Любопытное

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Ноябрь 2018 - март 2019

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Ноябрь 2018 - март 2019

Факты – упрямая вещь, аудитория современных поэтов не берет штурмом книжные магазины.

Вы как-то упоминали, что гораздо предпочтительнее для издания, чтобы отдельные книги дилогии/трилогии/цикла были самостоятельными и имели отдельные финалы. Но, к примеру, ни у Дж. Мартина, ни у Аберкромби никакими отдельными концовками в циклах и не пахнет. Предположим, новый автор приносит два таких тома. Они связаны как сиамские близнецы: первый без второго незакончен, второй без первого непонятен. Получается, издать такое произведение для издательства двойной риск? Ведь издавать книги по отдельности нет смысла...

Да, это риск – и для автора и для издателя. Для автора – а вдруг первый том не пойдет, что дальше? Издатель точно не будет выпускать второй, и читатели останутся с половиной текста. Мне представляется, что лучше большой объем одного тома. Конечно, если автор уже с именем, все иначе. Если совсем честно, я еще не встречался с текстами начинающих авторов, которые бы нельзя было усушить. Потом есть такая штука – можно же сделать промежуточный финал. И это снимет все проблемы.

Скажите, пожалуйста, большая ли конкуренция на позицию редактора? Легко ли найти толкового редактора издательству?

Редакторы бывают очень разные. Литературный редактор это одно, шеф-редактор – совсем другое, но найти хорошего редактора очень тяжело. Если мы кого-то находим – цепляемся руками и ногами.

Подскажите, были ли в литературе случаи когда сначала опубликовался рассказ, а потом из него вырастал роман. Как в кинематографе, когда из фильма через некоторое время делали сериал..

Часто. Очень многие идеи для романов вначале «обкатывались» на уровне рассказов. А иногда первый роман автора – просто появлялся в результате сложения в один том новелл со сквозным героем. Я считаю, что путь от рассказа к роману – самый правильный. Не единственным, но лучшим- с точки зрения оттачивания авторского мастерства и работы с материалом. Иногда рассказ – это просто некая творческая запись идеи для последующего романа.

Но, увы, все это, как правило, не у нас. У нас сразу роман…

Что на Ваш взгляд является главным – и уникальным – преимуществом книги в нашу «визуализированную» эпоху? За счет чего книга продолжает выдерживать конкуренцию со стороны фильмов и сериалов? Возможно, все дело как раз в прямой апелляции книги к читательскому воображению, в предоставляемой читателю возможности представлять «картинку» самому? Или в чем-то другом?

Вы постарались сами ответить. Я же считаю, что, конечно, у книги ряд преимуществ, связанных не просто с тем, что обращение идет сразу к воображению, но и потому, что книга ничем не ограничена. Вы можете передать с помощью книги что угодно, не будучи связаны ни с ограниченностью бюджета, ни с теми или иными технологиями.

Но. Книга не конкурирует с фильмами. Кровь не конкурирует с лимонадом, хотя и то и другое жидкости, которые время от времени одновременно циркулируют в человеческом организме. Любой фильм в своей основе стоит на книге, даже, если ест оригинальный сценарий. Сценарист, так или иначе создавал свой продукт на базе прочитанных книг.

Есть ли изначально разница в гонорарах авторов по жанрам (детектив, фантастика, женский роман, для детей, научпоп).

С жанровой градацией гонораров я не сталкивался. Другой вопрос, что в научно-популярной литературе значительно больше книг, которые пишутся под заказ издательства, и авансы – как правило – заказных книг больше. А в целом – чем успешнее книга, тем больше гонорар. И чем дороже.

Что, как Вам кажется, обеспечило такую популярность «Бесконечной шутке», несмотря на смысловую и структурную сложность текста?.

Нет никакой зависимости между сложностью и популярностью. А определенная популярность этого текста определил ряд факторов. Первый – те, кто знал о книге и не читал ее на английском – довольно долго ждали перевода – и вот дождались. Те, кто не знал о книге, узнал и захотел, так как у автора и у книга есть репутация, которая заставляет выделить эту книгу в категорию «надо читать». Разумеется, сейчас уже начало работать сарафанное радио, причем начало оно работать, еще на уровне слухов о том, что права на книгу куплены. А вообще - как говорит мой коллега Сергей Тишков - контент определяет тираж.

С вопросами и ответами других месяцев можно ознакомиться здесь

На сегодняшний день читателю довольно сложно ориентироваться в изобилии книжных новинок (особенно это касается современной прозы). Информации мало, и в итоге книга часто не доходит до своего читателя. Как Вы считаете, каким образом можно было бы решить эту проблему?.

О! Если бы у меня был хороший рецепт для решения этой узости. Эта проблема остается проблемой, потому что ее решение возможно только с помощью ряда институтов. В идеале – это энное количество книжных обозрений в различных СМИ, это деятельность критиков и блогеров, выступления авторов и пр. и пр. У меня есть такое чувство, что нет обозревателей, которые могли бы интересно писать о книгах не для книжников. Есть, но мало. Преимущественно, это некие тексты внутри сообщества. Понятно, что всему есть причина, а есть и настрой государства и общества. К примеру, на любом телеканале нормально рассказывать о театральных постановках и съемках кино. Как только же речь заходит о книгах - запрещено в эфире называть название, автора и даже издательство. И чего хотеть? Считается, что книги это дикая коммерция, надо платить, как за рекламу. А кино это не коммерция? Театр?

Словом – преодолеть эту дикость можно только сразу множеством методов, издатель сам не справится.

Есть мнение, что в стране полно рассказчиков, а нет авторов, которые владеют языком. Из-за чего так?.

Не из-за чего. Потому как - это не так.

Язык – это инструмент, он может быть прекрасен, но его предназначение рассказать историю, а не блестеть на солнце. Андронный коллайдер, если он не будет использоваться, нужен ли он вообще?

Конечно, в любом искусстве всегда есть некий союз между формой и содержанием, но если автору не о чем рассказать, мне совершенно все равно, какой у него язык.

А вот авторов, которые могут рассказать историю, у которых она есть – у нас очень мало.

Как Вы относитесь к интернет-марафонам писательским? Знаете ли примеры, когда из этого вырастало что-либо путное? Заглядывают ли большие люди в такие вот марафоны?

Мне кажется, что эти марафоны не нуждаются в «заглядывании». И цель этих мероприятий никак не связана с написанием книг. Мне кажется, что искать там писательские победы можно с тем же успехом, что находить потенциальных танцоров на новогоднем корпоративе. Это больше вопрос любопытного вызова, чем творчества.

Есть мнение, что самиздат - это... кхм... секс без партнера, пардон. Вроде приятно, но не то. Если у автора есть ощущение, что печататься за свой счет неправильно? Не из-за финансовых соображений, а именно по причине того, что желание издателя напечатать рукопись есть лакмусовая бумажка. Стоит ли переубеждать или пусть его, творит нетленку в стол и ждёт созвучного себе издателя?

Пусть цветут все цветы. Задача издательств интернет-платформ – открыть двери перед авторами. Кто и какой воспользуется – это вопрос автора. Вопрос издания за свои деньги – как мне кажется, это скорее вопрос проблем с логистикой.

Произведение на 3,5 а.л. имеет право на издание у Вас одной книгой, или слишком мало? Практикуется ли в этом случае "утолщение" книги рассказами этого же автора (схожей тематики)?

Мне кажется, это вопрос конкуренции. Книга такого объема будет стоить приблизительно столько же, сколько и книга в два раза большего объема. Соответственно, автор этой книги имеет все шансы проиграть конкурентную борьбу – издатель, разумеется, тоже не хочет быть проигравшим. Да, иногда при наличии повести для получения полноценной книги добавляют рассказы.

Почему издатели/директора/функционеры не стремятся быть публичными персонами, рекламирующими литературное дело? И планируете ли вы стать более открытым для читателей?

Медийность – это затраты времени и сил. Если для автора медийность приносит понятные дивиденды, то медийность издателя непредсказуемо сказывается на продажах, и достаточно предсказуемо приводит к ряду проблем.

Что значит "плохой текст"? сюжет, манера исполнения, какие-то стилевые ошибки, что-то иное?

Текст оценивается по ряду критериев. Это всегда комплексное решение. Язык, композиция, проработка персонажей, мир. Но, когда мы говорим о «плохом тексте», то обычно он явно недотягивает по всем параметрам.

Если присланный вам текст вам не подходит (нет такой серии или по иной причине), но кажется качественным, вы можете сами предложить его какому-то иному издательству?

Могу. Но тратить много времени на это не буду.

Добрый день, накануне просмотрел очередной критический отклик на фанфики со стороны маститых литераторов. На Ваш взгляд, можно ли считать первыми фанфиками Евангелия ( от Матфея, Луки, Иоанна …)?

Время написания библии – время, в котором было совершенно иное отношение к авторскому праву. Перепевы, пересказы, заимствования - были в порядке вещей. Написания нового текста на основе старого с вкраплениями собственной фактуры – было одной из распространенных технологий создания новых произведений.

Мне кажется, что не стоит оценивать книги написанные тысячелетия назад с точки зрения современной юриспруденции и литературной критики

Возможно ли отнести литературное произведение к порнографии? Если да, то где грань между эротикой и порно?

Перед издателем не стоит задача классификации. В любом случае, наличие натуралистичного описания полового акта влечет за собой маркировку книги «18+»

Как вы относитесь к градации книг 6+. 12+ и т.д. Кто здесь определяет дозволенный возраст читателя?

Есть достаточно жестко прописанные нормы, которые определяют эту градацию. Степень насилия, наличие эротических сцен и пр. Я отношусь к этой градации как к данности. Быть может, кому-то это поможет сделать выбор

Что обычно слышит автор? Просто молчаливый отказ или все же некое сообщение в духе: "Все очень неплохо, но, к сожалению, не наш профиль"? Ведь это таки две большие разницы.

Объективно – чаще автор встречается с молчанием. Сообщение отсылается авторам, с которыми редакция не потеряла надежд на сотрудничество. Так не должно быть, но чаще – так.

Книги, как продукт творчества, или заходят или нет; успех книги - Черный Лебедь, и даже редактор с большим опытом неможет предсказать: раскупят тираж или вернут. Тогда получается, что редактору нужно брать любой хороший текст в надежде, что он выстрелит. Но на деле все не так. Почему?

Изначальный тезис - спекуляция. Большая часть книг, которые издаются - продаются предсказуемыми тиражами. Если так не происходит – это просто не бизнес, а рулетка. Чтобы совсем было понятно – системы для рулетки не существует. Если издатели все же как-то выходят в плюс, значит лебеди летят мимо. Более того, редактор не работает с одним тиражом, а с энным количеством тиражей. Бывают чудеса, и они – дико радуют, но потому они и являются чудесами, что это исключение из правил

Как вы оцениваете уровень текстов Сумерков и 50 оттенков серого?

Любой текст есть смысл оценивать с точки зрения его ниши. Конечно, и тот и другой текст не являются шедеврами. Сумерки - значительно сильнее, сам по себе текст достаточно вторичен, но история есть, конфликты есть, извечная мечта о принце на белом коне реализовалась в виде вампира. Почему нет? 50 оттенков - ужасны. Но автору повезло выпустить текст в нужное время в нужном месте и на чужую уже прикормленную аудиторию. Продукт спекуляции в чистом виде. Такое случается. Но оценивать текст в отрыве от аудитории – не есть правильно.

Посоветуйте, пожалуйста, как продуктивнее и более удачно, на ваш взгляд, работать в соавторстве, если два человека хотят написать фантастический детектив, и один больше по детективной части, а другой - по фантастической? Писать отдельными линиями? Каждому разобрать по паре персонажей? Или совместно пытаться сделать обе части? Спасибо.

Есть разные варианты, и нет жестких правил, каждый авторский тандем уникален. Конечно, вести отдельные линии – проще. Но лучше или хуже – можно сказать только читая текст.

Хочется понять насколько продвинулся, интересны ли они для читателя и направления, которые надо подтянуть. Как быть? Год назад отправлял свой рассказ "Злому редактору" стоит повторить?

«Злой редактор» - сервис, который предоставляет услуги редактора, а не оценивает интерес читателя. Думаю, вам есть смысл выложить свои тексты в сеть и мониторить реакцию читателей.

Что делать, если на сайте издательства вообще нет раздела "Авторам" и контактов для присылки рукописей, а только контакты для маркетинга и продаж

Понятно, что есть издательства, которые просто не заинтересованы в поиске новых отечественных авторов. Неочевидно, что это нормально. Есть огромная библиотека классической литературы, есть вся мировая литература. Это огромный выбор великолепных книг. Я про то, что работа с начинающими авторами – это вовсе не обязательная черта работы издательства. Скорее – это исключение, чем правило.

Наверняка у издательства есть какой-то план по изданию книг на следующий год, по крайней мере от авторов уже издающихся. Такой план составляется в течение года? Или в конце, в декабре, например. Стоит ли в планах конкретная цифра количества планируемых к выпуску книг? Хотя бы на первую половину года. Или такого нет?

Есть план стратегический, а есть ежемесячный. К примеру сегодня мы точно знаем что выпустим до марта включительно, приблизительно понимаем, что будет в первом полугодии, и процентов на пятьдесят понимаем, что будет в целом в следующем году. Разумеется – планы могут меняться, но средние показатели планируются на год вперед.

Что сейчас предпочтительнее: однотомник или многотомник, цикл? Или все зависит от продаж первой книги? Однако если это, к примеру, трилогия (а у нее, как правило, первая часть не самодостаточная), то первую книгу без, так сказать, логического завершения истории печатать вряд ли возьмут. Или же все опять упирается в "увидит ли издательство за первым томом будущее"? Или же все же необходимо первую часть делать самодостаточной?

С точки зрения просто авторской безопасности, идеально, чтобы каждый том был самодостаточен. Просто потому, что мало шансов на то, что в магазине на полке будут стоять все ваши книги, и самодостаточность увеличивает вероятность вашей привлекательности для читателя, который пропустил первый том.

Но. В конечном счете – все зависит от качества текста. Если оно высокое – то будет востребован каждый том вашего цикла. Конечно, издателю интересен автор, который приходит не с одной книгой, и с полным непониманием будет ли вторая вообще. Но и само по себе наличие цикла не значит ничего, если текст плох.

От чего зависит тираж книги? Из каких критериев складывается и как решается данный вопрос: "вот этому автору 3000 экземпляром поставим, тому 2500, а другому 5000 экземпляров". При условии: а) автор впервые публикуется; б) уже публикующийся автор (тут наверное будет зависеть от количества проданных ранее книг?)

Уже публикуемый автор получает тираж в зависимости от предыдущих публикаций. Есть некая коррекция, но, условно, если автор продал 5000 тираж быстро и пошел на допечатку, то он получит снова 5000 или больше. Если со скрипом отгрузили 3000, то будет 2500. Все очевидно и легко прогнозируемо.

С начинающим автором сложнее. Здесь работает средний тираж серии, ниже не будет, плюс его популярность, если она есть, промо-кампания. В усредненном виде это выглядит так – 2000 в базе, если есть какие-то дополнительные плюсы, которые могут помочь автору – то больше. Например, у нас есть серии, где просто меньше 3000 тысяч мы не печатаем, значит начинающий автор автоматом получит этот тираж.

Допустим, случилось чудо, и издательство откликнулось на рукопись. А что делать, если откликнулось не одно издательство? Как выбрать? Если смотреть на условия договоров, то на что стоит обратить внимание? Кроме договоров, еще какие-то критерии могут быть?

Условия контракта – это важно. Но. Важно и то, насколько то или иное издательство успешно именно в той нише, в которой вы работаете. Как мне кажется, интереснее даже потерять в деньгах, но выйти на широкую аудиторию, чем получить хороший гонорар, но не пробиться. Но это вопрос автора, что ему важнее.

Как не испортить, случайно, отношения с издательством, которому автор отказал? Ведь всякое бывает, можно согласиться сотрудничать с одним издательством, но потом что-то может пойти не так и сотрудничество накроется. Тогда, как автору вернуться к издательству, которому ранее отказал. Ведь выглядеть это будет, скажем так, не очень красиво.

Очень просто – вести себя честно. Мне сделали предложение, я решил поступить так-то. Издатель, как и любой контрагент, прекрасно понимает тот факт, что автор не крепостной и выбирает. И выбор можно только уважать. А вот обман, попытку манипуляции – не прощают.

Я хотел бы спросить Ваше мнение о рыночных и издательских перспективах детектива в декорациях Древнего Рима. Есть много авторов, которые пишут в этом жанре на английском, но мне не приходилось встречать ничего подобного на русском.</p>

Такие книги есть, к примеру Мастер Чэнь писал в данном жанре. Другой вопрос, что при прекрасном выборе зарубежных авторов – трудно пробиться. Жанр требует конкурировать с мощными писателями. Но – нет ничего невозможного.

Все ли на Ваш взгляд поддается исправлению силами автора или редактора. Вот читаешь текст и понимаешь, что он хороший, но в таком виде не пойдёт. Вот где та грань, что с этим текстом можно работать и можно поправить, а где есть какой-то такой баг, что даже несмотря на то, что текст тебе симпатичен, ты отказываешь автору и шанса не даёшь.

Возможно, автор и может все. Редактор – точно нет.

Вероятно, предел авторский наступает, если требуемые изменения – превосходят возможности автора либо с точки зрения трудозатрат, либо с точки зрения владения ремеслом.

Это довольно тонкая вещь, поэтому, чаще всего, тексты принимаются по принципу «as is».

Что касается классической редактуры... это просто некий свежий взгляд, отлавливание, нестыковок, ляпов, и решительной роли она не несет.

Как правило, решение о том, что текст не может быть опубликован, при том, что текст читается, принимается в том случае, если у редактора просто нет возможности адекватно книгу продать. Или, если текст сырой, но редактор понимает, что автор не готов довести его до уровня продукта.

Конечно, хочется тут же написать о субъективности и пр. Да, это все очень сложные вопросы, но редактор с опытом, точно знает, что он продаст, а что нет, и почти всегда понимает потенциал автора, что тот сможет сделать, а на что уже просто нет сил.

Есть сейчас Гузель Яхина, которая недавно взлетела, есть Пелевин, который уже много лет популярен. Ясно, что они талантливы и круты, но эта популярность обусловлена действительно невиданным талантом или имеет место и грамотный пиар?

Практически всегда успех обусловлен рядом обстоятельств. И талант, и актуальность, и правильное позиционирование, и пиар. Работает все. Но, чаще всего, плохой текст падает, сколько денег в пиар не вложи. Более того, чем мощнее вы рекламируете плохой текст, тем быстрее он перестанет продаваться. Хотя есть определенные точки перегиба. Сумма в шесть – десять миллионов на рекламу – создает бестселлер. Но что с ним будет, после окончания рекламной кампании?

Хотим мы того или нет, но книга – это товар. Товар не может существовать вне рынка. Значит, продвижение, это неотъемлемая часть успеха. У нас вышла книга Бесконечная шутка. Ее успех в России, где за день ушел тираж, конечно, заслуга информационного пространства. Но оно же не взялось на пустом месте. То есть – первоисточник книга. Дальнейшее – прилагается.

Какой разумный срок ожидания ответа от издателя?

Три месяца – это нормально, но убедитесь, что текст получен, иначе можно ждать бесконечно.

Если нет ответа от редакции на рукопись, нужно послать второй раз. А через какой временной промежуток?

Есть смысл слать второй раз только в том случае, если первый раз ваш текст затерялся, не дошел и пр. Как только вы узнали, что причина «неответа» именно эта – вот сразу и шлите.

В какие издательства, кроме вашего и ЭКСМО, начинающий автор может выслать рукопись/синопсис в электронном виде?

Зависит от жанра. В сегменте детской литературы работают одни издатели, деловой – другие и пр. Механика проста – заходите в книжный магазин, находите книгу, которая ближе всего к вашей – и вот в это издательство, даже конкретно этому редактору шлете свой текст.

Сканируют ли крупные издательства рынок в поиске авторов, книги которых неплохо продаются в издательствах помельче?

Конечно. Мы все время отслеживаем рынок целиком, и если появляется автор с успехом, у него сразу появляются предложения от других издательств и от агентов

Издательство отвечает на заявки, которые отправляются самотеком?

Не всегда. Как правило, отвечают, в случае заинтересованности в тексте или авторе – это разные вещи. Мы стараемся отвечать всем, но уверен, что это получается не всегда. Как есть.

Как вообще выглядит система учета рукописей? Это обычная эксель-табличка или полноценная CRM-система, в которой создана учетная запись автора, прикреплена рукопись, внешняя рецензия, решение редакционного совета

Да, это табличка. Но, если рукопись переходит уже в одобренные, она заводится в 1с

Почему редакции никак не могут наладит работу с ответами на полученные рукописи? Хотя бы в формализованном виде. Типа: рукопись рассмотрена такого-то числа и признана неподходящей для публикации

Вероятно, потому, что в какой-то степени - это факультатив. Вы правы, что нужно, но те авторы, которые работают с редакцией - имеют обратную связь, а те, кто нет... по остаточному принципу.

Решение по рукописи принимает лично редактор или редакционный совет?

Решение по рукописи - многоэтапное. Вначале ридер, потом редактор, потом главред, и после утверждение директором издательства финансирования - наступает стадия контракта.

Редакционного совета формально не существует, другой вопрос, что по спорным текстам для принятия решения я могу попросить мнения нескольких редакторов.

Источник: Аккаунт Александра Прокоповича


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке