Колонка Сергея Оробия

Сергей ОробийСергей Оробий родился и живёт в Благовещенске. Критик, литературовед. Кандидат филологических наук, доцент Благовещенского государственного педагогического университета.
Автор монографий:
- «"Бесконечный тупик" Дмитрия Галковского: структура, идеология, контекст» (2010),
- «"Вавилонская башня" Михаила Шишкина: опыт модернизации русской прозы» (2011),
- «Матрица современности: генезис русского романа 2000-х гг.» (2014).
Печатается в бумажных и электронных литературных журналах.

Литература и сгущёнка

«Пища духовная», «литературный фастфуд», «лавбургер (с кровью)», «проглотил книгу за пару часов»… Всё это, конечно, страшная пошлятина. Людей, которые говорят «вкусная деталь», нужно сечь розгами. Однако прав писатель, сравнивший мир с супермаркетом. Современное литературное поле уж точно строится по законам «Ашана».

На праздничной неделе хочется сочинить что-то легкое, не навязчивое, не слишком напрягающее объевшегося и одуревшего от телевизионно-интернетного флуда читателя. Тему подсказывает разоренный новогодний стол. Замечали ли вы, какой богатый метафорический ряд порождает в русском языке сравнение книг с едой?

«Пища духовная», «литературный фастфуд», «лавбургер (с кровью)», «проглотил книгу за пару часов»… Всё это, конечно, страшная пошлятина. Людей, которые говорят «вкусная деталь», нужно сечь розгами. Однако прав писатель, сравнивший мир с супермаркетом. Современное литературное поле уж точно строится по законам «Ашана».

В советское время хорошую книгу, как и колбасу, можно было купить случайно или тайком. В 90-е кроваво-обложечными Марининой и Доценко торговали на рынках. То ли дело супермаркеты XXI века! На соседних полках - пища духовная и фастфуд. С равным успехом продаются овощные салатики Гришковца и жареные девочки Сорокина. Регулярно в июне здесь выбирают «национальную еду года», а в ноябре - «большую еду года».

Но учтите: в этом супермаркете срок реализации всегда больше срока годности. Всегда. Если в обычном супермаркете сыр от сырного продукта отличим по этикетке, то в супермаркете книжном, чтобы продавалось получше, на упаковке всегда пишут «роман». Минус: с контролем качества тут проблемы. Плюс: до этого супермаркета еще не добрались санкции.

Как ни пошлы кулинарно-литературные аналогии, их подбрасывает сама жизнь. Вот, скажем, наш Букер - это ведь «Букер Макконнелл», крупнейший производитель курятины. И это большой кулинарный промах! Сейчас объясню почему. У Дмитрия Быкова когда-то была статья о том, что нашему национальному характеру идеально соответствует никакая не курятина, а… сгущенное молоко. «[Сгущенку] изобрели не у нас, но сегодня производят эту вкуснейшую продукцию только русские. Вероятно, это происходит потому, что в самой русской жизни есть что-то сгущенное, невыносимо сконцентрированное, предельно насыщенное».

И вот я думаю: что есть русский роман, как не сгущенка мировой литературы? Книга о самом важном, продукт, заключающий в себе как минимум национальную идею, а в перспективе – всё на свете. Нечто, вызывающее идеологический диабет. Куда там диетической курятине! Понятно теперь, почему у русского «Букера» такая несчастливая судьба?

Автор: Сергей Оробий



Материалы по теме:

Возврат к списку

Комментарии

05.02.2018 | Киря:
Хаха. Ловко подмечено, но можно ведь и со спиртягой сравнить нашу литературу. Наша - чистый спирт. Франция - винишко, немцы - пивко, англичане и ирландцы - люфт от пива до вискаря, а в промежутке белис. Ну и так далее Но все ведь, как ни крути, на спирту )))
Комментировать
Написать отзыв
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке
Назад


Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке