комиссия-по-конопле.рф
Интернет-магазина onix-boox
Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Владимир Войнович про диссидентство, Олимпиаду, Крым и Донбасс

Владимир Войнович про диссидентство, Олимпиаду, Крым и Донбасс 18.05.2016

Классик русской литературы, автор «Чонкина» и «Москвы 2042» Владимир Войнович молчал несколько лет и вот выпустил новый роман. Он называется «Малиновый пеликан». О том, как Олимпиада в Москве и события в Крыму и на Донбассе помогли превратить рассказ в роман, с Владимиром Войновичем побеседовала обозреватель «Ленты.ру» Наталья Кочеткова.

С одной стороны, жанр «Малинового пеликана» абсолютно хрестоматиен — это так называемый роман путешествий. Как «Мертвые души» Гоголя, например. С другой — совершенно злободневен. Главного героя, престарелого писателя, живущего за городом (в этом смысле он — своего рода альтер эго автора), кусает клещ. Близкие и интернет пугают пострадавшего энцефалитом, боррелиозом и прочими неприятными последствиями. Поэтому в семейном кругу принимается коллективное решение вызвать скорую помощь и отвезти писателя в больницу. В свою очередь медицинский работник считает, что везти нужно не куда угодно, а непременно в московский Склиф.

Так герой вместе с женой и в компании фельдшера и водителя скорой помощи отправляется в длинное ночное путешествие из Подмосковья в столичную больницу. За это время он успевает многое обсудить со словоохотливой фельдшерицей, твердо уверенной, что европейская свобода и демократия ничто по сравнению с российской духовностью, и западный мир исключительно из зависти заражает русских клещей энцефалитом, а население — птичьим гриппом. В минуты дремы он вспоминает сотрудников КГБ, с которыми ему довелось общаться в молодости и которые все на одно лицо и носят одно и тоже имя — Иван Иванович. Рассказывает о доверчивости своей внушаемой патриотки-домработницы, прозорливости пса по имени Федор и необычных навыках Перлигоса (сокращение от «Первое лицо государства»).

Владимир Войнович: Я эту книжку начинал писать странно и для меня даже необычно. Я, как и мой герой, живу в Подмосковье и меня, как и моего героя, укусил клещ. Все стали меня пугать, вызвали скорую помощь, и мы поехали в больницу. А когда уже приехали в Склифосовского, врачи даже смотреть на меня не стали. Спросили, из какого я района, и сказали, что клещи опасны только в Талдомском районе. А мой совершенно не опасен, надо выковырять и замазать зеленкой. Мне показалась вся поездка такой смешной и абсурдной, что я решил ее описать.

Описал этот случай и забыл про него. Жизнь тогда была спокойная, скучная, неинтересная. Потом вдруг случились Олимпиада, Крым, Донбасс... Все эти события наехали на меня, и я стал вставлять их в свой рассказ о клеще, который вообще-то должен был быть маленьким — на пару страниц. Так что замысел развивался на ходу. Начал происходить какой-то сюр, который осталось только записать.

Ваш герой довольно критично настроен к телевизору. А сами вы его смотрите? Какой ваш основной источник информации об окружающем мире?

В природе есть такие насекомые, у которых много разных информационных щупалец. А если серьезно, то я в телевизор поглядываю время от времени. В интернете гуляю, смотрю, читаю. Живое общение с разными людьми происходит. Я ведь довольно много езжу. Живу под Москвой, но периодически бываю в Германии, Америке, в Венгрии был недавно, в Украине.

Ваш герой постоянно говорит с разными людьми, которые встречаются ему по дороге из дома в Склиф. А вы много с людьми разговариваете?

Моя дочь в Германии преподает немецкий язык, и у нее есть частные ученики. Трое из них — с Донбасса. Они молодые люди, живут и работают в Германии и учат язык. Не далее как вчера у меня с ними состоялся интересный разговор. Но это один из многих случаев. Когда где-то выступаю, случаются беседы и даже споры.

Насколько часто в обычной жизни вы сталкиваетесь с носителями такого типа сознания, как фельдшер из скорой помощи или домработница из романа? И есть ли у вас желание их переубедить?

Я обычно никого не переубеждаю и в роли учителя жизни не выступаю. Ко мне часто как к старому человеку и писателю приходят за советами. Я стараюсь сдерживаться и всегда говорю, что человек должен поступать в соответствии со своим характером.

Когда я был диссидентом, ко мне приходили люди, которые собирались ступить на эту скользкую дорожку. Я им всегда говорил: «Вы подумайте, может быть, не надо? Это опасно. Может быть, вам не обязательно так поступать? Не стоит этим заниматься?» Они говорят: «А как же вы?» Я объясняю: «У меня так жизнь сложилась. А у вас она может иначе сложиться».

Но часто бывает, что человек уверен, что хочет какой-то деятельности. Тогда он поступает по-своему, и правильно делает. Можно спросить кого-то о том, как поступить в том или ином случае, можно выслушать совет, но потом следует спросить самого себя и поступить, как подсказывает внутренний голос.

Ну сейчас нет особой разницы, думает человек, что Крым наш или Крым не наш.

Некоторые извлекают из этих утверждений определенную пользу. Большинство бескорыстно убеждены в том или другом, а есть те, кто знает, когда, где и в каком контексте сказать нужное.

Вы когда-нибудь принимаете участие в политических спорах?

С более или менее близкими людьми по поводу каких-то нюансов событий. С чуждыми по взглядам — нет. Вот пришла ко мне соседка. В восторге: «Вот, Крым наш!» Я говорю: «А раньше он был чей? И в чем выражается то, что он теперь стал вашим? Вы понимаете, что за это придется дорого платить?» Она отвечает: «Ничего! Затянем пояса!» «Ну затягивайте», — отвечаю. Вот и весь спор. А недавно я ее встретил, спрашиваю, как дела. Она причитает: «Все подорожало!» Я говорю: «Так платить же надо!» Она потупилась. Но особенно я с людьми не спорю — зачем бесполезно тратить силы?

Сейчас диссидентство возможно?

Оно существует. Просто выглядит иначе. Оппозиция слабая, но есть люди, которые заняты общественной деятельностью, пытаются сделать карьеру в политике, победить на выборах. Причем именно с оппозиционной стороны. В советское время сделать политическую карьеру можно было, только вступив в коммунистическую партию.

Диссидентство в этом смысле отличалось. Оно не было политическим движением, скорее нравственным, движением за права человека. Диссиденты выходили с сейчас уже совсем безобидными лозунгами вроде «Соблюдайте советскую конституцию». Они, как правило, не требовали смены режима. Требовали только соблюдать закон, чтобы людей просто так не хватали, чтобы их не сажали за то, что они читают какие-то книжки или рассказывают анекдоты.

Сейчас больше возможностей, есть оппозиционные или полуоппозиционные издания, интернет. В советское время не было ни одного печатного органа, даже самого маленького.

Ну был вот крохотный альманах «Метрополь». 12 экземпляров вышло в Москве.

В Самиздате, в виде перепечаток на пишущей машинке многое выходило. «Метрополь» ничего нового в этом смысле собой не представлял. Потом он был опубликован все же на Западе. Если говорить о диссидентах-литераторах, то наши рукописи сначала ходили по рукам в машинописном виде, а потом попадали на Запад. Сначала писателей за это сажали, а потом устали. Синявского и Даниэля посадили, а меня за то же самое уже нет.

Позиция вашего героя в книге — быть над событиями. Он не спорит, не переубеждает, просто наблюдает и с некоторой иронией пересказывает увиденное и услышанное. Вам это тоже близко?

Я никогда не считал себя политиком. Политик — это человек, который пытается извлечь какой-то результат из своей деятельности, занять какое-то место, избраться депутатом или создать партию и оказаться во власти. В советское время это выглядело иначе. Но я для себя никогда о таком результате не думал, поэтому такой деятельностью никогда не занимался. В советское время меня часто спрашивали: а чего ты хочешь добиться? Я отвечал: «Ничего особенного — хочу остаться самим собой». «Это все?» «Все, этого достаточно». «А что значит самим собой?» «Значит говорить все, что я думаю, жить по совести и писать по способности». В советское время это было опасно. Я стал диссидентом, потому что говорил и писал то, что думаю. А сейчас какие цели я преследовал? Вот написать книгу. Такую, какую я хочу.

В этом смысле у меня ничего не изменилось. Я не оппозиционер, но критик общества, в котором я существую. Я ведь в какой-то степени сатирик, а сатира — это всегда критика, острая критика. Сатирик — это хирург. Я себя считаю таким человеком. А политических амбиций у меня нет. И на митинги я не хожу. По разным причинам. Во-первых, я вообще плохо хожу. А кроме того, я не митинговый человек. На митинге надо громко кричать, чтобы тебя услышали. Надо говорить лозунгами. Я лозунгами говорить не умею. Я предпочитаю выражать себя, сидя за столом. Все зависит от характера, темперамента.

Для кого написана ваша книга? И какой вывод для себя должен сделать человек, прочитавший «Малинового пеликана»?

Есть несколько человек, которых я себе представляю. А есть неопределенная широкая масса людей. Я рассчитываю на тех, кому близок мой способ изображения жизни. Которые чувствуют мою фразу, мой юмор, если он есть. Которые, почитав, сделают для себя какие-то выводы. У меня нет такого самомнения, что люди сразу сильно переменятся.

Все же это роман для единомышленников или оппонентов?

Для всех, кто читает книгу с доверием к автору и, если смешно, смеется, если грустно, печалится, а если плохо, отбрасывает эту книжку и берет другую. Но оппоненты есть разные. Есть такие, с которыми можно о чем-то поспорить, а есть другие, с которыми я ни в какие споры вступать не желаю.

Источник: lenta.ru


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

Алексей Рыков: Наркоман

Победитель Третьей литературной премии «Лит-ра на скорую руку».

Отец молча курил, уставившись в окно, как будто всё происходящее его совершенно не касалось. Будто это не его сына вчера еле откачали с передозом. Впрочем, так было всегда. Отец молча курил, а мать плакала и ругалась, пытаясь хоть как-то донести до сына правду жизни.

читать далее...

Василий Тихов: Колодец

Номинация на Третью литературную премию «Лит-ра на скорую руку».

«Какого херувима согласился с этими уродами в тайгу пойти – на два дня – думал почти вслух Валера, с трудом вытаскивая классные ботинки техсостава ВВС из зарослей не то недоспевшей клюквы, не то перезревшей заячьей капусты – Нажрались, бросили меня одного без палатки, спичек и жратвы – одного, суки»…

читать далее...

Международный конкурс юных чтецов

Литература в картинках

Обмен книгами по-прежнему не в тренде Посмотреть полный размер

Обмен книгами по-прежнему не в тренде

Торговцы книгами ликуют ;)
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Писатели, которые вели себя с женщинами как настоящие негодяи

Писатели, которые вели себя с женщинами как настоящие негодяи

Как Экзюпери, Кафка и Хемингуэй превратили в катастрофу свою личную жизнь

Коварные женщины в жизни известных писателей

Коварные женщины в жизни известных писателей

Эти женщины хитростью нашли путь к сердцам великих и смогли удержать их подле себя. Им посвящали стихи и романы, из-за них напивались и впадали в депрессию, а они твердо шли к своей цели, поднимались по карьерной и социальной лестнице, меняли любовников, становились знаменитыми.

Русская феминистская поэзия: Заметки на полях

Русская феминистская поэзия: Заметки на полях

Современная феминистская поэзия на русском языке создаётся медленно и с трудом. Когда редакторы и критики задают вопрос, почему в России нет своей Элис Уокер или Нины Марии Донован, хочется ответить вопросом на вопрос: а это случайно не вы, полупрезрительно усмехаясь, выкидывали в мусорку «слишком бабские», «агрессивные», «непонятные», «странно для...

От любви до ненависти: громкие ссоры писателей

От любви до ненависти: громкие ссоры писателей

Вести себя как уличная шпана могут и вполне интеллигентные люди с хорошим образованием и отменными манерами, дай только повод. Мы решили вспомнить, кто из писателей ссорился со своими собратьями по перу и к чему это приводило. Истории нашлись весьма занятные!

Литература в цифрах

145 лет

Рассказ «Кавказский пленник» Льва Толстого находится в школьной программе. Источник

10

именно такое количество фатальных ошибок совершают начинающие писатели по мнению издательства «Перо» Источник

Прямая речь

Сергей Чупринин, главный редактор журнала «Знамя»:

Безусловно, жюри разных премий совершают одну ошибку за другой. Источник

Сергей Оробий, критик:

Акунин – частный доктор, какой эта должность была до революции: важный, солидный, знающий себе цену, не всегда верно определяющий диагноз, но умеющий заговорить больному зубы. Источник

Мнение В. Румянцева

Валерий Румянцев

И как их слово отзовётся?

Наши  дети  не  читают  современную  поэзию.  И  это  факт,  и  никуда  от  него  не  деться.  Споры  о  причинах  этого  не  смолкают  уже  много  лет.  Не  будем  ввязываться  в  спор,  а  просто  попробуем  понять,  насколько  интересна  современная  поэзия  той  части  молодёжи,  которая  ещё  с...

Почему нет нового Пушкина?

В литературной жизни есть много вопросов, которые одновременно волнуют и писателей, и читателей, и издателей, и литературоведов, и литературных критиков. И один из них - «Почему нет нового Пушкина?». Эту тему активно обсуждают литераторы и читатели, в том числе и в Интернете.

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Французский книжный социализм

В марте с писателем Ивановым съездили на Парижский книжный салон. Россию в этот раз выбрали почетным гостем. Ее стенд был огромен и многолюден. Институт перевода блестяще справился с задачей главного организатора. Но речь здесь пойдет не о русских изданиях.

Над пропастью

Пару месяцев назад в российском прокате почти никем не замеченный прошел отличный фильм «За пропастью во ржи». Это кино из разряда must-see для тех, кто упорно и самоотверженно пробивается к писательству. Я не специалист в биографии великого Сэлинджера, поэтому не буду судит...

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Полка (не та, другая)

Речь пойдёт не о сапрыкинской «Полке» (о ней ещё напишем), а о персональной. На полке стоит то, что время от времени перечитываешь. Но в этом и проблема: мы оказались в культуре, которая ориентирует не на перечитывание, а скорее на недочитывание – да и читают все разное (если хотите, назовите это «кризисом чтения»).

Хармс как звук

Вышел новый альбом Леонида Федорова «Постоянство веселья и грязи». Он сделан на тексты Даниила Хармса, и мы притворимся, что это повод для литературной колонки, хотя любой поклонник «АукцЫона» поймет уловку: нет музыканта менее «литературного», чем Федоров.

Интервью

Литературные мероприятия

Встречи с писателями

25 апр. Анна и Сергей Литвиновы

Авторы презентуют роман «Джульетта стреляет первой» и проведут автограф-сессию!

21 апр. Ольга Славникова

Встреча на тему «О чем писать?» - столкновение поколений, душевные муки и судьбы интеллигенции, проблемы взросления и старости. Ес...

21 апр. Лидия Сычева и Евгений Москвин

Встреча с Лидией Сычевой, пройдет в формате авторского чтения художественной прозы и активной беседы о книгах, творчестве и жизни ...

Книжные новинки

Новости книжных магазинов

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Дорогие книголюбы, мы ищем в свою команду профессионального и увлеченного менеджера отдела маркетинга. Может быть, это вы?

Книги, которые читают в культурной столице

Книги, которые читают в культурной столице

Санкт-Петербургский дом книги опубликовал рейтинг продаж книг. ТОП-10 книг художественной литературы ,  ТОП-10 книг бизнес литературы, ТОП-10 нау...

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Словари модных слов и языка интернета появятся в московских библиотеках

Словари модных слов и языка интернета появятся в московских библиотеках

«Словарь новейших иностранных слов», «Словарь поэтический иносказаний Пушкина», «Слитно? Раздельно? Через дефис?», «Этно...

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

Де-факто заведение прекратило работу еще год назад и оставалась только вывеска. Часть фондов была отправлена в Библиотеку иностранной...

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

«Магия книги» - такова тема акции «Библионочь» в Российской государственной библиотеке для молодёжи

Программа Библиотеки для молодёжи в этом году состоит из более чем 20 мероприятий и активностей. Все мероприятия будут беспла...

Новости издательств

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Сообщается, что издательство будет специализироваться на русской и переводной прозе, как современной, так и той, которая уже ...

Итоги работы издательства «МИФ» от Генерального директора Артёма Степанова

Итоги работы издательства «МИФ» от Генерального директора Артёма Степанова

Выручка издательства за прошлый год составила 1,3 млрд рублей (на 24 % больше, чем в 2016 г.), притом что компания полностью распр...

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

До знакомства с рукописью романа «Дорогая, я дома» мне вообще не приходилось слышать об её авторе Дмитрии Петровском (кстати, был такой поэт-футурист, его полный тёзка, но это к слову). Тем интереснее неожиданно находить в лонглисте такие жемчужины. Как вы уже...

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Назвать этот роман историческим не поворачивается язык. Перед нами метаистория – по Даниилу Андрееву – первичная плазма бытия, бесконечное сегодня, не позволяющее сознанию вырваться из текущего потока и возвыситься над ним, дабы обрести осмысление и ясность.

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Рецензия на книгу «Трансабсурд: страсти по Тексту» С. Рейнгольда

Трансабсурд как свобода от абсурда и свиста? И на поле литературной критики подчас вскипают страсти. Провозглашаются неслыханные цели – например, преодолеть эпоху абсурда.

Рецензия на книгу «Заземление» Александра Мелихова

Рецензия на книгу «Заземление» Александра Мелихова

Надо сказать, что Мелихов один из немногих современных авторов (и из этих немногих определенно самый яркий), кто остается беззаветно предан психологической школе великой русской литературы. Читать Мелихова интересно не благодаря перипетиям изощренного сюжета и...

Детская литература

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Малоизвестная сказка «Одолеем Бармалея!» представлена в фонде Президентской библиотеки.

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Сообщается, что цель издательства - создавать книги, которые пробуждают любопытство, помогают найти свое призвание и просто позволят проводить больше времени вместе с ребенком.&nbs...

В РФ создадут серию мультфильмов по отечественной литературной классике

В РФ создадут серию мультфильмов по отечественной литературной классике

Министерство культуры и Министерство образования и науки РФ работают над экранизацией произведений русской литературы. Об этом во вторник сообщила директор департамента кинематографии Минкул...

Игорь Олейников получил самую престижную премию в области детской литературы в мире

Игорь Олейников получил самую престижную премию в области детской литературы в мире

Международный совет по детской книге объявил победителей на соискание Премии имени Ханса Кристиана Андерсена 2018 года, самой престижной премии в области детской литературы в мире. Им стал с...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить на бумагу горьким соусом истинной правды, чтобы найти в нем каплю самоуважения. далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял, не замечая,
Рядом два таджика что-то ели,
Черными еблищами качая
В такт колесам, едущим в туннеле.

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина
Международный конкурс юных чтецов