Интервью

Владимир Григорьев, заместитель руководителя Роспечати об итогах года, достоверности отраслевой статистики и кое-чём другом ;)

Владимир Григорьев, заместитель руководителя Роспечати об итогах года, достоверности отраслевой статистики и кое-чём другом ;) 25.03.2019

В интервью В. Григорьев также говорит о результатах ФЦП «Культура России» и об её дальнейшем переформатировании, о бюджетах Роспечати на 2019 год и критериях отбора поддерживаемых мероприятий, законодательных инициативах и международном позиционировании книжной России.

— Уважаемый Владимир Викторович, позвольте начать интервью с поздравления. В декабре Д.А. Медведев подписал распоряжение об объявлении Вам благодарности Правительства РФ за вклад в развитие СМИ, а 13 декабря Российский книжный союз наградил Орденом за вклад в развитие книжной отрасли. Давайте начнём беседу с итогов российского книгоиздании за 2018 год. Как Вы их оцениваете?

— Спасибо большое за поздравление. Но вряд ли эти награды имеют отношение к работе книжной отрасли за 2018 год: связаны они с моим 60-летием. И я хочу поблагодарить всех, кто меня поздравил с этой датой. Что касается итогов года, то, если верить официальной статистике Российской книжной палаты (РКП), показатели деятельности отечественного книгоиздания в 2018 г. несколько скромнее, чем в 2017-м. По количеству выпущенных названий (116 915 книг и брошюр) мы практически остались на уровне 2017 г., отступив от его значений менее чем на полпроцента. А вот с тиражами ситуация менее радостная. По итогам 2018 г. (432,3 млн экз.) у нас приблизительно 8%-ное сокращение к показателю 2017-го. Однако данная статистика у некоторых представителей отраслевого сообщества вызывает серьёзные сомнения. По подсчётам ряда издательств, показатели их деятельности занижены в разы. Кто здесь прав, а кто ошибается, предстоит выяснить самим участникам рынка, но совершенно очевидно, что в силу ряда причин РКП в последние годы потеряла коммуникацию с отдельными издательствами, в том числе с крупными, и её сегодня надо заново выстраивать. Кардинально разнятся цифры по выпуску печатных книг и их электронных копий, и с этим надо что-то делать, причём срочно.

— В завершение уходящего года отраслевое сообщество было серьёзно обеспокоено ситуацией вокруг РКП в связи с предложением ИТАР-ТАСС передать её в ведение Минкультуры России и с возможностью слияния с Российской государственной библиотекой (РГБ). Никакого публичного обсуждения этого вопроса не последовало, но редакция «УК» располагает официальными письмами от ведущих профессиональных ассоциаций, в которых коллеги высказывают резко отрицательную позицию и предлагают вернуть РКП в «лоно» Роспечати. Поделитесь своим видением в отношении данной инициативы и официальной позицией.

— Позиция Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям по этому вопросу чёткая и недвусмысленная. Мы её заявили в ряде своих писем в вышестоящие инстанции, а суть сводится к следующему: в целях сохранения РКП в едином технологическом отраслевом комплексе и в неизменной ведомственной принадлежности наиболее целесообразно было бы вернуть палату вместе с соответствующими бюджетными ассигнованиями и имущественным комплексом, функцией постоянного хранения обязательного экземпляра документов и другими важными государственными функциями этого научно-производственного государственного учреждения в подведомственность Роспечати, а также восстановить самостоятельный статус РКП.

Почему это необходимо? Очевидно, что механизм подсчёта числа выпущенных в стране книг и брошюр нуждается сегодня в кардинальном совершенствовании, и в нынешнем своём состоянии РКП, будучи филиалом ИТАР-ТАСС, эту задачу решить не может. Требует оптимизации сама функция обработки и хранения обязательных экземпляров, предполагающая — не исключаю — возможное сокращение их числа, поступающего от производителей. Мы уже начали консультации по этому вопросу с РГБ и с Министерством культуры РФ, образовав рабочую группу, результатом деятельности которой, как я предполагаю, станет прогнозный план реализации данной функции на 10–15 лет с учётом её цифровизации. В наших общих интересах найти оптимальное решение, предусматривающее, с одной стороны, исключение дублирования функций РКП и РГБ, а с другой — позволяющее обеспечить полноценное функционирование института книжной памяти и предоставление доступа читателям к богатейшему наследию отечественной и мировой книжной культуры.

— В 2018 г. была завершена федеральная целевая программа «Культура России (2012–2018 годы)», в исполнении которой Роспечать принимала непосредственное участие. Каковы основные результаты программы и дальнейшие планы по реализации её направлений?

— До нынешнего года Роспечать выступала одним из государственных заказчиков этой программы и ответственным исполнителем по ряду её мероприятий. За счёт средств федерального бюджета в эти семь лет мы поддержали выпуск более 4,6 тыс. наименований книг — это академические собрания сочинений, тома Большой Российской энциклопедии, детская, художественная литература, научные и университетские издания, которые при ином раскладе могли бы не выйти в свет по причине затратности и трудоёмкости их подготовки. Общая сумма финансовой поддержки составила свыше 900 млн рублей. Считаю, что в целом комплекс мер поддержки, реализованных государством, оказал благотворное влияние на сферу книгоиздания в стране. Выделенные средства обеспечили существенное расширение тематики предложения на книжном рынке, дали импульс развитию регионального книгоиздания, позволили поддержать работу небольших провинциальных и республиканских издательств.

С наступлением 2019 года действующие программы не заканчиваются, а переформатируются. Теперь поддержка указанных направлений будет осуществляться в рамках государственной программы Российской Федерации «Развитие культуры и туризма». Напомню, что претендовать на получение субсидии могут только организации, которые занимаются выпуском литературы в соответствии с уставом и зарегистрировавшие свою деятельность на территории России (кроме государственных и муниципальных учреждений). Финансовая поддержка предоставляется на основании решения экспертной комиссии, в чьи полномочия входит рассмотрение заявок и принятие решения о выделении субсидии на представленное издание. Приём заявок на 2019 год уже начался.

— Какие бюджеты выделены Роспечати в 2019 г. на поддержку отраслевых мероприятий в области книгоиздания, поддержку и продвижение чтения, а также на международные проекты (включая участие в зарубежных ярмарках)? На какие приоритетные направления планируется их направить?

— Говоря сухим языком цифр, лимиты средств, доведённые Роспечати на организацию и проведение отраслевых мероприятий в области периодической печати, книгоиздания, книгораспространения, поддержки чтения и полиграфии, составляют на этот год около 125 млн рублей. Отдельной строкой идёт финансирование книжного фестиваля «Красная площадь». И ещё порядка 75 млн рублей мы имеем на организацию участия в зарубежных книжных выставках и ярмарках. Конечно, денег не так много, как бы нам хотелось, но даже эти средства позволяют ежегодно поддерживать более ста отраслевых мероприятий и обеспечивать участие России на более чем 20 зарубежных ярмарочных площадках.

Что касается приоритетных проектов… Что Вы предлагаете считать более приоритетными, а что — менее? Кто-то скажет, что приоритетными являются такие крупные события, как, например, фестиваль «Красная площадь» или премия «Большая книга». А что, поддержка литературно одарённых молодых людей из отдалённых регионов или региональных издательских проектов (взять хотя бы конкурс «Малая Родина») менее важная задача? Мне такой подход кажется неверным. Мы стараемся содействовать полноценному функционированию литературного и издательского процесса в стране, если хотите, и на макроуровне, и на микро. Нам важны и маленькие, и большие, и левые, и правые, и старшее поколение, и молодое. Мы рассматриваем русскую литературу, российский издательский рынок в совокупности.

Посмотрите на шорт-листы лауреатов ведущих литературных премий. Новые имена там появляются не так уж и часто. Но неужели у нас нет новых талантов? Или есть, только мы не можем вовремя обнаружить талантливых литераторов, которые могли бы прийти на смену нынешним лауреатам и в дальнейшем обеспечить конкурентоспособность российской литературы в мире?

Уже скоро 20 лет, как мы создали Форум молодых писателей в Липках. На тот момент это, бесспорно, была революция, позволившая взойти на литературную арену таким ныне маститым литераторам, как Захар Прилепин, Сергей Шаргунов, Алиса Ганиева, Александр Снегирёв, Денис Гуцко, Алексей Иванов, Роман Сенчин, Герман Садулаев и многие другие. Но спустя годы оказалось, что проведения одного писательского форума для поиска и раскрытия молодых талантов недостаточно. И вот в прошлом году стартовал новый проект, направленный на поддержку литературно одарённых молодых людей изо всех регионов России, — Всероссийская школа писательского мастерства. Пробный этап мы прошли, набили кое-какие шишки, но зато получили бесценный опыт. И сейчас готовим полноценный формат. Кроме того, уже в нынешнем году запустили новый проект — всероссийский литературный конкурс «Класс!» для учащихся 8–11 классов. Тоже не могу сказать, что всё идёт гладко или же так, как бы нам хотелось, но убеждён: мы на верном пути. Дорогу осилит идущий.

— Не первый год обсуждается тема ведомственной переподчинённости сегмента книжной торговли Минкультуры России. В каком ключе ведутся сейчас консультации по этому вопросу с ведомством?

— Консультации с Министерством культуры РФ по этому поводу не ведутся хотя бы потому, что и торговля в целом, и книжная торговля в частности находятся сегодня в ведении Минпромторга России. Однако ни Минпромторг, ни Минкультуры, ни Роспечать по отдельности не имеют всей полноты полномочий и ресурсов по «управлению» этим сегментом коммерческой деятельности. Это с одной стороны.

С другой — проблему надо рассматривать шире. Потому что сам термин «книжная торговля», на мой взгляд, некий пережиток прошлого. Сегодня нельзя говорить о книжной торговле в отрыве от книгораспространения в целом, а это не только книжные магазины, но и книжные выставки, ярмарки, фестивали, и библиотеки, и, конечно, книжная интернет-торговля, и электронная книга с её удобной доступностью для читателя. Если хотите, книгораспространение — это и модный ныне буккроссинг. Делить или объединять что-либо, на мой взгляд, нецелесообразно. Не надо перестраивать механизм, когда он работает стабильно.

— В Стратегии государственной культурной политики, принятой в 2016 г., зафиксировано несколько принципиальных для отрасли показателей. Так, объём книжных продаж в России на душу населения к 2030 г. (по сравнению с 2014-м) должен вырасти с трёх единиц книжной продукции до семи, а количество книжных магазинов на 1 млн человек — увеличиться с 14,5 до 38,2. По сути, как было отмечено в индустриальном докладе по книгоизданию за 2017 год, объём продаж на душу населения должен вырасти к 2030 г. примерно в 2,4 раза, а книжных магазинов должно прирастать по 300 в год. Каким образом при нынешних темпах роста эти показатели будут достигнуты, не совсем понятно. Логичен вопрос: не следует ли подкорректировать Стратегию культурной политики в отношении итоговых результатов? Или что нужно сделать для того, чтобы выйти на такие темпы роста?

— Откровенно говоря, когда Стратегию ещё только утверждали, мы уже понимали, что обозначенные в ней цифры достаточно смелые и амбициозные. Совершенно понятно, что для их достижения недостаточно нынешних темпов прироста числа магазинов, которые демонстрируют одни только книготорговые сети своими силами. Здесь нужен качественный скачок.

Для начала ещё в 2017 г. специальным правительственным распоряжением был утверждён Комплекс мер по поддержке развития негосударственных организаций в сфере книготорговли. В нём, если кто не знает, зафиксирована необходимость повышения обеспеченности населения площадью нестационарных торговых объектов со специализацией «Печатная продукция», а также непрерывного мониторинга их числа. Не менее важная инициатива — отнесение предприятий малого и среднего бизнеса, осуществляющих торговлю книгами и печатными СМИ, к субъектам социального предпринимательства. Это важный стимул для регионов.

Справедливости ради должен отметить, что в большинстве регионов уже существуют программы предоставления льготной аренды для организаций социальной направленности (в том числе для издательств и предприятий книжной торговли). Например, Правительство Москвы предоставляет субсидии на возмещение арендной платы для субъектов малого и среднего предпринимательства, к которым, как правило, относятся редакции литературных журналов, небольшие книжные магазины и издательства.

Наконец, сейчас Министерство культуры РФ совместно с Роспечатью лоббирует законопроект, позволяющий размещать книжные магазины в организациях культуры на льготных условиях. Всё вышесказанное, на мой взгляд, должно дать толчок увеличению числа книготорговых объектов в регионах страны, хотя, безусловно, нужны и другие формы поддержки отрасли, над которыми мы сейчас работаем.

Объём продажи книг на душу населения тоже немаловажный показатель. За прошедшие с момента утверждения Стратегии годы нам пока не намного удалось его поднять, это правда. Но давайте не будем забывать: здесь имеются в виду продажи книги не только печатной, но и электронной. Я считаю, что с теми темпами роста, которые демонстрируют цифровые книжные платформы, а также благодаря успехам правоприменительной практики в сфере антипиратского законодательства мы имеем шанс заметно увеличить этот показатель.

— Хорошо, что Вы упомянули тему пиратства. Последние два года основным трендом антипиратской работы были «зеркала», а принятый в 2017 г. закон стал вполне эффективным инструментом, в определённом смысле закрыв тему борьбы непосредственно с пиратскими площадками. Однако в конце прошлого года правообладатели из аудиовизуальной сферы совместно с «Яндексом», Mail.ru Group, Rambler и «Кинопоиском» заключили антипиратский меморандум, а издателей к подписанию этого документа не пригласили. Все попытки Российского книжного союза (РКС) настоять на включении издательского сообщества в совместную работу пока не увенчались успехом. По мнению ряда экспертов отрасли, история с меморандумом близка к государственным преференциям, потому что создаются условия, более благоприятные для одной категории правообладателей по сравнению с другой. Какова Ваша позиция по этому вопросу?

— Я бы не стал драматизировать ситуацию. Во-первых, Роскомнадзор принципиально не возражает против подписания данного меморандума между книжниками и поисковиками. Однако, как Вы помните, когда принимался ещё самый первый «антипиратский» закон, книжники тоже вошли в него не сразу, а через какое-то время. Я полагаю, что и здесь должна быть «обкатка» действия этого меморандума на киноиндустрии, которая в некотором роде выступает в качестве «локомотива» для защиты авторских прав. Думаю, отраслевому сообществу под силу продолжить переговорный процесс и решить эту задачу.

— Не менее сложный вопрос — что ожидает книжный рынок при увеличении ставки НДС в стране. На традиционные книги налог остался 10%-ным, но на электронные поднялся до 20%. Планируются ли инициативы ведомства по снижению НДС на электронные издания или отмене (сокращению) НДС на бумажные книги по аналогии с европейскими странами?

— Безусловно, НДС на цену книги влияет, и значительно. Но при активном участии Роспечати, а также отраслевых общественных организаций, прежде всего РКС, нам удалось сохранить 10%-ный НДС на книги не рекламного и не эротического содержания. Это важная победа.

Что касается электронных книг, то мы, конечно же, считаем, что налоговая ставка для них должна быть такой же, как и для печатных. Сегодня проблема выравнивания ставок на печатные книги и на электронные волнует книгоиздательское сообщество во многих странах. И если оценить общемировую картину, то проблема далеко не везде решена: ставка на электронные книги выше ставки на бумажные. В настоящее время мы ведём необходимые консультации с заинтересованными органами исполнительной власти и движемся в этом направлении.

— Книжный форум на Красной площади ежегодно бьёт рекорды по посещаемости и масштабности, однако это в первую очередь B2C-мероприятие. Весенней выставки «Книги России» больше не существует, хотя она была не только книжной ярмаркой, но и важной деловой площадкой, где подводили итоги года. Проходящая в сентябре Московская международная книжная выставка-ярмарка (ММКВЯ) по-прежнему остаётся серьёзным B2B-событием, но, к сожалению, заметно сокращается по числу экспонентов, событий, международных участников. Есть ли в планах Роспечати оживление этой важной отраслевой площадки и как бы Вы отнеслись к созданию весеннего делового книжного форума?

— Предыдущее руководство Генеральной дирекции МКВЯ оставило старейшее специализированное выставочно-ярмарочное предприятие, основанное ещё в середине 1970-х, фактически без имущества. Не хочу говорить банальности, но кроме санкционной политики ряда западноевропейских стран, помноженной на общеэкономический кризис в стране, здесь ещё и неудачный менеджмент с родовыми пятнами прошлого. В результате всего этого ярмарка лишилась примерно трети российских участников и почти половины иностранных. Тем не менее она сохранилась как важнейшее культурное событие российской столицы начала осени.

Сегодня ярмарка снова стоит на пороге перемен, и мы намерены возродить её как крупнейший деловой и просветительский форум. Более того, сейчас в наших планах запустить ряд специализированных книжных ярмарок по всей стране, и, по всей видимости, мы начнём с ярмарки детской литературы. Что касается весеннего делового книжного форума, то я совершено не против, чтобы отраслевое сообщество самостоятельно его организовало. И если такая потребность имеется, мы её поддержим.

— Как на сегодняшний момент складывается международное позиционирование России и взаимодействие с Международной ассоциацией книгоиздателей (IPA)?

— Как я уже сказал, ежегодно мы принимаем участие в 20–25 зарубежных книжных ярмарках, из них один-два раза в год — в статусе Почётного гостя. При этом график нашего участия в этом статусе расписан уже на несколько лет вперёд. Сегодня российские книгоиздатели участвуют практически во всех европейских книжных ярмарках, более 10 лет — в Китае. В наших планах охватить присутствием Индию, Арабский Восток, ярмарки Латинской Америки. В частности, в 2020 г. Россия выступит в статусе Почётного гостя Калькуттской книжной ярмарки, Книжной ярмарки в Абу-Даби и Сеульской книжной ярмарки. А на 2022 год намечено участие нашей страны в статусе Почётного гостя крупнейшей в мире ярмарки детской книги в Болонье.

Работает программа переводов русской литературы на важнейшие мировые языки. В рамках уже упоминавшейся ФЦП «Культура России» с 2012 г. по настоящее время мы поддержали перевод более 800 произведений российских авторов на 39 языков народов мира. Реализуется проект «Русская библиотека» на английском, французском и китайском языках.

Что касается взаимодействия российского книгоиздательского сообщества с IPA, то оно только выстраивается. В конце прошлого года руководство ассоциации посетило международную ярмарку интеллектуальной литературы Non/fiction, проведя на ней две встречи с российскими издательствами. К сожалению, Ассоциации книгоиздателей России (АСКИ), которая была членом IPA долгие годы, так и не удалось выстроить взаимодействие с международной ассоциацией. В начале нынешнего года заявку на вступление в IPA подал Российский книжный союз. От этого взаимодействия мы ожидаем существенного улучшения продвижения русскоязычной литературы на зарубежные рынки; увеличения доли переводов с русского в мировом масштабе; лоббирования интересов отечественных издателей на зарубежных рынках; международной координации борьбы с книжным пиратством; обмена маркетинговыми и статистическими данными по книгоизданию и книжным продажам на рынках разных стран и успешной работы по другим направлениям.

— В 2020 г. Россия будет принимать всемирный конгресс IBBY. Какие основные события планируется реализовать и на каких площадках?

— Прежде всего необходимо понимать, что проведение события такого масштаба в России по своему уровню сродни, к примеру, Петербургскому экономическому форуму. И то, что 37-й Международный конгресс по детской и юношеской книге состоится в Москве, это важно для России в условиях, прямо скажем, непростой международной политической обстановки.

Несмотря на то что Россия принимает активное участие в заседаниях конгресса с 1968 г., наша страна ещё ни разу не проводила его на своей территории. И это для нас особая ответственность. Мы ожидаем прибытия в Москву порядка 1 тыс. специалистов, работающих в сфере детской литературы, из более чем 60 стран. Говорить о конкретных площадках сейчас ещё немного рано, но полагаю, что пленарное заседание конгресса могло бы пройти, к примеру, в Центре международной торговли, а секционные заседания можно провести на площадках крупнейших библиотек и музеев: РГБ, Российской государственной детской библиотеки, Государственного музея имени А.С. Пушкина, ММКВЯ и др. Считаю, что проведение международного конгресса IBBY в Москве будет иметь важнейшее значение как для развития отечественной детской и юношеской литературы, так и для позиционирования России в качестве одной из лидирующих мировых культурных держав.

— На каком этапе обсуждения находится Программа поддержки детского чтения?

— В 2018 г. проект подпрограммы «Детское и юношеское чтение» государственной программы «Информационное общество» Роспечать доработала и согласовала со всеми заинтересованными органами власти, за исключением Министерства финансов РФ. Здесь есть определённые сложности, которые мы пытаемся решать. Но даже если не удастся их преодолеть в самое ближайшее время, мы всё равно запустим программу уже в этом году и начнём её финансировать из средств, предусмотренных для Роспечати в федеральном бюджете на текущий финансовый год.

— Поделитесь итогами деятельности Оргкомитета по поддержке литературы, книгоиздания и чтения в Российской Федерации в 2016–2018 гг. Какими Вы видите основные направления его работы и в целом задачи развития отрасли на ближайшие годы?

— Организационный комитет по поддержке литературы, книгоиздания и чтения в Российской Федерации в 2016–2018 гг. (его председателем является С.Е. Нарышкин) поистине уникальная площадка межведоственного взаимодействия. Её появлением мы обязаны Году литературы. Все годы своего существования она выполняла координирующую роль для различных органов власти и институций, в чью сферу ответственности входит реализация Стратегии государственной культурной политики в части поддержки литературы, книгоиздания и чтения.

За четыре года нам удалось добиться многого. Не буду перечислять все наши достижения, но главные всё же отмечу. Прежде всего это книжный фестиваль «Красная площадь», ставший без преувеличения, неотъемлемой частью литературной и культурной жизни страны. В этом году нам брошен вызов: вместо традиционных четырёх дней нынешним летом фестиваль будет длиться без малого неделю. Учитывая, что в этом году у нас «сплелись» три важных события: Год театра в России, объявленный Организацией Объединённых Наций Международный год языков коренных народов, а также год 220-летия со дня рождения А.С. Пушкина, не сомневаюсь: программа фестиваля порадует самого взыскательного читателя.

Благодаря деятельности Оргкомитета удалось разработать Программу поддержки национальных литератур народов России, впервые в отечественной истории выпустив в свет серию антологий современных произведений национальных литератур народов Российской Федерации. Мы вовлекли в эту работу десятки специалистов со всех уголков нашей страны, вдохновив их на создание поистине уникального продукта мирового уровня и исторической значимости.

Наконец, под эгидой Оргкомитета разработана Концепция программы поддержки детского и юношеского чтения в Российской Федерации. На основе этого документа мы сформировали программу «Детское и юношеское чтение», которая, не побоюсь этого слова, способна коренным образом изменить отношение к литературе и книге в России.

Изначально предполагалось, что в 2018 г. работа Оргкомитета завершится. Однако за три года его деятельности было просто невозможно решить весь комплекс актуальных задач, требующих непрерывного внимания со стороны государства и дальнейшей межведомственной координации. Среди них — поддержка и развитие отечественного книгоиздания, развитие инфраструктуры чтения в стране, поддержка литературного творчества подрастающего поколения, пропаганда и продвижение чтения и др. В связи с этим мы инициировали продление деятельности Оргкомитета ещё на три года: с 2019-го по 2021-й. Сегодня все документы по этому вопросу проходят согласительные процедуры в Правительстве РФ.

Перед нами стоят поистине глобальные задачи. Порой сами того не осознавая, своими руками мы создаём историю нашей страны. Мы являемся не только свидетелями, но и участниками и созидателями отечественной книжной культуры. Не хочу показаться высокопарным, но и от нашей деятельности во многом зависит судьба будущих поколений. Ведь от того, будут ли читать наши потомки, и от того, и что именно они будут читать, зависит судьба нашей многонациональной страны. Вдумчивой книгой, печатным словом мы способны сплотить наше общество, вдохновить его на новые прорывные проекты, причём не только в культуре, но и в экономике и даже в политике. Умные книги, по крайней мере, я в это верю, — зодчие, архитекторы человеческих судеб, властители душ и сердец миллионов наших сограждан. И давайте поэтому делать всё возможное, чтобы те, кто будет жить после нас, могли гордиться своим историческим прошлым не только девятнадцатого — двадцатого и более ранних столетий, но и начала двадцать первого.

— Спасибо Вам за беседу!

Источник: Университетская книга


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке