комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Любопытное

Б-52 от американской литературы. О Чарльзе Буковски

Б-52 от американской литературы. О Чарльзе Буковски 08.10.2018

Буковски — уже другая эпоха, без «сухого закона» и Парижа, который для одних американцев — тропик Рака, а для других — праздник, который всегда с тобой. Тут либо шагаешь вослед классикам, как это делают, к примеру, те же Бернард Маламуд, Сол Беллоу или Курт Воннегут, либо обходишь их с фланга, а лучше — ударяешь в тыл.

Начиная читать книгу Чарльза Буковскии "Из блокнота в винных пятнах", вероятно, следует обратить внимание на дату рождения ее автора — 1920 год. Чарльз Буковски почти на двадцать лет младше Эрнеста Хемингуэя, на двадцать четыре года — Скотта Фицджеральда, на двадцать три — Уильяма Фолкнера, на двадцать девять — Генри Миллера, на восемнадцать — Джона Стейнбека, на десять — Пола Боулза…

То есть Буковски — уже другая эпоха, без «сухого закона» и Парижа, который для одних американцев — тропик Рака, а для других — праздник, который всегда с тобой. Тут либо шагаешь вослед классикам, как это делают, к примеру, те же Бернард Маламуд, Сол Беллоу или Курт Воннегут, либо обходишь их с фланга, а лучше — ударяешь в тыл. Что Буковски, собственного говоря, и делает, создавая новую литературу, так называемый «грязный реализм». По крайней мере, в Америке его считают «крестным отцом» этого направления в контркультуре, название которому в 80-е годы ХХ века дал Билл Буфорд, американский писатель и журналист. А «грязная» эта литература или «чистая» — это как посмотреть? В конце концов, дело не только в абсценной лексике и мусорной среде обитания ее героев, которые то и дело нарушают табу.

«В нарушении табу у Буковски есть некая свирепая (а также ироническая/юмористическая) намеренность. Он неистов и сексуально одержим в той же степени, в какой два его американских наставника — Уильям Сароян и Джон Фанте — не таковы, хотя агрессивную позу его следует понимать как крепкий панцирь, который он на себя надевает, чтобы защититься от вторжения», — читаем мы в предисловии, автор которого — в книге его имя не указано — буквально через несколько строк выводит родословную «непристойности» прозы Чарльза Буковски, она берет свое начало в классической традиции: «В "Сатириконе" Петрония, в "Золотом осле" Апулея, в мучительных, злых, лихорадочных стихах о любви/ненависти к Лесбии у Катулла или в "Декамероне" Боккаччо, с которого Буковски смоделировал свой роман "Женщины"».

Нам только кажется, что «грязный» реализм — явление ХХ века. А как же литература Возрождения, вообще ознаменовавшегося неслыханным падением нравов, которое не могло не отразиться в искусстве? Уже тогда предметом описания часто избирались не только героические деяния и высокие помыслы, но и самая обычная жизнь в ее низменных проявлениях.

Сам же Чарльз Буковски, как и его alter ego Генри Чинаски— герой пяти автобиографических романов Буковски, делил мир, причем не только литературный, на живых и мертвых, как другие — на «левых» и «правых», на Восток и Запад («Мертвых найти легко — они вокруг повсюду; трудно отыскать живых», Ч.Б.). Тут невольно начнешь решать с кем быть, от кого открещиваться. Но крестное знамение, совершенно точно, не для забулдыжных пальцев Буковски, он решал эту проблему «бомбежкой», и доставалось от него всем — и мертвым, и живым: «Не человечно терпеть мертвецов, от этого их мертвизна только увеличивается, а у них ее всегда порядком — и после того, как уйдут» (Ч.Б.).

«Записки старого козла», «Макулатура», «Женщины», «Фактотум», «Голливуд» — все это и еще много чего другого (Буковски был весьма плодовитым писателем) — безжалостное «ковровое бомбометание». И сам он — Б-52 от американской литературы.

Тут нужно пояснить, что «мертвые» по Буковски — это не только все учителя английского, практически все литературные журналы США, болтающие о мертвецах, но и практически все писатели, ну, может быть, кроме Эзры Паунда, Аллена Гинзберга («деградированного до буйствующего паяца» Ч.Б.), Эрнеста Хемингуэя и любимого им Достоевского. Живых мало, очень мало:

«Традиция сурова, голубчик, — если у тебя бодун, выпей зельцера. Хочешь написать стишок — перечитай Китса и Шелли, а хочешь выглядеть современным — перечитай Одена, Спендера, Элиота, Джефферза, Паунда и У. К. Уильмза, а также Э.Э. К. От всей этой игры смердит. В краях этих и пяти человек не наберется, кто сумеет четыре настоящие строки уложить. Играют в нее по-прежнему рохли, звездочеты, лесбиянки и преподы английского» («Из блокнота в винных пятнах» Ч.Б.).

Можно прославиться «Моби Диком», «Городом» и «Деревушкой», или «Островами в океане», или «Сексусом», «Нексусом» и «Плексусом», а можно «Почтамтом» — романом, написанным всего за двадцать ночей и открывшим миру писателя Чарльза Буковски —циничного, умного, сильного, ироничного и, самое главное, — честного.

Многие настоящие писатели стремились к такой предельной честности, и у каждого из них свой способ избавиться от лжи по ходу письма. Тут ведь главное не в бессонных ночах и не в выпитом у благорасположенных соседей вискаре. Один из самых проверенных и надежных способов — десантировать себя в собственное произведение, но не поднимая при этом свое alter ego выше письменного стола, «печатки», а лучше — плинтуса. Только так ты и поймешь, кто ты, и что нового ты можешь сказать читателю. «Чем туже и меньше становишься, тем меньше возможность ошибки и лжи» (Ч.Б.).

Так появляются «фальсифицированные автобиографии», скажем, Генри Миллера, Фердинанда Селина и Чарльза Буковски. И эти романы — их личный Байконур, их личная Масличная гора.

Возможно, претензии многих оппонентов Буковски связаны именно с тем, что он не желал менять свой «космодром», и сам не менялся: «старый козел», писал одно и то же. Но, если вдуматься, разве не «одно и то же» писали Борхес или Музиль с Кафкой? И разве за летом не наступает «одна и та же» осень? Или все-таки —каждый раз разная?

А вот с теми, кто считает, что Чарльза Буковски запоем читать невозможно, я, пожалуй, соглашусь. Он и вправду не из тех авторов, кого читаешь взахлеб: слишком уж много по-человечески нечистого всплывает в его текстах. От рафинированного и архетипического до очень личного, которое благодаря мастерству Буковски тоже оборачивается архетипическим, то есть — твоим. Возможно, кому-то это не понравится. К примеру, теще Буковски его проза активно не нравилась. Можем предположить, что не только теще. Думаю, что Мик Джаггер, да и вся группа «Роллинг Стоунз», тоже не испытал особого восторга после прочтения «Джаггернаута» — блестящего очерка, украшающего «Блокнот» и написанного Буковски после концерта «Роллинг Стоунз», на который он отправился с одной из своих девиц.

«Лос-Анджелес был журналистской «темой» Буковски, и репортаж привел его в «Форум» на концерт «Роллинг Стоунз». В «Джаггернауте» он помещает себя в центр подлинного события — и участником его, и наблюдателем: границы факта и вымысла размываются у него точно так же, как у Нормана Мейлера или Хантера С. Томпсона при их вылазках в "новую журналистику"».

Хотел бы в связи с этим отметить еще одну важную деталь, мимо которой прошли многие критики. Очерк останется непрочитанным до конца, если не знать, что автор его играет словами в названии: Джаггернаут (от санскритского «Джаганнатха», «владыка Вселенной», одно из имен Кришны) — термин в индуизме, обозначающий слепую непреклонную силу, когда кто-то неудержимо идет напролом, не обращая внимания на любые препятствия, как и сам Мик Джаггер.

«Блокнот в винных пятнах» в смысле открытий книга идеальная. Знакомство с Буковски — циником, скандалистом, алкоголиком и воплощением чуть ли не всех пороков — происходит тут, можно сказать, в исключительно гомеопатических дозах. Поэтому я бы вообще посоветовал тем, кто еще не знаком с его творчеством, вначале прочесть именно эту книгу. А дальше, как и положено взрослому человеку, решать самому — читать крупные вещи Буковски или отложить до лучших времен.

В «Блокноте» есть и эссеистика, и заметки на полях, и этюды, и стихи или попытка таковые написать, и даже так называемые «собачки» — заготовки для будущей прозы…

Открывается книга тремя отличными рассказами, один из которых — «Последствия многословного отказа» — мог бы украсить любую антологию короткого рассказа. Есть в нем даже что-то довлатовское: когда писатель-творец, фатально невезучий аутсайдер, сливается с выдуманным им художественным миром, населенным такими же маргиналами, как он сам, меняется по ходу сюжета, открывая нам душу тонкого, ранимого человека. А в финале мы, не задумываясь, становимся на его сторону.

Для людей с кое-каким читательским багажом Буковски — писатель настоящий, даже при том, что иногда его сильно «штормит», и желчь выливается из него галлонами. Блуждать в окрестностях его письма — одно удовольствие. Поблуждаешь-поблуждаешь, и вынесет тебя на такие яркие рассказы, как «Неопубликованное предисловие к "7 о стиле" Уильяма Уонтлинга» или «Другой». Или еще один, очень задевающий за живое — рассказ «Серебряный Христосик Санта-Фе».

Есть у этой книги и еще одно преимущество — уже для тех, кто начинал свое знакомство с писателем с его романов. Эта книга, в какой-то степени, позволяет нам заглянуть на его писательскую кухню. А еще сообщает нам об авторе много говорящие биографические подробности.

К примеру, мы узнаем, что Буковски не был человеком, поющим по утрам в клозете. По утрам, даже с большого «бодуна», он слушал Моцарта по радио, и писал прозу, заливая уши Бахоми Бетховеном: «Я люблю классику. Она есть, но ее нет. Она не поглощает собой работу, но присутствует в ней» (Ч.Б.). Что когда гнался за своим двойником (рассказ «Другой») — перешел на Густава Маллера. Частенько торчал на ипподромах: «Если я поеду на бега и меня там хорошенько тряхнет, я потом вернусь и смогу писать. Это стимул» (Ч.Б.). Профессиональным писателем решил стать в пятьдесят четыре года, из-за чего в первые годы страшно голодал, приходилось даже закладывать печатную машинку. Публиковался в самых разных журналах, от порнографических и альтернативных до элитарно-модернистских, таких как «Бласт», «Критерион», «Литтл Ревью», «Дайал», через которые в свое время прошли произведения Эзры Паунда, Т. С. Элиота и Джеймса Джойса.

Из «Блокнота» мы узнаем, что в детстве Буковски сносил от отца-американца жесточайшие побои, против которых не возражала и мать-немка, вывезенная отцом из Германии после войны. Что журналистику он изучал в городском колледже Лос-Анджелеса, себя определял как «поэта-изгоя» и поддерживал революционно настроенных студентов. Что однажды он даже был женат на миллионерше, с которой скоро развелся, но, в основном, сходился для совместного проживания с женщинами, у которых никогда не водилось больше двухсот баксов. Очаровательная шлюшка Молли из раннего рассказа «Последствия многословного отказа» или молоденькая таблеточница Нина из более поздней «Разминки» —яркие представительницы этого дивного дивизиона.

Узнаем мы много интересного и об американской литературе, причем такого, чего бы никогда не услышали от Норы Галь, Риты Райт-Ковалевой или Алексея Зверева — наших проводников-переводчиков в американский литературный истеблишмент. Например, что Томас Вулф был хорошим человеком, но писать не умел, а Теодор Драйзер был человеком интеллигентным, но писать не умел вообще. Фолкнер играл в детские игры, Стейнбек был чистым технарем, Хемингуэй — технарем только наполовину, а Шервуд Андерсон мог бы «всю эту проклятую шайку на письме переплюнуть» (Ч.Б.).

Для собирателей «крылатых выражений» эта книга вообще находка. Тут можно было бы набрать афоризмов не только литературного свойства, но и житейского. Правда, не все по ним смогут жить. Тем более — в России.

Книга заканчивается маленьким рассказом «Печальная подготовка», написанным за три года до смерти автора. В этом сборнике он смотрится как подведение итогов или, если быть точнее, — подведение «бабок». Забавно, что помогает писателю в этом его теща:

«Я спросил у жены:
— Как твоей матери понравилась моя книжка?
Жена моя — хорошая актриса. Она подбавила голосу шипящего презрения:
— Почему ему непременно нужно пользоваться таким языком?
Вероятнее всего, она имела в виду диалоги, но я уверен, что и фразы между ними ее тоже расстроили: жесткие, треснутые, шаткие, стигийские. Едва ли Шекспир.
Я преданно трудился в промозглых пещерах, чтобы так получалось. Я чувствовал себя оправданным от того, что она сочла их отвратительными. Если б она приняла мою работу, я б испугался — признак того, что я размяк, пошел по пути практикующих это ремесло.
У меня было долгое неебическое ученичество.
Мне хотелось выдержать капканы, сдохнуть у печатки с бутылкой вина под левой рукой и радио, играющим, скажем, Моцарта, под правой
». (Ч.Б.)

Чарльз Буковски умер в 1994 году. На его надгробной плите в качестве эпитафии выгравирована надпись «Не пытайтесь» (Don't try), и изображен боксер в боевой стойке.

Никто и не пытается. И не потому, что надпись выглядит такой уж устрашающей, просто писателей, пишущих свои рассказы от руки печатными буквами — потому, что печатная машинка сдана в ломбард, а ты все равно хочешь писать честно, потому что по-другому не умеешь — больше не осталось. Он был последним из тех, у кого учился и кому не прощал, когда они начинали «за милю смердить мертвечиной». И после Чарльза Буковски никто толком не знает — где они, живые?

Цитаты

- Нас окружают мертвые, что при власти, ибо для того, чтобы добиться этой власти, им необходимо умереть. Мертвых найти легко — они вокруг повсюду; трудно отыскать живых».

- Большинство поэтов читает скверно. Они либо слишком тщеславны, либо слишком глупы».

- Величайшие завистники вообще писать не могут».

- Писательство, наконец, становится работой, особенно если пытаешься платить за квартиру и содержать ребенка».

- Язык пишущего человека происходит из того, где он живет и как».

- Я писатель, понимаете. Если мне нужно выпить, я предпочитаю у печатки».

- Пару дней спустя меня вызывали в отдел кадров. Два-три дня я пропустил из-за пьянства. Там сидела красивая молодая сука.
— Вы Чарльз Буковски?
— Ну.
— Вы сочинили тот рассказ в «Стори»?
— Какая разница?
— Мы повышаем вас до нарядчика книжной экспедиции».

- У плохих писателей есть наклонность разговаривать о писательстве; хорошие же будут говорить о чем угодно, кроме этого. Ко мне приходило очень мало хороших писателей».

Автор: Афанасий Мамедов

Источник: www.labirint.ru


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Прямая речь

Владимир Сорокин, писатель:

Наблюдение за этим процессом необъяснимым образом меня расслабляет и помогает пополнить запасы энергии. Источник

Ирина Балахонова, гл. редактор издательства «Самокат»:

Люди вокруг живут трудно. И им хочется книг, которые создавали бы у них ощущение комфорта. Они совершенно не желают переживать напряжение еще и во время чтения. Они хотят, чтобы книги их развлекали. Источник

Короткое чтиво на каждый день

«Бобтейл Тамерлана» Сергей Скляров

Сны лучше не контролировать. Гонится за тобой чудовище, стреляют в упор враги, или вдруг проваливаешься и летишь в пропасть,- никогда не задумывайся над причинами и последствиями этих грез. Тогда, скорей всего, сон забудется сразу по пробуждении.

«Чкалов» Алексей Рыков

В поисках очередной идеи я пролистывал военные журналы. В журнале “Звезда” мне попалась статья c кричащим заголовком “Гибель Чкалова - преднамеренное убийство”. В ней, её автор - Вадим Никонов, излагал истинную суть дела гибели легендарного лётчика. Хоть эта статья и не отвечала критериям моего поиска, я начал её читать и не заметил,...

Литература в картинках

Читайте! И к Вам, лично к Вам, потянутся Посмотреть полный размер

Читайте! И к Вам, лично к Вам, потянутся

;)
Автора фото, к сожалению, выяснить не удалось. Источник.
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Об академических орфографических ресурсах в интернете

Об академических орфографических ресурсах в интернете

Специалисты Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН разработали три веб-ресурса, отражающих современную орфографическую норму 200000 слов.

«Все хорошее в жизни — от любви»: Денис Драгунский рассказывает о знаменитом отце

«Все хорошее в жизни — от любви»: Денис Драгунский рассказывает о знаменитом отце

Денис Драгунский — про Нью-Йорк, актерскую карьеру, клоунаду, реальных героев в нереальных историях автора «Денискиных рассказов».

Известно, что Атос, Портос и Арамис - это прозвища. Как же звали знаменитых мушкетёров на самом деле?

Известно, что Атос, Портос и Арамис - это прозвища. Как же звали знаменитых мушкетёров на самом деле?

Попробуем выяснить. Эти люди - не выдумка Александра Дюма, они существовали на самом деле. Более того - романные прозвища мушкетёров как раз и были образованы от их настоящих имён!

Какие книги популярны среди заключённых?

Какие книги популярны среди заключённых?

«Преступление и наказание» — самая популярная книга в исправительных колониях. В Карелии решили составить топ-10 книг, которые пользуются спросом у заключённых. На 1-м месте — роман Достоевского, на 2-м — «Вий», тройку лидеров зам...

Литература в цифрах

20

Количество книг, которое прочитывает ежемесячно литературный критик Сергей Морозов. В авральные периоды вдвое больше. Источник

85 %

Доля оставшаяся от Татьяны Толстой в сборнике ее прозы переведенной на английский язык Источник

Колонка Лидии Сычёвой

Лидия Сычёва

К родине склоняясь головою

Национальный писатель стоит в центре бед своего народа и говорит его голосом. Народ и государство – не одно и то же. Государство (система власти, «машина для подавления») и начальство (правящий класс) – не одно и то же. Национальные писатели будут всегда, поку...

О художественности

Гомер не знал интернета, Пушкин понятия не имел о мобильной связи, но «техническая отсталость» не помешала им создать величайшие художественные произведения.

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Алексей Иванов закончил новый роман

Название – «ПИЩЕБЛОК». Это страшно серьезный текст про пионеров-вампиров, опасную и загадочную группировку, затаившуюся в пионерлагере жарким летом Олимпиады-80. Иванов запаковал ужастик в коробку реализма.

Ипотека и литературные премии

В конце весны - начале лета главные литературные премии подводят итоги или объявляют шорт-листы - и в СМИ появляется множество публикаций на тему. Журналисты, прежде всего, озвучивают размер гонорара очередного победителя. И главный вопрос, который они задают, как он соби...

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Русская проза глазами доктора Хауса

«Мы не врачи, мы боль», утверждал классик.
Тем не менее, легко найти аналогии между медицинскими и литературными специальностями.

Литература и сгущёнка

«Пища духовная», «литературный фастфуд», «лавбургер (с кровью)», «проглотил книгу за пару часов»… Всё это, конечно, страшная пошлятина. Людей, которые говорят «вкусная деталь», нужно сечь розгами. Однако прав писатель, сравнивший мир с супермаркетом. Современное литературное поле уж точно ...

Интервью

Литературные мероприятия

24 дек. «Грамотные понедельники»

Лекция В. Ефремова «Русский гендер (о феминитивах и не только)».

13 дек. Молодёжный прозаический слэм РГБМ

В литературно-художественной битве сойдутся молодые прозаики в возрасте до 35 лет.

Современная перуанская поэзия в Библиотеке иностранной литературы

Выставка организована по случаю 100-летия выхода в свет «Черных герольдов», сборника стихов Сесара Вальехо, возможно, са...

Встречи с писателями

1 дек. Макс Фрай

Макс Фрай представит новую книгу «Тяжелый свет Куртейна. Синий»

2 дек. Роб Биддальф

Российскому читателю Роб Биддальф знаком по замечательным книгам-картинкам «Пёс не тот», «Бумажный змей», «Пираты».

Книжные новинки

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Август - 2018

По моей оценке на всю Россию, есть приблизительно 20 человек, которые непосредственно принимают решение о публикации книг новых авторов.

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Июль

Лимит не в авторах – а в бюджете. Это дорогое удовольствие, и эффект начинается от суммы порядка 6 миллионов

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Названа лучшая тактильная книга для детей

Названа лучшая тактильная книга для детей

В Российской государственной детской библиотеке подвели итоги конкурса на лучшую тактильную книгу для детей с ...

13 дек. Молодёжный прозаический слэм РГБМ

13 дек. Молодёжный прозаический слэм РГБМ

В литературно-художественной битве сойдутся молодые прозаики в возрасте до 35 лет.

Библиотека им. Н. А. Некрасова запустила выставочный проект «ЛЕФ. ​Опыт создания искусства дня»

Библиотека им. Н. А. Некрасова запустила выставочный проект «ЛЕФ. ​Опыт создания искусства дня»

Проект рассказывает про историю творческого объединения ЛЕФ, возникшего в 1923 году, главными принципами ...

Новости издательств

Видео

Новости книжных магазинов

Объявлены лучшие книжные магазины столицы

Объявлены лучшие книжные магазины столицы

В этом году на конкурс было подано рекордное количество заявок – 142 заявки, что почти в три раза больше, чем в про...

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В акции участвует почти весь наш ассортимент. Исключение — серия «Основы искусства».

Лучший книжный магазин Москвы-2018

Лучший книжный магазин Москвы-2018

Портал «Активный гражданин» проводит голосование среди граждан, с целью выяснить какой книжный магазин мо...

Конкурс «Лучший книжный магазин Москвы - 2018» продолжает прием заявок до 5 октября

Конкурс «Лучший книжный магазин Москвы - 2018» продолжает прием заявок до 5 октября

Конкурс открыт для всех столичных магазинов, независимо от размера торговой площади и товарооборота. Участниками ко...

Рецензии на книги

5 коротких рецензий на заметные фантастические книги осени

5 коротких рецензий на заметные фантастические книги осени

Рецензия на книгу «Доплыть до грота» Татьяны Михеевой

Рецензия на книгу «Доплыть до грота» Татьяны Михеевой

Конечно, эта книга – не о среднестатистических подростках. О самых лучших из них. Тех, которые чувствуют эту жизнь во всей ее полноте. И от этого им тяжело ее проживать. Так тяжело, что они бросаются навстречу ей, не помня себя. Они не могут иначе. И оттого он...

Рецензия на книгу «Пищеблок» Алексей Иванова

Рецензия на книгу «Пищеблок» Алексей Иванова

Предыдущий роман Алексея Иванова, масштабный по замыслу и блестящий по исполнению «Тобол», очевидно, кроился по лекалам роскошного телесериала в лучших традициях канала HBO. Новая же книга писателя, «Пищеблок», напротив, наводит на мысли о бюджетной отечествен...

Рецензия на книгу «Рамка» Ксении Букши

Рецензия на книгу «Рамка» Ксении Букши

Повесть-сказка Ксении Букши похожа на «Затоваренную бочкотару» (ровно полвека их разделяет): тоже прихотливо ритмизированная проза, такие же фантазии, гиперболы сны, набор типических персонажей с неимоверными монологами и биографиями, метафора и энциклопедия р...

Детская литература

Объявлены лауреаты конкурса «Книгуру»

Объявлены лауреаты конкурса «Книгуру»

В 2018 году в конкурсе приняли участие 708 авторов. Для Короткого списка эксперты отобрали 15 произведений, которые были выложены в свободном доступе на сайте конкурса kn...

Стали известны темы итогового сочинения 2018-2019 гг

Стали известны темы итогового сочинения 2018-2019 гг

Для каждого субъекта Российской Федерации предусмотрен свой набор тем для итогового сочинения.

2 дек. Роб Биддальф

2 дек. Роб Биддальф

Российскому читателю Роб Биддальф знаком по замечательным книгам-картинкам «Пёс не тот», «Бумажный змей», «Пираты».

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Смерть рыжей годзиллы» автор Мзунгу

В 80-тые годы я провел сотни часов у радиоприемника, слушая «Голос Америки» и «Радио Свободы». И чем сильнее их глушили советские спецслужбы, тем крепче становилась моя любовь к Америке.
И вот, наконец, здравствуй Америка - страна сильных, смелых, умных и свободных людей!!!
В аэропорту меня встречала женщина по имени Бренда, с которой познакомился по переписке. Ещё до появления массового Интернета, ...

далее...

«Брат» автор: гражданин Фильтрубазаров

Впервые он заступился за меня перед самой школой, когда мне было уже 7 лет. До этого он рассказывал мне, что на Луне живут непослушные дети, которые делают там всё, что хотят и о которых совсем позабыли уже их родители…

Ещё он кормил меня кислой вишней и говорил, что это очень полезно. А когда я морщился – он ржал, как конь. Постоянно отнимал у меня апельсины и конфеты из новогодних подарков и говорил,...

далее...

Мнение Валерия Румянцева

Дождёмся ли мы нового Достоевского?

Анализируя современный литературный процесс,  большинство критиков, каждый на свой лад, «мусолят» шедевры (так и хочется это слово взять в кавычки) 25-30  литераторов, имена...

Где же новые Гоголи, Щедрины и Крыловы?

Когда Н.А. Некрасов принёс рукопись «Бедных людей» В.Г. Белинскому, восклицая с порога: «Новый Гоголь явился!», великий критик  скептически заметил: «У вас Гоголи-то как грибы растут», но и ...

Сон в зимнюю ночь

Интересный сон приснился мне сегодня. Будто нахожусь я в Москве возле Большого театра, где проходит Всероссийская конференция писателей и читателей на тему «Есть ли будущее у русской литературы?». И с...

Народ и власть в поэзии сопротивления

Тему народа и власти в русской поэзии мы  встречаем у Г.Р. Державина и В.А. Жуковского, но с новой силой она «зазвучала»  в творчестве А.С. Пушкина. Не будем цитировать его многочи...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина