Лит-ра.инфо - новости литературы
Любопытное

Молодые поэты — о своих стихах, новом языке и о том, каково это быть поэтом сегодня

Молодые поэты — о своих стихах, новом языке и о том, каково это быть поэтом сегодня 11.05.2016

Сообщество молодых поэтов — тех, для кого поэзия стала призванием, а не просто юношеским хобби или сетевым развлечением — живет насыщенной жизнью: лучшие из них не стали и уже, наверное, не станут голосом поколения, но их собственные голоса, по ощущениям, звучат довольно уверенно.

Разговор с Галиной Рымбу, куратором премии Аркадия Драгомощенко (ежегодная поэтическая премия для молодых авторов, пишущих на русском языке), и её лауреатами двух последних лет Никитой Сафоновым и Александрой Цибулей.

Никита Сафонов, 26 лет

Запал делать книги у меня с детства. Я приезжал на каникулы к бабушке, просил тетрадь и делал книгу. Например, была такая книга: я в неё записывал сводки погоды, которые передавали по телевизору, а потом дополнял их описаниями того, что сам вижу за окном: «Наст на улице хрупкий».

Нет, я не могу пересказать свой любимый стих: я не помню ни один из своих текстов наизусть. Я не пишу отдельные стихи, я пишу циклы или книги (разного размера, от 10 до 80 страниц) — это мой стиль. У меня с текстом особые отношения — там нет рифмы, нет повествования, я и сам не до конца понимаю, как я пишу, и иногда потом даже не могу узнать собственный текст, когда перечитываю написанное спустя неделю, например.

Как выглядит производственный процесс? С последней книгой было так. Я решил, что она будет называться «Дистанция Негатив». Дальше я с этим пониманием гулял, изучал дистанции между гуляющими людьми, между мной и машиной, мной и холмом, наблюдал за реальностью, за водой, за ветром, замечал рябь, думал, а что такое рябь, шёл домой и читал про рябь. Потихоньку копил знания. Со временем появился набор идей, я скомпоновал их, добавил абстракции и полученный коллаж вставил в книгу. На выходе в книге «Дистанция Негатив» — катастрофа, нет привычных домов, люди двигаются как во сне, бродят по полуразрушенному мосту. Язык попал в галлюцинацию и бредит.

Нет, мои тексты — не каша. Но я уже привык к реакции: «Ты занимаешься поэзией? Че?» Я к этому отношусь спокойно, это закон развития искусства: люди всегда считают поэзию своего времени кашей. Когда в 1920-х в избах-читальных крестьянам читали Хлебникова и Маяковского, крестьяне говорили: «Что это за бред? Революционная поэзия? Вы нам лучше про крестьян пишите, про то, как мы землю хорошо пашем».

В России всё ещё усугубляется нежеланием принимать вообще какое-либо современное искусство. У нас искренне считают, что современное искусство — это «Чёрный квадрат», хотя этот квадрат современным искусством уже лет 80 как не является. Публика не подготовлена — лекций проходит мало, основные теоретические книги переводятся редко, по-английски читают далеко не все.

Привычный, понятный для всех текст — это текст с описаниями: описание природы, описание чувств. Привычный рассказ, скажем, про ветер выглядит так: «Ветер был сильный, ветер был холодный». Мне неинтересно в сотый раз описывать ветер, мне интересно создать такой объект текста, который был бы сам похож на ветер, при этом ни разу не использовав слово «ветер». И тогда читатель переживёт странное непонимание: «Чего происходит вообще?»

Привычный, понятный для всех текст вызывает у читающего в голове мысли типа «здесь автор говорит о силе любви», «здесь автор говорит о природе страдания», «я не могу считать мысль автора, я лох». Моя задача другая — дать читателю абстрактную сетку, матрицу, чтобы он уже дальше мог накладывать на неё свои смыслы. Один из лучших комплиментов, который я получил: «Никита, мне твою книгу читать тяжело, но я продолжаю её читать, потому что она влечёт, это как плыть по движению текста в другие миры».

Когда я работаю над книгой, моё расписание выглядит так: я прихожу домой с основной работы в семь вечера, ужинаю и сажусь за текст. Чем же мой график тогда отличается от графика обыкновенного офисного планктона? Ничем: я сейчас, собственно, работаю в офисе — работаю для сайта Новой сцены Александринского театра. Просто я не согласен с тем, что поэт обязательно должен быть голодным. Леонардо да Винчи ел исправно, как, впрочем, и другие товарищи в Ренессансе, которые прилично получали за исследования. Мне полный желудок не мешает работать.

Может ли красивая девушка меня вдохновить на написание строчек? Конечно. Так же как и красивый мальчик, и красивый асфальт. Это абсолютно равноценные вещи. Вот в этих строках, например, зашифровано воспоминание о половом акте:

«пока чёрное есть чёрное, и оно движимо отстранением цвета
(пока масса между событием и прошедшим собирается, явленная не языком)
может ли сохраниться сигнал цвета, припадающего к ночи бессилия
последние дни вне этого смысла, оставленности — окаменелости пешехода
на промежутках материи у кисти руки».

Описания самого акта в тексте, конечно, нет: как я уже говорил, залог успеха — в абстракции. Слова «рука» вполне достаточно, чтобы намекнуть на него, ведь это прямое указание на тело. Дальше читатель может прийти своим путём к тому, чтобы расшифровать это воспоминание, а может прийти к чему-то своему. Если бы вместо руки было «бедро», это было бы слишком очевидно.

Галина Рымбу, 25 лет

Я из заводского района Омска. Отец — рабочий, мама — учительница биологии. Мы жили на окраине, и на моей памяти отец ни разу не выбирался в центр. Мама занималась моим развитием, насколько это было материально возможно. В детстве было решено, что я стану скрипачкой. Но в 16 лет я случайно забрела в местную поэтическую студию. Сама студия, конечно, была трешовой — там сидела местная советская поэтесса, которая учила писать в стиле «какие красивые цветы, какие нежные берёзы, какая хорошая Россия, как я тебя люблю, как всё будет хорошо». Но там я познакомилась cо студентами- филологами, а они меня, в свою очередь, познакомили с «вредной литературой» — Ницше, Генри Миллером, Бодлером.

До 16 лет я думала, что поэзия — это только Пушкин, поэты Серебряного века, Бродский (это обычный набор книжного магазина в Омске). Многие люди, у которых вызывает непонимание современная поэзия, сравнивают её с Пушкиным, с классическими текстами. Но время ведь не остановилось, мир изменился. Мы не переживаем сегодня то же самое, что переживал пещерный человек, или древний грек, или женщина в XIX веке.

Маргинализация поэзии — чисто российская проблема. Чтобы этого не было, нужны действующие институции и журналы. К примеру, в Америке уже сложилось такое явление, как университетская поэзия: в университетах проходят семинары, где обсуждаются современные тексты, там выпускаются десятки крупных поэтических журналов. У нас же на всю страну лишь несколько журналов, которые можно читать («Воздух», «Транслит», рубрика «Новая социальная поэзия» в журнале «Новое литературное обозрение», «Носорог»).

На самом деле маргинализируют, а не продвигают (как им самим кажется) поэзию сетевые поэты. Несмотря на то что эти несколько десятков поэтов активно распространяют свои стихи в соцсетях, выступают в переполненных барах, их логика скорее не поэтическая, эстрадная. Их поэзия примитивная, они работают на штампах «я тебя люблю», «я тебя хочу». Можно представить, что это нечто вроде дневников гимназисток и гимназистов начала ХХ века. Но теперь эта интимность первых переживаний стала публичной историей. Это как, представьте себе, сидели бы две гимназистки и конкурировали друг с другом. А рядом с каждой гимназисткой сидел бы ещё продюсер, которого она наняла продвигать свой паблик. То, что было подлинным переживанием, за век стало штампом.

Мне интересно, как выражаются сегодня в России женские переживания. Если мы зайдём на женский форум и посмотрим, как разные девушки пишут о влюблённости, то увидим что-то вроде «Я влюбилась, так прикольно», «Мне больно», «Он такой классный» — здесь получается какое-то совсем обобщенное переживание. У меня есть ощущение, что они все на самом деле чувствуют разное, но у них нет языка, чтобы выразить свои чувства.

Вы спрашиваете, почему же тогда мой текст «Секс — Пустыня» начинается со строчек «я кричу я лежу одна», и это верный вопрос. В этом тексте я как раз собираю все эти «мне больно», «я одна», чтобы показать их пустотность. Для чего тогда дальше в тексте идут строки «Сотни зверей придут трахнуть меня сперма тигра подымается к облакам обезьянки лижут мой клитор»? Есть устойчивая формула, которую повторяют в маскулинном дискурсе: женщина рожает, она ближе к земле, к животному миру. И в мифах самых разных народов женщины совокупляются с тиграми и медведями. Невозможно говорить о женской сексуальности мужским языком, а культура (особенно российская) за отдельными исключениями очень маскулинна. Мне нужно использовать эту формулу для разоблачения маскулинного дискурса.

Как понимать мои работы без моих подсказок? Как понимать современную поэзию самостоятельно? Нужно разбираться, что на самом деле происходило с поэзией за последние 100 лет. Без конца гуглить, читать — это длинный путь. У меня ушло семь лет на это.

Для меня поэзия скорее не профессия, а способ мыслить. Сейчас я учусь в Европейском университете, изучаю социально-политическую философию. Живу на стипендию и непостоянные гонорары за тексты и кураторские проекты. Хочу в будущем получить степень и преподавать. Мне важно быть и оставаться в России: там, где с просвещением получше, справятся и без нас.

Что думают родители о моей поэзии? Мы не разбираем мои тексты. Мы редко видимся: дорого летать домой. Но даже когда я пробую объяснить им что-то из современных реалий, это бывает травматично. Когда я показала маме фотографию с акции Павленского, у неё был шок, она не знала, как это воспринимать, говорила: «Что это? Что происходит вообще?» Возможно, это и есть та реакция, которой он добивался.

У мамы была довольно тяжёлая реакция на мой текст про заводы — там я пишу про свой район, про отца. Маме стыдно за то, что они бедные, и она считает, что о таких вещах не надо говорить. Мама спрашивала: «Почему ты просто не напишешь, как красиво едешь в автомобиле по Невскому проспекту и светит солнце?» Мне важно именно писать о жизни рабочего района. Нужно, чтобы культура из места каких-то возвышенных мечтаний стала местом реального опыта. И когда нормальным станет писать про завод, когда люди смогут открыто говорить про свой опыт бедности, маме больше не будет стыдно.

Александра Цибуля, 25 лет

Один раз, когда я была еще школьницей, я как-то подумала: «Вот я поэт, и я сейчас выхожу из дома, а мои соседи даже не знают, что в их доме живёт поэт». С этой мыслью я стала радостно спускаться по лестнице и уже на второй ступеньке подвернула ногу и упала. Боль была нестерпимая, брызнули слёзы, я кое-как доползла до квартиры, легла на диван и засмеялась. Настоящее трезвление: боль всё ставит на свои места. Я тогда подумала, что это мне наказание за дерзость. Как у Бродского: «Сказать, что я поэт, — значит сказать, что я хороший человек».

Я люблю наблюдать за людьми в общественных местах. Там — весь материал для литературы. Например, едешь в маршрутке в конце апреля, а на улице начинается град. И вдруг сердитый водитель маршрутки, который только что говорил: «Хуле дверь не закрыл», — высовывает руку из окна, чтобы потрогать град (как чудо руками потрогать, удостовериться). Это восторг, настоящее поэтическое переживание.

Я люблю городских сумасшедших, в них есть беспечность, это люди, чья речь встала на колёса безумия.

Я люблю городских сумасшедших, в них есть беспечность, это люди, чья речь встала на колёса безумия. Например, Володя, с которым мы вместе сидели в очереди к терапевту в поликлинике: он был в обносках и рассказывал, что читает газеты не открывая, одним прикосновением, и говорил: «Пропустите меня к терапевту, пока он не умер, а не то я его ощиплю, и он станет голодный, как тьма в океане». От такой метафоры у меня дух захватило, этот головокружительный текст в разы опережал всё, что я тогда читала. Прошло несколько лет с тех пор, но недавно я видела Володю на автобусной остановке и узнала его, и тот факт, что Володя жив-здоров и катается на автобусе, наполнил меня восторгом. Наличие абстрактного Володи в пространстве города и делает для меня этот город выносимым.

Самому быть носителем перевёрнутой оптики и писать не получается. Человек не сможет писать, если у него жесточайший невроз. Когда побеждён человек полностью, то и поэт в нём побеждён. Когда ты болен, высказывание останавливается. Все думают о безумии как о чём-то романтическом, но на самом деле это стыдный невроз. Это когда тебе кажется, что до тебя дотронулся прокажённый, ты полностью остановлен, твой ум захвачен.

В последнее время я почти не пишу художественные тексты. У меня сейчас первая «фул тайм джоб» — редактирую сайт Эрмитажа. Много работы — это неплохо, работа имеет и терапевтическую функцию, снимает неврозы. Что-то встаёт на свои места, что-то отслаивается. Нужны в жизни какие-то периоды, когда ты не пишешь, а получаешь какой-то опыт. Нельзя всегда думать, как я напишу свой следующий поэтический текст, из чего он будет состоять, — это графомания.

Поэзия — именно отложенное высказывание. Ты не пишешь, что происходит с тобой именно сейчас, какие-то вещи откладываются на несколько лет, какие-то воспоминания, непроработанные внутренние травмы. Невысказанная фраза может со временем стать поэтическом высказыванием. Она просто не потеряна, не растрачена, ведь мы очень много растрачиваем речи. Есть это некое истерическое ощущение, что нам сейчас нужен собеседник, но на самом деле это неправда. Не всё должно быть высказано. Часто проговаривание приводит к стыдному чувству, ты думаешь, ну зачем ты это всё рассказал.

Источник: www.the-village.ru


Комментировать

Возврат к списку

Комментарии

25.06.2016 | Алексей Курганов:
Мысли интересные, свежие и оригинальные, но и сумбурные. Что значит "маргинализация поэзии"? А почему не может быть "рабочей" поэзии? Чем так уж провинился перед поэтессой тот же Маяковский? А Демьян Бедный? Их можно не любить - но они состоялись!
Комментировать
Написать отзыв
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке
Назад


Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

Сергей Оробий: «Пушкин и Белкин»

В гостиной сидели двое: хозяин дома — смуглый, кучерявый тип с насмешливо-надменным лицом, и его гость — суетливый низенький господин в поношенном сюртуке.

— Помилуйте, Александр Сергеевич, — прижимая пухлые руки к груди, говорил господин в сюртуке. — Я продал вам пять блестящих сюжетов и достоверно знаю, что вы уже готовы их напечатать в дорогом столичном журнале. Тем не менее денег за них я еще не получил.

— Как же не получили, Иван Петрович? — лениво протянул хозяин. — Сто рублей были уплачены вам полгода назад, о том и расписка имеется.

читать далее...

Публикуйте свои рассказы и стихи на lit-ra.info

Литература в картинках

Книги - как инструмент расширения фантазии Посмотреть полный размер

Книги - как инструмент расширения фантазии

Автор, к сожалению, нам не известен. Источник. А вот за потребление конопли сажают в тюрьму, хотя научно-подтвержденных данных о ее вреде, оказывается, нет. Подробнее на комиссия-по-конопле.рф

Любопытное из мира литературы

Самая популярная статья в «КИБЕРЛЕНИНКЕ»: Виды проституции в современном российском обществе

Самая популярная статья в «КИБЕРЛЕНИНКЕ»: Виды проституции в современном российском обществе

КиберЛенинка — это научная электронная библиотека, построенная на парадигме открытой науки (Open Science), основными задачами которой является популяризация науки и научной деятельности, общественный ...

Шукшин, Прилепин и пародии на Гарри Поттера

Шукшин, Прилепин и пародии на Гарри Поттера

О новом комплекте учебников по литературе для 5–9-х классов.

Что читали москвичи в августе? Рейтинг взрослой литературы

Что читали москвичи в августе? Рейтинг взрослой литературы

Эти произведения уже долгое время на самых первых строчках. В Библиотеках Москвы вы можете взять все эти книги бесплатно.

Можно ли надеяться на важные, кардинальные изменения в книжной отрасли?

Можно ли надеяться на важные, кардинальные изменения в книжной отрасли?

Мнение Сергея Александровича Филатова, президента Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ, председателя Ассоциации литературно-художественных журналов, и Леонида Леонидовича Палько, ...

Литературный критик Сергей Морозов о длинном списке «Русского Букера»

Литературный критик Сергей Морозов о длинном списке «Русского Букера»

Пересмотрел вчерашний букеровский список. Сравнил с составом жюри. И подумал, что как-то у меня в голове не все укладывается. В жюри четыре человека. Соответственно четверть текстов из списка так или ...

Литература в цифрах

IV том, 3 часть, 10 глава

Место в книге Льва Толстого «Война и мир», где реализован интересный парадокс: каждая удачная книга содержит автоописание Источник

Менее 10 млн руб

объем рынка самиздата в России, по оценке «Эксмо-АСТ» Источник

9

Количество факторов, позволяющее понять, что права именно на этот текст (книгу) можно будет превратить в деньги Источник

Прямая речь

Владимир Войнович, писатель:

На мой взгляд, интеллигенты – это хорошо воспитанные бедные люди. Те, кто за маленькую зарплату, почти задаром, учит, лечит, работает в библиотеке, музее. Источник

Сергей Анурьев, ген. дир. компании «ЛитРес»:

Даже картинки могут отвлекать, не случайно последние 100 лет книги для взрослых практически не иллюстрируются. Если бы читателю требовалось выстроить визуальный образ, то книги для взрослых были бы как у детей. Но очевидно, что такой потребности нет. Источник

Колонка Сергея Морозова

И все-таки ее нет

И все-таки ее нет

Литература у нас есть, читателя нет – пишет в «Российской газете» Павел Басинский. Заявление, конечно, абсурдное. Нет читателя, нет литературы. Литература без читателя называется очень просто – графомания. Вольно или невольно Басинский констатировал главную беду нашей так называемой словесности. Книжки у нас пишут не для читателя, а так, вообще, потому что руки есть, и программа Word, надо же в ней что-то делать.
Впрочем, даже в самом сетовании на нехватку читательского внимания есть нечто позитивное. Ну, наконец-то, хоть кто-то вспомнил о главном участнике литературного процесса. А то все сами да сами.

Критика ниже критики

Говорят, в критике нынче большие изменения. Раньше ходили сумрачные мужики с вилами и подымали на них зазевавшихся и нерадивых авторов на раз-два. Теперь времена иные. Критики – дамы, приятные во всех отношениях. Вместо стонов и криков страдающих авторов сплошная читательская радость, нескончаемый позитив.
«Скушай книжечку! Вот эту за маму, а эту за папу! О, какой умничка! Дай я тебя по головке поглажу!»
Вместо жесткого армрестлинга  критика и автора детский сад для младшей читательской группы. «А теперь, ребята, мы с вами почитаем интересную книжечку, которую написал один дядя! Садитесь поудобнее и слушайте!»

Колонка Сергея Оробия

Радищев - русский Гришэм

Радищев - русский Гришэм

В рецензии на прошлого Макьюэна («The Children Act») я рассуждал о том, что у нас нет такого жанра - «юридический триллер», нет своего Гришэма. Мол, у нас если и возникает тема закона, то в компании с благодатью, если и возникает тема суда, то – шемякина: реальность такая. Потом понял: как, по словам Льва Данилкина, любой экшн у нас - экшн по Евангелию, так и русский санспенс-триллер - не про земной суд, а про Страшный. Более того, тут речь о целой закономерности.

Наркобарон на все времена

Если и писать о чем-то, то о действительно важных вещах. Вы, конечно, помните, что именно в этот день, 8 сентября, Уолтер Уайт отпраздновал свое 50-летие, не подозревая, что на следующий день у него начнется совсем другая жизнь.

Книги не для всех

Нынче критик должен советовать книги адресно, определенным читательским аудиториям, и в конце пятистрочной рецензии обязательна пометка: «для всех», «для интеллектуалов», «для любителей поржать». Предлагаю другую шкалу оценки: «книга не для…»

Интервью

Новости книжных магазинов

Книжный магазин «Подписные издания» расширил пространство

Книжный магазин «Подписные издания» расширил пространство

Теперь в «Подписных изданиях» два зала, два балкона, много мест для чтения и работы и одна любовь — книги. Приходите к ним в гости, они очень старались сделать ...

Лучшие книги июля

Лучшие книги июля

По версии ЛитРес – мегамаркета электронных книг №1 в России.

Торговый Дом «Библио-Глобус»: грядут Дни Книгочея!

Торговый Дом «Библио-Глобус»: грядут Дни Книгочея!

Только для держателей клубной карты в эти дни с 9.00 до 22.00 действует скидка 25%.

Литературные мероприятия

25 сент. Лекция: «Уильям Фолкнер: На войне как на войне»

О произведениях Уильяма Фолкнера обычно вспоминают в контексте американского Юга, но в этот раз мы поговорим о его новеллах, посвя...

22 сент. «Рассказы про меня» — совместный проект Редакции Елены Шубиной и ресторана ДОМ 12

В проекте примет участие Денис Драгунский  —  известный прозаик, журналист, блогер, мастер короткого, энергичного рассказа, объем ...

19 сент. Клуб «Связующая нить»

Открытие нового клубного сезона 2017/18. Тема вечера – «Бабайки литературного института».

Встречи с писателями

22 сент. «Рассказы про меня» — совместный проект Редакции Елены Шубиной и ресторана ДОМ 12

В проекте примет участие Денис Драгунский  —  известный прозаик, журналист, блогер, мастер короткого, энергичного рассказа, объем ...

19 сент. Диана Арбенина

Диана Арбенина представит свою книгу «Бег».

19, 20 и 25 сент. Леонид Парфёнов

В ходе встречи Леонид Парфёнов представит свою новую книгу «Намедни. 1931-1940. Наша эра», ответит на ваши вопросы и проведёт авто...

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

 21—22 сентября пройдёт Общероссийская научно-практическая конференция «Геометрия книжного пространства молодёжи» (Молодёжная литература и молодёжное чтение)

21—22 сентября пройдёт Общероссийская научно-практическая конференция «Геометрия книжного пространства молодёжи» (Молодёжная литература и молодёжное чтение)

Участникам предстоит не только вычленить понятие «молодёжная литература» и разобраться в том, что оно включает, понять, ...

 25 сент. Лекция: «Уильям Фолкнер: На войне как на войне»

25 сент. Лекция: «Уильям Фолкнер: На войне как на войне»

О произведениях Уильяма Фолкнера обычно вспоминают в контексте американского Юга, но в этот раз мы поговорим о его новел...

В библиотеке им. Некрасова пройдет лекция «Полюбить поп-культуру: зачем?»

В библиотеке им. Некрасова пройдет лекция «Полюбить поп-культуру: зачем?»

14 сентября Гриша Пророков — журналист, создатель видеоблога Blitz and Chips, в котором он проблематизирует феномены поп...

8 сент. Поэтический вечер литературного клуба «Классики XXI века»

8 сент. Поэтический вечер литературного клуба «Классики XXI века»

Участвуют поэты и писатели: Глеб Шульпяков, Дмитрий Тонконогов, Вадим Муратханов, Ганна Шевченко, Мария Максимова, Елена...

Новости издательств

Новинки издательства «Планж». Осень-2017

Новинки издательства «Планж». Осень-2017

Жанры новинок разносторонние: роман о путешествиях, философско-фантастический роман, бизнес-роман, психологический роман, современ...

АСТ сообщила о создании новой детской редакции «Вилли Винки»

АСТ сообщила о создании новой детской редакции «Вилли Винки»

Информация о новом издательстве размещена на сайте АСТ и выдержана в игривом тоне: «Малыш Винки хочет все успеть. Ему важно, чтобы...

Медиа агентство «Творческие решения»: новые дорожки к читателям

Медиа агентство «Творческие решения»: новые дорожки к читателям

Издать книгу сегодня не проблема: множество издательств предлагает размещение книг по принципу print-on-demand, существуют десятки...

Издательство Ивана Лимбаха: В Москву приезжает автор «Провансальского триптиха» Адам Водницкий

Издательство Ивана Лимбаха: В Москву приезжает автор «Провансальского триптиха» Адам Водницкий

6 сентября в 18.00 презентация книги пройдёт в Литературной гостиной ММКВЯ на ВДНХ. Вход по билетам ярмарки.

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Переход» Эндрю Миллера

Рецензия на книгу «Переход» Эндрю Миллера

Загадочность женщины выдумана поэтами. Прекрасная незнакомка, «то ли девочка, то ли видение» - эстетически привлекательный образ, широко растиражированный во многих текстах, превратившийся в нечто унылое и избитое. Инерция восприятия столь велика, что «Переход...

Рецензия на книгу «Белгравия» Джулиана Феллоуза

Рецензия на книгу «Белгравия» Джулиана Феллоуза

В Великобритании выход «Белгравии» Джулиана Феллоуза, создателя «Аббатства Даунтон», с самого начала был обставлен разнообразной мультимедийной «заманухой», в которой некоторые англоязычные критики разглядели долгожданный прорыв книгоиздательства в XXI век. Ка...

Рецензия на книгу «Пост сдал» Стивена Кинга

Рецензия на книгу «Пост сдал» Стивена Кинга

В основе «Поста» лежит очень важная и страшная тема — самоубийство. Мы никогда не задумываемся, что творится в душе у окружающих нас людей. Даже самые близкие, те, с кем мы живем под одной крышей, таят свою боль, помыслы, желания глубоко внутри себя.

Рецензия на книгу «Девушка, переставшая говорить» Тейге Трюде

Рецензия на книгу «Девушка, переставшая говорить» Тейге Трюде

События приводят нас в небольшую скандинавскую деревушку. В одном из домов обнаруживают убитую женщину, которая еще в подростковом возрасте перестала говорить. За пару лет до этого в этом же доме был зверски убит ее отец. Через неделю в соседском доме пропадае...

Детская литература

АСТ сообщила о создании новой детской редакции «Вилли Винки»

АСТ сообщила о создании новой детской редакции «Вилли Винки»

Информация о новом издательстве размещена на сайте АСТ и выдержана в игривом тоне: «Малыш Винки хочет все успеть. Ему важно, чтобы дети слушали и читали перед сном чудесные сказки и зас...

Фестиваль «Дни Роальда Даля»

Фестиваль «Дни Роальда Даля»

Фестиваль пройдет с 11 по 30 сентября 2017 года в Центре Британской книги (Санкт-Петербург). В программе — выставка рисунков Квентина Блейка (друга и иллюстратора Даля), квесты, мастер-...

100 лучших новых книг для детей и подростков - 2017

100 лучших новых книг для детей и подростков - 2017

По версии Центральной городской детской библиотеки им А.П. Гайдара.

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Пальцы» автор Катран

У Вити Кныша околела бабка. Жила себе старушка, не бздела, а тут – чпок – и загнула когти: мочевой пузырь по шву лопнул. Бабка рассол от помидоров сильно уважала. Третьего дня банку трехлитровую в один ебальничег морщинистый скушала и поехала на картошку двести километров без остановок. Там, посреди ботвы и колорадских жуков, в самом расцвете старушечьих сил, можно сказать, и крякнула. Казалось бы, семьдесят три всего – в трамвае хоть с пяти утра на костылях фехтуй, скамейки под домом на вылет проперживай, а по выходным хрючево для внука кашеварь – не жизнь, а малина. И тут такая неприятность с косой… далее...

«Январь» автор Нематрос

Антон сделал музыку громче и выбросил бычок в окно. Погода была ясная и ветреная. «Мороз и солнце…», - процитировал он мысленно Пушкина и оперативно поднял стекло, пока ледяной воздух не наполнил салон. Виктор на заднем сиденье дегустировал пиво, а Валерий Робертович на переднем ковырял в носу. Валерием Робертовичем он был только по паспорту, а по жизни – Валера-Дрыщ. Впрочем, сопли свои он не растирал по салону, а аккуратно упаковывал во влажные салфетки  и скалдировал в бардачке. далее...

Доска объявлений

Новая рубрика! Условия публикации здесь

Ищете бета-ридера? Я тот, кто вам нужен!

Предлагаю писателям услуги бета-ридера. Стоимость - 1 а.л. = 400 р. Работаю по предоплате в 50% от полной стоимости. далее...

Отдам Пелевина и Рубину

С вас чашка кофе в кафе. Если Вы девушка - кофе с меня ;) далее...

Продам две монографии Лукова В.В.

Предотвращение террора «сверху» и «снизу» - тема двух монографий Лукова В.В. далее...

Государственный литературный музей ищет художника-графического дизайнера

Работа строго в офисе музея (метро Баррикадная) в указанное время. Удаленный доступ не рассматривается. далее...

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина