комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Любопытное

Б-52 от американской литературы. О Чарльзе Буковски

Б-52 от американской литературы. О Чарльзе Буковски 08.10.2018

Буковски — уже другая эпоха, без «сухого закона» и Парижа, который для одних американцев — тропик Рака, а для других — праздник, который всегда с тобой. Тут либо шагаешь вослед классикам, как это делают, к примеру, те же Бернард Маламуд, Сол Беллоу или Курт Воннегут, либо обходишь их с фланга, а лучше — ударяешь в тыл.

Начиная читать книгу Чарльза Буковскии "Из блокнота в винных пятнах", вероятно, следует обратить внимание на дату рождения ее автора — 1920 год. Чарльз Буковски почти на двадцать лет младше Эрнеста Хемингуэя, на двадцать четыре года — Скотта Фицджеральда, на двадцать три — Уильяма Фолкнера, на двадцать девять — Генри Миллера, на восемнадцать — Джона Стейнбека, на десять — Пола Боулза…

То есть Буковски — уже другая эпоха, без «сухого закона» и Парижа, который для одних американцев — тропик Рака, а для других — праздник, который всегда с тобой. Тут либо шагаешь вослед классикам, как это делают, к примеру, те же Бернард Маламуд, Сол Беллоу или Курт Воннегут, либо обходишь их с фланга, а лучше — ударяешь в тыл. Что Буковски, собственного говоря, и делает, создавая новую литературу, так называемый «грязный реализм». По крайней мере, в Америке его считают «крестным отцом» этого направления в контркультуре, название которому в 80-е годы ХХ века дал Билл Буфорд, американский писатель и журналист. А «грязная» эта литература или «чистая» — это как посмотреть? В конце концов, дело не только в абсценной лексике и мусорной среде обитания ее героев, которые то и дело нарушают табу.

«В нарушении табу у Буковски есть некая свирепая (а также ироническая/юмористическая) намеренность. Он неистов и сексуально одержим в той же степени, в какой два его американских наставника — Уильям Сароян и Джон Фанте — не таковы, хотя агрессивную позу его следует понимать как крепкий панцирь, который он на себя надевает, чтобы защититься от вторжения», — читаем мы в предисловии, автор которого — в книге его имя не указано — буквально через несколько строк выводит родословную «непристойности» прозы Чарльза Буковски, она берет свое начало в классической традиции: «В "Сатириконе" Петрония, в "Золотом осле" Апулея, в мучительных, злых, лихорадочных стихах о любви/ненависти к Лесбии у Катулла или в "Декамероне" Боккаччо, с которого Буковски смоделировал свой роман "Женщины"».

Нам только кажется, что «грязный» реализм — явление ХХ века. А как же литература Возрождения, вообще ознаменовавшегося неслыханным падением нравов, которое не могло не отразиться в искусстве? Уже тогда предметом описания часто избирались не только героические деяния и высокие помыслы, но и самая обычная жизнь в ее низменных проявлениях.

Сам же Чарльз Буковски, как и его alter ego Генри Чинаски— герой пяти автобиографических романов Буковски, делил мир, причем не только литературный, на живых и мертвых, как другие — на «левых» и «правых», на Восток и Запад («Мертвых найти легко — они вокруг повсюду; трудно отыскать живых», Ч.Б.). Тут невольно начнешь решать с кем быть, от кого открещиваться. Но крестное знамение, совершенно точно, не для забулдыжных пальцев Буковски, он решал эту проблему «бомбежкой», и доставалось от него всем — и мертвым, и живым: «Не человечно терпеть мертвецов, от этого их мертвизна только увеличивается, а у них ее всегда порядком — и после того, как уйдут» (Ч.Б.).

«Записки старого козла», «Макулатура», «Женщины», «Фактотум», «Голливуд» — все это и еще много чего другого (Буковски был весьма плодовитым писателем) — безжалостное «ковровое бомбометание». И сам он — Б-52 от американской литературы.

Тут нужно пояснить, что «мертвые» по Буковски — это не только все учителя английского, практически все литературные журналы США, болтающие о мертвецах, но и практически все писатели, ну, может быть, кроме Эзры Паунда, Аллена Гинзберга («деградированного до буйствующего паяца» Ч.Б.), Эрнеста Хемингуэя и любимого им Достоевского. Живых мало, очень мало:

«Традиция сурова, голубчик, — если у тебя бодун, выпей зельцера. Хочешь написать стишок — перечитай Китса и Шелли, а хочешь выглядеть современным — перечитай Одена, Спендера, Элиота, Джефферза, Паунда и У. К. Уильмза, а также Э.Э. К. От всей этой игры смердит. В краях этих и пяти человек не наберется, кто сумеет четыре настоящие строки уложить. Играют в нее по-прежнему рохли, звездочеты, лесбиянки и преподы английского» («Из блокнота в винных пятнах» Ч.Б.).

Можно прославиться «Моби Диком», «Городом» и «Деревушкой», или «Островами в океане», или «Сексусом», «Нексусом» и «Плексусом», а можно «Почтамтом» — романом, написанным всего за двадцать ночей и открывшим миру писателя Чарльза Буковски —циничного, умного, сильного, ироничного и, самое главное, — честного.

Многие настоящие писатели стремились к такой предельной честности, и у каждого из них свой способ избавиться от лжи по ходу письма. Тут ведь главное не в бессонных ночах и не в выпитом у благорасположенных соседей вискаре. Один из самых проверенных и надежных способов — десантировать себя в собственное произведение, но не поднимая при этом свое alter ego выше письменного стола, «печатки», а лучше — плинтуса. Только так ты и поймешь, кто ты, и что нового ты можешь сказать читателю. «Чем туже и меньше становишься, тем меньше возможность ошибки и лжи» (Ч.Б.).

Так появляются «фальсифицированные автобиографии», скажем, Генри Миллера, Фердинанда Селина и Чарльза Буковски. И эти романы — их личный Байконур, их личная Масличная гора.

Возможно, претензии многих оппонентов Буковски связаны именно с тем, что он не желал менять свой «космодром», и сам не менялся: «старый козел», писал одно и то же. Но, если вдуматься, разве не «одно и то же» писали Борхес или Музиль с Кафкой? И разве за летом не наступает «одна и та же» осень? Или все-таки —каждый раз разная?

А вот с теми, кто считает, что Чарльза Буковски запоем читать невозможно, я, пожалуй, соглашусь. Он и вправду не из тех авторов, кого читаешь взахлеб: слишком уж много по-человечески нечистого всплывает в его текстах. От рафинированного и архетипического до очень личного, которое благодаря мастерству Буковски тоже оборачивается архетипическим, то есть — твоим. Возможно, кому-то это не понравится. К примеру, теще Буковски его проза активно не нравилась. Можем предположить, что не только теще. Думаю, что Мик Джаггер, да и вся группа «Роллинг Стоунз», тоже не испытал особого восторга после прочтения «Джаггернаута» — блестящего очерка, украшающего «Блокнот» и написанного Буковски после концерта «Роллинг Стоунз», на который он отправился с одной из своих девиц.

«Лос-Анджелес был журналистской «темой» Буковски, и репортаж привел его в «Форум» на концерт «Роллинг Стоунз». В «Джаггернауте» он помещает себя в центр подлинного события — и участником его, и наблюдателем: границы факта и вымысла размываются у него точно так же, как у Нормана Мейлера или Хантера С. Томпсона при их вылазках в "новую журналистику"».

Хотел бы в связи с этим отметить еще одну важную деталь, мимо которой прошли многие критики. Очерк останется непрочитанным до конца, если не знать, что автор его играет словами в названии: Джаггернаут (от санскритского «Джаганнатха», «владыка Вселенной», одно из имен Кришны) — термин в индуизме, обозначающий слепую непреклонную силу, когда кто-то неудержимо идет напролом, не обращая внимания на любые препятствия, как и сам Мик Джаггер.

«Блокнот в винных пятнах» в смысле открытий книга идеальная. Знакомство с Буковски — циником, скандалистом, алкоголиком и воплощением чуть ли не всех пороков — происходит тут, можно сказать, в исключительно гомеопатических дозах. Поэтому я бы вообще посоветовал тем, кто еще не знаком с его творчеством, вначале прочесть именно эту книгу. А дальше, как и положено взрослому человеку, решать самому — читать крупные вещи Буковски или отложить до лучших времен.

В «Блокноте» есть и эссеистика, и заметки на полях, и этюды, и стихи или попытка таковые написать, и даже так называемые «собачки» — заготовки для будущей прозы…

Открывается книга тремя отличными рассказами, один из которых — «Последствия многословного отказа» — мог бы украсить любую антологию короткого рассказа. Есть в нем даже что-то довлатовское: когда писатель-творец, фатально невезучий аутсайдер, сливается с выдуманным им художественным миром, населенным такими же маргиналами, как он сам, меняется по ходу сюжета, открывая нам душу тонкого, ранимого человека. А в финале мы, не задумываясь, становимся на его сторону.

Для людей с кое-каким читательским багажом Буковски — писатель настоящий, даже при том, что иногда его сильно «штормит», и желчь выливается из него галлонами. Блуждать в окрестностях его письма — одно удовольствие. Поблуждаешь-поблуждаешь, и вынесет тебя на такие яркие рассказы, как «Неопубликованное предисловие к "7 о стиле" Уильяма Уонтлинга» или «Другой». Или еще один, очень задевающий за живое — рассказ «Серебряный Христосик Санта-Фе».

Есть у этой книги и еще одно преимущество — уже для тех, кто начинал свое знакомство с писателем с его романов. Эта книга, в какой-то степени, позволяет нам заглянуть на его писательскую кухню. А еще сообщает нам об авторе много говорящие биографические подробности.

К примеру, мы узнаем, что Буковски не был человеком, поющим по утрам в клозете. По утрам, даже с большого «бодуна», он слушал Моцарта по радио, и писал прозу, заливая уши Бахоми Бетховеном: «Я люблю классику. Она есть, но ее нет. Она не поглощает собой работу, но присутствует в ней» (Ч.Б.). Что когда гнался за своим двойником (рассказ «Другой») — перешел на Густава Маллера. Частенько торчал на ипподромах: «Если я поеду на бега и меня там хорошенько тряхнет, я потом вернусь и смогу писать. Это стимул» (Ч.Б.). Профессиональным писателем решил стать в пятьдесят четыре года, из-за чего в первые годы страшно голодал, приходилось даже закладывать печатную машинку. Публиковался в самых разных журналах, от порнографических и альтернативных до элитарно-модернистских, таких как «Бласт», «Критерион», «Литтл Ревью», «Дайал», через которые в свое время прошли произведения Эзры Паунда, Т. С. Элиота и Джеймса Джойса.

Из «Блокнота» мы узнаем, что в детстве Буковски сносил от отца-американца жесточайшие побои, против которых не возражала и мать-немка, вывезенная отцом из Германии после войны. Что журналистику он изучал в городском колледже Лос-Анджелеса, себя определял как «поэта-изгоя» и поддерживал революционно настроенных студентов. Что однажды он даже был женат на миллионерше, с которой скоро развелся, но, в основном, сходился для совместного проживания с женщинами, у которых никогда не водилось больше двухсот баксов. Очаровательная шлюшка Молли из раннего рассказа «Последствия многословного отказа» или молоденькая таблеточница Нина из более поздней «Разминки» —яркие представительницы этого дивного дивизиона.

Узнаем мы много интересного и об американской литературе, причем такого, чего бы никогда не услышали от Норы Галь, Риты Райт-Ковалевой или Алексея Зверева — наших проводников-переводчиков в американский литературный истеблишмент. Например, что Томас Вулф был хорошим человеком, но писать не умел, а Теодор Драйзер был человеком интеллигентным, но писать не умел вообще. Фолкнер играл в детские игры, Стейнбек был чистым технарем, Хемингуэй — технарем только наполовину, а Шервуд Андерсон мог бы «всю эту проклятую шайку на письме переплюнуть» (Ч.Б.).

Для собирателей «крылатых выражений» эта книга вообще находка. Тут можно было бы набрать афоризмов не только литературного свойства, но и житейского. Правда, не все по ним смогут жить. Тем более — в России.

Книга заканчивается маленьким рассказом «Печальная подготовка», написанным за три года до смерти автора. В этом сборнике он смотрится как подведение итогов или, если быть точнее, — подведение «бабок». Забавно, что помогает писателю в этом его теща:

«Я спросил у жены:
— Как твоей матери понравилась моя книжка?
Жена моя — хорошая актриса. Она подбавила голосу шипящего презрения:
— Почему ему непременно нужно пользоваться таким языком?
Вероятнее всего, она имела в виду диалоги, но я уверен, что и фразы между ними ее тоже расстроили: жесткие, треснутые, шаткие, стигийские. Едва ли Шекспир.
Я преданно трудился в промозглых пещерах, чтобы так получалось. Я чувствовал себя оправданным от того, что она сочла их отвратительными. Если б она приняла мою работу, я б испугался — признак того, что я размяк, пошел по пути практикующих это ремесло.
У меня было долгое неебическое ученичество.
Мне хотелось выдержать капканы, сдохнуть у печатки с бутылкой вина под левой рукой и радио, играющим, скажем, Моцарта, под правой
». (Ч.Б.)

Чарльз Буковски умер в 1994 году. На его надгробной плите в качестве эпитафии выгравирована надпись «Не пытайтесь» (Don't try), и изображен боксер в боевой стойке.

Никто и не пытается. И не потому, что надпись выглядит такой уж устрашающей, просто писателей, пишущих свои рассказы от руки печатными буквами — потому, что печатная машинка сдана в ломбард, а ты все равно хочешь писать честно, потому что по-другому не умеешь — больше не осталось. Он был последним из тех, у кого учился и кому не прощал, когда они начинали «за милю смердить мертвечиной». И после Чарльза Буковски никто толком не знает — где они, живые?

Цитаты

- Нас окружают мертвые, что при власти, ибо для того, чтобы добиться этой власти, им необходимо умереть. Мертвых найти легко — они вокруг повсюду; трудно отыскать живых».

- Большинство поэтов читает скверно. Они либо слишком тщеславны, либо слишком глупы».

- Величайшие завистники вообще писать не могут».

- Писательство, наконец, становится работой, особенно если пытаешься платить за квартиру и содержать ребенка».

- Язык пишущего человека происходит из того, где он живет и как».

- Я писатель, понимаете. Если мне нужно выпить, я предпочитаю у печатки».

- Пару дней спустя меня вызывали в отдел кадров. Два-три дня я пропустил из-за пьянства. Там сидела красивая молодая сука.
— Вы Чарльз Буковски?
— Ну.
— Вы сочинили тот рассказ в «Стори»?
— Какая разница?
— Мы повышаем вас до нарядчика книжной экспедиции».

- У плохих писателей есть наклонность разговаривать о писательстве; хорошие же будут говорить о чем угодно, кроме этого. Ко мне приходило очень мало хороших писателей».

Автор: Афанасий Мамедов

Источник: www.labirint.ru


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Прямая речь

Алексей Иванов, писатель:

Наши критики лучше писателя умеют писать романы, лучше режиссёра снимать фильмы, лучше врачей делать операции. Я бы нашим критикам посоветовал меньше учить и больше учиться самим. Источник

Олег Дивов, писатель:

Я двадцать лет в этом бизнесе, есличо. Вы спросите: а как отличить качественный текст от недоделанного? Читайте медленно, дорогие мои. Источник

Короткое чтиво на каждый день

Народ Россеяныч Терпеливый: «Триумф на выдаче»

Победитель литературной премии «Инородная власть» посвященной увеличению пенсионного возраста и налогового бремени.
Двое мужчин лет за пятьдесят, ухоженных, в дорогих костюмах, ехали в этом лимузине. Один уже начинал лысеть другой еще нет. Оба были слегка на веселе. Что-то у них получилось, кого-то они объегорили, кого-то обманули. Впрочем, сами они относились...

«Планета счастья» Сергей Скляров

Теперь ангелы с лицами девушек из эротических фильмов кружили над Поповым, указывая дорогу.
Попов перестал быть самим собой – двадцатитрехлетним коммерсантом, торгующим французской косметикой и совсем недавно открывшим для себя Планету Счастья. Теперь он превратился в кого-то другого, свободного и всемогущего. Платинумен – это странное и блистательное...

Литература в картинках

Жизнь писателя Посмотреть полный размер

Жизнь писателя

Автор рисунка нам неизвестен.
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Как они делали это: секретные приемы Толстого, Набокова, Бальзака и Хемингуэя

Как они делали это: секретные приемы Толстого, Набокова, Бальзака и Хемингуэя

Гертруда Стайн любила, оторвавшись от работы, посмотреть на коров и с этой целью ездила за город. Вуди Аллен, чтобы не дать уснуть вдохновению, то и дело принимает душ. Гранд-дамы послевоенной британской литературы, Айри...

Как научиться понимать поэзию

Как научиться понимать поэзию

Никакие образные красоты и глубокомыслие не спасут стихотворения, если читателю просто-напросто не в радость произнесение строфы или даже строки.

Как на самом деле умер Гоголь

Как на самом деле умер Гоголь

Загадочная история смерти гения настолько всех впечатлила, что даже спустя полтора века про нее продолжает ходить множество различных слухов.

Мужчины не любят читать написанное женщинами, а женщины любят

Мужчины не любят читать написанное женщинами, а женщины любят

Удивительная новость! Появилась информация, что в Великобритании был проведено исследование, в котором, к слову сказать, приняли участие более 40 тысяч человек. Исследование показало, что 80% участвовавших постоянно ...

Литература в цифрах

50 - 70 рублей

Цена брудершафта с Венедиктом Ерофеевым. Источник

1920-е

годы, когда Фадеева, сравнивали со Львом Толстым. Источник

11 книг

было у отчима Леонида Юзефовича - 10 томов энциклопедии машиностроения и «Война и мир» Источник

Колонка Лидии Сычёвой

Лидия Сычёва

Лидия Сычёва – прозаик, публицист, главный редактор интернет-журнала «МОЛОКО» и сайта «Славянство – Форум славянских культур», лауреат международных и всероссийских литературных премий.

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Юлия Зайцева - продюсер писателя Алексея Иванова, директор Продюсерского центра «Июль»

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Сергей Оробий - критик, литературовед. Кандидат филологических наук, доцент Благовещенского государственного педагогического университета. Печатается в бумажных и электронных литературных журналах.

Колонка Сергея Морозова

Сергей Морозов

Сергей Морозов - литературный критик.

Мнения В. Румянцева

Валерий Румянцев

Лирические и юмористические стихи, басни, литературные пародии, сказки, статьи; реалистические, сатирические и фантастические рассказы Валерия Румянцева печатались в 180 изданиях РФ и за рубежом. Вышло 12 книг.

Записки старого ворчуна

Старик Лоринков

Ко всем текстам, представленным в данной колонке, приложил руку лично Старик Лоринков. Редакция допускает, что все изложенное в данной колонке, может быть литературным вымыслом. Но может и не быть.

Интервью

Литературные мероприятия

27 февр. Пушкин и приключения байронического героя в России

На встрече слушателям будет рассказано о становлении и эволюции типа романтического героя в отечественной литературе, а ...

20 дек. Круглый стол, посвященный 100-летию Александра Солженицына

Тема дискуссии – «Значение и влияние творческого наследия А.И. Солженицына».

Новогодняя распродажа «Счастья много не бывает» Книги на вес на Рождественской ярмарке в стиле Ар Деко

22 декабря в Музее Ар Деко в Москве Редакция № 1 издательства «Эксмо» проведет традиционную распродажу книг на вес. ...

Встречи с писателями

С 18 по 22 февр. Алексей Сальников

Алексей Сальников автор бестселлера «Петровы в гриппе и вокруг него» приедет в Москву и проведет встречи с читателями.

1 февр. Галина Юзефович

Галина Юзефович расскажет, как сориентироваться в современном литературном пространстве без каких-либо канонов и ориентиров.

Книжные новинки

Рецензии на книги

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Август - 2018

По моей оценке на всю Россию, есть приблизительно 20 человек, которые непосредственно принимают решение о публикации книг новых авторов.

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Июль

Лимит не в авторах – а в бюджете. Это дорогое удовольствие, и эффект начинается от суммы порядка 6 миллионов

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Ульяновская областная научная библиотека имени В.И. Ленина запускает Международный конкурс #ПушкинLike: читаем Пушкина на языках народов мира

Ульяновская областная научная библиотека имени В.И. Ленина запускает Международный конкурс #ПушкинLike: читаем Пушкина на языках народов мира

Конкурс приурочен к 220-летию со дня рождения русского поэта Александра Сергеевича Пушкина и призван сплотить ...

20 дек. Круглый стол, посвященный 100-летию Александра Солженицына

20 дек. Круглый стол, посвященный 100-летию Александра Солженицына

Тема дискуссии – «Значение и влияние творческого наследия А.И. Солженицына».

Названа лучшая тактильная книга для детей

Названа лучшая тактильная книга для детей

В Российской государственной детской библиотеке подвели итоги конкурса на лучшую тактильную книгу для детей с ...

Новости издательств

Обзор ключевых новинок, которые выйдут в январе 2019 года в «Редакции Елены Шубиной»

Обзор ключевых новинок, которые выйдут в январе 2019 года в «Редакции Елены Шубиной»

А также планы на февраль 2019 года и воспоминания ноября 2018 года.

Издательство Clever запускает сеть партнерских магазинов

Издательство Clever запускает сеть партнерских магазинов

Специализирующееся на детских книгах издательство Clever планирует к 2022 году открыть 50 магазинов под своим брендом. Половину из...

«Альпина» в Amazon

«Альпина» в Amazon

Книги «Альпины» на русском языке от российских и зарубежных авторов уже доступны в электронном формате на...

Новогодняя распродажа «Счастья много не бывает» Книги на вес на Рождественской ярмарке в стиле Ар Деко

Новогодняя распродажа «Счастья много не бывает» Книги на вес на Рождественской ярмарке в стиле Ар Деко

22 декабря в Музее Ар Деко в Москве Редакция № 1 издательства «Эксмо» проведет традиционную распродажу книг на вес.  

Видео

Новости книжных магазинов

Книжный магазин «Все свободны» ищет новое помещение

Книжный магазин «Все свободны» ищет новое помещение

Питерский магазин «Все свободны» работает на Мойке, 28 только до 15 февраля.

Лабиринт: Скидки  на книги 40% до 21 декабря

Лабиринт: Скидки на книги 40% до 21 декабря

Сообщается, что скидка 40% распространяется на десять тысяч увлекательных, полезных, занимательных, красивых, новог...

Объявлены лучшие книжные магазины столицы

Объявлены лучшие книжные магазины столицы

В этом году на конкурс было подано рекордное количество заявок – 142 заявки, что почти в три раза больше, чем в про...

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В акции участвует почти весь наш ассортимент. Исключение — серия «Основы искусства».

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Пальцы» автор Катран

У Вити Кныша околела бабка. Жила себе старушка, не бздела, а тут – чпок – и загнула когти: мочевой пузырь по шву лопнул. Бабка рассол от помидоров сильно уважала. Третьего дня банку трехлитровую в один ебальничег морщинистый скушала и поехала на картошку двести километров без остановок. Там, посреди ботвы и колорадских жуков, в ...

далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял,...

далее...

«Смерть рыжей годзиллы» автор Мзунгу

В 80-тые годы я провел сотни часов у радиоприемника, слушая «Голос Америки» и «Радио Свободы». И чем сильнее их глушили советские спецслужбы, тем крепче становилась моя любовь к Америке.
И вот, наконец, здравствуй Америка - страна сильных, смелых, умных и свободных людей!!!
В аэропорту меня встречала женщина по имени Бренда,...

далее...

Детская литература

Объявлены лауреаты конкурса «Книгуру»

Объявлены лауреаты конкурса «Книгуру»

В 2018 году в конкурсе приняли участие 708 авторов. Для Короткого списка эксперты отобрали 15 произведений, которые были выложены в свободном доступе на сайте конкурса kniguru.info. Кому достались призовые места – решили дети и подростки.

Стали известны темы итогового сочинения 2018-2019 гг

Стали известны темы итогового сочинения 2018-2019 гг

Для каждого субъекта Российской Федерации предусмотрен свой набор тем для итогового сочинения.

2 дек. Роб Биддальф

2 дек. Роб Биддальф

Российскому читателю Роб Биддальф знаком по замечательным книгам-картинкам «Пёс не тот», «Бумажный змей», «Пираты».

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина