комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Сергей Ильин, переводчик: Написать смешное и легкое гораздо труднее, чем что-то мрачное

Сергей Ильин, переводчик: Написать смешное и легкое гораздо труднее, чем что-то мрачное 23.12.2016

Сетевое издание m24.ru продолжает серию интервью с переводчиками.

Сергей Ильин – переводчик Стивена Фрая, Владимира Набокова, Джозефа Хеллера, Марка Твена и многих других. Сергей рассказывает о том, какую книгу всегда мечтал перевести, об открытии англоязычного Набокова и феномене "Гарри Поттера".

– Первые книги, которые вы переводили, – это был Набоков. Как его англоязычные произведения попали в то время вам в руки?

– У меня была (и есть) хорошая знакомая, которая работала преподавателем в Институте иностранных языков – я говорю "знакомая", поскольку у слова "друг" нет женского рода. У нее имелась неплохая маленькая библиотека. Однажды ей предложили обучить русскому языку группу американских студентов, а те, вылетая, купили в книжном duty free книги, связанные с Россией, чтобы, сидя в самолете, понять, куда их несет. И один из них – видимо, самый сообразительный – купил роман "Пнин". Уезжая, они все это оставили моей знакомой. Таким образом ко мне в руки попала эта книга. 

К тому времени "русского" Набокова я хорошо знал благодаря самиздату, а тут прочитал совершенно другой роман – как будто другого писателя. Я начал рассказывать о книге своей жене, но понял, что ничего у меня не выходит, и решил его перевести – для жены.

Вообще по образованию я физик-теоретик, кандидат наук. Общая теория относительности, квантовая физика, гравитация… Переводу отродясь не учился, и у меня даже представления о том, что существует англо-русский фразеологический словарь, тогда не было. Половину идиом просто в лоб переводил.

– Можно сказать, что все началось с любительского перевода...

– Абсолютно. Да и для кого я мог переводить – это был 1983 год. Потом мне друзья и знакомые стали приносить другие книжки Набокова, и я пошел дальше.

Один из моих товарищей занимался тем, что профессионально чинил ксероксы. А по нормативам после ремонта ты должен через исправленный аппарат прогнать 200 страниц. Вот он мои переводы и прогонял и сам переплетал. И они стали потихоньку расходиться по Москве и Петербургу. Но фамилию свою я там не указывал, потому что визиты "искусствоведов в штатском" мне совершенно не улыбались. Из-за этого, к слову, меня два года искало издательство "Северо-Запад", а точнее Саша Кононов, который хотел эти переводы опубликовать.

– В своем эссе "Моя жизнь с Набоковым" вы писали, что эти первые переводы высоко оценил Фазиль Искандер. Как они у него оказались?

– Это был 1989 год, пушкинский юбилей. И Фазиль Абдулович напечатал в журнале "Юность" небольшое эссе о всеотзывчивости Пушкина. А я к этому времени перевел три романа Набокова, занимался четвертым, и друзья мои переводы хвалили. Но я начал сомневаться в том, что занимаюсь настоящим делом – нужно было профессиональное мнение. 

И прочитав про всеотзывчивость, я написал в "Юность" письмо Искандеру. Спустя неделю он мне позвонил и сказал: "Приносите. Что у вас есть?". Я ответил, что перевел романы "Пнин", "Себастьян Найт", "Под знаком незаконнорожденных". "Пнина" Искандер читал, поэтому попросил принести последние два.

Я приехал к Искандеру, мы поговорили, и я оставил два перевода. А после этого начались дела фантастические. На следующий день вечером он мне позвонил и сказал: "Спасибо за хорошее чтение". После этого мне стало понятно, что я в перевод все-таки не пописать забежал. Фазиль Абдулович пытался пристроить эти мои творения в "Новый мир" и "Юность", но ничего не вышло.

Потом мы с ним еще пару раз пересекались на всяких мероприятиях. Например, на первом в Москве вечере, посвященном поэзии Бродского. Он тогда только-только Нобелевскую премию получил. Длительных отношений у нас не сложилось, я все-таки был мальчишкой по теперешним моим понятиям. Мне было 40 лет с хвостиком, а он – Фазиль Искандер.

– По каким причинам не удавалось опубликовать переводы? По идеологическим? Ведь был уже 89-й год, появилась относительная свобода уже.

– Да, свобода был объявлена, но не обретена. Первое, что было издано, – "Защита Лужина", в замечательном журнале "Москва", который Солженицын назвал "трупоедкой". Они также напечатали "Мастер и Маргариту" в усеченном варианте. Просто эти ребята были настолько свои для идеологического отдела ЦК, что заподозрить их в каких-то страшных задних мыслях не представлялось возможным. Им, в общем, разрешалось.

Потом вышла "Машенька" в журнале "Литучеба", но переводной Набоков не публиковался. В итоге первым оказался журнал "Урал" из Екатеринбурга (тогда Свердловска). Как раз благодаря этой публикации Саша Кононов меня и отыскал. Он мне позвонил в 1990 году из Питера и на следующий день приехал в Москву, и мы подписали договор на первый томик, где было три романа.

– В одном из интервью вы назвали себя "бывшим переводчиком Набокова пиратского периода"…

– А это Дмитрий сказал так, сын Набокова. Тот же Саша Кононов и другие издательства печатали Набокова – и русского, и переводного. Но ведь все это накрыто авторскими правами. А мы к тому времени ни одной конвенции еще не подписали, и книжки издавались без разрешения держателя прав. И Дмитрий был очень этим недоволен. Уже пятитомник "Американский период Набокова", который вышел позже, был легальным. Однако теперь и он не переиздается, потому что было заплачено за определенный срок.

Дмитрий потом объявил что-то вроде тендера, который выиграла "Азбука". Но по условиям тендера фамилию переводчика называет Дмитрий. А я попадал то в фавор, то в полные недотыкомки (в них в конечном счете и остался), да еще и имел неосторожность сказать что-то в адрес Дмитрия в связи с публикацией "Лауры". И он написал тогда, что Ильин сказал такую глупость, потому что понимает, что никогда не будет переводить Набокова. И правда не буду! Я уже все перевел. После его смерти, как ни грустно это говорить, начались какие-то переиздания: "Ада", "Под знаком незаконнорожденных", "Арлекинов" издали в двух переводах.

– А вам кажется правильным, когда одно произведение существует в нескольких переводах? Не будет у читателя путаницы?

– Обязательно будет! Вроде бы издательство "Эксмо" умудрилось приобрести эксклюзивные права на Фицджеральда. Примерно год назад они попросили меня перевести два романа: "Великий Гэтсби" (в котором я не обнаружил никакого "величия" и переименовал в "грандиозного") и "Ночь нежна". В мае этого года я закончил перевод, меня еще к тому же и торопили. Но за то время, что я этим занимался, успело выйти три или четыре перевода "Гэтсби". По последним сведениям, мои книжки выйдут в сентябре. Покупателю такое обилие переводов без надобности. Будет он разбираться, кто перевел…

Но поскольку я мэтр – у меня есть удостоверение "мастер художественного перевода", московские книжные магазины указывают у себя на сайтах мою фамилию, что, впрочем, тоже не всегда бывает.

С другой стороны, лет пять назад по заказу одной безобразной организации "Ридерз Дайджест" я перевел две любимые книжки: "Приключения Тома Сойера" и "Приключения Гекльберри Финна". Они до сих пор продаются, но поскольку "Дайджест" распространял их только по почтовым заказам, то никто о них и не слышал. Недавно я посмотрел в интернете, что с ними происходит, в электронном формате эти книжки предлагают. Но отмечено – перевод Ильина.

– Максим Немцов в интервью m24.ru говорил, что вы много лет собирались перевести эти книги…

– Да нет, я и не думал, что буду их переводить… Но это было предложение, от которого невозможно отказаться. Я обнаружил, что переводов "Тома Сойера" семь или восемь. И кто только этим не занимался! Вот попробовал и я. Посмотрел на днях первую главу "Гека" – хорошо, смешно. Это ведь книжка детства.

Сейчас я перевожу большую и тяжелую книгу – "День независимости" Ричарда Форда. А заниматься Фордом более трех-четырех часов невозможно. Два романа его перевел, из которых второй был началом трилогии.

А вообще мечтой-идей была "Уловка-22". Но она, к сожалению, надолго куплена каким-то издательством…

– "Уловку" Хеллера необходимо переводить заново? В последние годы ведь этот роман издают в другом переводе – "Поправка-22".

– Первый перевод был опубликован издательством Министерства обороны СССР с предисловием Сергея Михалкова, где объяснялось, что Йоссариан – патологический трус и поэтому не хочет воевать с фашистами. Роман был урезан, выпали большие сцены. Там было два переводчика, и именно этот перевод знаменит, его часто упоминают на курсах переводчиках.

В романе есть персонаж, капитан, по-моему, занимает определенный пост в эскадрилье. И у него две фамилии. Ну, скажем, Харт и Херт, не помню. Я тогда думал: вот какой роскошный фокус Хеллер придумал. А потом выяснилось, что редактор не свел фамилии, которые дали ему два переводчика.

Надо или не надо переводить снова… Ну вот Гриша Кружков взял и перевел "Короля Лира"...

– Просто существует ведь произведение в классическом переводе. Для вас как для опытного переводчика есть какой-то список правил, которые позволяют перевести книгу заново?

– Для меня тут правило одно – хочется переводить или нет. Вот я сейчас перевожу один роман для себя, написан в 1947 году – меня на свете еще не было. Это "Слон и кенгуру" Теренса Уайта. Другая книжка – первый роман Бигля, написанный в 19 лет, в 1957 году. Кому из издателей сейчас это нужно? Я перевел "Слон и кенгуру". У меня в Facebook есть 200 френдов, предложил им. Человек 30 желающих нашлось, я им разослал.

– Неужели это настолько неинтересно издателям? Из того, что вы переводили и не публиковалось: Кутзее, Рот… Авторы знаменитейшие.

– С Кутзее как-то непонятно вышло. Издательство его заказало, но тем временем держатели прав (литературные агенты) вдруг потребовали, чтобы три романа были изданы одним томом. А издатели хотели разбить на книжечки. На том все и застряло. Года четыре уже прошло.

– А вы сами никогда не предлагаете издательствам свои переводы? Или готовые переведенные тексты редко берут?

– Не считая Набокова и еще кой-чего, я, что называется, для себя почти не переводил, только теперь начал – долги себе самому отдавать. Поэтому не предлагаю. Поэтому и еще потому, что когда-то сформулировал для себя гордый принцип: "Мы не ищем, нас ищут". У издателей есть далеко идущие планы, выстроена стратегия продаж и так далее, на фиг им мои предложения.

Вот Саша Кононов в издательстве "Симпозиум" иногда позволяет себе издавать книжки, которые ему очень нравятся. Он заказал мне две: "Как заблудиться в Ирландии" и "Как заблудиться в Шотландии". Юмористические путеводители, с перевранными фактами, картинками и так далее. Я их перевел, но из-за кризиса неизвестно, когда они выйдут. Это уже в третий раз. После первого я сказал себе: "Хана, квакнулся твой Набоков". После второго пошел работать ночным сторожем, заодно и "Аду" переводил.

К тому же я не слежу за мировой литературой. Мне предлагают что-то перевести, я смотрю, что это такое, и либо соглашаюсь, либо отказываюсь. Другое дело – что бы ни написал Стивен Фрай, его издательница и мой друг Алла Штейнман присылает мне. Вот тут и разговоров нет – надо переводить.

– Когда вы начинали переводить Фрая, были уже знакомы с его творчеством?

– Я думаю, что мог знать его по "Дживсу и Вустеру" как актера. И по фильму "Уайльд". Первое, что я переводил – это роман "Теннисные мячики небес", который мне, честно говоря, особо не понравился. Ну "Граф Монте-Кристо" – да, хороший финал, отличается от книги Дюма. Но дальше мне дали переводить "Гиппопотам", и это было попадание в точку. Тут я сразу понял – мое!

– А чем это ваш автор?

– Тем, что у Набокова было названо мироконцепцией. Отношением к жизни, совершенно замечательным юмором, толикой цинизма.

– Вы ведь еще переводили Вуди Аллена. Насколько их отношение к жизни, их юмор схожи?

– Никогда не думал об этом, но, пожалуй, скажу, что схожи. Фрай очень хорошо знает Америку и любит ее, много раз там бывал, мюзикл его ставился на Бродвее. Но ни одного упоминания о Вуди Аллене в текстах Фрая нет. Это как с Толстым и Достоевским. Их много раз пытались познакомить, было два случая, когда они оказывались в одном зале. Первый узнавал о том, что второй тут, и делал ноги. Хотя и тот и другой говорили, что хорошо бы встретиться, поговорить.

Оба видимо понимали, что писатели они не маленькие и, может быть, останутся навсегда. И друг про друга это понимали. Этакое ощущение внутреннего соперничества.

– А когда литература для писателя не основное занятие, для тех же Аллена и Фрая – это два разных человека?

– Нет, конечно. Не думаю, что такое возможно, в принципе.

– Тут хочется вспомнить Набокова, хотя, наверно, это неудачный пример. Мне кажется, Набоков-поэт – это во много другой писатель.

– Там просто уровни дарования разные.

– Вы упоминали, что роман "Пнин" стал для вас открытием после русского периода творчества Набокова. То есть русский и англоязычный Набоков – два разных Набокова?

– Два разных языка, культура другая и все остальное. Стилистические принципы как были, так и остались. Другое дело, что он ушел в то, что сейчас можно было бы с натяжкой назвать фэнтази. Потому что в "Под знаком незаконнорожденных" есть некие странности, не говоря уж о "Бледном пламени" или "Аде". Он в большей степени стал придумывать тот мир, который описывал. Вплоть до "Арлекинов", где и самого себя совершенно другого придумал. В героя этого романа, у которого только инициалы и есть (ВН), имя он и сам после удара забыл, Набоков ссыпал все гадости, какие о нем говорили и писали.

Я думаю, Набоков с барским презрением относился к миру, который его окружал. В последние годы, когда он, по его же словам, "перешел на содержание 12-летней девочки по имени Лолита", внешний мир, вернее, отношение этого мира к нему стало Набокову неинтересным.

– Как вы относитесь к таким книжкам, как "Недоподлинная жизнь Сергея Набокова"? Это ведь такая игра на известном имени, чтобы заманить читателя…

– Да это у нас только. А в Штатах… Какой еще Набоков? Мне кажется, там мало кому известно из широкой читательской массы, кто такой Набоков. Книжка и книжка. Вранья там хватает. Особенно в том, что касается Петербурга.

Когда я переводил ее, то предложил издателям такую штуку: сопроводить каждую "клюкву" развесистой сноской, которая объясняла бы, в чем здесь автор наврал. Я их даже сочинял – довольно язвительно. Простой пример: один из героев сообщает, что у него есть большое имение под Днепропетровском. Разговор происходит в 1914-м. Сергей отвечает ему, что не знает, где это. Оно и понятно, ведь Днепропетровском он называется с 1926 года, а до того был Екатеринославом.

Спустя недолгое время я переводил роман "Танцовщик" о Нуриеве. Там тоже Петербург. Но автор, готовясь к роману, завербовался на год преподавателем английского языка в Питере. Он год там прожил, успев съездить в Архангельск и другие города. И оплошностей в тексте почти нет.

– По каким причинам вы можете отказаться от перевода?

– Например, мне присылают на выбор четыре книжки, понятное дело, что я все их не читаю. По десять часов в день перевожу, еще и читать я вам буду. В общем, просматриваю присланные тексты, потом читаю критику в интернете и, как правило, понимаю, что вот то и то – нет, не надо.

– Я к чему этот вопрос задал. Что вас заинтересовало, когда предложили переводить "Гарри Поттера"?

– Деньги, больше ничего. За "Гарри Поттера" платили раза в три больше, чем принято было. Объяснялось это тем, что издателям нужна была быстрая работа, поскольку они боялись потерять деньги на самодеятельных переводах. А как делается такой перевод: собирается группа студентов. В книжке 28 глав – значит 28 человек. И через неделю перевод готов. Остается свести по-разному переведенные фамилии и все.

Пятую книжку о "Гарри Поттере" переводили ребята вполне серьезные: Виктор Голышев, Леонид Мотылев, Владимир Бабков. От шестой книги они отказались. По разным причинам. Если бы я, да и любой из нас, получил с каждого проданного экземпляра один рубль, то жил бы я ныне в Венеции на собственной вилле. А так нам выплатили хорошие деньги за рабский труд, по большому счету.

Сейчас "Гарри Поттера" переводит Маша Спивак. Она очень любит эти книжки. И хорошо, что их издают. У ее перевода много врагов, но это люди, которые просто привыкли к старому. Главное возражение в том, что она изменила имена героев, название того-сего. Ну изменила, и что? Ее право.

– В чем, как вы считаете, успех этих книг? Ведь это все-таки большая литература. И для моего поколения, кому сейчас 25 лет, это, в общем-то, культовая книга. Вполне можно сравнить с тем же Толкиеном, как мне кажется.

– Она действительно очень здорово придумана, рассчитана на семь классов английской школы. Вот в каждом классе ты получаешь книжку. Ты растешь вместе с ней, и она сама изменяется.

И, конечно, эффект телесериала. Если ты две серии посмотрел и персонажи показались интересными – тебе интересно, что дальше будет, чем все закончится. Плюс умная маркетинговая компания, фильмы. Это все тянуло юных читателей за собой. Это, конечно, пошлое заявление, но я полагаю, что одна из заслуг Роулинг в том, что она приучила детей книжки читать.

По наблюдению моей дочери Настасьи, которая все это внимательно читала, к середине или к концу серии Роулинг напридумывала всякие ужастики, чтобы как-то поддержать внимание читателя. Потому что больше ей сказать было нечего. Вот она и начала наворачивать приключенческую составляющую.

Но все-таки "Гарри Поттер" – это штучный продукт, таких больше не будет. Вот есть хорошая книга "Джинкс" писательницы, взявшей псевдоним Блэквуд, "черный лес", – недавно перевел. Очень похожа на "Поттера", тоже про мальчика, который в шесть лет становится учеником чародея, который спасает его от смерти. И потихоньку вырастает до серьезного мага, от которого зависит судьба его мира. Книжка очень смешная, добрая и теплая. Вернее сказать, три книжки.

– С чем вы связываете, что у нас мало выпускается книг с хорошим чувством юмора, серьезных, но одновременно и смешных?

– Знаете, я всегда говорю Алле Штейнман: "Дай мне что-нибудь веселенькое перевести". То концлагеря, то детская преступность в английской школе. А веселенького нет… Такая литература – большая редкость. Когда человек хочет почитать веселую книгу, он все равно открывает "Гека Финна". Спрос на такие книжки есть. Но написать смешное и легкое гораздо труднее, чем что-то мрачное. 

Автор: Даниил Адамов

Источник: www.m24.ru


Комментировать

Возврат к списку

Комментарии

17.01.2019 | вероника:
"Такая литература – большая редкость... Написать смешное и легкое гораздо труднее, чем что-то мрачное". Святые слова! Значительные иронические и сатирические романы, вроде "Уловки-22" или "Двенадцати стульев", можно на пальцах пересчитать, а эпос и фэнтези даже посредственные авторы пишут километрами, не покидая кабинета...
Комментировать
Написать отзыв
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке
Назад


Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Прямая речь

Алексей Варламов, ректор лит. института им. Горького:

Самое поразительное, что люди продолжают писать – и не просто продолжают, а идут к нам учиться Источник

Лана Басаргина, книжный продюсер:

Получать премии и призы, безусловно, приятно, но они в лучшем случае лишь тешат самолюбие автора. А в худшем – являются средством его самообмана. Источник

Короткое чтиво на каждый день

«Дорога в ад, или Путешествие из Хабаровска в Биробиджан» Сергей Скляров

В летнюю субботу на Хабаровском автовокзале не протолкнуться. От касс, словно змеи, тянутся и извиваются очереди желающих уехать подальше от этого места, кто-то от жары, кто-то от дождей, от бешенных цен, от жены, от бандитов, от кредитов, от себя, от этих чертовых очередей. Вот и мне нужен билет до Биробиджана на 303-й автобус.

Народ Россеяныч Терпеливый: «Триумф на выдаче»

Победитель литературной премии «Инородная власть» посвященной увеличению пенсионного возраста и налогового бремени.
Двое мужчин лет за пятьдесят, ухоженных, в дорогих костюмах, ехали в этом лимузине. Один уже начинал лысеть другой еще нет. Оба были слегка на веселе. Что-то у них получилось, кого-то они объегорили, кого-то обманули. Впрочем, сами они относились...

Литература в картинках

Не читайте за рулём! Посмотреть полный размер

Не читайте за рулём!

Подумайте о близких. Фрагмент обложки книги «Death of Yesterday» M. C. Beaton
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Лингвист Леонид Иомдин: Микросинтаксис русского языка

Лингвист Леонид Иомдин: Микросинтаксис русского языка

Есть такое словечко — «все равно». Это не словечко, а пара слов. И вот оказывается, что этих «все равно» несколько и они по-русски очень разные. Давайте посмотрим на первое из них. Например: «Я все равно сижу дома, могу последить за ребенком». Э...

ЕГЭ по русскому языку: чья ошибка?

ЕГЭ по русскому языку: чья ошибка?

Министерство просвещения часто делает заявления о необходимости уходить от натаскивания на ЕГЭ, менять его процедуру, в обществе звучат громкие возгласы о необходимости отмены ЕГЭ… Однако параллельно всё новые и новые оценивающие процедуры (всер...

Сколько книг России нужно?

Сколько книг России нужно?

Книжный рынок в России в целом остается стабильным. Хотя общий тираж изданных книг в сравнении с 2017 годом сократился на 8, 3%, количество наименований осталось практически тем же: 116, 9 тыс. в 2018-м против 117, 4 тыс. в 2017-м. Издатели такж...

Какие литературные пророчества великого фантаста и «отца стимпанка» Жюля Верна сбылись за 150 лет

Какие литературные пророчества великого фантаста и «отца стимпанка» Жюля Верна сбылись за 150 лет

Научной фантастикой обычно называют истории, в которых описывают, какие технологии могут существовать в будущем, и что они будут означать для людей того времени. Хотя термин «научная фантастика» не использовался до 1930-х годов, как жанр он нача...

Евгений Замятин. Я, «Мы» и остальные действующие лица

Евгений Замятин. Я, «Мы» и остальные действующие лица

У музы этого писателя было два крыла: одно от Икара, второе от самолёта. Хотя в основной профессии инженера он проектировал ледоколы! Сказочник, джентльмен, алхимик, бунтарь, первооткрыватель антиутопической русской фантастики и строгий хранител...

Литература в цифрах

1915 год

Год, когда Владимир Маяковский вошел в семью Бриков. Источник

50 - 70 рублей

Цена брудершафта с Венедиктом Ерофеевым. Источник

1920-е

годы, когда Фадеева, сравнивали со Львом Толстым. Источник

Колонка Лидии Сычёвой

Лидия Сычёва

Лидия Сычёва – прозаик, публицист, главный редактор интернет-журнала «МОЛОКО» и сайта «Славянство – Форум славянских культур», лауреат международных и всероссийских литературных премий.

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Юлия Зайцева - продюсер писателя Алексея Иванова, директор Продюсерского центра «Июль»

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Сергей Оробий - критик, литературовед. Кандидат филологических наук, доцент Благовещенского государственного педагогического университета. Печатается в бумажных и электронных литературных журналах.

Колонка Сергея Морозова

Сергей Морозов

Сергей Морозов - литературный критик.

Мнения В. Румянцева

Валерий Румянцев

Лирические и юмористические стихи, басни, литературные пародии, сказки, статьи; реалистические, сатирические и фантастические рассказы Валерия Румянцева печатались в 180 изданиях РФ и за рубежом. Вышло 12 книг.

Записки старого ворчуна

Старик Лоринков

Ко всем текстам, представленным в данной колонке, приложил руку лично Старик Лоринков. Редакция допускает, что все изложенное в данной колонке, может быть литературным вымыслом. Но может и не быть.

Интервью

Литературные мероприятия

Конференция: «Книжная отрасль России: движение навстречу читателю»

Цель конференции: дать оценку текущему состоянию российского книжного рынка, уровню отраслевой бизнес-активности и ...

Книжный фестиваль для подростков состоится в Москве

23, 24 и 30 марта в Библиотеке №180 и Музее-библиотеке Н.Ф. Федорова в Москве пройдет книжный фестиваль для подростков «...

22 марта. Молодёжный поэтический слэм РГБМ: турнир регионов

Первый межрегиональный турнир Молодёжного литературного слэма РГБМ пройдет в рамках Всемирного дня поэзии ЮНЕСКО. В...

Встречи с писателями

20 марта. Михаил Веллер

Встреча с писателем Михаилом Веллером пройдет в рамках проекта «АРТ-Резиденция».

С 18 по 22 февр. Алексей Сальников

Алексей Сальников автор бестселлера «Петровы в гриппе и вокруг него» приедет в Москву и проведет встречи с читателями.

Книжные новинки

Рецензии на книги

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Август - 2018

По моей оценке на всю Россию, есть приблизительно 20 человек, которые непосредственно принимают решение о публикации книг новых авторов.

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Июль

Лимит не в авторах – а в бюджете. Это дорогое удовольствие, и эффект начинается от суммы порядка 6 миллионов

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Книжный фестиваль для подростков состоится в Москве

23, 24 и 30 марта в Библиотеке №180 и Музее-библиотеке Н.Ф. Федорова в Москве пройдет книжный фестиваль для по...

20 марта. Михаил Веллер

20 марта. Михаил Веллер

Встреча с писателем Михаилом Веллером пройдет в рамках проекта «АРТ-Резиденция».

Ульяновская областная научная библиотека имени В.И. Ленина запускает Международный конкурс #ПушкинLike: читаем Пушкина на языках народов мира

Ульяновская областная научная библиотека имени В.И. Ленина запускает Международный конкурс #ПушкинLike: читаем Пушкина на языках народов мира

Конкурс приурочен к 220-летию со дня рождения русского поэта Александра Сергеевича Пушкина и призван сплотить ...

20 дек. Круглый стол, посвященный 100-летию Александра Солженицына

20 дек. Круглый стол, посвященный 100-летию Александра Солженицына

Тема дискуссии – «Значение и влияние творческого наследия А.И. Солженицына».

Новости издательств

«Общество распространения полезных книг» подготовило репринт книги Уильяма Мак-Говерна о его тайном путешествии в Тибет

«Общество распространения полезных книг» подготовило репринт книги Уильяма Мак-Говерна о его тайном путешествии в Тибет

Книга повествует о том, как замаскировавшийся авантюрист вместе со своим слугой по имени Сатана проникают в закрытую для европейце...

Обзор ключевых новинок, которые выйдут в январе 2019 года в «Редакции Елены Шубиной»

Обзор ключевых новинок, которые выйдут в январе 2019 года в «Редакции Елены Шубиной»

А также планы на февраль 2019 года и воспоминания ноября 2018 года.

Издательство Clever запускает сеть партнерских магазинов

Издательство Clever запускает сеть партнерских магазинов

Специализирующееся на детских книгах издательство Clever планирует к 2022 году открыть 50 магазинов под своим брендом. Половину из...

Видео

Новости книжных магазинов

ЛитРес: С 13 по 20 марта скидка 20% на книги акции «О чём пишут женщины»

ЛитРес: С 13 по 20 марта скидка 20% на книги акции «О чём пишут женщины»

Скидка 20% будет действовать на книги лучших российских писательниц по промокоду wmwritersweek20.

ЛитРес подвел итоги 2018 года: Рекордные продажи аудиокниг, стремительный рост приложений и самиздата

ЛитРес подвел итоги 2018 года: Рекордные продажи аудиокниг, стремительный рост приложений и самиздата

Выручка ГК за год выросла на 48% по сравнению с годом ранее, при этом доходы флагманского сервиса ЛитРес от продаж ...

Wildberries продал книг на миллиард

Wildberries продал книг на миллиард

Один из крупнейших российских онлайн-ритейлеров, Wildberries, ранее специализировавшийся на торговле одежды, за про...

Книжный магазин «Все свободны» ищет новое помещение

Книжный магазин «Все свободны» ищет новое помещение

Питерский магазин «Все свободны» работает на Мойке, 28 только до 15 февраля.

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Пальцы» автор Катран

У Вити Кныша околела бабка. Жила себе старушка, не бздела, а тут – чпок – и загнула когти: мочевой пузырь по шву лопнул. Бабка рассол от помидоров сильно уважала. Третьего дня банку трехлитровую в один ебальничег морщинистый скушала и поехала на картошку двести километров без остановок. Там, посреди ботвы и колорадских жуков, в ...

далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял,...

далее...

«Смерть рыжей годзиллы» автор Мзунгу

В 80-тые годы я провел сотни часов у радиоприемника, слушая «Голос Америки» и «Радио Свободы». И чем сильнее их глушили советские спецслужбы, тем крепче становилась моя любовь к Америке.
И вот, наконец, здравствуй Америка - страна сильных, смелых, умных и свободных людей!!!
В аэропорту меня встречала женщина по имени Бренда,...

далее...

Детская литература

Книжный фестиваль для подростков состоится в Москве

23, 24 и 30 марта в Библиотеке №180 и Музее-библиотеке Н.Ф. Федорова в Москве пройдет книжный фестиваль для подростков «Изобретение чтения». Вход на фестиваль свободный.

Названа лучшая тактильная книга для детей

Названа лучшая тактильная книга для детей

В Российской государственной детской библиотеке подвели итоги конкурса на лучшую тактильную книгу для детей с нарушением зрения и другими ограниченными возможностями здоровья.

Объявлены лауреаты конкурса «Книгуру»

Объявлены лауреаты конкурса «Книгуру»

В 2018 году в конкурсе приняли участие 708 авторов. Для Короткого списка эксперты отобрали 15 произведений, которые были выложены в свободном доступе на сайте конкурса kniguru.info. Кому достались призовые места – решили дети и подростки.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина