Интервью

Михаил Шемякин: «В искусстве нельзя останавливаться. Если ты остановился, значит, автоматически ты идешь назад»

Михаил Шемякин: «В искусстве нельзя останавливаться. Если ты остановился, значит, автоматически ты идешь назад» 15.09.2015

Создавая книгу «Круг Шемякина», рассказывающую о поколении творческой интеллигенции Ленинграда и Москвы 1960-х годов, художник совместно с петербургским искусствоведом Любовью Гуревич подготовил более чем шестисотстраничное издание о себе, своих друзьях и художественной среде той эпохи.

Над монографией авторы работали больше семи лет, ставя перед собой задачу – дать представление читателю о каждом выявленном временем имени, громком или безвестном, но так, чтобы получился объемный образ.

В итоге «Круг Шемякина» стал своеобразной галереей эскизных портретов, только запечатленных в слове.

Вместе с тем, в одном из художественных пространств города, в K-Gallery, представили выставку фотографий, которая напрямую связана с темой книги. Экспозиция показывает зрителю созданный Шемякиным мир, зафиксированный в фотографиях ленинградского периода. Снимки демонстрируют многочисленные творческие эксперименты художника в области перформанса и хеппенинга, которые он уже тогда развивал со своими друзьями – поэтами и музыкантами. Чудом сохранившиеся негативы подверглись тщательной реставрации. В результате для выставки было напечатано более 100 работ, раскрывающих мир Михаила Шемякина 60-х годов в таких темах, как художник и модель, мастерская художника, портреты семьи и друзей. Многие фотографии впоследствии послужили основой для живописных и графических произведений Шемякина.

Творить и быть неугодным

– Михаил, несколько слов о книге «Круг Шемякина».

– Самое важное, чему я рад, – это тому, что многие из «участников» этой книги еще живы. Дай бог им всем творческих успехов. Думаю, что мы еще чего-то будем творить, кому-то надо-едать, кому-то быть неугодными! Кстати, считаю, что сегодня настало такое время, что можно стать немного инакомыслящими. И нам не привыкать. Как пел мой друг Владимир Высоцкий: «Из худших выходили передряг». Сегодня, когда так активно переписывается история, история россиян в частности (вот недавно прочел в книге, что славянской культуре 8 тыс. лет (!)… я, правда, частично русский, больше кавказец, хотя это сегодня немодно, но я этим горжусь), думаю, что то, что мы делали с Любой Гуревич чуть ли не десять лет, – писали книгу, сегодня правильно сформирует нашу память. Фактически подобные издания говорят лишь об одном – в них описана правда. Там все так, как мы и жили. Мы не были ангелами, мы не были гениями. С моей точки зрения, тот, кто принимает всерьез такие характеристики, как гениальный, на свой счет, ошибается. Если бы я в эти слова поверил, я бы, наверное, в тот путь, которым я иду сейчас, вообще бы не двинулся. А так, если поверил, что ты гениальный, то все, закончил творить… В искусстве нельзя останавливаться. Если ты остановился, значит, автоматически ты идешь назад.

– «Круг Шемякина» – издание, написанное не только вами и не только по вашей инициативе?

– Я выступил соавтором Любы Гуревич. А не наоборот, как можно было подумать. И был приглашен к созданию книги со своими уже имеющимися заметками, которые я  писал о близких мне людях. Здесь есть информация о тех персонажах, которых мало кто знал. Скажем, о моих натурщицах. Например, в книге есть рассказ, названный «Белая ведьма», как раз про натурщицу из Академии художеств. А сама книга задумывалась Кушниром (коллекционер и пропагандист петербургского искусства второй половины прошлого века Исаак Кушнир с 2001 года издает книги в серии «Авангард на Неве»; наряду с монографическими альбомами в серии появляются издания, обобщающие опыт «неофици-альной культуры», например, альбом «Арефьевский круг» и «Круг Шемякина». – «Эксперт С-З»). Кушнир столько сделал для петербургского искусства, что невозможно представить. То, что делает он, к сожалению, не делают многие, которым вроде бы по должностям положено этим заниматься.

Мир полубезумия

– Какие в книге представлены иллюстрации?

– Большая часть из моей коллекции. Среди них много прежде не публиковалось. (Кроме того, стоит особо отметить, что в издании представлена большая подборка акварелей и графики последователя филоновской школы Евгения Ротенберга и творческое наследие Юлия Росточкина – цикл фотоинсценировок, сделанных в 1970-е годы. – «Эксперт С-З».)

– Расскажите, что это была за обстановка, которая описывается вами в книге? Как вы тогда чувствовали время?

– Ленинград тогда жил своей подпольной жизнью. Всем понятно, что коммуняки жили отдельно, своими праздниками и маршами. А мы умели в своем нищенском миру создать собственную полубезумную обстановку. Это был параллельный мир. Но! Он был очень богатый и насыщенный.

Источник: Эксперт


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке