Лит-ра.инфо - новости литературы
Любопытное

Как цензура изменила детские книги: «Целовать можно, но без подробностей»

Как цензура изменила детские книги: «Целовать можно, но без подробностей» 05.08.2016

На условиях анонимности «МК» поговорили с редактором отдела детской литературы одного из российских издательств и узнали, куда из детективов для детей исчезли окурки и почему героиням нельзя ходить в мокрых майках.

Появление возрастной маркировки — 6+, 12+, 16+ — радикально изменило отношение издательств к текстам. Теперь авторы, пишущие для подростков, должны быть очень аккуратны: стоит им чуть не вписаться в требования закона, и книгу отправят на взрослую полку магазина, где юный читатель ее просто не найдет, а само издательство из-за этого понесет убытки.

— Недавно я хотел купить в подарок «Карлсона», открыл и удивился: Карлсон больше не курит, хотя я точно помню, что раньше в тексте это было. Оказалось, что подобные поправки появились в последнее время во многих текстах. С чем это связано?

— Случай с «Карлсоном» скорее исключение из правила: переводную классическую литературу обычно не трогают. А вот в отечественных книгах последних десятилетий такие изменения уже давно стали нормой. Все это происходит ради детских возрастных цензов — 6+ или 12+. Вредные привычки, драки, ругань, даже объятия сейчас практически табу.

Самый распространенный пример, по крайней мере для жанра детского детектива, — окурок. Очень часто юные сыщики находят такую улику и по ней пытаются вычислить преступника. Они подходят к табачным ларькам, выясняют, кто покупал сигареты… Понятно, что большинство этих детективов были написаны в 90 е годы, и тогда в этом не было ничего ненормального, но сейчас при переиздании возникают сложности.

Ведь если на окурке строится сюжет, его нельзя заменить на фантик от конфеты. В других случаях при переиздании старых книг мы принимаем меры: меняем шампанское на выпускном на минералку и газировку.

— Это сюжеты 90 х. Но что делать, если у нас есть классический текст — «Бронзовая птица» или «Кортик», к примеру. Его тоже нужно будет исправлять?

— Как раз эти два текста уже можно считать классикой. Их пока не переиздавали, но если придется, то обойдемся без изменений. Это все-таки книги, которые известны многим. А вот из вещей, написанных недавно, сигареты и пиво сейчас будут безжалостно вырезаны.

— Но как тогда быть с окурком, на котором строится сюжет?

— Скорее всего, его сохранят, но при этом несколько раз постараемся вставить фразу о том, что курить вредно, «я не курю и не собираюсь». То есть добавим осуждение, которое по закону для текстов с аудиторией 12+ обязательно. Впрочем, еще хорошо, когда курение и алкоголь связаны с «плохими» персонажами — это часть их отрицательного образа. Гораздо хуже, когда…

— Шерлок Холмс?

— Да, как раз о том и речь. По примеру Холмса многие положительные персонажи, например, какой-нибудь папа главного героя, тоже курят трубку. И дети в книге раньше могли тоже поиграть с трубкой, походить, не куря ее. Теперь — все: в это и играть нельзя, об этом упоминать нельзя, и лучше бы папе даже не курить и не пить пива на даче.

— То есть ни намеком?

— Конечно. Не надо, просто не надо. Тем более уж всякие вещи типа наркотиков, которые вызывают у редактора откровенную панику. Ведь во многих детективах, написанных в 90 е, сюжет построен вокруг наркотиков, а эта тема табуирована еще больше, чем сигареты. Понятно, что иногда от нее совсем избавиться нельзя, но в таком случае мы убираем не то что намеки на какие-то подробности, но и сами названия наркотиков.

— Тут понятно, но как быть с очевидной классикой, где «запретное» вынесено даже в заголовок — например, «Городок в табакерке» Одоевского?

— Все зависит от фанатизма редактора. В целом, поскольку это классика-классика уже как два столетия, табакерку цензуре не подвергнут. А вот если сегодня кто-то из авторов пришлет подобный текст, тут уже все ясно: табакерки просто не будет. Какая табакерка, какие сигареты, какое пиво, какие наркотики? Только минералка! Всё!

Я однажды долго обсуждала с автором очень колоритную героиню, старую актрису. Она, несомненно, персонаж положительный и, тоже несомненно, курит, это часть ее образа. Автор никак не шел нам навстречу. Говорил, что не может отнять у старой женщины сигарету, что это последняя радость в ее жизни. В общем, тяжело нам было.

В конце концов вредную привычку мы бабушке оставили, но вычеркнули большую часть сцен, где она курила. Заодно заставили ее рассказывать внукам: «Вы ни в коем случае так не делайте. Я старая, мне уже все равно, но вы так не поступайте».

— С сигаретами все понятно. А алкоголь? Я прекрасно помню, как в 90 е годы у нас выходили английские детские детективы, где дети пили сидр.

— Мы заменим его на лимонад.

— Даже если это переводной текст?

— Да. Я даже опасаюсь, что замену на лимонад мы можем произвести без согласования с автором, если это не ключевая деталь. Или вовсе опустим: между одним и другим произволом грань тонка. Иначе книга не впишется в установленную законом возрастную аудиторию. Тут нужно еще иметь в виду, насколько текст хорошо знают.

— И возвращаясь к классике, хоть к тому же «Шерлоку Холмсу». Можно ли все-таки его теперь «официально» читать детям?

— В законе, когда речь идет о возрастной маркировке книг, сразу оговорено, что эти правила не распространяются на классику. Вопрос, что ею признавать. Считается, что классика — это все, что входит в школьную программу, дополнительное чтение в ее рамках, а также «президентские» сто книг.

Тут, конечно, история отдельная. Я их посмотрела и сильно удивилась. Одна из книг в этом списке, написанная во времена СССР, начинается с того, что маленького мальчика приводят в женскую баню, и он видит обнаженные женские тела. Об этом рассказывается в красках. В принципе ничего крамольного, но мы себе не можем позволить такое, это сразу 18+.

Так что на школьную классику правила не распространяются. В противном случае то же пресловутое «Преступление и наказание», где в подробностях описывается убийство старушки, это 18+ сразу.

— Кроме вредных привычек и насилия бывает еще и нецензурная лексика. В СМИ — понятно, есть запретные пять слов, которые все знают, а в книгах?

— То же самое. Мат — и книга сразу становится 18+, а продается в пленке.

— Но ведь есть же пограничные ситуации. Я помню перевод «Братьев Львиное Сердце» Астрид Линдгрен, где положительный герой говорил, что нужно быть отважным, а иначе станешь куском дерьма.

— А вот с бранью тоже есть ограничения. По закону любые ругательства — но не мат — сразу относят книгу к 16+. И мы оказываемся в странной ситуации: необходимо понять, что делать с абсолютно детскими текстами, где нет ни наркотиков, ни насилия, но одна девочка называет другую дурой. Считаем мы, что это не страшно, ставим 12+, или перестраховываемся и решаем не искать неприятностей — тогда 16+. Есть еще один вариант: просить автора — если, конечно, он жив и доступен, — чтобы одна героиня называла другую не «дурой», а «нехорошей глупой девочкой». Ну а дальше, понятно, начинается беседа с писателем о том, как говорят современные дети, отражает ли книга правду жизни и зачем она вообще тогда нужна.

В итоге мы не переиздаем некоторые вещи из-за нежелания авторов что-то менять. У нас есть закон, мы обязаны ему следовать.

Кстати, взрослая литература, за исключением эротической вроде «50 оттенков серого» и иже с ними, будет иметь возрастной ценз 16+, даже криминальные боевики.

На них нет пленки, можно сходить в магазин, посмотреть: горы трупов, расстрелы, но без кровавых подробностей. У современной английской писательницы Жаклин Уилсон есть очень известная книга «Разрисованная мама» - если бы сейчас ее захотели переиздать, то сразу возникла бы масса вопросов, потому что мама там алкоголичка и вообще ведет беспутный образ жизни. А книга движется к мировой классике.

Впрочем, тут уже вопрос о социальной миссии: неблагополучную сторону жизни мы не можем верно отразить, рассказать о том, что такое тоже бывает и как с этим жить. Точнее, не можем рассказать не рискуя. Потому что есть издательства, которые все равно не закрывают для себя социальные темы, пусть и ставят 16+.

— А как, по-вашему, покупатели в книжных на самом деле ориентируются на все эти 6+, 12+, 18+?

— У нас нет способа это понять. Если бы в одном магазине книги продавались с возрастной маркировкой, а в другом — без, то мы могли бы сравнить, но это введено повсеместно. Зачастую возрастной ценз оборачивается неожиданной стороной. Несмотря на то что он всего лишь указывает возраст, с которого книга рекомендована к чтению, и дети, и родители думают, что 6+ означает «для детей шести лет», хотя на самом деле — это от шести и хоть до 156.

И наоборот: если на книге стоит 16+, то в группах издательства, которые мы ведем «ВКонтакте», подростки совершенно серьезно задают вопросы «можно ли читать эту книгу, если мне пока только 15?».

У детей вообще сильно изменилось сознание: они очень отличаются от нас — тех, какими мы были в детстве. «ВКонтакте» всерьез спрашивают, есть ли у книги мораль: важно, чтобы все было разложено по полочкам.

— Дети ладно, но ведь пишут и воплощают законы в жизнь взрослые. Чем грозит издательству не тот возраст, указанный на книге?

— Сначала в прокуратуру должно от кого-то поступить возмущенное письмо. Потом, уже в суде, назначается независимый эксперт, который анализирует текст и выносит решение. Если признано, что мы нарушаем закон, — тогда штраф. Дальше — изъятие тиража, уничтожение, а магазинам, которые торговали этими книгами, могут запретить работу в течение 30 или 90 суток. Это очень серьезно.

— А как уничтожают — сжигают?

— Нет, просто режут... С жалобами бывали самые разные случаи. Так, однажды — еще до закона о возрастном цензе — была жалоба на мангу (японский комикс. — А.О.). Одна девочка, которая ее читала, покончила с собой, но прокуратура не нашла в книге призывов к суициду. Их там, естественно, и не было: манга вообще о другом — об этике и выборе при абсолютном могуществе. Тем не менее книгу мы перестали продавать.

Тогда же мне позвонили из книжного магазина в Новосибирске: «К нам пришли активисты «Уральского родительского комитета», нет ли какого-нибудь официального способа от них защититься?» Не то чтобы боялись, что магазин разгромят, но вот немножечко опасались.

К счастью, все обошлось: никаких законных оснований для такого визита не было. В принципе у граждан в правовом государстве вообще нет законных оснований бегать, хватать книги с полок и уничтожать их, потому что Средневековье все-таки прошло.

Однако нужно понимать, что активисты, жалующиеся на книги, уделяют внимание только крупным издательствам: с мелких нечего взять. Так, недавно мне подарили изданную в Якутии тысячным тиражом книгу о местном пантеоне. Никакой возрастной маркировки на ней нет, так что формально ее могут прочитать и дети, приняв за что-нибудь похожее на «Мифы Древней Греции» Куна. А внутри там инцест, насилие, наркотики — как, по-вашему, шаман попадает в другие миры? Самое смешное, что выпустило книгу православное издательство. Им никакие родительские комитеты не заинтересовались.

— Вернемся, раз так, к возможным нарушениям у крупных издательств. Где еще может быть для них опасность? Например, насилие. У Крапивина в романе «В ночь большого прилива» главный герой, подросток, убивает главного злодея: «Канцлер так и наделся на него — рапира вошла ему под ребра и выскочила между лопаток». Это теперь табу?

— Мы утыкаемся в прекрасную казуистическую фразу закона о подробном описании насилия. Понятно, что даже Колобок погибает, а в «Красной Шапочке» волку вспарывают живот. Во многих фэнтези-книгах, которые мы редактируем, приходится сокращать количество трупов, убирать реки крови, заменяя их интеллигентными лужицами. По закону мы можем описывать насилие, если оно эпизодично, осуждаемо и добро побеждает. То есть должна явно считываться мораль.

Хотя — берем «Молодую гвардию», где подробное описание пыток молодогвардейцев. В современной книге мы не можем такое сделать. Так, выходил роман, посвященный девушке-фанатке, и все околофутбольные драки, очень жесткие, как в жизни, были убраны: «произошла стычка» — и все, героиня уже помогает своему пострадавшему другу.

— Следующий «опасный момент» после насилия — наверное, неправильное поведение. Бродяжничество и прочий Гекльберри Финн. Как теперь обходятся с этим?

— С Марком Твеном или «Расмусом-бродягой» Астрид Линдгрен проблем не окажется: все-таки классика. А вот у книги современного автора, который пишет о бродяжничестве героя, причем не важно, с каких позиций, они возникнут, придется маркировать рейтингом 16+, хотя книга рассказывает о детях и адресована им. Для примера: «Ночевала тучка золотая» Приставкина сейчас не прошла бы. При переиздании от статуса 18+ — то есть недоступности, например, для школьных библиотек — ее спас только статус «классика». Потому что описание растерзанного тела, бродяжничества, истязаний детей — это вообще без вариантов. Хотя мы все равно поставили на книгу 16+.

— Тогда, видимо, последнее и самое интересное из запретного — любовная линия. Понятно, что секс нельзя ни в каком виде. Но где проходит тонкая граница между тем, что в описании отношений еще разрешено и уже запрещено?

— В общем, поцеловать можно, но без подробностей. «Они поцеловались» — этого достаточно. Если начинаются подробности: как именно, как долго, что кто почувствовал, — это сразу сдвигает границу к 16+.

И обниматься я бы не рекомендовала.

Например, в книге категории 12+ автор по настоянию издательства убирал девочек в мокрых майках. Он описывал, как героинь окатило с головой и им пришлось так идти по улице. Никаких намеков ни на что в сцене не было, но, щадя воображение «Уральского родительского комитета», необходимо было перестраховаться.

Был и другой пример, уже хрестоматийный: в книге 12+ идет девочка примерно 12 лет. Блузка ей немножко мала в груди, пуговицы чуть расходятся. Все, этого описания было достаточно, чтобы нам звонили люди — правда, из магазинов — и возмущались, какое же это при таких сценах 12+.

— Все удивительнее и удивительнее. Но, по вашему мнению, почему сейчас, в последние, наверное, лет пять, возникли все эти требования, причем как в законе, так и в обществе?

— О, это любимая тема. Есть теория: в 90 х годах у нас произошли сексуальная и одновременно информационная революции. Мы стали говорить о вещах, которые долгое время были табуированы. И этого всего сразу стало очень много. В какой-то момент общество наелось свободой, и началась реакция, результат которой мы и наблюдаем.

Если бы движение к свободе было постепенным, в течение сотни лет, как в Европе, то такой ситуации бы не возникло. А у нас она в итоге была воспринята привнесенной, чуждой, причем так считают не столько жители городов-миллионников, сколько те, кто живет в остальной России. Для них это изначально было лишним и шокирующим. Мысль о том, что ребенок может получить любую информацию, в том числе и из книги, пугает. Поэтому за нынешними ограничениями стоит общественный страх. Если бы они не основывались на поддержке общества, их бы не было.

Вместо того чтобы пытаться учить детей ориентироваться в информации и принимать решения, выбран самый простой способ: просто закрыть их в уютной коробочке, из которой они в 18 лет выберутся и очень, видимо, удивятся: мир, оказывается, не такой, как им казалось, в нем есть много вещей, о которых с ними никто не поговорил и о которых никто не предупредил.

— Как вам кажется, все эти ограничения еще будут усиливаться или, наоборот, гайки ослабят?

— Возможны два варианта, которые зависят от того, что будет со страной в целом. Если мы продолжим двигаться в сторону ужесточения центральной власти, то нас, конечно же, ждет и цензура. Если же движение пойдет в обратную сторону, то ограничений может стать меньше. Уже сейчас многие говорят, что возрастной ценз с делением на 6+, 12+ и так далее — избыточен. Достаточно оставить 18+, то есть то, что для детей не предназначено, — и все, а родители сами могут принимать решение, что читать их детям. Но пока шансы 50 на 50.

При этом часть детей — а читает книги сейчас, будем честны, меньшинство, — все равно игнорирует все эти ограничения и спокойно идет на «взрослые полки» с фэнтези и романтической литературой. Ведь детских книг, которые могли бы ответить на важные вопросы, возможно, просто нет, потому что из-за ограничений мы не можем их сделать.

Источник: Московский комсомолец


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

Виктория Черкасова: «Царь, коза и Фома – умная голова»

Номинация на Первую литературную премию «Лит-ра на скорую руку».

Заскучал царь. Стал со скукой на шашки глядеть, к гуслям стал равнодушен и к пряникам.
Велел государь народ оповестить, о том, что тот, кто козу, что три языка иноземных знает,...

читать далее...

Марина Шапошникова: «Дом с водосточной трубой»

Номинация на Первую литературную премию «Лит-ра на скорую руку».

Этим летом Артём вместе с родителями, бабушкой и младшей сестрой обживали свою новую квартиру. В семье царило всеобщее оживление: папа Артёма - разгорячённый, взъерошенный носил...

читать далее...

Первая литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Литература в картинках

Ёжик Посмотреть полный размер

Ёжик

Много читаете? Не забывайте, хотя бы, делать гимнастику по утрам ;)
Автор рисунка: Deborah Hocking

Любопытное из мира литературы

За строками ФЗ-114 «О противодействии экстремистской деятельности». Новые повороты – 2017

За строками ФЗ-114 «О противодействии экстремистской деятельности». Новые повороты – 2017

Федеральный закон от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» – один из самых серьёзных и вместе с тем неоднозначных законов в правоприменительной практике библиотек.

Самая старая действующая библиотека работает с VI века

Самая старая действующая библиотека работает с VI века

Библиотека находится в Монастыре Святой Екатерины на Синайском полуострове в Египте. Она была построена в середине VI века, став также второй по размеру коллекцией религиозных материалов в мире (после Ватикана).

Финский взгляд на современную русскую литературу

Финский взгляд на современную русскую литературу

«Финны легко могут достать новые произведения русской литературы» - прям так и написано в статье. Сообщается, что небольшие издательства, активно переводят современную литературу на финский язык. Утверждают, что 2012 год был годом рекордов: тогда появилось бол...

Публицист Илья Будрайтис о самой значительной книге Льва Троцкого

Публицист Илья Будрайтис о самой значительной книге Льва Троцкого

Книга «Преданная революция» была написана Троцким в изгнании в 1936 году. Как утверждают, книга оказала огромное влияние на левое движение по всему миру. Будто бы без этой книги не могла обойтись ни одна попытка обосновать социалистическую альтернативу сталини...

Лев Рубинштейн о Владимире Сорокине

Лев Рубинштейн о Владимире Сорокине

Сорокин — молодой, застенчивый, очень красивый юноша — пришел на мое чтение в квартиру, сказал: «Давайте знакомиться. Я Сорокин, пишу рассказы» — и дал мне их почитать.

Литература в цифрах

5 - 10 %

от издательской цены составляет гонорар автора. При магазинной цене издания в 400 рублей гонорар автора составит максимум 10 рублей. Источник

221 день

Срок реализации книжной продукции в ценовом сегменте от 100 до 1000 рублей. Источник

10 евро

Денежное вознаграждение, получаемое лауреатом Гонкуровской премии Источник

Прямая речь

Егор Серов, главный редактор радиостанции «Книга»:

Без них ни кино снять, ни программу написать. Можно вагоны разгружать… Но хотят этого немногие. К сожалению,... Источник

Виктор Ерофеев, писатель:

В России очень много фиговых листков. Можно пойти и нарвать их, и прикрыть ими что угодно. Источник

Колонка Сергея Морозова

Манифест барской литературы

Манифест барской литературы

Говорят, Маканин был очень умный. Может и так, смотря какой меркой мерить. Каждый обычно пользуется своей. Для одного - умный, для другого – так.
Я вот, сколько ни читал Маканина, «очень» не заметил. Умные-то мы все. А вот которых «очень» всегда было по пальцам пересчитать. Маканин не посчитался.

Усталость от государства

Странная тенденция прозы этого года – при всей идейной блеклости, господствующий анархический настрой, мысль, что было бы лучше обустроиться подальше от Левиафана.
Идея не новая. Необычно то, что над этим задумалась почвенническая по характеру литература. «Лучше в лесу, чем в государстве» - тезис, может быть, автором не до конца одобряемый, но и не осуждаемый с ходу в последних на сегодняшний день книгах Дмитрия Новикова, Олега Ермакова, Михаила Тарковского.

Сапоги выше Пушкина

В обычных разговорах о культурных ценностях среди культурных людей заметен некий отлет мысли от действительности. Старый спор – «сапоги или Пушкин?». Когда-то и мне казалось, что Пушкин выше. Теперь, с годами,  возникли большие сомнения.
Без Пушкина прожить можно. Вообще без всего...

Колонка Сергея Оробия

Мертвые души 2.0. (трейлер романа)

Мертвые души 2.0. (трейлер романа)

Стартовал новый сезон некогда великого, а ныне стремительно глупеющего сериала «Ходячие мертвецы». Посмотрев пару новых серий, я понял, что русская литература имеет в запасе не менее впечатляющий сюжет для зомби-апокалипсиса, но пока им никто не воспользовался. Очень хочется такую книгу написать. Пока предлагаю вам трейлер этого романа*.

Главный русский хронотоп

Очередь за iPhone X на Тверской, случившаяся на прошлой неделе, продолжает великую традицию русского культурного стояния. Сначала была очередь к поясу Богородицы (ноябрь 2011), потом – очередь к Серову (январь 2016)…
Какая, прости господи, связь между поясом Богородицы и iPhone X? Видимо, непосредственная. Недаром у Александра Терехова в рассказе еще 2013 года герой подмечает:...

Репортаж с «Титаника»

Петровскую эпоху академик Лихачев называл самой нелитературной эпохой за все время существования русской словесности. Оно и понятно: некогда было читать, рубили окно сами знаете куда. А самой читающей страной Россия стала в 1970-е годы, когда окно в Европу поплотнее заткнули, чтобы не дуло. «To read or not to read?» – вот русская версия гамлетовского вопроса.

Интервью

Литературные мероприятия

19 нояб. Университетские субботы: Лекция «Поэтическое и изобразительное»

Приглашаются школьники, учащиеся колледжей, студенты и все интересующихся русской литературой и культурой.

22 нояб. Лекция о русских писателях, получивших Нобелевскую премию по литературе

Поэт, писатель и журналист Андрей Орловский расскажет о пристрастиях шведских академиков, нобелевской статистике, мифологии Иосифа...

16 нояб. Лекция «Иллюстраторы С. Я. Маршака»

Лекция пройдет в рамках интерактивной историко-библиографической выставки «МАРШАК».

Встречи с писателями

17 нояб. Мелкер Гарай

Ав­тор­ская встре­ча и пре­зен­та­ция книги «Крыса и дру­гие злые рас­ска­зы. Пу­га­ло. Су­ме­реч­ные но­вел­лы» из­вест­но­го шве...

11 нояб. Сергей Тармашев

Сергей Тармашев представит свою новую книгу «Иллюзия».

Книжные новинки

Новости книжных магазинов

Благотворительная акция «Подари ребёнку книгу» продолжается

Благотворительная акция «Подари ребёнку книгу» продолжается

В рамках акции проходит сбор книг для небольших региональных библиотек. В этот раз будет обновляться книжный фонд библиотеки Марковского сельского поселения республики Марий Эл. Акцию проводят книжный магазин «Москва», ассоциация «Растим читателя» и Российская государст...

Литрес: Лучшие книги октября

Литрес: Лучшие книги октября

Лучшие электронные и аудио книги октября 2017 года, по версии Сервиса электронных книг №1 в России «ЛитРес».

«Читай-город» получил премию Retailer of the Year

«Читай-город» получил премию Retailer of the Year

25 октября в Москве состоялась церемония награждения победителей международной общественной премии Retailer of the Year. Сеть книжных магазинов «Читай-город» одержала победу сразу в двух номинациях и была признана «Лучшим сетевым магазином России 2017-2018» и «Лучшим интернет-магазином...

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

22 нояб. Лекция о русских писателях, получивших Нобелевскую премию по литературе

22 нояб. Лекция о русских писателях, получивших Нобелевскую премию по литературе

Поэт, писатель и журналист Андрей Орловский расскажет о пристрастиях шведских академиков, нобелевской статистике, мифологии Иосифа...

Благотворительная акция «Подари ребёнку книгу» продолжается

Благотворительная акция «Подари ребёнку книгу» продолжается

В рамках акции проходит сбор книг для небольших региональных библиотек. В этот раз будет обновляться книжный фонд библиотеки Марко...

Стартовал конкурс для библиотек

Стартовал конкурс для библиотек

НП «Викимедиа РУ» запустило конкурс для библиотек России по размещению в свободном доступе книг, газет и журналов из своего фонда,...

11 ноября Российская государственная библиотека в пятый раз открывает для посещения уникальные коллекции

11 ноября Российская государственная библиотека в пятый раз открывает для посещения уникальные коллекции

В этот день вы сможете посетить с экскурсией отдел диссертаций, отдел газет и отдел хранения основных фондов.

Новости издательств

«Редакция Елены Шубиной» приглашает на 19 Международную ярмарку интеллектуальной литературы non/fictio№

«Редакция Елены Шубиной» приглашает на 19 Международную ярмарку интеллектуальной литературы non/fictio№

Издательство представит множество ярких книжных новинок, а также пригласила известных авторов для встреч с читателями.

10 октября 1922 года — 95 лет назад — основано книжно-журнальное издательство «Молодая гвардия»

10 октября 1922 года — 95 лет назад — основано книжно-журнальное издательство «Молодая гвардия»

Основано книжно-журнальное издательство «Молодая гвардия» по решению V съезда ВЛКСМ. В издательстве, выпускающем художественную, о...

Издание книг.ком: Начались продажи сборника повестей Вячеслава Кондратьева

Издание книг.ком: Начались продажи сборника повестей Вячеслава Кондратьева

Сборника повестей Вячеслава Кондратьева «Повести. 1941-42 годы», выпущенн на платформе «Издание книг.ком». В сборник вошли три пов...

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Коронация зверя» Валерия Бочкова

Рецензия на книгу «Коронация зверя» Валерия Бочкова

Роман как исторически достаточно молодой жанр - вещество горячее, дымящееся, и его традиционность, граничащая с традиционализмом, и его сугубо личное (авторское) новаторство, граничащее с "выходом за рамки", могут иной раз начать сами диктовать автору свою волю,...

Рецензия на книгу «Стриптиз на 115-й дороге» Вадима Месяца

Рецензия на книгу «Стриптиз на 115-й дороге» Вадима Месяца

Обманчивым было бы думать, что автор сибарит, жизнелюб и весельчак. Этот глаз, эта память подмечают и крепко держат и то, что держать внутри себя опасно - настоящие трагедии; тогда текст превращается в невероятие почти шаламовское, граничащее с гротеском театр...

Рецензия на книгу «Охота за тенью» Якоба Ведельсбю

Рецензия на книгу «Охота за тенью» Якоба Ведельсбю

Атмосфера нового романа датчанина Якоба Ведельсбю «Охота за тенью» сначала кажется удобно-узнаваемой из-за насыщенности не только описаниями комфортных и традиционных европейских реалий, но и психологическими портретами знакомых европейских типажей. Типичное мышление...

Рецензия на книгу «Дети декабря» Платона Беседина

Рецензия на книгу «Дети декабря» Платона Беседина

Не побоимся начального трюизма: книга эта о людях, - как, впрочем, и все книги на свете. Вдумайтесь, книг не о людях очень мало; мало кто из писателей избирает поприще Виталия Бианки или Джеральда Даррела, но и зоологи-биологи поселяют животных по соседству с ...

Детская литература

Впервые в библиотеках по всей России пройдет  «Неделя „Живой классики“»

Впервые в библиотеках по всей России пройдет «Неделя „Живой классики“»

Самый масштабный проект для школьников нашей страны – конкурс юных чтецов «Живая классика» – пройдет в следующем году уже в седьмой раз. Чтобы отлично выступить, важно начать подготовку...

Книгуру проводит Конкурс на лучшую читательскую рецензию

Книгуру проводит Конкурс на лучшую читательскую рецензию

Итоги конкурса рецензий будут объявлены в начале декабря одновременно с объявлением победителей восьмого сезона «Книгуру». Приз – букридер.

3 ноября библиотека им. Н.А. Некрасова проведет «Большой День рождения на каникулах»

3 ноября библиотека им. Н.А. Некрасова проведет «Большой День рождения на каникулах»

Лучшие в мире устроители дней рождения собирают гостей. Ноябрь оказался «урожайным» месяцем на дни рождения детских писателей. Среди них такие любимые всеми ребятами, как Астрид Линдгре...

Научный Круглый стол «Приобщение к чтению: теория, история, практики»

Научный Круглый стол «Приобщение к чтению: теория, история, практики»

В программе предусмотрены выступления известных специалистов НИЦ «Наука» РАН, Российской академии образования (РАО), Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, президент...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Смерть рыжей годзиллы» автор Мзунгу

В 80- тые годы я провел сотни часов у радиоприемника, слушая «Голос Америки» и «Радио Свободы». И чем сильнее их глушили советские спецслужбы, тем крепче становилась моя любовь к Америке.
И вот, наконец, здравствуй Америка - страна сильных, смелых, умных и свободных людей!!!
В аэропорту меня встречала женщина по имени Бренда, с которой познакомился по переписке. Ещё до появления массового Интернета, чтобы освоить английский язык, я стал членом “International Pen Friends” и в мой почтовый ящик начали приходить письма со всего мира. Одно из них было от американки Бренды. далее...

«Пальцы» автор Катран

У Вити Кныша околела бабка. Жила себе старушка, не бздела, а тут – чпок – и загнула когти: мочевой пузырь по шву лопнул. Бабка рассол от помидоров сильно уважала. Третьего дня банку трехлитровую в один ебальничег морщинистый скушала и поехала на картошку двести километров без остановок. Там, посреди ботвы и колорадских жуков, в самом расцвете старушечьих сил, можно сказать, и крякнула. Казалось бы, семьдесят три всего – в трамвае хоть с пяти утра на костылях фехтуй, скамейки под домом на вылет проперживай, а по выходным хрючево для внука кашеварь – не жизнь, а малина. И тут такая неприятность с косой… далее...

Доска объявлений

Новая рубрика! Условия публикации здесь

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Ищете бета-ридера? Я тот, кто вам нужен!

Предлагаю писателям услуги бета-ридера. Стоимость - 1 а.л. = 400 р. Работаю по предоплате в 50% от полной стоимости. далее...

Отдам Пелевина и Рубину

С вас чашка кофе в кафе. Если Вы девушка - кофе с меня ;) далее...

Продам две монографии Лукова В.В.

Предотвращение террора «сверху» и «снизу» - тема двух монографий Лукова В.В. далее...

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина