Интервью

Интервью с Мариам Карапетян, автором книги «На грани своего и чужого»

Интервью с Мариам Карапетян, автором книги «На грани своего и чужого» 27.09.2014

Какие следы оставляет в человеке длительное пребывание в иной языковой среде, надо ли переходить грань, отделяющую свое от чужого, как воспринимать культуру другой страны. Об этом и многом другом наш разговор с автором книги «На грани своего и чужого», вышедшей в издательстве «Вече». Её автор Мариам Карапетян

Какие следы оставляет в человеке длительное пребывание в иной языковой среде, надо ли переходить грань, отделяющую свое от чужого, как воспринимать культуру другой страны. Об этом и многом другом наш разговор с автором книги «На грани своего и чужого», вышедшей в издательстве «Вече», Мариам Карапетян. филолог, закончившая факультет русского языка Ереванского госуниверситета. Как жена чрезвычайного и полномочного посла Армении сначала около пяти лет жила в Египте, затем в той же роли — в Италии. Египетские впечатления легли в основу ее романа.

Мариам, на обложке стоит другое имя, это псевдоним?

- Писать под псевдонимом было решено с самого начала, нужно было как-то отделить пишущую часть личности от всей остальной. Но сам псевдоним не отвлеченный, он несет в себе начальные части фамилии моего деда по матери – Шакарян и фамилии моего супруга – Карапетян. Кроме того, обозначая во многих языках одно и то же понятие, он еще и по-восточному сладкозвучен – Мари Шаккар.

Почему возникла идея написать роман, избрав именно этот жанр, а никакой другой? Что послужило побудительным мотивом к созданию книги?

- Побудительным мотивом к написанию книги, явилась, безусловно, встреча с Каиром и то потрясающее впечатление, которое он произвел, оглушив меня с самой первой минуты своим многоголосым хором. Тогда же я поняла, вернее, почувствовала, что этот город перевернет все мои представления о жизни и о себе, и что наши с ним судьбы каким-то образом переплелись. Я начала делать записи, не в силах сдерживать в себе собственные чувства и те яркие впечатления, которые получала день за днем, а искушение – проникнуть в этот волшебный мир и поведать об этом, становилось все более непреодолимым.

Насколько ваши представления о Египте, основанные на школьных и иных знаниях, соотнеслись тем, что вы увидели и ощутили, оказавшись в этой стране?

-Каждый человек, приезжающий в Египет, имеет какие-то свои отрывочные представления о нем – школьные, туристические, возможно даже, академические. Но Египет настолько неоднозначен, настолько глубок и многоаспектен, что познать его с первого раза, за короткое время, просто невозможно, если вообще возможно его когда-либо познать. Поэтому, конечно, туристические представления о Египте и, в особенности – о  Каире, быстро рассеиваются, можно сказать, при первом визите к великим пирамидам, хотя привитая с детства высокая репутация пирамид и преследует до конца, мешая составить собственное непредвзятое мнение. Мне кажется, для того, чтоб хоть сколько-нибудь понять Египет, лучше уметь чувствовать и обладать интуицией, а не иметь свои представления или быть в чем-то уверенным. И потом, одна из главных достопримечательностей Египта – это сами египтяне, которые, родившись из той же песочно-коричневой египетской земли, из которой выросли великие и другие пирамиды, веками несут в себе определенные черты принадлежности к этой земле. Это чрезвычайно приветливые и общительные люди, которых с древних времен отличает терпимость – веротерпимость и вытекающее из этого проявление терпимости в человеческих отношениях – уважение и доброжелательность по отношению к другому независимо от веры и национальности.

В чем конкретно произошло осознание важности и ответственности героини, жены посла, как это выразилось — в словах ли, в делах ли?

-Деятельность жен послов, вследствие специфичности профессии супруга, всегда прикрыта неким флером романтичности — с одной стороны, и  с представлениями о беспечной, лишенной забот, праздной жизни, которую проживают супруги послов  – с другой. На самом деле эти представления в большинстве случаев не имеют ничего общего с действительностью. Супруги послов, имея статус, несут и большую за него ответственность, в основном они активно вовлечены в представительскую деятельность и имеют множество обязанностей. Кроме того, являясь женской половиной посла, супруга символизирует как бы и все женское население страны, которую представляет. По роду деятельности они находятся в постоянном общении с жителями страны пребывания и другими иностранцами, и любое некорректное слово, неуместный жест, даже неправильно подобранный наряд могут навредить репутации не только самого посла и посольства, но и всей страны. Что касается осознания своей миссии героиней романа, то и она проходит стадию осознания ее важности и приходит к выводу, что в этих условиях, когда  приходится держать ответ за свое государство, мало только любить родину неосознанной любовью, нужно знать хорошо, что любишь и за что любишь, и еще уметь заражать своей любовью других, правильно представляя самобытнейшую культуру своей страны.

Героиня романа, жена посла Армении в Египте. А что вынесет из книги российский читатель?

-Роман написан на русском, потому что по образованию я русист, окончила факультет русского языка и литературы, до этого – русскую школу с прекрасными учителями, и с малых лет приобщалась к лучшим образцам великой русской литературы, вбирала в себя богатейшие возможности русского художественного слога. Вместе с тем, армянский дух проникал в меня с самого рождения – вместе с самой жизнью, с яркими образами совершенно армяноязычных бабушки и дедушки, прививших любовь ко всему армянскому, а уже позже, во взрослом возрасте, я испытала на себе огромное влияние поистине космической армянской поэзии. Что касается самого содержания, то затронутые в романе проблемы — общечеловеческого характера, и если рассматривать их в аспекте цивилизационном, то читателю-христианину, будь то русский, француз или итальянец, независимо от национальности, этот взгляд – взгляд попавшей в «чужое» христианки, острый взгляд, все глубже проникающий в мистический мир, который все еще полон присущей древним египетским воззрениям естественной веры в сверхъестественное и при этом живет и дышит заповедями ислама, — позволяет не только приподнять завесу над чужим, но и проследить путь преобразований — внутренний путь, который прошла героиня — путь, доказывающий, что там, где есть искреннее стремление понять и принять, противопоставление своего и чужого становится неактуальным. Кроме  того, я надеюсь, что книга будет интересна всем тем, кто интересуется психологией личности, для кого внутренние искания — жизненно важные понятия, а также тем, кто увлечен историей и мифологией, особенно будет полезна арабистам.

На грани своего и чужого –  это ощущение именно вашей героини, или же это ощущение любого человека, оказавшегося в чужой стране. И насколько важны для нее эти определения «своё – чужое»? Надо ли эти антитезы преодолевать?

- Мне кажется, делить все существующее вокруг на «свое и чужое»  — это свойство человеческой натуры, возможно, привитое ему с детства, когда очерчивается его личностное пространство – «свое», и все то, что остается за пределами, то, которое он не знает – «чужое», и как каждый ребенок тянется к матери, так и каждый человек тянется к своему, родному. Разъединяющая сила этих понятий кажется необходимой, она нужна человеку для того, чтобы выживать в этом мире, чтоб чувствовать твердую — свою почву под ногами, чтоб знать – кто ты, откуда, где твои истоки, твой язык, твои традиции. У героини романа «свое и чужое» противопоставлено и гипертрофированно, возможно, как и у многих представителей армянского народа, несущего в своих генах отголоски свежей этнической травмы, и кажется – отпусти она это «свое», как тут же ее захватит и унесет «чужое». Но что такое «чужое»? Чужое – это всегда на первый взгляд неизвестное, незнакомое, неизведанное, но ведь все это можно назвать зазывающим, захватывающим, завораживающим, многое зависит от той оценки, которую дает сам человек. Но если ты принимаешь, что «свое» и «чужое» существуют, то должен быть готов к тому, что они могут поменяться местами. Это относится не только к культурно-религиозному аспекту познания, но и чисто человеческому, психологическому, ведь чем более открыт человек, чем шире его личностное пространство, тем больше он приобщается к новому и неизведанному, обогащаясь и расширяя горизонты собственного миропонимания. В этом процессе, в котором задействовано сердце, обязательно наступает момент, когда границы становятся условными и ненужными, потому что вместе с их преодолением приходит любовь, а она границ не знает.

Источник: http://novostiliteratury.ru/2014/03/intervyu/kogda-stirayutsya-grani-intervyu-s-mariam-karapetyan/


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке