случаях, но на моем личном опыте это случилось, кажется, всего единожды — хотя до съемок в итоге так и не дошло. Чтобы компания была готова купить сценарий со стороны, должно сойтись слишком много факторов: сценарий должен быть не просто хорошо написан, но и отвечать запросам каналов и интересам компании; он должен понравиться не только редактору, но и продюсеру; это должна быть бодрая, свежая и недорогая в производстве история, которая одинаково зажжет и ее автора, и принимающего продюсера. Такое случается крайне редко: как правило, продюсеры, с которыми я работал и работаю, сами формулируют спрос и предпочитают приглашать испытанных авторов. Чаще бывает, что, получив материал от незнакомого сценариста, мы видим его потенциал и предлагаем ему попытать силы на наших идеях. Иногда получается удачно, такие случаи есть.

В самом худшем случае, на какой странице вы можете закрыть сценарий, который вам резко не понравился? Что станет определяющим фактором для этого?

К сожалению, для многих авторов (особенно начинающих), про многие сценарии все становится ясно на первых десяти страницах. Независимо от жанра, независимо от того, сколько открытий автор припасает на второй и третий акт, по первому акту уже видно, как он держит темп сцен, как создает конфликты, завязывает сюжет, представляет героев и тему. Десяти страниц достаточно, чтобы зажечь интерес или окончательно его убить. Это не значит, что после них я бросаю читать — все равно из вежливости читаю дальше, но интуиция редко обманывает: как правило, если на первых десяти страницах ничего нет, то и потом ничего не будет. (Бывает и так, что все свои силы автор вкладывает в начало и быстро выдыхается после него, но это уже другой случай, не самый худший.)

Какие ошибки чаще всего допускают сценаристы — и опытные, и новички?

Если говорить все-таки о людях, которые что-то умеют в профессии, то главные ошибки, мне кажется — экзистенциального характера. Например, браться за тему, которая тебя совершенно ничем не трогает. Писать только ради денег, надеясь быстро отделаться. Быстро никогда не отделаешься, зато процесс работы превратится в мучение, которое обязательно начнет проявляться на бумаге. Когда человеку интересна работа, это всегда видно по результату — то же верно и в обратном случае. Ни один продюсер не хочет получить скучный или халтурный текст, думать иначе — большая ошибка. Еще одна большая ошибка — высокомерное отношение к правкам (продюсерским, редакторским, канальным). Какими бы возмутительными они ни казались, в них всегда, если подумать, есть хотя бы частица правды. Уметь отстаивать свои позиции — важное качество для сценариста, но не менее важное — прислушиваться к чужому мнению. Все опытные авторы знают, что сценарий не пишется, а переписывается (как говорится в одном французском фильме, «литература — это литры и редактура»). Если этих двух больших ошибок удалось избежать, и в целом автор и продюсер понимают, что движутся в одном направлении — все остальное поправимо.

Александр Архипов, главный редактор кинокомпании СТВ

Читаете ли вы все готовые сценарии, которые приходят в вашу компанию?

У нас есть штат ридеров и редакторов. Это обычно 5-7 человек, в зависимости от сезона и загруженности. В январе и феврале, как ни странно, приходит больше сценариев. Мы понимаем, что это связано отчасти с тем, что актуализируется производство. Я, конечно, не читаю все сценарии, но коллеги обращают мое внимание на самые интересные.

В самом худшем случае, на какой странице вы можете закрыть сценарий, который вам резко не понравился? Что станет определяющим фактором для этого?

Честно говоря, я не помню, когда закрывал сценарий, не дочитав его. Поскольку существует определенный фильтр, то откровенно слабые работы ко мне не попадают, а просматриваю только те, что прошли отбор. Либо я читаю сценарии, которые приходят от режиссеров, людей, уже работающих в кино, а это тоже своего рода фильтр. Как правило, все эти сценарии заслуживают внимания.

Какие ошибки чаще всего допускают сценаристы — и опытные, и новички?

Про формальные вещи не хочется говорить, а если говорить про неформальные, то обычно это выбор темы, главной идеи, иными словами, о чем будет фильм. Драматург жанрового кино — это некий индикатор в обществе и самый массовый зритель. Тут должно произойти совпадение: автора, который работает в жанре, интересуют те же вещи, что и зрителя. Так вот, вопрос выбора темы стоит наиболее остро, и ошибиться в нем может любой автор, даже опытный.

Если говорить о начинающих авторах, то у них бывает то, что мы называем «обманом зрения»: они часто присылают тексты, которые являются прозой или еще чем-то, но не сценарием, потому что у них еще не сформировано понимание внутреннего устройства сценария.

Есть и довольно элементарные ошибки. Так как наши сценаристы в основном работают для телевидения, то они присылают сценарии, которые по конструкции напоминают телевизионные сериалы, где длинные сцены, персонажи говорят по 3-5 минут — то есть происходит подмена киновзгляда на взгляд телевизионный.

Наконец, сейчас много разных курсов и учебников, которые учат механике драматургии, голой структуре, и часто сценаристы стараются воспроизвести эту структуру, а не найти себя в тексте. Сценарий, который соткан по всем правилам, где есть первый поворотный пункт, второй и так далее, но все сделано механическим образом, читать не хочется.

Источник: www.cinemotionlab.com


Комментировать

Возврат к списку

Комментарии

24.01.2016 | Джон Касматос, режиссер:
Все верно. Сценаристы пишут, что попало. Но профессионалов, отбирающих дельные идеи и сценарии в работу и того меньше. Чутья нет. Часто редактора люди не творческие, потому изюминку им трудно заметить. Состояние в нашем кинематографе говорит само за себя
Комментировать
Написать отзыв
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке
Назад
24.01.2016 | Куценко, артист:
А мне кажется проблемы в кинематографе у нас не из-за слабых сценариев, а из-за слабых режиссеров.
Комментировать
Написать отзыв
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке
Назад
23.09.2018 | Олег Татков:
В тему этих интервью. Писал письмо на эту тему Михалкову Никите Сергеевичу. Ответа не получил. Глубокоуважаемый Никита Сергеевич! Мне кажется, что тема, которую я Вам хочу предложить заслуживает внимания. Тем более, что она напрямую относится к сфере Вашей профессиональной и общественной деятельности. Начну издалека. Курсанты лётных военных училищ, учатся по одному и тому же алгоритму; - полгода теория, полгода лётная практика и так 3-4 года. СCCР, в N-ском лётному училище практика 1 курса. Курсантов привезли на полевой аэродром в лесу. До ближайшей деревеньки с девушками, междугородным телефоном, магазином и проч. «цивилизацией» 12 км. Курсанты развлекались как могли – жгли ночами костры, варили грибы, засушивали кожу убитых в лесу змей, - в общем мальчишки едва вышедшие из пубертатного периода изображавшие настоящих мужиков, тем более, что возраст у них всех был гипертестостероновый. Начались самоволки, чтобы не ходить пешком, - в деревне были украдены все велосипеды. Всё это «добро», вместе с «гражданкой», выпивкой и проч. прятались в каптёрке у надёжного однокурсника. Но мир не без «добрых» людей, каптёрщика кто-то «вложил», курсантов построили, каптёрку «обшмонали» - командир вышел из неё держа в одной руке «патронташ» советских презервативов, а в другой засушенные змеиные кожные покровы. Первая фраза, которую он произнёс, начиная разнос, вошла в новейшую историю ВВС. «Дожились, товарищи курсанты! В каптёрке вместо уставов, наставлений и учебников по аэродинамике, можно найти всё – от гондонов до удавов». Так и в нашем кино. Смотрю его всю жизнь и всё больше прихожу к мысли о том, что в нём есть всё – от гондонов до удавов, но нет (или присутствует в гомеопатических дозах) главного – духовности, патриотизма, уважения кинотворцов к судьбе человека на экране и в жизни... Теперь серьёзно – есть реальная история о том, как во времени совпали два события - полёт в космос космонавта и смертельная болезнь мальчишки на Земле. Эти герои не могли даже теоретически пересечься друг с другом, но… Случилось событие, напрочь перечёркивающее теорию «нескольких рукопожатий», были нарушены все инструкции и друзья космонавта сообщили ему в космос на орбиту МКС, где он летал в то время с американским астронавтом, о том, что на Земле, в России, в Москве, в НИИ детской онкологии, есть мальчишка, умирающий от рака и мечтающий о космосе. И космонавт сначала позвонил мальчику с орбиты, а потом начал посылать ему фото с орбиты МКС из космоса и (наверное, - это чудо) - мальчик выздоровел. И они встретились. Мальчик закончил школу, уничтожил документы о болезни и поступил учиться в два учебных заведения сразу; - на спасателя-пожарника и айтишника, а космонавт стал главным космонавтом России - начальником центра подготовки космонавтов. История продолжается до сих пор – мальчишку мы свозили на Байконур, где он пообщался с улетающими на орбиту космонавтами и присутствовал на запуске. А из фотографий, которые мальчишке в бокс присылал космонавт, в отряде российских космонавтов сделали благотворительную выставку и эта выставка теперь работает во многих городах России и за её рубежами. После окончания выставки, в город приезжают космонавт и мальчик, идут в детский онкоцентр этого города с подарками и дарят эту выставку онкоцентру. Это очень сильно работает в плане моральной поддержки детишек, больных онкологией. Я участник этой истории – врач передавший на орбиту письмо мальчишки. Придуман только финал истории, который предугадать несложно – мальчишка поступает в отряд космонавтов, заканчивает его, становится космонавтом и летит в космос на корабле «Федерация» с космодрома «Восточный». Уже более пяти лет я пытаюсь найти человека из Вашего «цеха», готового взяться за этот материал. Я врач и прекрасно понимаю, что сценарием, продюсированием, режиссурой должны заниматься профи – иначе получится полная хрень и «Гравитация». За это время я кому только историю не рассказывал, с кем только не встречался. Не буду называть фамилии, но среди них были лауреаты и Каннского, и Венецианского, и Московского кинофестивалей и «Кинотавра». Есть несколько закономерностей в таких разговорах. 1. Сходу говорят, что автор идеи это всё ерунда, раз история попала в прессу с ней имеют право сделать всё, что хотят. Тот факт, что сценарная разработка «залитована» в союзе кинематографистов и есть свидетельство, вызывает лишь презрительную гримасу. 2. Вопрос о том, что надо заключить договор вызывает у снизошедших до разговора со мной «мэтров» стойкое с видимыми физиологическими проявлениями возбуждение. 3. Предупреждают, что героя мальчика непременно надо сделать девочкой, его мать – матерью –одиночкой, торгующей собой и/или продающей наркотики, чтобы таким способом, помочь сыну выздороветь. 4. Космонавта, непременно галлюцинирующего на орбите, лучше бы убить либо в полёте, либо в несчастном случае на Земле, а космический корабль непременно надо повредить либо в аварии, либо метеоритом/астероидом, либо вообще взорвать к чёртовой матери. 5. Мои робкие попытки что-либо возразить по этому поводу сходу отметаются с очень интересной формулировкой – Вы не читали книгу «Как написать историю на миллион долларов», а мы по ней учились во ВГИКе. Что ж это за книга то такая, уважаемый Никита Сергеевич? И почему в киновузах её считают новой «Библией»? Может действительно стоит её прочитать? Список ахинеи, которую обычно несут на встречах выпускники ВГИКа (и их преподаватели) можно продолжать до бесконечности. Я повторяю – история реальная, в ней всё правда. Даже с учётом законов драматургии я не понимаю зачем из этой истории делать референс «Гравитации» или «Салюта-7», а не «Офицеров», к примеру. Ещё раз повторяю – я врач, не драматург и своё место в создании фильма вижу как соавтор сценария, собравший первичный материал и «катализатор» взаимодействия героев истории с создателями фильма. С законами драматургии согласен и менять их не собираюсь ни в коем случае. Кстати об «Офицерах». Бойкая выпускница ВГИКа (мастерская Владимира Меньшова), когда я заикнулся о референсе «Офицеров», заявила, что она «Офицеров» не видела, ничего об этом фильме не слыхала и вообще в свои 23 года она лучше меня (я – кандидат мед. наук, подполковник в отставке - 62 года) знает как надо « рулить» судьбами (повторяю – история реальная) героев чтобы «позацепистее, пожальче» и чтобы безвозвратных денег в Минкульте дали. Чему её учил уважаемый мною (это без иронии) господин Меньшов все эти годы во ВГИКе лично я не понимаю. На ум приходит только нетленка Михаила Михайловича Жванецкого о консерватории… Уважаемый Никита Сергеевич. У меня к Вам, как главе отечественной киноиндустрии огромнейшая просьба. 1. Создайте при Вашей киноакадемии/ союзе кинематографистов/гильдии сценаристов - национальный банк кино идей. Отправил человек свою идею, зарегистрировал и спокойно ищет продюсеров и сценаристов. Ну нет у нас в стране в настоящий момент юридически цивилизованных определений и гарантий авторства. 2. Помогите найти вменяемого продюсера, сценариста и режиссёра для этой истории. Очень хочется поучаствовать в создании фильма без «гондонов и удавов…» С огромным уважением – рядовой кинозритель России Олег Татков.
Комментировать
Написать отзыв
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке
Назад
24.02.2019 | Василий:
Пишу сценарии по итогам прожитых судеб граждан своего отечества, в реалиях жизни своего государства. Очень хочется остановить историческое время жизни поколений в наследство будущих времён. Кино великое искусство, может оставить наглядное пособие жизни своих предков, своей личной жизни для понимания истины настоящего и будущего, откуда, почему и как происходит? Ничего случайного в нашей жизни нет. По этой истине, посылаю вашему коллективу свои выстраданные жизнью киносценариии
Комментировать
Написать отзыв
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке
Назад


Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке