Любопытное

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Октябрь

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Октябрь

Октябрьские вопросы и ответы.

Вопрос.
Что можете сказать о премиях "Русский букер", "Большая книга"?(в плане прозрачности отбора). В целом, как к ним относитесь? Расскажите еще про какие-нибудь литпремии, стоящие внимания.

Ответ.
Мне кажется, что главное в оценке премий, это не выдумывать о них что-то свое. Каждая премия имеет свои цели и свои критерии. Вопрос, насколько это совпадает с фантазиями на их счет. 

С моей точки зрения, как издателя, премия хороша своей эффективностью в продвижении книги, автора, тенденции. Если премия проходит без эффекта – плохая премия, если эффект от премии есть – хорошая.

«Большие» премии – Букер, Большая книга, Нацбест и примкнувшая к ним Ясная поляна хороши тем, что о лауреатах говорят. Это может сказаться или не сказаться на дальнейшей жизни книги, но хотя бы есть усилия, и видный невооруженным глазом эффект. Премия нашей редакции «Рукопись года» работает не столько на популяризацию автора, сколько на его продвижение в сторону публикации. Предварительный этап.

Вопрос.
Сколько экспертов принимают решение, издавать ли книгу? Как суммируются их оценки? Как оценивается надёжность экспертов? Например, эксперт посоветовал издать книгу. Она провалилась. Рекомендовал не издавать - книгу взяло другое издательство и прославилось. Сказал, что книга плохая, торговалась плохо, но заслужила похвалу критиков. 

Ответ
Редактор. Один. Он принимает решение о публикации. Его решения может быть недостаточно, но никто кроме редактора решения о публикации не принимает. Вся остальная вертикаль издательского бизнеса, это такой многоголовый господин Нет. Каждая книга проходит жесточайшее сито отбора.

Да – это только редактор.

Естественно, также как в любой другой области, если специалист все время ошибается, он просто уходит. Или закрывается направление.

Конечно, есть ряд критериев на которые ориентируется редактор. Тенденции на рынке, собственный вкус, статистика продаж, и наблюдение за зарубежными аналогами, мнение критиков, фокус-группы, ридеры… но решение принимает он. Это сложно. 

Есть некая ошибка – считать, что редактор занимается исключительно отбором рукописей. Редактор управляет проектами в большей степени, нежели отдельно взятыми книгами. Проект – это некий контейнер, который позволяет с наибольшим эффектом выводить на рынок тексты. Более того, большая часть оборота книгоиздателя – это отнюдь не тексты начинающих авторов, которые занимают даже не 5%.

Вопрос.
Скажите, пожалуйста, как обстоят дела с научной фантастикой и космооперой? Достаточно много печатают фантастических боевиков и постапокалипсиса, но научная фантастика у нас только зарубежная. В России эти жанровые направления не популярны? Или же рукописей нет? Или есть рукописи, но их не то что публиковать, читать не возможно? Или же просто нет открытых серий для научной фантастики и открывать их из-за одного-двух романов никто не хочет?

Ответ
Не сокращал вопрос, так как он содержит ответ.

Нет проблем - открыть серию под достойные тексты. Только нет их. И вот те два десятка текста, которые придут в ответ на этот комментарий, скорее всего тоже будут плохими. Увы.

Вопрос.
Если написанный роман лежит в свободном доступе в интернете, то стоит ли его отсылать в издательство? По идее, ведь он уже засветился, его читали, а уже прочитанное покупать в бумаге вряд ли станут. Конечно, если только этот роман не шедевр, но тут, опять же, как это узнать? Я не раз слышала, что аудитория читателей самиздата и печатной продукции, в массе своей, разная.

Ответ
Стоит присылать. Это абсолютно нормально получить сетевого читателя, получить критику, отзывы, рейтинг и перейти на следующий уровень. Более того, это облегчает работу редактора. Уже есть ридеры, есть пусть непрофессиональная, но оценка.

Вопрос.
Сколько книг в год должен выдавать новый автор (или еще не раскрученный), чтобы издательство взяло его в оборот или, хотя бы, взяло на заметку? Я понимаю, что чем больше - тем лучше. И я сейчас не делаю упор на качество книги. Качество, безусловно, должно быть минимум на среднем уровне, если не выше (наверно). 

С вопросами и ответами других месяцев можно ознакомиться здесь

Ответ
Зависит от жанра, от направления, но в любом случае, скорость не является приоритетом. Если автор работает в одном жанре, важно, чтобы читатель его не забыл. Если он пишет книгу раз в три года, и при этом этот роман – не большая литература, а жанровая проза, то читатель может просто не опознать. С другой стороны, конечно, издатель заинтересован в авторе «неоднокнижнике», но это только в том случае, если первая книга просто-таки завораживает. Конечно, удобнее работать с «регулярным» автором, но это точно не является стартовым критерием, так – вишенка на торте, приятный бонус, ого – он снова написал☺

Вопрос.
Должен ли быть у автора запас произведений (романов и рассказов), прежде, чем стучаться в издательство? Если запас нужен (или желателен), то сколько?

Ответ
Должна быть книга. Одна. Этого достаточно. То есть - корпус текстов, которые можно издать и продать. Приходить в издательство с рассказом на две странички – бессмысленно.

Вопрос.
Как быть, если автор пишет в разных жанрах, к примеру, "любовное фэнтези" и "космическая фантастика" или же "ужастики" и "исторический роман"? Стоит ли создавать второй псевдоним под другое направление? Как может повлиять смесь жанров на имя автора?

Ответ
В России такие эксперименты, обычно, заканчивались плачевно для автора. В Европе, США, это нормальная практика.

Как мне кажется, это правильно для автора ходить в те или иные жанры, но риск присутствует - в новом жанре вы становитесь снова начинающим. Мало того, есть вероятность, что вернувшись в родной жанр тираж упадет. У оптовиков хорошая память.

Источник: Аккаунт Александра Прокоповича


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке