Любопытное

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Сентябрь

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Сентябрь

Сентябрьские вопросы и ответы.

Вопрос.
Я, как автор, представляю героя и описываю его в действии. И я понимаю, зачем пишу именно так. Почему музыкант буквально живет на концерте или девочка отстаивает интересы в школе. Но читатель может меня не понять, мой герой не будет ему близок. Поэтому, где та грань, когда я должна думать о читателе и его восприятии (у меня есть цель написать книгу не для себя) и тем, как я представляю героя. 

Ответ.
Безусловно, есть герои более близкие и менее близкие читателю с точки зрения социального положения, профессии, пола… но – всегда важнее эмоциональная связь. Тот факт, что читатель с легкостью переживает вместе с инопланетянами и животными говорит о том, что важно как написано, а не о ком. То, что вы знаете своего героя, всегда плюс. 

Вопрос.
Скинули рукопись в издательства, ответа пока нет. Рукопись должна иметь продолжение над которым я сейчас работаю. Как Вы думаете, стоит ли вообще продолжать писать книгу, если ответа на первую еще нет? Просто дни проходят, я не пишу, ожидая ответ, и при этом чувство совести добивает, да и общий фон, потрепанный грудой мыслей книги причиняет душевную боль. Звучит философски, но писатели меня поймут. 

Ответ.
Нет никакой связи между тем, что вам ответят и когда… и необходимостью писать. Такая связь может возникнуть, исключительно в случаях, если вы пишете на заказ. Во всех остальных случаях – ваш заказчик – вы сами.

С вопросами и ответами других месяцев можно ознакомиться здесь

Вопрос.
Объясните, пожалуйста, подробнее про цензуру и законодательство. Если главный герой — наркоман, и в книге присутствуют сцены, как он воодушевленно принимает запрещенные вещества — это может подпадать под статью "пропаганда наркотиков", даже если ничем хорошим герой в итоге не кончит? Противоречит ли этот фактор сам по себе цензуре или законодательству?

Ответ.
В России нет цензуры, если речь идет о надсмотре государственными органами, и принятии решения о публикации или не публикации книг ими же.

Есть внутренняя цензура, без сомнения, и ваш вопрос – лишнее тому подтверждение. Я не вижу в вашем случае «пропаганды наркотиков». Но, не видя текст сказать что-либо трудно и есть еще один нюанс. Конечно, если тема наркотиков педалируется, если ее можно толковать по разному, то, скорее всего, издатель не захочет рисковать, если только речь не идет о книге от топового автора. Если вы живете в России, то знаете, норма закона это одно, а ее толкование, в том числе государственными структурами – совершенно другое.

Вопрос.
Допустим, в рукописи ошеломительный финал или умопомрачительный поворот в середине книги. Редакторы обычно читают рукописи полностью, или прочитывают часть/половину, и, если им не нравится, откладывают, чтобы уделить время какой-нибудь другой рукописи, так и не узнав о повороте или суперконцовке?

Ответ.
Зависит от того как написано. Если язык, образы, есть, то редактор, конечно, будет читать в надежде на то, что и сюжет не подведет. Если уровень языка, грамотности – ниже плинтуса, то терпеть никто не будет. И еще один аспект.

То, что редактор может не дождаться суперконцовки, это одно, но читатель тоже не дождется, вот в чем главная беда. Редактор читает не для того, чтобы потрафить собственному вкусу, а как некий профессиональной представитель читательской аудитории. Именно поэтому мы у себя на курсах всегда просим авторов интриговать читателя с первой строчки. 

Вопрос.
Экранизировались ли книги Вашего издательства? Если да, то как находят книги для экранизации -- редакторы рекомендуют, случайно..? И, если возможно, расскажите об участии авторов в экранизациях, правах, отчислениях и т. п., как вообще всё это работает.

Ответ.
Да, экранизировались. Происходит это следующими путями. Либо автор так известен, что к нему приходят продюсеры. Либо книга входит в топы, и интересуются именно текстом. Есть довольно регулярная история – редакторы кинокомпаний просят рекомендаций и мы в меру возможностей даем списки. Иногда, очень редко, у автора есть агент, который мотивирует кинокомпании на сотрудничество с ним. И последний вариант, самый реальный, но не скажу, что правильный. Многие авторы подрабатывают сценаристами, и часто бывает, что могут непосредственно лоббировать собственные произведения.

Вопрос.
Александр Прокопович, главред, что предпочитает как читатель? Только не надо, что, типа, я только классику и прочее. Мы все классику. Но иногда и что-то из современников - нехотя и под дулом пистолета.

Ответ.
Читаю, по возможности не только рукописи. Для удовольствия – Аберкромби, из недавнего – Гжендович.

Источник: Аккаунт Александра Прокоповича


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке