Интернет-ресурс Lit-ra.info продаётся. Подробности

Колонка Сергея Морозова

Сергей МорозовСергей Морозов, литературный критик.

Читают все!

16 авг 2017

Россия – страна читающая. Спорить с этим невозможно. Но чтение вообще – это умение обращаться с буквами, безотносительно к тому, что они обозначают. Поэтому читателей в абстрактном смысле у нас много. Одни, гурманы наскальности, читают надписи на заборах, в подъездах и в общественных туалетах. Другие - таблички на дверях начальников и в медучреждениях. Карточку свою больничную читают. Инструкции (очень узкий круг). Договора, бумаги на подпись (здесь еще больше исключений). Газеты, журналы, и всякие там интернеты. Учебники, конспекты лекций перед экзаменами, шпоры, прямо во время сдачи. Даже в компьютерных играх читать приходится («Соберите Жезл Всевластья. Для этого Вам потребуется…»).

А вот с книгами, особенно художественными, прям беда. Отчего люди не читают? Вот так встал бы, открыл книгу и полетел... О двух популярных причинах нечтенья говорить не будем. Объяснение «денег нет», или «некогда» уведет далеко в область обсуждения тонкостей российской экономической политики, цен на нефть и воздействия санкций. Это серьезная причина и разобраться с ней силами фестивалей «Моя первая книжка» вряд ли удастся. «Пишут плохо» - тоже аргумент. Но даже новой литературы так много хорошей, особенно за нашим покосившимся забором, что всегда найдешь, что взять в руки помимо Голсуорси и Булгакова. Издательства как могут стараются, и пару-тройку добротных книг в месяц отыскать можно без проблем. Было бы желанье.

А вот его-то и нет.

Здесь наступает момент, когда следует заговорить о том, что нужна пропаганда чтения, следует составить списки и комиссии, провести ряд мероприятий и все такое в том же духе. Но я такого, конечно, не скажу. Потому что пропаганда чтения дело не то чтобы ненужное, а просто десятое – двадцатое по счету. Наконец, большое значение, что это за пропаганда, и кто ею и зачем занимается. Ведь доверь дуракам любое хорошее начинание, они из него лучшую антирекламу сделают.

Слеты, фестивали, ярмарки – хорошая задумка, особенно для освоения средств, не говоря уж о продажах, но чтение-то здесь причем? Покупают в публичном месте, а читают в одиночку. Чтение – процесс индивидуальный, почти интимный. Ты да я, да мы с тобой. Чтение предполагает внутреннюю работу, а не состязание в мелодекламации. Поэтому конкурс чтецов к чтению отношение имеет относительное. Чтец - не читатель. Читают для себя, а не для других. Читатель впитывает, а не выплескивает.

Всякое книжно-литературное мероприятие имеет характер скорее консервативный – удержать последователей культа, нежели миссию обратную. Кто пойдет в музей, не имея к этому склонности? Также и с этими ярмонками, которые кроме как для галочки и не нужны. Работа проведена огромная, все старались. А результат измеряется посетителями, а не читателями. Разница, думается, понятна. Но я имею в виду качество чтения книг, а не только количество. Смотрит в книгу, видит фигу! Ну разве это читатель?

У нас работают в основном с количеством. Более того, нацелены на формирование нечитающего читателя, то есть читателя, для которого книга перестает быть своего рода целью, становится средством. Такой читатель, в сущности, не слишком выделяется из среды упомянутых выше читателей надписей и инструкций, хотя всем видом демонстрирует обратное. Для него чтение – средство. Чего? Здесь существует две распространенные модели, как раз и заложенные в основу так называемой пропаганды чтения. Чтение – это фан, удовольствие. Чтение – атрибут определенного, как правило, высокого статуса.

Нельзя, конечно, сказать, чтоб и то и другое было несправедливо. Радость чтения – не пустое понятие. Но радуются от того, что читают, а не читают, чтобы радоваться. Книга – не бутылка, ею не надо заливать горе, ее не следует также брать в руки, только для того чтобы держать себя в тонусе, или потому что трезвыми глазами на мир смотреть нельзя. Между тем, стараньями рецензентов и книжных обозревателей книга поселилась в трех отделах супермаркета: вино-водочном, кондитерском и, не помню, как называется, там, где торгуют чаем и кофе. Значение книги нивелировано до уровня специи, атрибута хорошего вечера, хотя книга и есть сама по себе хороший вечер, без всякого там чая и кофе с круассанами, без пледов и диванчиков. Если к тексту требуются какие-то стимуляторы и обрамление, это значит одно - в действительности он плох, надо смягчить, замаскировать горечь.

Переверни страничку, скушай булочку. Порою доходит до абсурда: автор пишет о нравственных и физических страданиях, а рецензент содержимое книги направляет в пищевод (это значит ниже и далее), а не адресует уму и сердцу. Читать, чтобы срать, - лучшее выражение  идеологии «чтения ради удовольствия».  Разве о проверке кишечника и органов пищеварения должна идти речь?

Чтение – это совсем другое, читатель больше, чем глубокая глотка и прямая кишка.

А кофе еще и дорогой к тому же. В переборе ассоциаций с горячительными напитками никто из рецензентов не сравнит книжку с настойкой боярышника. Не встречал такого. Все с коктейлями да элитным спиртным. И это знак: ребята, простолюдью здесь не место. Книжки – признак высокого статуса. Всяк знай свой шесток: идите, горюйте там про своего Малахова. «Я лишь ушаночку поглубже натяну» - вот ваш уровень, а у нас тут культура: Барнс и Понизовский. Нет денег на кофий и куба либре, значит и чтение не положено.

А народ все равно к печатному слову тянется. Раньше читали все, теперь читают всё, кроме художественной литературы, естественно. Раз в книжный рай не пускают с рылом, то остается читать о людях-шансах, пятиминутках мудрости, ну и всякое такое в подобном роде.

Автор: Сергей Морозов


Возврат к списку

Комментарии

17.08.2017 | Лаврентий:
что-то с этим Морозовым нужно делать
Комментировать
Написать отзыв
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке
Назад


Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке