Интервью

Владимир Войнович: Критика власти опять стала делом рискованным

Владимир Войнович: Критика власти опять стала делом рискованным 26.05.2016

Он всегда стремился быть реалистом, подчеркивает писатель, но каждый раз, когда описывал реальность, получалась сатира. Блестящий писатель, бесстрашный критик власти получил одну из самых престижных немецких премий.

Премия фонда, которая, как и сам фонд, носит имя литературоведа-германиста и правозащитника Льва Копелева, вручается с 2001 года. За эти годы ее лауреатами, внесшими большой вклад "в дело мира и защиту прав человека", стали общество "Мемориал" и "Новая газета", украинская певица Руслана и Андрей Макаревич, публицисты, философы, борцы с коррупцией из Израиля, Сирии, Палестинской автономии...

В 2016 году ее присудили Владимиру Войновичу - выдающемуся российскому писателю, "блестящему сатирику, бесстрашному борцу с авторитарной властью и диктатурой, никогда не искавшему спокойной жизни", как было отмечено на торжественной церемонии в Кельне.

Создателя бессмертного образа солдата Ивана Чонкина, автора других романов, ставших бестселлерами, - "Москва 2042", "Монументальная пропаганда", повестей "Шапка" и "Хочу быть честным", других произведений, поздравляли бывшие послы ФРГ в Советском Союзе, известные немецкие журналисты...

Поблагодарив за присуждение премии и высокую оценку его литературного творчества и гражданской активности, Владимир Войнович отметил, что ему особенно приятно получить награду от фонда, который носит имя Копелева:

"Лев Копелев - мой старший товарищ, с которым я был знаком очень много лет. Лев был типичный представитель своего времени, или, как мы говорили, продукт эпохи.

Долгое время он был идеалистом, коммунистом, любил Ленина, обожал Сталина, но, в конце концов, прозрел и стал активным защитником людей от созданного при его участии тоталитарного режима. За это его исключили из коммунистической партии, из Союза советских писателей и из Союза Советских Социалистических Республик.

Оказавшись в один год со мной в Германии, он продолжил свою активность и сделал много хорошего, но динамит, к сожалению, изобрел не он. Но это и хорошо. Потому что отсутствие денежного содержания премии, носящей имя Копелева, позволяет мне искренне и немеркантильно радоваться встрече со своими старыми друзьями и знакомыми.

Мне очень приятно видеть здесь Наташу, Машу и Женю Биргер, Луитгард Вист, Фрица Плайтгена, Марию Классен, Райни Майера, Бориса Райтшустера, и также я очень рад видеть господина Ханса-Георга Вика, который сорок лет назад, будучи послом ФРГ в Москве, в своей резиденции на улице Воровского, вручил мне диплом Баварской академии изящных искусств.

Я тогда преследовался советской властью за то, что сатирически ее изображал и вообще вел себя очень плохо, и со стороны посла этот поступок требовал определенного мужества и принципиальности.

Вообще, вспоминая то время, я должен сказать, что внимание к тогдашним диссидентам, проявлявшееся западными правозащитниками, политиками, жившими в Москве дипломатами и журналистами, все-таки как-то сковывали действия советских властей, удерживали их от более жестокого преследования инакомыслящих, благодаря чему Копелев и я в 1980 году оказались не в советской тюрьме, а в Германии.

С тех пор прошло много времени и всяких событий, включая крушение советского режима. В 1991 году казалось, что Россия навсегда покончила, со своим тоталитарным прошлым и ступила на путь свободы и демократии. Но, к сожалению, после резкого рывка вперед последовал медленный откат назад.

Гражданские свободы вновь ограничиваются, демократические институты не работают, и опять отстаивание людьми гражданских прав и критика власти стали делом рискованным, а мысль Бертольда Брехта, что несчастна страна, которая нуждается в героях, все еще остается приложимой к России. А где нужны герои, там и сатирикам вроде меня есть что делать.

С самого начала своей литературной карьеры я стремился быть реалистом. Но когда описывал существующую реальность, получалась сатира. Вот и сейчас. Только что я издал новую книгу - роман "Малиновый пеликан". Думал, что это реализм, а критики говорят: сатира. Ну, это чисто российское дело. Делаешь одно, получается другое. У нас, в России, как говорят, берешься собрать мясорубку или швейную машинку, а все равно получается автомат Калашникова.

На Западе многие люди, особенно политологи, уверены, что Россия неисправима, что как была страной рабской, деспотической и чуждой западным ценностям, такой будет всегда.

Я с этим не согласен. Политика России напоминает маятник, который качается от деспотии к либерализму и обратно, но амплитуда этого маятника все время увеличивается.

От сталинской диктатуры к хрущевской оттепели, от брежневского застоя к горбачевской перестройке.

В девяностых годах прошлого века маятник сильно качнулся в сторону свободы, демократии и принятия европейских ценностей. Потом откачнулся, дошел до противоположного края, но на этом его движение не может остановиться.

Я уверен, что в скором будущем России неизбежно придется сделать то же, что с трудом пытается сейчас Украина: приблизиться к Европе, стать ее частью.

Я не сомневаюсь, что и Россия скоро предпримет ту же попытку и, в конце концов, станет нормальной европейской страной, не нуждающийся ни в героях, ни даже в сатириках".

Источник: http://www.dw.com


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке