Любопытное

«Литературная Россия» об обострившейся борьбе за власть в Союзе писателей

«Литературная Россия» об обострившейся борьбе за власть в Союзе писателей

В последнее время резко обострилась борьба за власть в Союзе писателей России. Валерий Ганичев, которому летом этого года исполняется 85 лет, всё чаще ссылается на здоровье и выражает желание уйти на отдых, правда, при этом он не скрывает мечты – стать почётным президентом творческого союза, сохранив за собой ряд материальных и прочих благ. Казалось бы, в этой ситуации писатели сами должны собраться и решить, кто достоин быть их лидером. Однако за них по-прежнему пытается назначить нового руководителя лично Ганичев.

Ещё недавно Валерий Николаевич на закрытых совещаниях горячо ратовал за кандидатуру Сергея Котькало, хотя ни в писательских, ни в читательских кругах до сих пор не знают, что этот персонаж замечательного написал. Помнится, когда впервые Ганичев в узком составе озвучил своё пожелание, на лице Валентина Григорьевича Распутина возникло глубокое удивление. У всеми признанного классика русской литературы не оказалось слов, чтобы выразить возмущение. Ганичев вынужден был срочно поправиться: мол, это не лично он ратует за Котькало, а это требование региональных писательских организаций. Но, естественно, этому бреду никто не поверил, и на какое-то время кандидатура Котькало отпала. Потом в кулуарах стали обсуждаться другие персонажи. В частности, имена Николая Иванова, Юрия Полякова, Геннадия Иванова, Захара Прилепина, Александра Проханова, Сергея Шаргунова… Но понятно, что последнее слово должен был сказать Съезд писателей. Перед этим литературные функционеры планировали провести что-то вроде праймериз на весеннем пленуме Правления Союза писателей. Но буквально за месяц до пленума лихо закрутилась новая интрига...

Как говорят знающие люди, необычайную активность сейчас развернули Станислав Куняев и Михаил Гуцериев. По одной версии, неделю назад два сочинителя, курьёзно претендующие на роль первых поэтов России, всё бросив, срочно отправились на переделкинскую дачу к Ганичеву. Цель этих двух энтузиастов была одна – убедить утомлённого отдыхом старца выдвинуть на своё место поэта-хозяйственника Ивана Переверзина. По другой версии, лично Гуцериев постеснялся беспокоить Ганичева, но дал полномочия Куняеву вести все переговоры в том числе и от его имени всё по тому же жизненно важному вопросу – о том, кому быть новым вождём творческого союза. Якобы Ганичеву пообещали сохранить все привилегии, назначить существенные доплаты, оказать солидную помощь членам его клана – и всё исключительно ради одного: выдвинуть и протолкнуть на его место покладистого для Гуцериева и удобного для Куняева человека. После этого Ганичев взял некую паузу. Но уже в среду 15 февраля он потребовал, чтобы к нему на дачу срочно прибыл весь рабочий секретариат Союза писателей России.

Забыв про все прежние обещания, Ганичев стал настойчиво требовать единодушной поддержки кандидатуры Переверзина. Все рабочие секретари были шокированы, не понимая внезапных перемен, произошедших с их начальником. Однако отдыхающий вождь упорно гнул свою линию. У него созрел следующий план. Сам съезд собрать не в Москве, а где-нибудь в провинции, куда могли бы добраться лишь верные ему люди (на худой конец всё мероприятие за несколько часов провести на территории подконтрольных Переверзину организаций). А поскольку этот сценарий сначала должен был рассмотреть мартовский пленум Союза писателей, Ганичев высказал идею: все оргвопросы решить под занавес пленума, когда большинство народа уже утомится и будет думать только о буфете, а первые три часа посвятить якобы обсуждению литературных итогов минувшего года, то есть, если вещи называть своими словами, заболтать и утопить главный стратегический вопрос в потоках «воды».

Многолетний вожак литфункционеров был на сто процентов уверен, что ему никто не посмеет возразить. Но не тут-то было. Сначала все рабочие секретари дружно заявили своему начальнику, что никто из них с Переверзиным работать не сможет. Но это отдыхающего председателя не остановило. Мечтая о возможных отступных, он ясно дал понять своим коллегам, что можно ведь и по-другому поставить вопрос: а сработается ли Переверзин со строптивыми секретарями и не пожелает ли он взять к себе в команду более сговорчивых функционеров?

К такому удару рабочие секретари оказались не готовы. После некоторого замешательства они предъявили пока ещё не ушедшему на пенсию вождю новые аргументы против Переверзина: мол, регионы будут против. Но Ганичев на это никак не отреагировал. Почему?

Об этом после аудиенции своим коллегам поведал один из участников посиделок. Он напомнил, как в течение последних 7-10 лет переизбирался Переверзин на все другие посты: во-первых, на все перевыборные мероприятия допускались только очень проверенные кадры; всех инакомыслящих ещё на дальних подступах отфильтровывали крутые ЧОПы; во-вторых, организаторы на корню пресекали выдвижение каких-либо альтернативных фигур; не случайно первым, как правило, брал слово Куняев, который с пеной у рта доказывал, что без Переверзина русской литературе не быть, а потом выбегал известный подхалим Игорь Тюленев, соборно изображавший из себя всю русскую провинцию, и убеждал почтенную публику, что вся Россия знает лишь одного Переверзина. Нет никакой гарантии, что этот проверенный временем сценарий не повторится на ближайшем пленуме Союза писателей России.

В общем, рабочий секретариат Союза писателей покинул отдыхающего шефа в полной растерянности.

Сейчас в аппарате Союза писателей России вовсю обсуждается, что стоит за инициативами Куняева и Ганичева. Куняев, как известно, много лет получал от Переверзина эксклюзивную зарплату в качестве председателя Международного литературного фонда, от которой, на минуточку, ни копейки не перепадало нищим сотрудникам возглавляемого им журнала «Наш современник». При этом Куняев крайне редко появлялся как в редакции журнала, так и в Международном литфонде. За что же ему платили огромные бонусы? Как утверждают орлы из «Нашего современника», Куняев, по сути, своим статусом бескорыстного якобы патриота крышевал некие тёмные делишки Переверзина, которые сейчас расследует Следственный комитет Российской Федерации.

Кстати, неудивительно, что Переверзин не так давно вчистую проиграл несколько судов, после чего, как говорят, его кошелёк существенно похудел. Соответственно после этого, по слухам, резко снизились доходы и Куняева. А главный редактор «Нашего современника» к этому оказался не готов. Вот и спасает теперь Куняев своего подельника. Надежда на одно: если Переверзин подомнёт под себя все ресурсы Союза писателей России, Куняев тоже не останется внакладе. К слову: помимо эксклюзивной зарплаты от Переверзина Куняев в своём время получил от Литфонда и шикарную дачу в Переделкине. При этом он ещё раньше построил себе неслабенькую дачу под Сергиевым Посадом, а также оформил для своих ближайших родственников хорошую недвижимость в Красновидове.

Говорят, на солидные отступные очень надеется и Ганичев, давно уже имеющий репутацию того ещё бессребреника. Не понятным пока остаётся интерес Гуцериева. Он-то почему так заинтересован в продвижении Переверзина? Или это на него наговаривают завистники, а сам Гуцериев увлечён только сочинением нетленок для поющих звёзд эстрады?

Увы, не всегда лучше ведут себя и некоторые оппоненты нынешнего руководства Союза писателей России. Выдвигая на словах правильные лозунги о необходимости перемен в творческом союзе, кое-кто в реальности преследует сугубо личные цели, от которых никакой пользы писательскому сообществу не будет. Ну нет уже у большинства литераторов веры ни Владимиру Бояринову, ни Льву Котякову, ни Святославу Рыбасу

Может, пора перестать тасовать одну и ту же колоду? Давайте посмотрим, кого читает народ, к кому прислушивается общество, кто из писателей пользуется в России настоящим авторитетом. А самое главное – давайте поймём, для чего нам нужен творческий союз? Тогда, возможно, что-либо и изменится к лучшему. И, глядишь, в писательском мире поменьше станет интриг, а люди действительно займутся творчеством.

Редакция «ЛР»


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке