Интервью

Леонид Клейн: Глазами тигра

Леонид Клейн: Глазами тигра 27.05.2015

Ведущий мастерской для подростков литературных мастерских Creative Writing School рассказал о том, что ждет его слушателей летом, почему он так любит обсуждать русскую литературу и кино не только со своими студентами, но и водителями в пробках, менеджерами и просто людьми.

«Все мальчики и девочки напились молока и спят в теплых кроватках. Один я сижу на мокром листе», -- думал печальный Буратино. Возможно, и некоторым взрослым детям, оставшимся в июле в Москве, захочется не сидеть одним перед компьютером, а пить молоко с другими мальчиками и девочками. Именно для них, подростках 13-15 лет, CWS открывает литературную мастерскую. Вести ее будет Леонид Клейн, преподаватель литературы Факультета государственного управления РАНХиГС  и ведущий литературной рубрики «Библиотека Клейна» на радио «Серебряный дождь».

– На кого рассчитана программа мастерской, которую вы будете вести?

– Я не знаю, кто придет ко мне в мастерскую. Это будут уверенные в себе молодые люди, которые много пишут и хотят моей экспертной оценки, чтобы лучше научиться писать? Или это будут просто люди, которые заинтересованы в литературе? Или это будут люди, которых родители отправили, потому что лето и делать нечего? Или они слышали Клейна по радио?

Мне кажется, это в любом случае должны быть те, кто сам пишет и кому интересно почитать другое. Важно в свободной атмосфере, уважительной, обсудить чужие тексты, а параллельно тексты классиков – Шукшина, Зощенко, Брэдбери…

– Сакраментальный вопрос: можно ли за две недели научить писать?

– За две недели никаких особых изменений быть не может. Мне кажется, в таких семинарах всегда отложен результат.

Рабочее название моей мастерской «Литературная кутерьма». Это будет веселое, разнообразное обсуждение текстов. У меня есть несколько хитов, которые я люблю обсуждать с детьми. Будем мы и сами сочинять. Хочу предложить своим ученикам полдня пожить жизнью слепого человека. Или мы поедем в зоопарк, чтобы понаблюдать за посетителями. И написали потом рассказ с точки зрения зверей.

– Вы журналист, филолог, преподаватель. Вы все время придумываете новые формы обсуждения литературы – посему? зачем это Вам?

– Дело не в новых формах. Мне правда кажется, что это самое важное. Я был воспитан таким образом, что чтение книг и получение удовольствия от этих книг, статус прочитанной книги был чрезвычайно высок. Это я и транслирую в разных форматах.

Сейчас я работаю со студентами с первого-второго курса, они не филологи. И я всегда говорю: «Если вы не можете прочесть «Мертвые души», значит, вы просто не можете прочесть большой текст. Если вы не можете прочесть большой текст, значит, вы не сможете получать высшее образование. Если вы не можете получать высшее образование, то что вы здесь делаете?» Это действует.

 При РАНХиГС работает придуманный Вами интеллектуальный клуб «Самое важное». Вы там читаете тексты, смотрите фильмы?

– В основном смотрим фильмы. В современной ситуации подростки, молодые люди смотрят гораздо больше, чем читают. Но очень мало обсуждают, а значит, не вырабатывают вкус. Когда я показывал «Мимино», «Белое солнце пустыни» выяснилось, что в зале почти никто их не смотрел. И даже не знал о существовании таких фильмов. Казалось бы, есть множество  возможностей все это посмотреть. Но молодое поколение телевизор-то не смотрит. Смотрят ВКонтакте или на YouTube. Откуда они знают, что это надо посмотреть?

 Общий просмотр в клубе пробуждает интерес к киноклассике?

– Да, конечно. Мы задаем вопросы. Главное – это задавать вопросы. «Мимино» – это фильм о скованности человека на всех уровнях. В сущности, это введение в советскую цивилизацию. На мой взгляд, это совершенно фундаментальный фильм. Связывает этих людей только память о войне.

 Кто приходит на занятия? Студенты каких факультетов, специальностей? 

– Приходят люди абсолютно разные. Приходили школьники, студенты, взрослые люди. Приходят люди, которые меня слышат по радио. Приходят те, кому нужно какое-то интеллектуальное общение. Недавно одна моя студентка говорит: «Я работаю в Правительстве Москвы, но я умираю здесь. Есть ли возможность снова походить в ваш клуб?». Она не филолог. Она собирается сделать карьеру чиновника. И ей душно.

 Вы смотрите на то, что читает молодежь в метро? Замечаете какие-то тенденции?

– Да, да. Более того, у нас была целая мини-мифология с одной группой. В какие-то моменты я строгий преподаватель. Если человек не готов к семинару, я задаю прочесть целый новый роман. Девушки возмущались. Я им говорю: «Вы не понимаете, я вам делаю только лучше!». Они говорят: «Ну почему лучше-то?». Я говорю: «Ну как, будете в метро читать хорошую книжку, а не дрянь, к вам подойдет молодой человек и с вами познакомится. Вот я таким образом устрою вашу жизнь!». Девушка стала читать «Войну и мир». К ней действительно стали подходить и спрашивать: «А что это за толстая книжка, которую вы читаете?».

В метро я обращаю внимание на рекламы. И семинары я начинаю с анализа рекламных слоганов или иконографии. Очень важно понимать для студентов то, что текстом является все.

 А насколько в принципе важно изучать эту не могу сказать, что плохую, но…нехорошую литературу?

– Маскульт? Это принципиально! Это очень важно, чтобы человек научился отличать хорошее от дурного. Иначе возникает ощущение, что о вкусах не спорят. Тогда вообще чем мы тут занимаемся? О чем тогда спорят? Необходимо дать человеку инструмент для постановки вопросов и показать, что лучшей площадки, чем искусство, для интеллектуальной беседы не существует.

–  У вас в РАНХиГС есть курс «GreatBooks», на котором вы долго читаете романы. Добавляете ли вы экранизации к изучению произведений? Или просто обсуждаете?

– Нет. Первый роман, который мы проходим – «Ярмарка тщеславия». Студенты не понимают, чем там дело кончилось. Это такой тест на взрослость.

 Вы даете какие-то ответы? Или они сами их дают?

– Я им как раз рассказываю, что они ищут не там. Я показываю, что то, чем там можно насладиться, лежит совершенно не в той области, что они думают. Это для них первый ответ или первый шок. Нет жестких граней между черным и белым. Это роман о сложности жизни. Наш разговор не заканчивается ничем напрямую.Не существует проблем, которые не были бы связаны с проблемами культуры. Мы даем инструмент для анализа этого мира.

– Расскажите, пожалуйста, про свой курс лекций в приложении для IPhone. Лекции в нем такие длинные!

– Это было принципиально. А вы послушали и вам скучно стало?

 Нет. Но я начала слушать и поняла, что столько свободного времени у меня просто нет.

– Мы рассчитывали на тех, кто будет в машине это слушать. Это и для школьников, и для студентов может быть. У «Арзамаса» есть краткие, 15-ти 20-ти минутные лекции. Это гениально. Я специально решил говорить дольше,  подробнее. Я рассчитываю на то, что люди не будут торопиться.

 Человек едет на машине на работу или с работы. Почему ему важно выслушать, что на самом деле происходит в «Повестях Белкина»? Почему он должен вернуться к этому, когда он проходил это в восьмом классе?

– У меня есть опыт ведения радиопрограммы для радиостанции «Серебряный дождь». Лучшие SMS, которые мы получали во время радиопрограммы, были такие: «Ребята, что же вы делаете, у меня совещание, 30 человек подчиненных, а я не могу выйти из машины – хочу дослушать про Пушкина». И таких сообщений много. Не можешь выйти из машины – скачай! 

С Леонидом беседовала: Анна Правдюк

Источник: Литературные мастерские Creative Writing School


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке