комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Сергей Чупринин, главный редактор журнала «Знамя» о значении литературы в жизни общества и художественной ценности постов на «Фейсбуке»

Сергей Чупринин, главный редактор журнала «Знамя» о значении литературы в жизни общества и художественной ценности постов на «Фейсбуке» 04.12.2017

– Перед тем как стать первым заместителем главного редактора «Знамени» в 1989 году, вы 13 лет проработали обозревателем в «Литературной газете». Чем вам запомнилась «Литературка» тех лет? Взяли ли вы на во­оружение какие-нибудь принципы работы?

– Я пришёл в «Литературную газету» совсем ещё молодым человеком, аспирантом Института мировой литературы. Довольно быстро прошёл этапы служебного пути – от сотрудника отдела критики до обозревателя, который тогда отвечал только за себя: надо было писать то, что ты хочешь, и появляться в редакции только тогда, когда шла твоя статья.

Я очень люблю эти 13 лет, потому что с самого начала я попал в совершенно замечательную компанию. Редакция в те времена напоминала своеобразный клуб: многие литераторы приходили туда просто так – поговорить, порассуждать, рассказать новости. И сама газета выгодно выделялась на фоне тогдашней периодики. Разумеется, она была советской, и в ней шли материалы, с которыми не хотелось иметь ничего общего. Особо трудно было литературным отделам, поскольку газета впрямую подчинялась Союзу писателей СССР и, соответственно, вынуждена была откликаться на сочинения власть имущих.

В то время «ЛГ» называли «Гайд-парк при социализме», потому что её идеалом было торжество плюрализма. Одним из самых распространённых форматов в газете были дискуссии. И даже в рецензионной практике главенствовала рубрика «Два мнения об одной книге». Положим, выходила книжка Фазиля Искандера или Василия Аксёнова, или Владимира Маканина, на которую литературная власть смотрела неодобрительно: тогда в газете публиковалось одно нормативное мнение – то, чего ждало начальство, то, что требовалось написать, зато рядом – совершенно свободное.

Дискуссионность – это первое достоинство «Литературной газеты», которое оценили читатели. Второе достоинство «ЛГ», которое создало ей тогда огромный тираж и высокую степень популярности, заключалось в том, что газета занималась защитой человека. Я не рискну сказать, что она защищала права человека. Понятие «права человека» тогда было табуированным, и занимались этими правами совсем другие люди – диссиденты, правозащитники. «Литературная газета» в конфронтацию с властью не вступала, но и она, как могла, защищала человека от неправедного суда, от жестокого начальства, от ханжества, от нормативной эстетики. Самыми популярными жанрами «Литературки» тогда были судебный очерк и материалы под рубрикой «Если бы директором был я», где высказывались самые неожиданные, иногда отчаянные мнения по разным вопросам.

Эти традиции сделали «Литературную газету», безусловно, лучшей газетой поздних советских лет. Я всегда вспоминаю добрым словом Александра Борисовича Чаковского и Виталия Александровича Сырокомского – о них можно, конечно, сказать и дурное, но именно они придумали этот формат и собрали этих людей.

– В чём, на ваш взгляд, отличительная особенность журнала «Знамя»?

– Когда я пришёл в журнал «Знамя», он уже был одним из флагманов перестройки. Как и в других толстых литературных журналах, у нас печатались произведения из писательских архивов, из самиздата и тамиздатов, которые меняли представления людей и о том, что такое литература, и о том, что такое жизнь в России, и о том, что такое Россия вообще. Тираж журнала фантастически взлетел. В 1991 году он достиг своего максимума – миллиона экземпляров. Это понятно, потому что журналы заменяли собою и парламент, и политические партии, и вообще свободные дискуссии, которые тогда только-только начинались. Я помню свои ощущения рубежа 80–90-х годов – полный восторг, в том числе восторг по отношению к своим согражданам. «Надо же, – думал я, – действительно мы самая читающая в мире страна». Оказалось, что это не так. Люди хотели обновления, перемен, и литературе досталась порция читательской любви, потому что она несла в себе эти перемены. Когда переломный момент прошёл, с нами остались только те, кому важна литература ради литературы.

Сегодня существует спектр толстых литературных журналов, которые по-прежнему очень важны для культурного процесса в стране. Как выделяется в нём журнал «Знамя»? В начале 90-х годов, когда страницы «Нового мира», «Звезды», «Дружбы народов» заполняла так называемая возвращённая классика – проза Солженицына, «Дети Арбата» Рыбакова, пастернаковский «Доктор Живаго», мы решили, что пока все отдают долги, мы будем печатать в первую очередь современную литературу – то, что пишется здесь и сейчас. В этом было наше своеобразие. Одновременно сложилась и мировоззренческая доминанта издания. Журнал «Знамя» принципиально либерален в своих основаниях. Сейчас слово «либеральный» не в моде. Оно вызывает подозрения, а часто и усмешки. Так, увы, развивается русский политический словарь последних десятилетий, что сначала было скомпрометировано слово «демократический» – само по себе прекрасное. Словом «демократ» стали ругаться. Теперь ругаются словом «либерал». Тем важнее, мне кажется, дать возможность проявиться истинному либерализму – не агрессивному, который так же вытаптывает всё вокруг себя, как и любая другая радикальная идеология, но стоящему на позициях терпимости, уважения к иному, чем у тебя, мнению и, конечно же, свободы. Свободы творчества в первую очередь – ведь мы литературный журнал. Поэтому мы готовы напечатать какое угодно произведение – реалистическое, постмодернистское, авангардистское, натуралистическое – если оно, на наш взгляд, исполнено с умом и талантом.

Меня часто спрашивают: что никогда не появится на страницах журнала «Знамя»? Ответ у меня простой: мы ни при каких условиях не опубликуем человеконенавистническое произведение – антисемитское, ксенофобское, вызывающее рознь по социальным и любым иным признакам. И мы никогда не опубликуем произведение, которое звало бы Русь к топору или к самоизоляции, к вражде и столкновению со всем миром. Это за пределами нашего понимания литературы и жизни. Всё остальное обсуждаемо.

– Что изменилось в «Знамени» за те 24 года, что вы возглавляете журнал? На данном этапе издание является только зеркалом литературного процесса или же оно способно расставлять акценты, давать ориентиры?

– Четверть века – это большой срок, и задачи журнала, разумеется, менялись. Как я уже упомянул, в конце 80-х годов, когда страницы других журналов были заполнены «возвращённой классикой», мы сделали акцент на произведениях, которые пишутся здесь и сейчас. Как раз в это время советское книгоиздание находилось на последнем издыхании, а с переходом на рыночную экономику и вовсе приказало долго жить. Новые коммерческие издатели хотели денег – быстро и побольше. И книжные магазины были заполнены всякого рода мусором: переводными и домодельными детективами, фэнтези, оккультизмом... И только в литературных журналах могла появляться серьёзная проза. Причём нами руководила мысль о том, что задача литературы и литературной журналистики – помогать тем, кому хуже всего. А хуже всего тогда было отечественным постмодернистам и авангардистам. Читателей нужно было при­учить к тому, что это тоже литература. В 1988 году в «ЛГ» вышла моя статья «Другая проза»: о том, что кроме авторов привычного реалистического дискурса существуют и те, кто пишет и дышит совсем по-другому. Поэтому в первой половине 90-х годов в «Знамени» был установлен режим максимального благоприятствования как раз для этой «другой прозы». Мы стали печатать тех, кто уже известен, и открывать новые имена. Например, у нас было опубликовано первое произведение Виктора Пелевина, тогда ещё никому не известного – повесть «Омон Ра». Тогда же мы напечатали Михаила Шишкина – сначала маленький рассказ «Урок каллиграфии», затем – роман «Всех ожидает одна ночь». В середине 90-х годов режим максимального благоприятствования к постмодернистам был снят. Их стали издавать, переводить на разные языки, давать им литературные премии. Они больше не нуждались в протежировании.

Что касается последних лет… Сейчас, слава богу, с книгоизданием в Российской Федерации всё более или менее устоялось. Издать свою книгу может любой писатель, и никакое талантливое произведение не будет забыто. Что делать в таких условиях литературным журналам? Мы это обсуждали много раз и пришли к выводу, что теперь наша принципиальная задача – в первую очередь печатать произведения, принадлежащие к «высокой литературе». Это проще объяснить по аналогии. Сейчас в мировом кинопрокате доминирует Голливуд. Остросюжетные, яркие, постановочные, богатые фильмы, рассчитанные на тинейджеров. Но есть, слава богу, и артхаус, кино, которое показывают на фестивалях, – эти фильмы не собирают такую кассу, как голливудские блокбастеры, но они необходимы, чтобы кинематограф оставался искусством, а не просто поставщиком развлечения для миллионов. Такой же артхаус есть и в литературе. Мы остаёмся с теми, кто занят, говоря словами XIX века, «искусством для искусства».

– Что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы возродить в нашем обществе интерес к литературе?

– Думаю, эта проблема может быть решена только комплексно. Первое – к нормальному книгоизданию надо прибавить и нормальное книгораспространение, чтобы книга могла выходить за пределы Московской кольцевой автодороги и продаваться всюду. Я не экономист, не бизнесмен – я не знаю, как это можно сделать на практике. Но я, честно говоря, не понимаю, почему сигареты «Мальборо» можно купить на Чукотке, а книгу нельзя. Второе – библиотеки. Я иногда по необходимости хожу в библиотеку по месту жительства. Её можно назвать хорошей: там, например, есть литературные журналы, которые даже в столице есть уже далеко не везде. Но и в этой хорошей биб­лиотеке мало новинок, стоят старые книжки. Денег нет, говорят нам. Да теперь уже и мало ходят в библиотеки, говорят нам. Но, может, потому и мало ходят, что нет новых книг? Одной классикой жив не будешь. В-третьих, необходимо поднимать престиж чтения. У нас об этом очень много говорится. Но в реальности для этого ничего не делается. Или почти ничего. Это задача не только государства, но и общества.

– Как вы считаете, современные крупные литературные премии отражают литературный процесс? На них можно ориентироваться?

– Да, безусловно, в какой-то мере отражают. И да, безусловно, жюри разных премий совершают одну ошибку за другой. Оба эти суждения справедливы, но ориентироваться на решения премиальных жюри всё-таки можно. Читателю, который хочет понимать, что происходит в литературе, я бы рекомендовал присматриваться не к фамилиям победителей, а к так называемым коротким спискам. Пять фамилий Букера говорят обычно больше, чем имя главного лауреата.

– Вас можно назвать активным пользователем «Фейсбука». В 2015 году вышла ваша книга «Вот жизнь моя. Фейсбучный роман», которую составили заметки и комментарии с вашей персональной странички… А как вы оцениваете роль социальных сетей и вообще интернета в современном литературном процессе? Можно ли сказать, что интернет отбирает хлеб у литературных изданий?И нужно ли с этим бороться?

– Появление интернета в России совпало с распадом Советского Союза и гибелью тоталитарной коммунистической идеологии. Когда появился «РуЛинет» – русский литературный интернет, как его тогда называли, – у многих было ощущение, что эпоха Гуттенберга, то есть эпоха печатной словесности, закончилась. Что будет что-то совсем другое. Сейчас смешно это вспоминать. Литература – слишком устойчивое явление, чтобы меняться в зависимости от тех или иных социальных или технологических преобразований.

Что представляет собой интернет сегодня? Во-первых, это альтернатива печати. Если вас по какой-то причине не хотят печатать в толстых литературных журналах, вы свободны отправить своё произведение в Сеть, сделать его общедоступным. Во-вторых, это естественная среда для молодых писателей, из которой они вырастают. Мне неизвестно ни одно литературное имя, которое возникло и осталось в интернете.

А перемены, конечно, происходят. Так, появление социальных сетей в 2000-х годах создало очень интересные возможности для писателей. Например, тот же самый «Фейсбук». Не без основания говорят, что люди предпочитают читать «Фейсбук» вместо толстых книг: когда ты листаешь новостную ленту, у тебя создаётся ощущение, что ты в курсе всех событий, всей литературы. В этом случае «Фейсбук» оказался конкурентом печатных изданий. Но он дал и новые возможности. Например, утвердил в правах форму короткой новеллы и разрозненных высказываний – сегодня о Конституции, а завтра о севрюжине с хреном.

В течение какого-то времени я был уверен, что это нечто принципиально новое… А потом сообразил, что такой опыт тоже уже накоплен нашей великой литературой. Ярким примером может послужить замечательный (и горячо мною любимый) писатель начала ХХ века Василий Розанов, его «Опавшие листья», «Мимолётное», «Уединённое».

Мне кажется, что сейчас эта традиция если не побеждает, то, во всяком случае, идёт в параллель с тем, что принято считать большой литературой. Но важно понимать: ужасно, когда в литературе побеждает что-то одно. Ведь в чём был ужас советской культурной ситуации? Даже не в том, что появился социалистический реализм, а в том, что всё стали подгонять под него, а всё, что не подгонялось, обрубать. В то время как нормальное состояние литературы предполагает одновременное и непременно конфликтное присутствие в ней и романтизма, и реализма, и каких-то декадансных явлений. Так что хорошо, что у нас есть сегодня не только лаконичные высказывания фейсбучного типа, но и романы в двух-трёх томах, которые по-прежнему пишутся и читаются.

Беседу вела Валерия Галкина

Источник: Литературная газета


Описание для анонса: 
Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Прямая речь

Александр Ширвиндт, артист:

Это очередной наивно-пошлый перегиб. Одно дело материться, то есть ругаться, и другое — говорить на родном языке. Русский язык без мата не существует как явление — ни литературный, ни тем более разговорный. Источник

Дина Рубина, писательница:

Писатель — последний человек, который может ответить на этот вопрос. Точно так же, как привлекательная женщина никогда не сможет объяснить, что именно привлекает в ней мужчин. Источник

Шорт-лист литературной премии «Инородная власть»

Премия посвящена увеличению пенсионного возраста и налогового бремени

Народ Россеяныч Терпеливый: «Триумф на выдаче»

Двое мужчин лет за пятьдесят, ухоженных, в дорогих костюмах, ехал...

Татков Олег: «Спецкомандировка»

Мой предшественник поставил рекорд; за неделю допился в Аддис-Абе...

Максим Басков: «Про Анатолия Николаевича»

Анатолия Николаевича всю жизнь ебали. С самого рождения. Ебали ро...

Федора Яшина: «Тут что-то происходит непонятное»

Спустя некоторое время, даже не знаю сколько, я вдруг не обнаружи...

Сергей Скляров: «Долбанем»

Когда мне было 4 года, я стал коммунистом. Это случилось очень пр...

Литература в картинках

Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

«Книжный рынок – 2018»  в цифрах от президента «Эксмо-АСТ» Олега Новикова

«Книжный рынок – 2018» в цифрах от президента «Эксмо-АСТ» Олега Новикова

Российский книжный рынок по итогам 2018 года вырастет на 7–8% в деньгах, его объем достигнет 79 млрд руб. Продажи в экземплярах увеличатся незначительно, с 300 млн до 301 млн экземпляров.

Краткий гид по книжно-феминистскому активизму в России

Краткий гид по книжно-феминистскому активизму в России

Зачем феминистки меняют в библиотеке портреты писателей на портреты писательниц, клеят самодельные журналы и почему «ФемИнфотека» располагается в бывшем кухонном помещении? «Горький» выяснил, как сегодня развиваются феминистские книжные инициативы и ...

Свобода читать книги

Свобода читать книги

Каждый год в конце сентября в США проводится «Неделя запрещенных книг», посвященная свободе чтения. «Неделя запрещенных книг» возникла как реакция на все возрастающее количество запросов с требованием об изъятии книг из библиотек или ограничении дост...

О чем пишут финалисты премии «Ясная Поляна»

О чем пишут финалисты премии «Ясная Поляна»

Премия «Ясная Поляна» объявила шорт-лист номинации «Современная русская проза». Список и правда получился коротким: в него вошло всего три книги — зато очень разных. Победителя объявят на церемонии в Большом театре 24 октября. Егор Михайлов комментир...

В рамках конкурса Викимедиа «Общественное достояние — 2018» опубликованы работы Ильи Арнольдовича Ильфа

В рамках конкурса Викимедиа «Общественное достояние — 2018» опубликованы работы Ильи Арнольдовича Ильфа

До того, как стать писателем, Илья Ильф (1897—1937) работал токарем, бухгалтером, участвовал в Первой мировой войне. «Открытая библиотека» рассказала о жизненных мытарствах писателя.

Литература в цифрах

16

Количество романов написанных Виктором Пелевиным за почти 30 лет в литературе Источник

5

Количество произведений вошедших в шорт-лист премии «Инородная власть» Источник

7

Количество пьес, которые дошли до нас сквозь века, из 123 написанных Софоклом Источник

Колонка Лидии Сычёвой

Лидия Сычёва

О художественности

Гомер не знал интернета, Пушкин понятия не имел о мобильной связи, но «техническая отсталость» не помешала им создать величайшие художественные произведения.

Такой интересный «русский мир»

Русский мир – Владимир Войнович, Андрей Дементьев, Евгений Евтушенко. Василий Фёдоров, Борис Ручьёв, Людмила Татьяничева – это никакой не русский мир. Например, я на Урале общалась с выпускниками литкурсов (!), и они от меня ВПЕРВЫЕ услышали имена Владилена М...

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Алексей Иванов закончил новый роман

Название – «ПИЩЕБЛОК». Это страшно серьезный текст про пионеров-вампиров, опасную и загадочную группировку, затаившуюся в пионерлагере жарким летом Олимпиады-80. Иванов запаковал ужастик в коробку реализма.

Ипотека и литературные премии

В конце весны - начале лета главные литературные премии подводят итоги или объявляют шорт-листы - и в СМИ появляется множество публикаций на тему. Журналисты, прежде всего, озвучивают размер гонорара очередного победителя. И главный вопрос, который они задают, как он соби...

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Им идёт даже твиттер

Старшее поколение сетует, что рецензии становятся всё короче, критики – торопливее, а вдумчивый анализ подменяется пересказом фабулы. Однако некоторые книжки задуманы так хорошо, что им идёт даже твиттер.

История двух андроидов

У Господа Бога, наблюдающего за нами с небес, на каждую страну свои планы. И вот он сидит на облаке и думает: пусть Америка будет про конституцию, законы и пр, Англия — про державность, а Россия — про литературу.

Интервью

Литературные мероприятия

15 сент. Лекция «Объёмное чтение. Как читать классику?»

Разговор пойдет о чтении художественной литературы. На примере произведений Пушкина, Толстого, Достоевского, Набокова, Кафки, Сарт...

8 сент. Гузель Яхина о том, как стать писателем

Сообщается, что тема встречи - путь в литературу - будет обсуждаться с писателем Гузель Яхиной, критиком Дмитрием Самойл...

Благотворительный литературный забег проведут в Петербурге

Костюмированный забег «Айда, Пушкин» в поддержку онкобольных детей и взрослых проведет в Санкт-Петербурге благотворительный фонд «...

Встречи с писателями

24 сент. Леонид Юзефович

Леонид Юзефович представит свою новую книгу «Маяк на Хийумаа»

18 сент. Дарья Донцова

На встрече состоится презентация новинки «Страна Чудес» в детской серии книг «Сказки Прекрасной Долины»

Книжные новинки

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Август - 2018

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Август - 2018

По моей оценке на всю Россию, есть приблизительно 20 человек, которые непосредственно принимают решение о публикации книг новых авторов.

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Июль

Лимит не в авторах – а в бюджете. Это дорогое удовольствие, и эффект начинается от суммы порядка 6 миллионов

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

В Российской национальной библиотеке новый директор

В Российской национальной библиотеке новый директор

Новый генеральный директор - Александр Вершинин ранее возглавлял Президентскую библиотеку имени Ельцина.

3 сентября начался прием документов на соискание трех главных гуманитарных премий страны

3 сентября начался прием документов на соискание трех главных гуманитарных премий страны

В тройку вошли: Государственная премии Российской Федерации в области литературы и искусства, премии Президента РФ для молоды...

Библиотека для молодёжи закончила обновления и готова к новому сезону

Библиотека для молодёжи закончила обновления и готова к новому сезону

Несколько полезных курсов по развитию творческих навыков и критического мышления, запуск площадки для молодых музыкантов, научно-п...

Новости издательств

«Живая классика» и «Просвещение» выберут лучшего юного чтеца

«Живая классика» и «Просвещение» выберут лучшего юного чтеца

Группа компаний «Просвещение» выступила генеральным партнером Международного конкурса юных чтецов «Живая классика» – самого масшта...

Издательская группа АСТ подписала меморандум о сотрудничестве с Посольством Республики Корея

Издательская группа АСТ подписала меморандум о сотрудничестве с Посольством Республики Корея

Сообщается, что меморандум, в ближайшие два года поможет продвижению корейской литературы в России и российской литературы в ...

«Альпина Паблишер» — издательство года

«Альпина Паблишер» — издательство года

«Альпина Паблишер» получила премию «Ревизор» в номинации «Издательство года», а генеральный директор «Альпины Паблишер» Алекс...

«Эксмо» купило контрольный пакет акций ИД Мещерякова

«Эксмо» купило контрольный пакет акций ИД Мещерякова

В августе 2018 года издательство «Эксмо» приобрело 51% акций Издательского Дома Мещерякова. «Сделка должна стать новым шагом ...

Видео

Новости книжных магазинов

В Москве закрылся книжный магазин «Порядок слов Перелетного кабака»

В Москве закрылся книжный магазин «Порядок слов Перелетного кабака»

Управляющая московским филиалом «Порядка слов», Оксана Васякина, сообщила, что магазин закрывается из-за проблем с ...

Петербургская книжная сеть «Буквоед» объединяется с московской «Читай-город» из-за снижения прибыли

Петербургская книжная сеть «Буквоед» объединяется с московской «Читай-город» из-за снижения прибыли

Сообщается, что управлять магазинами сетей и ключевыми бизнес-процессами будет «Читай-город». Близкие к компании ис...

21 июля. Книжный фримаркет и сэйл в «Ходасевиче»

21 июля. Книжный фримаркет и сэйл в «Ходасевиче»

Приносите и забирайте сколько угодно книг совершенно бесплатно. Начало в субботу, в 12:00.

«ЛитРес» открыл читателям «Иностранки» бесплатный доступ к 100000 книг

«ЛитРес» открыл читателям «Иностранки» бесплатный доступ к 100000 книг

Для того, чтобы получить доступ к 100000 электронных книг, нужно иметь читательский билет Библиотеки иностранной ли...

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Остановленный мир» Алексея Макушинского

Рецензия на книгу «Остановленный мир» Алексея Макушинского

Романы Алексея Макушинского – идеальная взлетная площадка для моих фантазий. Я прочитал их все: и ранний, не совсем зрелый «Макс» и превосходный «Город в долине» и обласканный критикой и премиями роман «Пароход в Аргентину», и вот последний, «Остановленный ми...

Рецензия на книгу «Дети мои» Гузели Яхиной

Рецензия на книгу «Дети мои» Гузели Яхиной

Перед нами книга, написанная в жанре «магического реализма». Здесь мы найдем массу отсылок к Толкиену («малорослый народец» -- прямая аллюзия к хоббитам, а уж главный герой, который берет с собой в путь носовой платок, сразу вызывает ассоциацию с Бильбо, котор...

Рецензия на книгу «Отдел» Алексея Сальникова

Рецензия на книгу «Отдел» Алексея Сальникова

«Отдел» – это некое современное адаптированное возрождение ранней милицейской фантастики Василия Головачева и Олега Дивова. Только ситуация с 1990-х коренным образом изменилась, да и герои задают сами себе больше вопросов, пытаясь разобраться не только в возни...

Рецензия на книгу «Время Березовского» Петра Авена

Рецензия на книгу «Время Березовского» Петра Авена

Книга Петра Авена «Время Березовского» написана с целью осмыслить крутые перемены, происшедшие в России с момента ее перехода от «развитого социализма» к капитализму. В качестве ее вполне достойного «прототипа» можно считать вышедшую 10 лет назад в русском пер...

Детская литература

Открыта регистрация на конкурс чтецов «Живая Классика» 2019

Открыта регистрация на конкурс чтецов «Живая Классика» 2019

Сообщается, что конкурс юных чтецов «Живая классика» – самый масштабный детский, литературный проект в России.

Конкурс сочинений «Роль Московской Городской Думы в жизни столицы»

Конкурс сочинений «Роль Московской Городской Думы в жизни столицы»

К участию приглашаются учащиеся 8–11-х классов образовательных организаций.

РОСМЭН объявил о запуске экранизации «Часодеев» и поиске актеров

РОСМЭН объявил о запуске экранизации «Часодеев» и поиске актеров

Идет подготовка к запуску экранизации «Часодеев», и мы ищем актеров на роли Василисы и Ника в тизере!

Издательство «Детская литература»: представила свой аккаунт в instagram

Издательство «Детская литература»: представила свой аккаунт в instagram

Новинки, переиздания, загадки и живое общение. Предлагают подписаться.

«Корней Иванович» закрывается

«Корней Иванович» закрывается

Книжный магазин закрывается спустя четыре года после открытия. Основная причина - налоги, аренда. Широкую известность магазин получил благодаря фестивалю детской книги «ЛитераТула», авт...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Брат» автор: гражданин Фильтрубазаров

Впервые он заступился за меня перед самой школой, когда мне было уже 7 лет. До этого он рассказывал мне, что на Луне живут непослушные дети, которые делают там всё, что хотят и о которых совсем позабыли уже их родители…

Ещё он кормил меня кислой вишней и говорил, что это очень полезно. А когда я морщился – он ржал, как конь. Постоянно отнимал у меня апельсины и конфеты из новогодних подарков и говорил,...

далее...

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить...

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина
Международный конкурс юных чтецов