Любопытное

Эдинбургский книжный фестиваль

Эдинбургский книжный фестиваль

Немного о фестивале. Что меня поразило с первой минуты на площадке – как старейший и крупнейший литературный фестиваль в мире может выглядеть настолько камерным и уютным и оставить впечатление, что ты побывал на другой планете, настолько организация не сравнима с чем либо уже виденным.

У меня нет большого опыта посещения больших книжных событий, и, возможно, неправильно сравнивать фестиваль, где все вертится вокруг неформального общения авторов с читателями, с выставками-ярмарками, где крутятся шестеренки книжной индустрии, но удержаться от параллелей не могу, потому что это был самый яркий контраст между ожиданиями и реальностью. 

Я вспоминала московский нон/фикшн, где простые переходы от стенда к стенду или из зала в зал выглядят как сдача норматива на пересеченной местности, официальную минскую ярмарку, на которую, если угодит попасть в момент приезда «высоких гостей», ты не зайдешь без паспорта. Тут же в небольшом сквере был выстроен достаточно простой и неформальный фестивальный городок под присмотром статуи на коне с настилами, оберегающими вековой газон, с тентами, спасающими гостей фестиваля от бесконечного дождя, с кафе и магазинами, зонами отдыха, и самое главное – с отдельными залами для мероприятий с хорошей шумоизоляцией, попав внутрь которых ты оказывался в сотне километров от гомона туристического города. 

Не знаю, что было лошадью, а что – телегой. Может быть, здесь помогла отполированная за тридцать лет до блеска работа организаторов, может быть организаторам легко работать с английским преклонением перед организованностью и очередями. Со стороны это выглядело, как слаженная работа на общее благо, идеальный литературный муравейник, пожалуй. 

Посетители приходили на мероприятия строго по билетам. Без опозданий. При покупке билетов всех предупреждают, что выступление для авторов – эмоционально тяжелая вещь, поэтому после начала встречи опоздавшим посочувствуют, но в зал не пустят ни под каким предлогом. Те, кто понимают, что не успевают вовремя, могут сдать свои билеты, связавшись с кассами, и тогда на их освободившиеся места смогут попасть счастливчики, понадеявшиеся на покупку билета в последнюю минуту. Еще удобно, что при покупке билетов записывают почтовый адрес посетителя и о любых изменениях времени или места сообщают. 

Тенты для мероприятий снаружи выглядят одинаковыми белыми кубиками, внутри же каждый приспособлен под определенный формат. Разделения на тематические площадки или площадки по возрасту нет, все зависит от задач встречи. Там, где авторы читают отрывки из произведений, удобные мягкие пуфики для гостей и для автора. Там, где проходят детские занятия, стоит малышовая мебель и расстелен мягкий ковер. Там, где проходят презентации стоят театральные кресла, а на сцене все удобное оборудование. Там, где экспериментируют с форматом и удивляют публику окололитертурными событиями, гости сидят за круглыми столиками и имеют доступ к оживленному бару, работающему здесь же внутри.

В ожидании следующего запланированного мероприятия посетители фланируют между тремя книжными магазинами и тремя кафе на территории. Из магазинов один исключительно детский, один исключительно взрослый (там же сувениры с эмблемами фестиваля) и еще один универсальный. В каждом магазине отведено место для стеллажей с книгами авторов, выступление которых было или будет на фестивале, и отдельно стоят стеллажи с книгами авторов, у которых сегодня автограф-сессии, с указанием времени, что очень удобно. 

О том, что мероприятия пользуются успехом говорили очереди, вырастающие то и дело у одного из тентов. Очень доброжелательные и вежливые очереди. Официанты из ближайших кафе могли запросто подойти и предложить скрасить ожидание прохладительными или горячительными напитками. Внутри тентов координаторы не имели ничего против стаканчиков, только любезно накрывали их крышками-непроливайками, коробки с которыми были у них под рукой. Локация с названием «Джин и автографы» тоже намекала на то, что литературу и спиртные напитки связывает теплая дружба.

Еще поражало, что на фестиваль был свободный вход, никаких рамок и металлодетекторов, полицейские с собаками появились на фестивале только однажды, в день, когда выступали бывший премьер Гордон Браун и Брайан Мэй из The Queen. Вид блюстители порядка имели весьма благодушный, давали детям трепать уши своего мохнатого коллеги и сами корчили гримасы младенцам в колясках. И было ощущение, что это не халатность со стороны организаторов, а как раз наоборот. Налогоплательщики платят очень много для того, чтобы их спецслужбы работали превентивно и точечно, а не устраивали показательные шоу с выворачиванием наизнанку сумок прохожих только потому, что кому-то пришло в голову возложить очередной венок к вечному огню.

Особое удивление вызвало то, что на мероприятиях запрещено было фотографировать. Мы не сразу это поняли, поэтому успели сделать пару контрабандных кадров, а когда тут и там нас стали предупреждать, что фотографировать можно, только если не снимать людей, до нас дошло, что происходит. Это последствия вступления в силу нового положения о приватности, лень искать, как оно официально называется, все же слышали о нем, но вот в Эдинбурге я увидела его в действии. По всем площадкам развешены предупреждения, что на мероприятиях будут снимать аккредитованные фотографы и, если вам это не нравится, обратитесь к организаторам. Координаторы зорко следили, чтобы никто из публики не фотографировал выступающих. Практически никто, кроме туристов, которых еще не коснулось новшество, и не пытался.

Но на фоне эйфории от уровня организации нельзя не отметить одну важную вещь. Не знаю, что она сигнализирует, но она бросалась в глаза. За исключением детских мероприятий, на которых, как и ожидалось, приходили молодые мамы, на остальных выступлениях мы легко могли войти в десятку самых молодых посетителей. В первые дни мы завидовали активной жизненной позиции местных жителей из поколения наших родителей, а к концу стали недоумевать: а где молодежь? Судя по всему молодежь была за оградой, там, где кипел уличный Fringe, там где лицедеи, огнеглотатели, битбоксеры, жонглеры, фокусники, комики и кто угодно еще. Было ли так все тридцать лет существования книжного фестиваля? Сложно сказать.

Билеты на большинство мероприятий разлетались мгновенно, на некоторые можно было попасть, только став «другом фестиваля», и за отдельную плату получить доступ к предпродажам. В программе почти тысяча мероприятий. Это успех и востребованность. Возможно, интерес к более спокойным и интеллектуальным мероприятиям приходит с возрастом.

Источник: bookpaws.ru


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке