комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Татьяна Толстая: Я не переодеваюсь в американскую одежду, я, насколько это возможно, остаюсь международно русским человеком

Татьяна Толстая: Я не переодеваюсь в американскую одежду, я, насколько это возможно, остаюсь международно русским человеком 11.03.2018

Александр Генис: На днях в Нью-Йорке в одном из лучших издательств США выходит новый сборник прозы Татьяны Толстой, которая приехала в Америку, чтобы встретиться со своими американскими читателями. Чтобы поговорить о “Толстой в переводе”, мы встретились с Татьяной в нашем любимом кафе в Маленькой Италии. Я его, пожалуй, не назову, там и так людно, что и понятно: чудесный кофе, отличный десерт и по телевизору всегда крутят “Крестного отца”, который иногда вмешивался в нашу беседу.

Представьте свою новую книгу.

Татьяна Толстая: Это книга новая для Америки, в английском переводе. У меня в России вышло три-четыре сборника, и из этих сборников я наловила около 15 рассказов, которые переводимы на английский язык, то есть понятны, не требуют безумных каких-то кульбитов и стараний для перевода на английский. То есть они переводимы и словесно, и культурно, так сказать; нет бездны, лежащей между русской культурой и европейской или американской – это раз. И два – они все объединены одной темой. Мы решили взять одну тему.

Изначально мой толстый сборник в России назывался "Легкие миры", перевести слово "Легкие миры" на английский, ничего не потеряв, придав дополнительный смысл, тоже непросто. Выбрали мы такое выражение – Aethereal worlds, "эфирные миры", "воздушные миры", по ту сторону находящиеся. Все тексты этого сборника посвящены одной теме, не всегда очень явной, но тем не менее заявленной: помимо этого мира есть еще другой.

Другие интервью Татьяны Толстой

Какой он? А мы не знаем. В одном случае это мир воображаемый, в другом случае тот, о котором мы догадываемся, или тот, о котором мечтаем, или тот, который все время стучится к нам в окно, но его нельзя поймать и увидеть, и тот, что снится, или те случаи, когда из того мира приходят какие-то вещи, которых здесь раньше не было. Короче говоря, как писал Набоков, "не скажешь, руку протянув: стена".

Александр Генис: Каким был процесс перевода?

Татьяна Толстая: Переводила моя невестка Аня Мигдал. Это для меня новая переводчица, и я очень довольна работой, которую мы с ней проделали. Во-первых, она прекрасный переводчик, во-вторых, она двуязычный человек.

Александр Генис: А какой у нее родной язык?

Татьяна Толстая: Родной язык у нее русский, но она здесь с 13 лет. Это, по-видимому, идеальный возраст, когда человек приобретает второй язык, не забывая русский. Она в русской среде живет, но в Америке. У нее безупречный русский устный, но на письме она может делать какие-то ошибки.

Александр Генис: Как все мы.

Татьяна Толстая: Немудрено, у нас и в России похуже ошибки делают. Но она хорошо чувствует тонкости английского языка, которые я не чувствую.

Александр Генис: Какой была ваша роль в переводе?

Татьяна Толстая: Несколько моих было ролей, если так можно сказать. Первая: Аня мне предлагает несколько синонимов для перевода такого-то слова, я спрашиваю ее, в чем различие этих синонимов, она мне это объясняет. И вот мы вместе с ней выбираем, я ей говорю, что превалирует в моем слове, какое значение, какой оттенок, и мы вместе выбираем, чему этому больше будет соответствовать по-английски. Другое: Аня, помимо всего прочего, пианист, музыкант, актриса, она очень хорошо чувствует музыкальность, поэтому она знает, как должна фраза певуче звучать. То, что я умею делать по-русски, она воспроизводит по-английски, она знает, как сделать, чтобы было красиво, чтобы фраза говорила, чтобы ее спеть можно было.

Александр Генис: Эвфония...

Татьяна Толстая: Да, можно это назвать таким научным словом.

Александр Генис: На самом деле это очень важно. Я прочитал у Сомерсета Моэма: "Все говорят – смысл, а по-моему, главное, чтобы красиво звучало".

Татьяна Толстая: Совершенно верно. Смысл при этом можно передать и через красивое звучание, и через уродливое, так почему же не передавать через красивое.

Александр Генис: Красиво написанную фразу легко прочесть. Скажите, сколько осталось от вас в переводе?

Татьяна Толстая: По максимуму, я бы сказала.

Александр Генис: А сколько процентов?

Татьяна Толстая: Процентов 85, мне кажется, что мы этой цифры достигли. Что пропадает? Пропадают, естественно, уменьшительные суффиксы и все то, что с их помощью можно сделать. Это очень тонкая балансировка и нюансировка, она по-английски совершенно исключена.

Александр Генис: Гений русского языка – его суффиксы, которые утраивают наш словарь.

Татьяна Толстая: Совершенно верно. То есть мы сразу с этим прощаемся, при попытке перевода на любой язык, может быть, у немецкого есть уменьшительные, но там сюсюканье, там эти суффиксы дают больше сюсюканья, в отличие от русского.

Александр Генис: Которые дают все на свете.

Татьяна Толстая: К сожалению, наши русские читатели многие – из интеллигенции, из референтной группы, – увы, не любят уменьшительные, они думают – о глупые люди! – что это делает их речь мещанской, упрощает, делает детской или делает приказчицкой. Это все ложь, ложь, ложь. Просто они не умеют этим пользоваться.

Александр Генис: Никогда не соглашусь с унижением суффиксов. Селедка и селедочка – это совершенно разные вещи. Второе обязательно подразумевает рюмку водки, а первое нет.

Татьяна Толстая: А сельдь? Они же норовят "сельдь" сказать: укрупнять, так укрупнять.

Александр Генис: Сельдь – это для энциклопедии.

Татьяна, а что труднее всего переводить – просторечия, жаргон, контекст?

Татьяна Толстая: Контекст очень трудно. Например, мы отказались от перевода текста, который я сама очень люблю, текст "За проезд".

Александр Генис: Замечательный рассказ, я тоже его люблю.

Татьяна Толстая: Спасибо. Но дело в том, что там половина построена на страшном звучании русских топонимов, на названиях русских деревень. А что с этим делать? Конечно, можно подобрать страшное звучание английских или американских деревень, но это абсолютно не работает.

Александр Генис: Интересно, как Радищева переводили, там тоже такие же топонимы.

Татьяна Толстая: Значит, не поняли. Но у него был вой: "Что крестьянину вы оставляете? – воздух, один только воздух". Вот этот "воздух" они и перевели. А у меня не так.

Александр Генис: Ваш переводной текст можно считать аутентичным? Я спрашиваю неслучайно, потому что, например, Бродский считал, что если он переводит себя, – он не делал этого, но если бы он переводил себя на русский язык, то это был бы другой текст, не перевод, а новый текст. Башевис-Зингер, например, свои тексты писал на идиш, а потом так старательно авторизовал их, что это уже становились другие тексты. Насколько ваши английские тексты соответствуют оригиналу?

Татьяна Толстая: В процентах я не оценю. Но у меня нет ощущения, что я переодеваюсь в американскую одежду. Вы знаете, мы все, женщины, – вы, мужчины, тут вообще ничего не покупаете, – а женщины, когда приезжают в какую-то другую страну, то бегут в магазин и покупают разные красивые интересные вещи. И наступает такой неловкий момент: то, что отлично носится в Нью-Йорке, совершенно не смотрится в Москве. И все! Эта прекрасная вещь у тебя висит в шкафу дома, никому она не нужна. Если ты снова поедешь в Нью-Йорк, бери ее и носи как американскую одежду.

Так вот у меня с текстами не так, я не переодеваюсь в американскую одежду, я, насколько это возможно, остаюсь международно русским человеком. Потому что я не считаю себя какой-то специально русопяткой, я вообще не знаю, что это значит: блины, валенки, лапти – нет, это решительным образом не мое. Я городской русский человек, и в этом смысле международный. Потому что русская городская среда предполагает космополитизм, вот я космополит, но космополит на русских дрожжах. И вот это, мне кажется, передано и в новой книге.

Александр Генис: Я очень хорошо понимаю, о чем вы говорите, но не на примере одежды, а на примере фильмов. Когда я смотрю американские фильмы с русским переводом, мне кажется, что это другие фильмы. Мне кажется, что по-русски у фильма другой эмоциональный регистр, не значение, не смысл, а именно эмоциональный регистр.

Татьяна Толстая: Да, это так. Надо сказать, что эти переводы, они чудовищны, там вообще никакой регистр не соблюден. Там возникает регистр какого-то рыла неумытого: городской гопник. Я много раз приводила этот пример, но я еще раз позволю себе привести. Чудесный американский сериал, где девушка нежная, тонкая, утонченная во всех отношениях, она юристка, на нее валятся всякие несчастья. И вот она попадает в какую-то тяжелую ситуацию, какой-то мужчина ей делает выговор. По-русски, хотя интеллигентная вполне обстановка, он ей говорит: "Ну, ты пОняла меня?" Она говорит: "Да, я пОняла тебя". Услышав эту интонацию, сразу надо выключать звук, но когда они это ставят на письмо, там что-то аналогичное появляется. Где культурная речь? Она не требует, чтобы ты был филолог или профессор исторических наук, она требует определенного уровня цивилизованности. Так вот, ее не воспроизводят в наших переводах. Какие-то ночные бригады воруют фильм, и к утру торопливо изготовляют перевод с ошибками.

Александр Генис: Бог с ними. Скажите, ведь вы много переводились, в том числе на английский язык, и встречались много раз с американскими читателями, как вы считаете, что именно привлекает в ваших текстах американских читателей?

Татьяна Толстая: Хотела бы я знать, для меня это каждый раз сюрприз, интересный сюрприз: что же вас привлечет, дорогие граждане. Какая-то эмоция, которую я хотела передать, их пробивает сквозь текст, сквозь перевод, и они ее получают. То есть это означает, что отделяет нас от них не резина, а все-таки какое-то вещество с электропроводимостью.

Александр Генис: Эфир?

Татьяна Толстая: Эфир, если хотите.

Александр Генис: Скажите, а чем заграничные читатели отличаются от отечественных? Набоков, например, считал, что ничем, что все интеллигентные читатели мира одинаковые.

Татьяна Толстая: С тех пор прошло много лет. С набоковских времен интеллигентность как-то поменяла маркеры, поменяла полюса, много чего поменяла. Например, когда люди приходят на читательские встречи в магазин или еще куда-то, то сейчас гораздо больше мужчин приходит, а раньше приходили только женщины. Вот выступаешь в какой-нибудь библиотеке в 1980–90-е годы – сплошь все женщины, лишь немножко чернеют или лысеют мужские головы. А сейчас у нас до четверти мужчин, и молодые приходят люди. Я думаю: старая глупая женщина, чем я заслужила, что пришло много молодежи, тащат какие-то книжки мне на подпись, кто-нибудь цветочек несет, еще что-то. Нет, чтобы пойти попинать мяч, посидеть в кафе с ровесницами, нет, они приходят на встречу. Меня это очень-очень трогает.

Здесь это не совсем так, если считать американских читателей, то в основном это женщины, и отдельные мужчины, которые не улыбаются. А я бы хотела, чтобы они все-таки смеялись.

Александр Генис: Скажите, а какой-нибудь вопрос можете вспомнить необычный? Я, например, когда бываю в Москве, всегда записываю самые необычные вопросы на встрече с читателями. Один, например, меня спросил: "Как мне найти работу?" – "А кто вы по профессии?" – зачем-то спросил я. А он грустно так отвечает: "Клоун я по профессии".

Татьяна Толстая: Нет, я так не могу с ходу сообразить. У меня иногда исключительно умные вопросы задают, просто умные. Глупый вопрос был бы такой: кого бы мне почитать?

Александр Генис: Вас.

Татьяна Толстая: Я иногда так и отвечаю: читайте меня. Смех в зале. Умные – это когда видно, что человек много прочел, понимает, видит разницу, хотел бы у меня уточнить причину разницы в каких-то текстах тех или иных писателей, подходы к литературе. Вопросы относительно перенесения смысла между жанрами – литература и кино или литература и театр. Правда, театра я совсем не знаю. Когда выходит подготовленный, заинтересованный читатель, большое удовольствие с ним разговаривать. При этом надо учитывать, что при встрече с читателями возникает некоторый смысл в воздухе, я слышу, когда человек задает вопрос неловко и неграмотно, но я знаю, о чем он говорит, я знаю, как ему ответить, и он доволен.

Александр Генис: Спасибо. Желаю вам умных читателей из следующего за нами поколения.

Татьяна Толстая: Спасибо, хорошо бы.

Источник: www.svoboda.org


Описание для анонса: 
Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

«Звёздочка» Владимир Пимонов

На первый взгляд, она эгоистка, собственница. "Моя ложка" (с чуднЫм углублением. вилку категорически отрицает), "мой нож" (самый маленький, с заостренным носиком - им удобно картошку чистить), "моя кружка" (синего цвета, пластиковая, ручка отломана), "моя миска" (небольшая, с темно-зеленым стандартным узором)....

читать далее...

«Двое в одном» Антон Чехов

Не верьте этим иудам, хамелеонам! В наше время легче потерять веру, чем старую перчатку, - и я потерял!
Был вечер. Я ехал на конке. Мне, как лицу высокопоставленному, не подобает ездить на конке, но на этот раз я был в большой шубе и мог спрятаться в куний воротник. Да и дешевле, знаете... Несмотря на позднее...

читать далее...

Международный конкурс юных чтецов

Литература в картинках

Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Как Владимир Соловьев переписал мою книгу и выдал за свою, или, Как книжные издательства губят нашу литературу

Как Владимир Соловьев переписал мою книгу и выдал за свою, или, Как книжные издательства губят нашу литературу

О манипуляциях известного телеведущего и крупнейшего издательства страны с книгой Федоры Яшиной «Богоубийцы, или, Колдуй баба сказал дед доставая пистолет», и как подобные манипуляции сказываются на Литературе в целом. Материал публикуется без купюр.

Правительство собирается нас ебать, но мы от этого будем крепчать ;)

Правительство собирается нас ебать, но мы от этого будем крепчать ;)

Правительство России может увеличить НДС на книги с 10% до 18%. Утверждают, что премьер-министр Дмитрий Медведев говорил об этом на совещании с тремя российскими министерствами.

Президент издательства «Просвещение» Владимир Узун: Бумажные книги будут существовать еще долго

Президент издательства «Просвещение» Владимир Узун: Бумажные книги будут существовать еще долго

Электронные учебники в ближайшем будущем не вытеснят бумажные, эти форматы будут еще долго вместе существовать, так как решают разные задачи, считает президент.

Как устроен книжный рынок России

Как устроен книжный рынок России

Сложившийся книжный рынок России можно оценить в 60 млрд рублей без учета учебников. Учебники сознательно не включают в выборку, так как этот сегмент нельзя назвать рыночным на 100%. Указанная сумма – это все деньги всего книжного рынка России от производителей бумаги и типографий до авторов, издателей и книжных магазинов. В валютном ...

Литература в цифрах

5 лет

Срок по истечении которого, по планам господина Новикова, «Эксмо-АСТ» должно войти топ-10 европейских издательств. Источник

20

Количество книг, которое прочитывает ежемесячно литературный критик Сергей Морозов. В авральные периоды вдвое больше. Источник

Прямая речь

Юрий Буйда, писатель:

Литература – занятие адское. Можно ли к нему относиться спустя рукава? Можно. Источник

Елена Соковенина, главный редактор издательства «Эдвенчер Пресс»:

Если у издательства есть любовь к определённому жанру и оно не выпускает всё подряд, то найти свою аудиторию ему намного проще Источник

Мнение В. Румянцева

Валерий Румянцев

Уровень общественной мысли журнала «Новый мир»

«Новый мир» позиционирует себя не только как литературный журнал, но и как журнал «общественной мысли». Да, были  времена, когда это издание славилось высоким  уровнем общественной мысли и в публицистике, и в художественных текстах. А как же сегодня в «Новом мире» обсто...

Кандидаты в классики или?..

В последнюю  четверть века существенно изменилось «лицо» русской литературы, оно подурнело.  Отчасти это произошло под влиянием «постмодернизма», пришедшего к нам с Запада.  Многие наши литераторы в своём творчестве решили «догонять» Европу, хотя пик...

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Голый расчёт

Почти на каждой встрече с читателями Алексея Иванова спрашивают, можно ли прожить на писательские гонорары в России. Вопрос больной, особенно для начинающих авторов. Коммерческие расклады книжного рынка для большинства авторов – terra incognita. Предлагаю краткий путеводител...

Французский книжный социализм

В марте с писателем Ивановым съездили на Парижский книжный салон. Россию в этот раз выбрали почетным гостем. Ее стенд был огромен и многолюден. Институт перевода блестяще справился с задачей главного организатора. Но речь здесь пойдет не о русских изданиях.

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Бедные люди с топорами

В конце мая уместно вспомнить самую громкую пиар-акцию русской литературы под кодовым названием «Новый Гоголь явился!». Обстоятельства одних «фантастических суток» 1845 года хорошо известны: Достоевский прочитал Григоровичу роман, слушатель был «восхищен донельзя», тем же вечером...

Закопать Жанетту

Алексей Цветков выложил в открытый доступ новую книгу стихов. Ну, так все сейчас делают, и небезуспешно: за день, как признался автор, разошелся стандартный тираж поэтического сборника, «бумажной публикацией такого эффекта не добиться». Дело в другом. Книга называется «вместо пос...

Интервью

Литературные мероприятия

23 и 27 мая 2018 года в лектории павильона «Рабочий и колхозница» пройдут лекции цикла «125 лет с Маяковским»

Лекции посвящены судьбе, мифам, творчеству и типологии произведений прославленного поэта.   

Вторая издательская школа Франкфуртской книжной ярмарки и Музея современного искусства «Гараж»

Будут обсуждаться вопросы: как работает книжный дизайн и влияет ли дизайн на продажи книг — и если да, то как?

19 мая. Встреча из цикла «Как рождается слово: Встречи с переводчиками»

Гость — Вера Аркадьевна Мильчина, историк литературы, переводчик с французского, комментатор, ведущий научный сотрудник Института ...

Встречи с писателями

28 мая. Андрей Геласимов и Алексей Варламов

Встреча в рамках лектория «Fabula rasa». Тема: литературные премии – двигатель издательского процесса?

21-26 мая. Гузель Яхина в Москве

Гезель встретится с читателями в книжных магазинах и библиотеке

Книжные новинки

Новости книжных магазинов

Лучшие книги апреля по версии Литрес

Лучшие книги апреля по версии Литрес

Сообщается, что эти новинки апреля завоевали наибольшую популярность. В рейтинге представлены электронные книги, аудиокниги, Литрес: самиздат, Литрес: чтец.

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Дорогие книголюбы, мы ищем в свою команду профессионального и увлеченного менеджера отдела маркетинга. Может быть, это вы?

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Словари модных слов и языка интернета появятся в московских библиотеках

Словари модных слов и языка интернета появятся в московских библиотеках

«Словарь новейших иностранных слов», «Словарь поэтический иносказаний Пушкина», «Слитно? Раздельно? Через дефис?», «Этно...

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

Де-факто заведение прекратило работу еще год назад и оставалась только вывеска. Часть фондов была отправлена в Библиотеку иностранной...

Новости издательств

«Просвещение» выиграло у «Эксмо-Аст» 3,7 млрд рублей

«Просвещение» выиграло у «Эксмо-Аст» 3,7 млрд рублей

Приятная новость! «Просвещение» подало иск к «Вентана-граф»  (входит в группу «Эксмо-АСТ») в начале января 2018 года,...

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Сообщается, что издательство будет специализироваться на русской и переводной прозе, как современной, так и той, которая уже ...

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Время свинга» Зэди Смит

Рецензия на книгу «Время свинга» Зэди Смит

Да, это мощный и современный во всех отношениях роман. Все ищут героя. А героя нет. Потому что он сейчас не главное (а может и никогда им не был). Потому что мышление героями – ложь по отношению к современному моменту (да и самообман к тому же), вчерашний ден...

Рецензия на книгу «Театр семейных действий» Галины Климовой

Рецензия на книгу «Театр семейных действий» Галины Климовой

Эта книга вечное художество; и оно - не только о семье; сверхзадача этой книги гораздо шире. Книга - о жизни и смерти. Это почетные вечные темы; насущнее хлеба и насущнее неба (простите мне эту сверхклассическую рифму...) нет ничего на белом свете.

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

До знакомства с рукописью романа «Дорогая, я дома» мне вообще не приходилось слышать об её авторе Дмитрии Петровском (кстати, был такой поэт-футурист, его полный тёзка, но это к слову). Тем интереснее неожиданно находить в лонглисте такие жемчужины. Как вы уже...

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Назвать этот роман историческим не поворачивается язык. Перед нами метаистория – по Даниилу Андрееву – первичная плазма бытия, бесконечное сегодня, не позволяющее сознанию вырваться из текущего потока и возвыситься над ним, дабы обрести осмысление и ясность.

Детская литература

ЕГЭ-2018: Разработчики КИМ об экзамене по литературе

ЕГЭ-2018: Разработчики КИМ об экзамене по литературе

Минимальный балл по данному предмету, ниже которого вузы не могут устанавливать проходной порог для абитуриентов, составляет 32 тестовых балла. Экзаменационная работа по литературе состоит и...

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Малоизвестная сказка «Одолеем Бармалея!» представлена в фонде Президентской библиотеки.

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Сообщается, что цель издательства - создавать книги, которые пробуждают любопытство, помогают найти свое призвание и просто позволят проводить больше времени вместе с ребенком.&nbs...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить на бумагу горьким соусом истинной правды, чтобы найти в нем каплю самоуважения. далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял, не замечая,
Рядом два таджика что-то ели,
Черными еблищами качая
В такт колесам, едущим в туннеле.

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина
Международный конкурс юных чтецов