Интервью

Юрий Буйда: «Я «угловой жилец» русской литературы…»

Book24 — официальный магазин издательств: ЭКСМО, АСТ, Манн Иванов и Фербер, Вентана Граф и Дрофа
Юрий Буйда: «Я «угловой жилец» русской литературы…» 10.01.2017

Книжный магазин нужно всячески холить и лелеять. Если поддерживать издателей, то прежде всего детской и юношеской литературы.

– Вы работаете редактором в очень серьезном финансово-экономическом издании. Но при этом пишете экспрессивную, можно сказать, экстремальную прозу, отличающуюся смачной сюрреалистической тональностью. Как сочетается такая важная работа со столь «лихим» творчеством? Легко ли раздваивается?

– Сочетается хорошо. Так уж биографически сложилось: я все время работал и никогда не находился в положении свободного художника.

Поначалу, когда я был еще совсем «зеленым», – трудился журналистом в районной и в областной газетах, наблюдая удивительные события и явления, которые на газетных полосах никогда не отражались. Газетная журналистика – это ужасающее занятие, но именно благодаря ей я очень сильно расширил свое представление о жизни, о людях. Это – богатейший опыт.

Сейчас мне приходится раскрывать совсем другие темы: волатильность, цены на нефть, проблемы финансового рынка и так далее.

Выходит, с одной стороны, вроде бы в моей практике противоречие наблюдается, так как профессиональная деятельность отнимает время и силы у творчества, а с другой – я тружусь в комфортной, прохладной атмосфере без интриг и без злобы…

– Когда же Вы все успеваете?

– Наверно, из-за нехватки времени я и предпочитаю жанр рассказа. Хотя иной рассказ я писал по двадцать лет с паузами. Сборник «Прусская невеста» фактически так и был создан – в выходные и в отпусках.

Честно говоря, жизнь на вольных хлебах – идея, вызывающая большое беспокойство. А вдруг не получится? Кто его знает, хорошо то, что я делаю, или плохо? Так ведь можно у разбитого корыта остаться – ни работы, ни творческого результата.

– «Литературный процесс» все время крутится вокруг каких-то дел, связанных с премиями, грантами, фондами. А Вы, несмотря на присужденную Вам в 2013 году премию «Большая книга», как-то в стороне от всего этого активного движения находитесь. Неужели никогда не хотелось регулярно получать свой кусок от большого пирога?

В 1990-е годы я трудился ответственным секретарем известного «толстого» журнала. Встречался, разговаривал, ходил на всякие собрания. Но со временем эта деятельность как-то по разным причинам стала отпадать. Последние лет десять я стараюсь вообще не отвлекаться от творчества.

Мне ведь шестьдесят третий год, а замыслов у меня, как мне кажется, еще довольно много. Поэтому любая встреча, любая поездка, особенно за границу, не вызывают у меня восторга.

– А ведь раньше писатели дрались за возможность поехать за рубеж…

– Видите ли, я себя называю полушутя-полусерьезно «угловым жильцом» русской литературы.

То есть я снимаю свой угол, плачу квартплату и все. Если можно никуда не ходить и не ездить, я не хожу и не езжу. Потому что чаще всего эти мероприятия ничего не добавят к тому, что я уже знаю, понимаю. Знакомых у меня очень мало, друзей практически нет… И я не очень понимаю, зачем этой «тусовочной» жизнью жить? Литература – занятие адское. Можно ли к нему относиться спустя рукава? Можно. Я это вижу по публикациям, по новым книгам. Но можно относиться и ответственно.

Я недавно перебирал по просьбе издателя какие-то свои вещи и понял, что недоволен ни одним своим текстом.

Если бы я сейчас взялся отредактировать какие-нибудь собственные книги, жизни бы не хватило, чтобы их переписать. Я понимаю, что это занятие бессмысленное, так как бесконечная шлифовка не оставит времени ни на что новое. И у меня отношение к писательству такое: если это ад, то надо в нем устроиться с наименьшими потерями и терпеть. Пахать и терпеть. И не отвлекаться на разную суету.

– Затворничество – достойный выбор. Но как же плодотворное общение, открытие новых горизонтов, налаживание связей, перспектива новых премий, в конце концов?

– Писателю хорошо там, где хорошо пишется.

Он может писать у окна с видом на Сену, на Москву-реку, на Волгу, на помойку – все равно. Лишь бы хорошо писалось.

Ничего другого я делать не умею, да, собственно, и не хочу. Но общество слишком много значения придает литературно-премиальной жизни. Ни у Гомера, ни у Шекспира, ни у Достоевского не было никаких премий.

Премии – это маркетинг. Это – замечательная штука, ставящая своей целью привлечение внимания людей к литературе. Если не привлекать внимания к книге – ее не продать. Но это уже – область деятельности издателя. Иногда он требует, чтобы в этом процессе поучаствовал и автор. Ну, если издатель требует, я сдаюсь, иду и участвую.

– Так ведь можно совсем одичать…

– Один искатель истины мне как-то сказал: «Либо Царствие Небесное, либо новые штаны». Хотелось бы, конечно, и новых штанов, и Царствия Небесного, но, видимо, эти два понятия несовместимы.

Порой, просыпаясь утром, отчетливо понимаешь: то, что сделано вечером и казалось замечательным, гениальным, великолепным, утром вызывает стыд. Собственно, история культуры и есть история стыда. И это убеждение не оттого возникло, что я хочу перед кем-то чешуей блеснуть, а потому, что действительно стыдно показывать людям дрянь.

Со стыдом со своим надо очень деликатно и бесстрашно работать. Это очень много сил требует. Поэтому обращать внимание на такие вещи, как тусовка, поездка, премия… Нет, я за премии!

Врученная мне премия «Большая книга» стала для меня, с моими крошечными доходами, огромным подспорьем. Однако премии не должны стоять в центре жизни. К литературе они не имеют отношения.

– То, что Вы сказали насчет стыда, это уже точка зрения мастера, педагога… Многие авторы и раскрученные, и малоизвестные идут преподавать и неплохо на этом поприще зарабатывают, так как всегда есть немало желающих научиться литературному мастерству. У Вас, именитого писателя, не было такой мысли – пойти в учителя?

– Нет. Боюсь, что мне нечему научить. Я просто измучаю людей придирками. Мне кажется, педагогика требует совсем другого подхода, терпимости, широты взгляда. А у меня взгляд на это дело узкий: «Сдохни, но сделай. И никому не рассказывай про свои мучения». Вот и вся педагогика! Но как я могу сказать молодому человеку, юноше или девушке: «Сдохни, но сделай»? А если он не хочет подыхать?

Кроме того, писательство – глубоко интимное дело. Поэтому я никогда не входил в литературные объединения и кружки.

Купить книги Юрия Буйды, а также читать его книги БЕСПЛАТНО, можно на сайте Litres

Вообще боялся всего этого дела. Стеснялся, точнее говоря. Позже, уже работая в газетах, я сам насмотрелся на нравы этих литературных группировок… Для многих «литературный процесс» – это форма жизни. Но не для меня. Повторяю, я – «угловой жилец» русской литературы.

В советском административном праве угловым жильцом называли жителя квартиры, не имеющего права претендовать на квадратные метры. Угловой жилец просто занимает часть площади, живет, делает свое дело. А потом помирает. И все, что после него остается, хозяин вправе либо выбросить, либо оставить.

– Вы говорите, что литературное творчество – адская работа, не приносящая никакой материальной отдачи. И тщеславные мотивы Вам тоже чужды? Ради чего тогда этим заниматься?

– А бог его знает. Как говорится, привычка свыше нам дана. Есть надежда на то, что прочитают и оценят. Понимаете, ведь я же пишу двадцать четыре часа в сутки! Стою в очереди в магазине и одновременно в уме «пишу», прикидываю, прокручиваю, подбираю…

Писатель сам по себе уже письмо, часть творческого процесса, в котором трудно отделить автора от слова, от образа. Пишу постоянно, но надеюсь при этом на чудо, на то, что я подзаработаю литературным творчеством хоть каких-нибудь денег. Хотя…

К писательству надо относиться стоически. Писателю следует просто работать. Много. Писать, переписывать два раза, пять, десять…

Трудно сказать, почему люди пишут. Слава?

Когда я только дебютировал в начале девяностых, мне казалось, что вот сейчас выйдут мои рассказы, весь мир ахнет и встретит меня громом аплодисментов. Весь мир действительно ахнул. Но не из-за моих рассказов, а потому что Егор Гайдар отпустил цены…

Он сделал это как раз в тот момент, когда журнал с моими текстами верстался. Но я пережил этот период. Потом тепло была встречена моя первая книга. И следующие тоже приняли. На некоторые работы не обратили внимания, как, например, на «Львы и лилии». Хотя я считаю, в ней – самое интересное, что я написал в жанре рассказа.

– Может быть, все-таки общение с коллегами по литературному цеху, да и с теми же читателями делает творчество не таким «адским»? Опять же: поддержка, дельный совет…

– Писательство – очень одинокое дело. Вот с чем не могут смириться многие молодые авторы.

Любое творчество – одинокое дело. Создание произведения искусств происходит в одиночестве. И чем дольше живешь, тем труднее принять этот болезненный факт. Но постепенно одиночество становится частью писательской натуры. Ну, поделишься ты с кем-то своими замыслами… Ну, расскажешь кому-то, как трудно складывается работа… Ну и что? Кто тебе поможет? Никто. Все только сам. Приходится самому за все отвечать. У меня были неудачи. Мне за некоторые публикации стыдно. Но надо стиснуть зубы и дальше идти. В одиночку.

– Сейчас стали много говорить о цензуре. Вы не опасаетесь, что она как-то может коснуться Вашего творчества? Кстати, Ваши книги уже продают затянутыми в «защитную» пленку.

– Я считаю, что цензуры в том виде, в каком она была когда-то в репрессивные времена, у нас давным-давно нет. Я думаю, в классическом виде ее уже не будет никогда…

– Но зато сейчас у нее появились более затейливые и агрессивные формы. Например, общественники могут сложить из «плохих» книг в центре города пирамиду и сжечь ее…

– Это – не цензура, а акция. Да, существуют люди, которые пытаются улавливать своими невидимыми антеннами политические тенденции… Вернее, толковать их. И, как правило, эти толкования ошибочны.

Это как в западной прессе пишут: «Российская власть хочет то-то и то-то…» А никто ведь на самом деле не знает, чего желает власть.

Даже по поступкам представителей власти трудно судить, как будет развиваться то или иное событие. А уж говорить о возможности залезть в голову человеку, возглавляющему 150-миллионную страну с тысячелетней историей, вообще глупо.

Не думаю, что политическую цензуру в ее привычном варианте можно реанимировать.

Сейчас читатель сам цензурирует литературу почище, чем любой цензор: «А не буду я это покупать, и всё! Лучше я буду читать романы модного автора женского детектива, совокупный тираж которых превысил численность населения Российской Федерации, и пропади все остальное пропадом!» Поэтому книги писателя X, который пишет хорошо, но сложно, отсекаются и будут отсекаться «объективным» тиражом 1500 экземпляров.

Это – обычный рыночный механизм, который и является современной цензурой. Он существовал и в XIX веке, и в начале XX. Цензура формируется сама собой.

– Да, но интерес к достойному продукту можно снизить, искусственно подогрев интерес к продукту другому, низкокачественному. Действие этого приема можно наблюдать постоянно…

– Вспомните, сколько мы видели дорогостоящей рекламы книг, продажи которых с треском провалились!

Купленные полосы в газетах, гигантские билборды – ничего не помогло. Ну, продал искусственно раскручиваемый автор 20–30 тысяч экземпляров и исчез навсегда.

Значит, он был дутой фигурой. Ну, допустим, проплаченные звезды его называли «гением», «солнцем русской литературы», «современным Пушкиным», и что? Ни-че-го! Он просто растворился…

– И все же по какой-то цензурной необходимости Ваши книги затянули пленкой…

– Да, в моих текстах присутствуют некоторые сцены и слова «для взрослых». Но я сознательно стараюсь ими не злоупотреблять. Хотя слышу, что живая речь перенасыщена этими перлами.

Конечно, есть соблазн впустить в текст гораздо больше «взрослой лексики и тематики», но я фильтрую материал, так как культура – это искусство прополки. В результате остается лишь то, что я считаю обязательным оставить. Но если редактор решит поставить отточия в моих текстах вместо ненормативных слов, я даже возражать не буду.

Вот и последняя книга «Покидая Аркадию» тоже вышла в пленке. Это – нормально. Хотя, может быть, излишне строго. Я думаю, что читателю все же стоит в магазине полистать мои книги.

Совсем не обязательно, что он наткнется на какое-нибудь скоромное слово. Наверно, с пленкой все-таки перестарались. Но как законопослушный человек я отношусь к «ламинированию» литературы спокойно и равнодушно. Если у меня есть читатель, он меня купит и в пленке.

– Более того, пленка даже привлекает потенциального покупателя…

– В каком-то смысле – да. Это такая антиреклама. Я любил и в детстве, в юности, да и сейчас люблю открыть книжку, понюхать бумагу, краску… Поэтому в книжном магазине должна предоставляться возможность издание листнуть, «вырвать глазом» какую-то фразу или фрагмент текста. Это же часть общения читателя с писателем. Ради чего книжный магазин существует? Если обтянуть все книги пленкой, исчезнет покупатель.

– Да, некоторые люди действительно выбирают книги по запаху. Наверно, этому способствует перенасыщенность книжного рынка…

– Книга без запаха – это не книга! А вспомните запах библиотеки! Его не забываешь со школьных лет… В конце концов от этой пленки откажутся. Все рано или поздно меняется. Поэтому я на эти временные ограничения смотрю спокойно.

– Все изменится, но произведения Юрия Буйды останутся навсегда?

– Иногда я думаю, что да, останутся. Иногда – нет. Порой кажется, что останутся два-три рассказа. Мне трудно это прогнозировать. Где-то мои работы уже вошли в школьные и университетские курсы. Где-то обо мне вообще не слышали. Ну и что?

В XVIII веке не ставили оригиналы пьес Шекспира. Даже в Англии.

Эти произведения просто переписывали от начала до конца и ставили «некое представление о Шекспире». А потом, уже в XIX веке, стали возвращаться к аутентичным шекспировским текстам. Кстати, некоторые из них до сих пор не ставят в полном объеме, так как редкий зритель высидит театральное представление продолжительностью шесть-восемь часов. Однако аутентичный Шекспир вернулся.

Конечно, каждый человек, будь он слесарь, плотник, столяр или политик, держит в себе мечту о бессмертии. И я не уникален в этом отношении. Что-то оставить после себя стремится любой человек. И у каждого писателя есть желание, чтобы его читали и через тридцать, и через триста лет.

– Желание серьезное. Вы самоуверенный человек?

– Если бы у меня издатели не отнимали рукопись, я, наверное, ее переделывал бы до своего смертного часа. Я – человек очень самонадеянный и при этом крайне неуверенный в себе. Эти два полюса совершенно естественны для любого писателя, художника, артиста – кого угодно. Абсолютно естественны!

Они совершенно гармонично сочетаются в одном и том же человеке.

Уровень самонадеянности и неуверенности у меня необычайно высок.

Порой смотришь на свое произведение, которое опубликовали, да еще на много языков перевели, и думаешь: «Как я мог эту чушь опубликовать?» А через некоторое время умиляешься: «Ах, какую прелесть я написал!» Так что отношение к самому себе и к своему творчеству у писателей очень непростое.

– Какое-то время Вы работали литературным обозревателем. Как Вы считаете, литературные тенденции и качество литературы поменялись, скажем, за прошедшие пятнадцать лет?

– Трудно об этом говорить, но мне кажется – да. В начале девяностых на книжные прилавки хлынуло все без разбора. Потом к русской словесности привлекли внимание женщины – Маринина, Устинова, Донцова. Потом вдруг Акунин появился. Что касается серьезной литературы, в те времена она сравнительно неплохо себя чувствовала в «толстых» журналах…

– Говорят, что «толстые» журналы в девяностых вообще оказались в каком-то катакомбном положении…

– В те годы их тиражи сильно упали. Но публикации в них тогда все же считались престижными. Очень сильно наша литература стала меняться в нулевые годы. В советское время была литература главная и неглавная. Скажем, Юрий Казаков, выдающийся рассказчик, блестящий прозаик, находился в полутени.

Какое-то время в полутени находились и Юрий Трифонов, и Георгий Семенов. Хотя я считаю, что именно они как раз представляли настоящий качественный мейнстрим, а не те, кого тогда награждали звездами Героев.

Раньше была видимость некой единой советской литературы, распадающейся только на национальные русла. Потом произошел взрыв. И в нулевые стало ясно, что у нас образовалось много литератур. Подчас и о мейнстриме трудно говорить что-то определенное.

Мне часто заявляют: «Ваши книги – это мейнстрим». Какой мейнстрим, если у моих книг тираж – 1500 экземпляров?! Вы с ума сошли? Сейчас в России нет, так сказать, единой литературы, а есть некая «общая литература», в которой – много разнообразных течений. Литература сейчас формализуется по новым признакам.

Допустимк этим принадлежат Виктор Пелевин и Владимир Сорокин, а к тем – Людмила Улицкая и, скажем, Андрей Дмитриев. Но это же настолько разные и люди, и книги, что вписать их в какой-нибудь общий контекст просто невозможно! Вот в чем главное отличие литературы последних лет от того, что она собой представляла раньше – мозаичность.

– Да, писатели все разные, но они все-таки каким-то образом, словно ртуть из разбитого градусника, собираются в некий единый шарик. Или в два противоборствующих шарика…

– Объединяющие тенденции есть. Например, тенденция «поворота к жизни», не к вымыслу, не к переписыванию старых сюжетов, а к самой настоящей жизни. Понимаете, для настоящего писателя количество и качество прочитанных им книг, в общем, не важны.

Для него главное – насколько он внимательно наблюдает и слушает, как он это все перерабатывает в голове, в душе или где-то еще. Многие современные писатели пытаются осмыслить то, что сейчас в жизни происходит.

Но есть и «игровая» литература, она имеет такое же право на существование, как и реалистическая. Если уж по большому счету брать, то вся мировая литература после 1960-х годов находится в глубоком упадке. Иногда появляются отдельные яркие явления, но не они, к сожалению, формируют общую картину.

После ухода со сцены великих писателей-мессионеров типа Фолкнера, Хемингуэя, Стейнбека, Камю великая литература превратилась в плоскогорье.

– А не является ли скандальное присуждение Нобелевской премии Бобу Дилану результатом возникновения этого «плоскогорья»?

– Первые приметы «плоскогорья» наблюдались где-то двадцать лет назад. В тот день, когда Бобу Дилану присудили премию, а именно 13 октября 2016 года, стало известно о смерти Дарио Фо, итальянского писателя и драматурга, автора импровизационных комедий (Stand up).

Я помню, когда ему присуждали Нобелевскую премию в 1997 году, все сразу засуетились: «А где его канонические тексты, которые годны к переводу на иностранные языки?» Их нет. А тогда он кто? Ответ очевиден: он – паяц… Вернее, он – явление культурной жизни, яркое и выдающееся. Итальянской культурной жизни прежде всего…

Если мы посмотрим на список нобелевских лауреатов, то увидим, что не он определяет горные хребты мировой литературы. Я уж не буду обсуждать хрестоматийных Джойса и Кафку, которые не получили Нобелевку, или того же Горького. Напомню еще раз, что премии не имеют отношения к литературе, они – важная часть литературной жизни.

Нобелевская премия, как правило, вручается людям уже очень пожилым.

Ничего плохого нет в том, чтобы скрасить старику старость: он это заслужил. Но при этом многие имена из нобелевского списка уже забылись, и их никогда никому не вспомнить.

Литература развивается не от премии к премии, а от книги к книге. А это значит, что можно как угодно относиться к «Улиссу» Джеймса Джойса, но именно этот роман стал вехой в англосаксонской и вообще в мировой литературе.

Многие его не любят, многие с отвращением от него отворачиваются, но он – гора, на которую все же оглядываются. Сейчас, мне кажется, нет подобных явлений. И это нормально. Бывали в культуре такие периоды, когда столетиями ничего выдающегося не появлялось.

Например, в Галлии, в городе Бордо или, как его тогда называли, Бурдигале одно время были чрезвычайно модны центоны, стихи из полустиший Вергилия… То есть никакой отсебятины – чистый Вергилий. Их создавали выдающиеся для своего времени поэты. Очень уважаемые и востребованные поэты складывали свои стихи из полустиший другого поэта…

– Как из конструктора «Лего»?

– Да, и это считалось высококультурной, высокодуховной работой. Сейчас мы смотрим на это как на казус. Хотя этот «казус» гораздо шире того, каким я его представил. Он гораздо глубже и как социальное явление, и как эстетическое.

Тянулись целые столетия, когда в некоторых странах ничего не происходило, например, в театральной драматургииДаже во Франции. И это тоже нормально. Я думаю, мы сейчас в таком положении и находимся. И к этому надо отнестись как к неизбежному обстоятельству. Писатель, если он хочет что-то дельное создать, должен поставить на себе крест и пахать, не думая о том, что его книги его переживут.

– Может быть, вообще век литературы закончился окончательно и бесповоротно? Мы живем в эпоху очень комфортных и продуктивных информационных технологий, когда текст превратился в некий архаизм?

– Конечно, сейчас книга стала лишь одним из множества способов проведения досуга, наряду с компьютером и другими чудесами техники. Много чего сейчас появилось. Но все равно осталось немало людей, для которых книга является чем-то очень важным.

Что же касается искусства в целом, то оно призвано служить настоящей художественной революции, а не бунту. Возможно, из этой долгой подготовки ничего и не выйдет, а, может быть, она грянет через много-много лет.

– А если не грянет?

– Не исключено. Но бывает, что и срабатывает. Пример: в шестидесятые годы русский читатель открыл для себя творчество протопопа Аввакума: «Ах, какая потрясающая литература!». И для меня это тоже было потрясением. Потом вдруг возвратился Николай Лесков. Казалось бы, уже надоел, но читаешь его и понимаешь, что это – выдающееся явление. Великое!

– Революции революциями, однако насущный день с его проблемами никто не отменял. Вот на разнообразных форумах, на всякого рода корпоративных собраниях, и это касается не только литературы, творческие люди кричат: «Государство, поддержи!». Если переводить с эзопова языка на человеческий, это значит: «Государство, дай нам денег!». Эти просьбы имеют какой-то резон? Зачем писателю деньги? Он же не купит на них талант или вдохновение.

– Не знаю. Мне очень трудно об этом судить, но попытаюсь сформулировать свое отношение: «Если возьмешь деньги у государства, будешь ему обязан». И будет нечестно не соответствовать этим обязательствам. Другой разговор – поддержать издателей. Не уверен, что им надо давать деньги. Может быть, надо просто уменьшить им налоговое бремя.

Недавно узнал, что Сергей Собянин освободил с января 2017 года книжные магазины Москвы от торгового сбора. Это хороший шаг и отличная поддержка и писателям, и издателям, и читателям. И если это сделают по всей стране – будет еще лучше. Потому что книжные магазины, поставленные в один ряд с магазинами продуктов и винно-водочных изделий, это – абсолютно ненормальное явление.

Книжный магазин нужно всячески холить и лелеять. Если поддерживать издателей, то прежде всего детской и юношеской литературы. Но как помочь издателям? Типа: «Вот, возьмите деньги и делайте с ними что хотите!» Так? Хороший вариант. Но подобное могла сказать только баронесса фон Мекк Петру Ильичу Чайковскому, которому она покровительствовала.

Государство и спонсоры ведут себя иначе. Если они дадут вам денег, они вправе от вас что-то требовать. Это нормальные отношения.

Если получил часть бюджета, значит, будь готов к тому, что государство в лице чиновников, которые многим ненавистны, предъявит тебе требования. А они могут показаться чрезмерными, реакционными, удушающими. Постепенно, может быть, сложится практика безвозмездной поддержки. Только кому давать деньги?

– Талантливым и перспективным…

– Однажды в редакции издания, в котором я трудился, собрались очень богатые люди и издатели. Разговор коснулся поддержки русской литературы. И знаете, кого они решили поддержать? Безвестного, молодого, перспективного? Или малотиражного Буйду? Нет. Они решили поддержать автора, книги которого расходятся многотысячными тиражами. Богачи готовы были дать ему по писательским меркам астрономическую сумму. А государство, думаете, лучше? Государство создаст комиссии, в которые войдут вполне определенные люди со своими знаниями, вкусами, симпатиями, мнениями.

Что касается меня, я на поддержку никогда не рассчитывал. У меня есть пенсия, позволяющая как-то сводить концы с концами. Книгами я особо не зарабатываю. Если я уйду с работы, не знаю, что будет со мной… Наверно, буду писать, насколько хватит сил. Не ради денег, конечно. Ведь памятник нерукотворный не в кассе выдают…

Беседовал Владимир Гуга

Источник: Читаем вместе


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

Прямая речь

Александра Маринина, писательница:

Не могу сказать, что влюбилась в него: это, безусловно, не мой автор, но благодаря ему я поняла порочность одной своей детской привычки. Источник

Сергей Морозов, литературный критик:

Из инструмента развития литературы они превращаются в то, что, напротив, вносит разлад, деморализует как читателей, так и писателей вместе с критиками. Источник

Алексей Иванов, писатель:

Нам незачем стыдливо прятать свою компетенцию: дескать, мы изложим факты, а уж вы решайте сами. Источник

Интересное на сайте

Литература в картинках

Разный Гоголь в «Доме Гоголя» Посмотреть полный размер

Разный Гоголь в «Доме Гоголя»

«Дом Гоголя» экспериментирует с главным, что у него есть ;) Источник

Литература в цифрах

5

Открытых литературных лекций успели провести сотрудники Владимирской областной библиотекой для детей и молодёжи (пока) Источник

5,5 миллионов долларов

Общая сумма штрафов собранная в 2015 году тремя независимыми библиотечными системами Нью-Йорка — Нью-Йоркской, Бруклинской и Публичной библиотекой Куинса, за просроченные книги. Источник

$15

Общая сумма штрафов за просроченные книги в библиотеке Нью-Йорка, по достижении которой дети не могут больше пользоваться библиотекой Источник

Lit-ra.info рекомендует

Федора Яшина «Потому что нельзя быть на свете карсивой такой»

Любопытное

Петров без Ильфа

Петров без Ильфа

Гибель Евгения Петрова была настолько нелепой, что до сих пор окружена подробностями, противоречащими одна другой.

Александр Карасёв: Преступление и предательство «толстых» «литературных» журналов в России

Александр Карасёв: Преступление и предательство «толстых» «литературных» журналов в России

Они уничтожают литературу в России. Но они не собирались там у себя, в совершенно правильно забираемых сейчас у них исторических особняках, и не ставили себе такую задачу – «Уничтожить в России литературу». У них так получается.

Литературные премии: за и против

Литературные премии: за и против

Литературные критики Сергей Морозов и Василий Владимирский: зачем нужны современные русские премии и действительно ли они помогают отбирать хорошие книги.

Александра Маринина о Незнайке, мужественности Хемингуэя и учебнике криминологии

Александра Маринина о Незнайке, мужественности Хемингуэя и учебнике криминологии

16 июня Александре Марининой, подполковнику милиции и популярному автору детективных романов, исполняется шестьдесят лет. В честь этого события «Горький» побеседовал с ней о книгах и чтении: обсудили детские книжные впечатления, русскую классику и увлекательность криминологическо...

Американский опыт: Библиотеки штрафуют детей, которым нужны книги

Американский опыт: Библиотеки штрафуют детей, которым нужны книги

Библиотечные штрафы — первые серьёзные наказания, с которыми дети сталкиваются вне дома, и для нескольких поколений читателей они оставались жизненным уроком и источником раздражения.

Интервью

Колонка Сергея Оробия

Дети лейтенанта Шмидта

Дети лейтенанта Шмидта

Как известно, если среди актеров распределяются все роли «Горя от ума», с таким составом можно сыграть весь театральный репертуар. Русская литература (которая и есть наше общее горе от ума) тоже предлагает устойчивый набор амплуа.

Идеальный сериал

На этой неделе все будут вспоминать Блумсдэй, хотя неделя куда богаче на литературные поводы. Есть о чем поговорить: 15 июня Бекки Шарп и Эмилия Седли покинули пансион мисс Пинкертон, 16-го Леопольд Блум отправился на долгую прогулку, а 17-го Печорин убил на дуэли Грушницкого.

Секта

Июнь богат на литературные даты, и главная среди них - пушкинская.

Литературный fuck

«Целые жанры сегодня, не говоря об отдельных произведениях, специально создаются под срач в фейсбуке», заметил намедни Алексей Колобродов. По воле «библиотечного ангела» этому суждению сразу же нашлась рифма - в новой книге Натальи Ивановой «Такова литературная жизнь»: «Главным в литературе 1987-го был, конечно же, прорыв публицистики и ее влияние на все жанры без исключения».

Доска объявлений

Новая рубрика! Условия публикации здесь

Отдам Пелевина и Рубину

С вас чашка кофе в кафе. Если Вы девушка - кофе с меня ;) далее...

Продам две монографии Лукова В.В.

Предотвращение террора «сверху» и «снизу» - тема двух монографий Лукова В.В. далее...

Государственный литературный музей ищет художника-графического дизайнера

Работа строго в офисе музея (метро Баррикадная) в указанное время. Удаленный доступ не рассматривается. далее...

Ищу женщину соавтора для написания эротического романа

Обещаю равноправное сотрудничество. Прибыль пополам. Вы должны: далее...

Известный писатель встретится с прекрасной читательницей

В пятницу 9 июня. далее...

Новости книжных магазинов

Литрес.ру: Скидка 30% на хиты Метлицкой и других прозаиков

Литрес.ру: Скидка 30% на хиты Метлицкой и других прозаиков

В акции участвуют хиты автора, а также бестселлеры других именитых прозаиков: Анны Берсеневой, Владимира Войновича, Мари...

Book24.ru: Продаем складские остатки ниже себестоимости

Book24.ru: Продаем складские остатки ниже себестоимости

Ассортимент раздела постоянно обновляется. Количество экземпляров одного издания ограничено.

Литрес.ру: Лучшие книги мая

Литрес.ру: Лучшие книги мая

16 отличных книг. Многие из них уже успели стать бестселлерами, а другие еще только ждут, чтобы вы обратили на них свое ...

Литературные мероприятия

29 июня. «Стихи в саду»: лекция вторая

Дом-музей Марины Цветаевой продолжает серию выездных мероприятий. В московских парках этим летом снова звучат бесплатные лекции из...

26 июня. Литературно-художественная программа, посвященная жизни и творчеству Валентина Григорьевича Распутина

Мероприятие пройдет в Центральном Доме литераторов. Вход свободный.

20 июня. Поэтический пикник «Благодарен, что мне повезло»

Стихи Роберта Рождественского и песни на его лирику, а также других авторов в исполнении поэтов и писателей, членов Союза писателе...

Встречи с писателями

30 июня. Татьяна Толстая

Татьяна Толстая представит книгу «В Питере жить» и расскажет о своих творческих планах.

16 июня. Лев Данилкин

Льв Данилкин, представит свою версию биографии одного из самых влиятельных политиков ХХ века «Ленин: Пантократор солнечных пылинок».

16 июня. Дмитрий Глуховский

Дмитрий Глуховский представит свою новую книгу «Текст».

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Всероссийский конкурс «Библиотекарь 2017 года»

Всероссийский конкурс «Библиотекарь 2017 года»

Цели конкурса: сохранение высоких стандартов деятельности библиотечной отрасли, выявление лидеров профессионального мастерства, поощрение молодых специалистов, ...

Летняя читальня в парке «Усадьба Воронцово»

Летняя читальня в парке «Усадьба Воронцово»

Библиотеки Юго-Западного округа открывают сезон летнего чтения.

Книжная выставка «Личность и творчество»

Книжная выставка «Личность и творчество»

Тифлобиблиографический отдел Российской государственной библиотеки для слепых приглашает читателей на выставку, посвященную 70-летию талантливой незрячей поэтес...

Рейтинг самых популярных книг у читателей Гайдаровки

Рейтинг самых популярных книг у читателей Гайдаровки

Сообщается, что все эти книги можно найти и заказать в электронном каталоге библиотеки в разделе "Поиск по каталогам". Многие из них можно заказать также в Инте...

Новости издательств

Ad Marginem ищет новых сотрудников

Ad Marginem ищет новых сотрудников

График 5/2. Офис располагается по адресу г. Москва, Переведеновский переулок, 18, стр 9. Зарплата по результатам собеседования.

Издательство «Текст»: Давид Гроссман получил Букера!

Издательство «Текст»: Давид Гроссман получил Букера!

Международной Букеровской премии 2017 года Давид Гроссман удостоен за книгу «Лошадь входит в бар» («A Horse Walks Into a Bar»). «Текст» совместно с «Книжниками»...

Ridero запускает издательские импринты

Ridero запускает издательские импринты

Издательская платформа Ridero объявляет о начале новой эры в книгоиздании России. Теперь каждый профессиональный участник рынка – издатель, автор, редактор и лю...

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Пост сдал» Стивена Кинга

Рецензия на книгу «Пост сдал» Стивена Кинга

В основе «Поста» лежит очень важная и страшная тема — самоубийство. Мы никогда не задумываемся, что творится в душе у окружающих нас людей. Даже самые близкие, те, с кем мы живем под одной крышей, таят свою боль, помыслы, желания глубоко внутри себя.

Рецензия на книгу «Девушка, переставшая говорить» Тейге Трюде

Рецензия на книгу «Девушка, переставшая говорить» Тейге Трюде

События приводят нас в небольшую скандинавскую деревушку. В одном из домов обнаруживают убитую женщину, которая еще в подростковом возрасте перестала говорить. За пару лет до этого в этом же доме был зверски убит ее отец. Через неделю в соседском доме пропадае...

Рецензия на книгу «Дебри» Алексея Иванова и Юлии Зайцевой

Рецензия на книгу «Дебри» Алексея Иванова и Юлии Зайцевой

Полгода назад вышел в свет роман Алексея Иванова «Тобол» — книга, в которой описывались Тобольск и Сибирь петровских времен. По «Тоболу» снимают сериал, а Иванов в качестве приложения к роману и грядущей экранизации выпускает путеводитель «Дебри. Россия в Сиби...

Рецензия на книгу «Лолотта и другие парижские истории» Анны Матвеевой

Рецензия на книгу «Лолотта и другие парижские истории» Анны Матвеевой

Для Анны Матвеевой Париж не слово и даже не пространство действия, но материал, с которым она работает. Впервые такой подход был анонсирован еще в финальной повести сборника «Девять девяностых», именовавшейся «Екатеринбург» и пропитанной вышеозначенным слогано...

Детская литература

Три поручения Дмитрия Медведева связанных с детской литературой

Три поручения Дмитрия Медведева связанных с детской литературой

Поручения касаются создания детской премии, возмещения налога, и денег для государственных и муницип...

Рейтинг самых популярных книг у читателей Гайдаровки

Рейтинг самых популярных книг у читателей Гайдаровки

Сообщается, что все эти книги можно найти и заказать в электронном каталоге библиотеки в разделе "По...

Медведев подписал Концепцию развития детского чтения в РФ, и сказал: «Желательно, чтобы еще и денег побольше появилось»

Медведев подписал Концепцию развития детского чтения в РФ, и сказал: «Желательно, чтобы еще и денег побольше появилось»

Концепция, разработкой которой занималась Роспечать, представляет собой систему взглядов на основные...

Со 2 июня по 18 августа в РГДБ будет работать летняя творческая лаборатория чтения

Со 2 июня по 18 августа в РГДБ будет работать летняя творческая лаборатория чтения

Это открытые бесплатные литературные, литературно-познавательные и игровые занятия для детей и подро...

«Детская и учебная литература» на книжном фестивале «Красная площадь»: все самое важное и интересное

«Детская и учебная литература» на книжном фестивале «Красная площадь»: все самое важное и интересное

В этом году в секции «Детская и учебная литература» более 100 издательств представят два павильона с...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Январь» автор Нематрос

Антон сделал музыку громче и выбросил бычок в окно. Погода была ясная и ветреная. «Мороз и солнце…», - процитировал он мысленно Пушкина и оперативно поднял стекло, пока ледяной воздух не наполнил салон. Виктор на заднем сиденье дегустировал пиво, а Валерий Робертович на переднем ковырял в носу. Валерием Робертовичем он был только по паспорту, а по жизни – Валера-Дрыщ. Впрочем, сопли свои он не растирал по салону, а аккуратно упаковывал во влажные салфетки  и скалдировал в бардачке. далее...

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить на бумагу горьким соусом истинной правды, чтобы найти в нем каплю самоуважения. далее...

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина