комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Галина Юзефович: великий русский роман – сферический конь в вакууме

Галина Юзефович: великий русский роман – сферический конь в вакууме 02.09.2018

На Фантассамблее, фантастическом конвенте, который прошел в августе под Петербургом, «самый известный критик Рунета» (по определению Википедии) дала интервью порталу Rus.Postimees.

«Люди в Эстонии жили в сказке, но ей не радовались»

 Как становятся писателями – ясно: обычно человек что-то пишет с детства, потому что не может не писать. Как становятся критиками?

– Я всю жизнь любила читать книжки гораздо больше, чем все остальное на свете. Тратила на это больше всего времени. И в какой-то момент обнаружила, что если лежать на диване, читать книжку, а потом про нее написать, в хорошем варианте за это дадут денег, а в плохом – бесплатную книжку. Для меня это был серьезный стимул, я поняла, что для этого я и создана, что это моя органика. Все нормальные люди что-то пишут, а у меня нет ни одного толком начатого произведения. Я потребитель, мне нравятся чужие истории, у меня нет амбиций сочинять собственные. На том я стою и не могу иначе.

 Какую роль сыграло в вашем литературном становлении то, что вы – дочь своего отца, писателя Леонида Юзефовича? Не бунтовали ли вы против его литературных вкусов?

– Нет, бунта не было. Мы с папой всегда жили душа в душу, и, конечно же, он оказал на меня огромное влияние. В фундаментальных, корневых вещах наши вкусы совпадают, хотя мы можем расходиться в оценке чего-то свежего и нового. Мои родители рано развелись, отец жил далеко, бунтовать не было нужды. Как писал Бродский: «И сны твои, мой Телемак, безгрешны...» Виделись мы нечасто, и я всегда с радостью принимала все книжные советы, которые отец мне когда-либо давал.

Другие интервью Галины Юзефович

Но: сегодня мало кто помнит, что папа стал знаменитым писателем в 2001 году, когда мне было 26 лет и я уже писала о книжках. Папа всегда был человеком литературным, но пока я росла, он работал школьным учителем, и тот факт, что он писатель, не играл в моем взрослении большой роли.

 А то, что вы по образованию античник, вас сильно сформировало?

– Бесконечно сильно, это один из краеугольных камней моей личности. Я с раннего возраста любила всё, что связано с Древней Грецией в большей степени и Древним Римом в меньшей...

 Обычно наоборот, нет?

– Да простится мне гендерное различение, но, кажется, мальчики чаще любят Рим, а девочки наоборот. Я начинала с мифологических сюжетов, постепенно перекочевала в область античной драмы, а там уже и эпос подтянулся, и это всё – Греция... Главное, чему меня научили на античном отделении, – close reading, внимательное, медленное чтение. Я много лет читала быстро и страшно собой гордилась: вжухх – толстый том за полтора дня!.. А практика обучения на античном отделении – это чтение. Нет лучшего способа научиться читать, чем через древних авторов: они ужасно трудные, тексты – тяжелые, ты волей-неволей разбираешь их на такие волокна, на какие обычные люди книжки не разбирают. Латинский язык славен многозначностью, слово обладает бесконечным набором значений, и нужно найти область допустимых значений, которая позволит тебе интерпретировать текст...

В итоге формируется способность, которая и является моей единственной суперспособностью: я правда очень хорошо умею читать – разными способами, с разной скоростью и на разную глубину. Образование – важный элемент моей самоидентификации, хотя я давно не практикую как античник. Я много лет преподавала латынь филологам – и перестала это делать, осознав, что выучила антологию Подосинова наизусть.

 Можете ли вы сказать, что у вас, кроме профессии, есть миссия?

– Ох. Миссия – пафосное слово... Я не думаю в таких терминах. Это – моя жизнь. Моя профессия и моя жизнь неразделимы. Счастливые люди приходят вечером домой – у них рабочий день кончился. А барьера, который отделял бы мою работу от остальной меня, нет. Вижу ли я тут миссию? Иногда вижу. Но в этот момент надо, наверное, выпить пятьдесят граммов коньяка, перекреститься и перестать про это думать...

 ...И перечесть «Женитьбу Фигаро».

– Да-да.

 В сферу ваших научных интересов входит изучение представлений о Прибалтике как о советском Западе. Может быть, вы знаете что-то интересное об Эстонии?

– Есть одна неожиданная вещь: удивительным образом взгляд на жизнь в советской Эстонии изнутри и извне не совпадал. Люди, приезжавшие в Эстонию на отдых, рассыпались в бесконечных восторгах: как здесь прекрасно, как богато, и то можно купить, и это, кафе, поливная керамика, сезонное меню, клубника со взбитыми сливками – крышесносное всё. Богатство мира вещного, мира интеллектуального... Мой знакомый из Екатеринбурга выучил эстонский, чтобы читать «Эстонскую энциклопедию», в которой была статья о The Beatles. Финское телевидение, опять же: когда в 1984 году СССР бойкотировал Олимпиаду в Лос-Анджелесе, люди ездили в Эстонию смотреть соревнования «по финнам».

А для самих жителей Эстонии всё это не было ценным. Они говорили, что живут просто и бедно. Москва и Питер – да, там магазины, богатство, культура, а у нас всё скучное, убогое, сирое. То есть если для жителей остального Союза воображаемый Запад материализовался в Эстонии, жители Эстонии ничего такого не видели. Для меня это удивительная история о людях, которые живут в сказке, но ей не радуются. Взгляд на сказку может быть разным.

«Между нами всё кончено! Вы глупая, необразованная, продажная...»

 Хоть вы к этому и непричастны, вокруг вас годами формируется образ, о котором Википедия сообщает: «Юзефович заняла в сознании читающей публики место одного из самых популярных критиков в современной русской литературе». Плюсы ситуации для человека, у которого есть что сказать urbi et orbi, очевидны, но есть ведь и минусы. Например, искушение непогрешимостью...

– Это всё видно только снаружи, а изнутри... Я не просто не вижу себя непогрешимой, наоборот, я во всем сомневаюсь – и мне ужасно не хватает книжных и околокнижных разговоров, чужих мнений и идей. Каждый раз прежде чем сесть писать текст про книжку, я малодушно читаю то, что написали коллеги, – не потому, что планирую списать, а чтобы что-то в себе верифицировать. Беда в том, что этого – написанного – очень мало! По мне калибруются многие, а мне калиброваться не по кому.

Честное слово, у меня не было планов стать самым известным критиком, наоборот, мне из-за этого не очень комфортно. Знаете, почему я им стала? В сегодняшнем литературном пространстве я – единственный человек, который пишет обзор каждую неделю, а летом – каждые две недели. Никто, кроме меня, не делает этого регулярно и в таких количествах. Отчего я и доминирую, прости господи, в этом пространстве. Это очень патологичная ситуация. Британская газета Guardian как-то делала интервью с критиками – три страницы одних только имен, они все дико разные, все известные, спорят друг с другом, коммуницируют... В нашем пространстве я – практически единственный такой человек, или, во всяком случае, один из очень немногих, и как результат, я оказалась у всех на виду. Просто я поддерживаю сложную бизнес-модель: зарабатываю на жизнь не тем, что я пишу о книжках. Meduza не платит мне столько, чтобы хватало на жизнь. Зарабатываю я по-другому – и делаю это в частности для того, чтобы писать про книжки.

 Но есть ведь блогеры, пишущие о книгах регулярно?

– Они делают это иначе. Людей, которые писали бы три, да хотя бы одну рецензию каждую неделю на протяжении длительного времени – мало. Блогеры пишут короткие эмоциональные заметки, для меня, кстати, бесценные. С тех пор, как я открыла для себя Telegram, жизнь моя заиграла новыми красками – я нашла своих и немножко успокоилась.

Но в целом, коротко говоря, нынешняя ситуация мне не нравится. Меня можно не любить – хотя мне это понять трудно, я такая миленькая, такая няшная... (Смеется.) Меня не упрекнешь в том, что я топчу конкурентов. Наоборот, я пытаюсь пробудить в людях желание писать о книгах. Уважаемые издания часто просят меня найти им кого-то, кто писал бы про книжки, как я, но был бы не я. И я никого не нахожу. Люди говорят: я работаю, гонорары маленькие...

 Это же очень времязатратная штука.

– Конечно. 80 процентов моего рабочего времени я трачу на обзоры для Medusa: чтение, отбор, осмотр окрестностей, написание текста. Я не из тех, кто положил пальцы на клавиатуру – и быстренько всё написал, на текст я трачу день.

 А это правильно, когда властителем дум становится критик? Вы по определению субъективны – но хорошо ли это, когда субъективное мнение обретает такой статус?

– Очень плохо! Мне не нравится, когда на меня молятся, объявляя мой вкус эталоном, и предъявляют претензии за любую книгу, которая мне понравилась, а читателю нет. Ко мне регулярно ходит разъяренный читатель и говорит: «Я вам доверял, я был полностью ваш, читал всё, что вы посоветуете, но тут я прочел... – следует название книги, – и теперь между нами всё кончено! Вы глупая, необразованная, продажная...»

Человек должен ориентироваться на множество голосов – и не обижаться, если с кем-то не совпадает. Если вы хотите поддерживать картинку реальности, вы должны читать всё, что выходит в данном литературном пространстве. Меня спрашивают: как сориентироваться в литературе? Я начинаю объяснять – и понимаю, что теряю слушателя, когда говорю, что надо хоть раз в неделю заходить в книжную рубрику Guardian или New York Times и прочитывать ее от начала до конца. Казалось бы, небольшой труд. Но тут ломаются все.

 Что происходит, если книга популярна, а вы ее читаете – и она вам активно не нравится?

– Я пишу, что она мне не нравится, и рассказываю, почему она популярна. Иначе зачем затеваться? Есть популярный жанр: критик упражняется в остроумии, обстебывая автора и его книгу. Как по мне, это непродуктивно – плюс, конечно, мне не хватает остроумия. Можно обсудить, почему последние романы фандоринского цикла кажутся мне очень слабыми, но это не повод, чтобы издеваться над текстом и тем более над автором. Лучше рассказать, почему книга «работает», несмотря на то, что мне лично она кажется фигней чистейшей воды.

 Вы говорите о том, что бестселлер должен соответствовать неким подсознательным ожиданиям аудитории. Но о каких ожиданиях можно говорить, скажем, в хрестоматийном случае «Имени розы»?

– Задним числом все понятно! Люди, умеющие читать сложные тексты, тоже любят истории и сюжеты, и таких людей больше, чем принято считать, – это и есть ключ к тиражам «Имени розы». До этой книги считалось, что сюжетная литература – для одних, а Средние века и тонкие чувства – для других. Между тем люди, читавшие возвышенное, тайком, как в публичный дом к шлюхам, ходили читать сюжетную прозу. А тут всё сошлось, и это был огромный прорыв.

 А нужно ли, чтобы книга была написана хорошо? Есть же феномен «50 оттенков серого», когда запрос явно побил литературность.

– Фактор «как написано» работает на сохранение книги в фокусе читательского внимания на протяжении длительного времени. Книга, попадающая в читательские ожидания, может быть написана плохо, но тогда она рискует повторить судьбу «50 оттенков»: этот роман уже не ищется Гуглом, о нем забыли, а эпигоны Э.Л. Джеймс умерли голодной смертью – именно потому, что с литературной точки зрения это фуфло. Помните «Детей Арбата»? В нашей юности – великий бестселлер, самая обсуждаемая книга. Ныне это читать невозможно, роман написан невыносимо плохо – и его в самом деле никто не читает.

«Меня штырит меньше, и я постоянно увеличиваю дозу»

 Писатель сегодня должен следовать заповеди «сам танцует, сам поет, сам билеты продает» – быть активным в соцсетях, пиарить себя; таковы законы рынка. Велики ли в итоге потери литературы?

– Думаю, довольно велики. Но конкретно с русской литературой беда в том, что русских писателей очень мало. Есть известная легенда: где-то под спудом томятся сотни, тысячи талантливых имен, которых никто не печатает. Я какое-то время честно читала непризнанных гениев, всем им верила...

 Вы добрая женщина!

– Да. Была... Я могу вспомнить одного человека, который достоин известности – и которого не печатают из-за его дурного характера. В остальном – пустыня. Если вы предлагаете издателю дописанный роман, в котором есть хоть какие-то признаки романа, вероятность, что вас издадут, стремится к 100%. Мне не так давно поблазнилось, что я открыла писателя: Борис Клетинич опубликовал в журнале «Волга» роман, который мне очень понравился. Я понеслась с ним к издателю Елене Шубиной, та уже начала его читать – и тут из другого издательства пришло известие, что Клетинича издают буквально через месяц. «Я фантаст, меня не возьмут» – тоже легенда: если у вас в книге есть что-то, кроме звездолетов, если это нормальный роман с фантастическим допущением, – оторвут с руками. Издательский голод у нас – жуткий. Неумение плясать и продавать билеты – не главный бич русской литературы.

 Вы часто говорите о писателе как персонаже, о создании образа в тех же соцсетях. Насколько вы сами – персонаж, который должен быть милым, относительно искренним в ФБ и так далее?

– Я в этом смысле полный болван. Чаще всего люди, которые со мной знакомятся, говорят: «Ой, да вы точно как в Фейсбуке!» Это правда, у меня нет другого лица и другой жизни. Как-то я обнаружила, что живу обычной жизнью, говорю обычные вещи, а вокруг меня собралась большая толпа народа. Появление этой толпы я не отрефлексировала – и повела себя как простодушный лопух. Моя личность оказалась востребована в ФБ, и это было для меня сюрпризом. Да, я и правда такая вот вся няшечка – ну или не няшечка...

Когда я осознала, что превратилась в персонажа, мне стало тоскливо: образ всегда сковывает. Так что многие вещи я из ФБ потихоньку убираю: сократила рассказы о детях, убрала под замок кулинарию, убрала высказывания на нелитературные темы – я не готова разгребать субстанции, которые мне в итоге прилетают. Конечно, меня воспринимают как персонажа, но сегодня это – некий ракурс меня, не более. Впрочем, я думаю, нельзя придумать персонажа, который совсем на тебя не похож.

 Сколько вы читаете? Какую долю в этом чтении составляют книги, которые вас просят прочесть, а какую – те, что вы хотите прочесть сами? Ну или перечесть.

– Перечесть – никакую. Разве что я веду курс о современной литературе и каждые два года перекраиваю всю программу, включая в нее книжки, которые хочу перечитать. В позапрошлом году в программе был «Щегол» Донны Тарт, его я еще хорошо помню, поэтому в этом году в программе – «Тайная история» ее же...

Попросить меня что-то прочесть трудно: издательства присылают свои планы, я сама выбираю, что именно буду читать. Никто ни о чем попросить меня не может. Иногда я читаю то, что мне рекомендуют значимые для меня люди. Скажем, я никогда не стала бы читать фантастику – «Новую Луну» Йена Макдональда или «Фарбрику» К.А. Териной, – если бы эти книги не посоветовали мне те, с чьим мнением я считаюсь. Единственный секрет – такие советы должны быть бескорыстны. Я не читаю книг, которые мне настойчиво впаривают авторы или издатели.

Моя нормальная скорость – это две-три книги в неделю. Бывают тяжелые периоды – четыре книги. Бывают счастливые – одна книга, это случается летом, когда я пишу обзор раз в две недели.

 Что такое «квалифицированный читатель», о котором вы часто говорите?

– Отсечка – в точке разнообразия. Как только читатель перестает читать что-то одно и начинает читать разное, он становится квалифицированным. Лирическое отступление: моя любимая подруга, переводчик Анастасия Завозова училась на курсах сомелье и рассказывала, что выделяют пять уровней квалификации винопития. Первый: человек любит сладкое и пузырики. Второй: сильные вина с выраженным вкусом. Третий: вина с тонким вкусом. Четвертый: ты понимаешь, что на свете есть еще сложные десертные вина. И пятый: ты идешь в супермаркет и покупаешь за 300 рублей болгарский автохтон – тебе интересно, что это такое. Ты можешь употреблять что угодно. Ты можешь, если говорить о критиках, читать фантастику и вообще любые тексты...

 А притупление вкусовых сосочков?..

– Есть такое дело. Когда все читали «Маленькую жизнь» Ханьи Янагихары, рыдая в три ручья, я ощущала себя черствым бревном: Янагихара мне очень понравилась, но я не пролила ни слезинки. Может, острота эмоционального восприятия и правда снижается. Меня штырит меньше. И я постоянно увеличиваю дозу. Душа требует...

 Возможен ли – по аналогии с великим американским романом – великий русский роман?

– Попытки написать великий американский роман делаются по меньшей мере раз в год. А сколько было в прошлом веке великих русских романов? Навскидку: «Тихий Дон», «Мастер и Маргарита», «Дар», ладно, пусть будет «Доктор Живаго»... Я бы добавила сюда «Призрака Александра Вольфа» Газданова, потому что он мне очень нравится. В общем, великий русский роман – абстракция. Этого сферического коня в вакууме можно писать любым способом.

Я бы не сказала, что мне не хватает великого русского романа. Скорее, мне не хватает русского романа, который фиксировал бы что-то важное для меня сиюминутно, пусть даже оно перестанет быть важным спустя какое-то время. Мне не хватает просто русского романа, который я прочитаю с восхищением, с эмоциями, сильными и яркими, пусть и негативными. Бог с ним, с великим...

Источник: rus.postimees.ee


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Прямая речь

Вадим Дуда, генеральный директор РГБ:

Для того чтобы открыть модельную библиотеку, нужны позитивные рабочие отношения с властью: вице-губернатором, министром культуры региона, иначе это бесперспективное занятие. Источник

Александра Маринина, писательница:

Я вообще считаю, что вся литературная критика не имеет права на существование. Источник

Короткое чтиво на каждый день

«Дорога в ад, или Путешествие из Хабаровска в Биробиджан» Сергей Скляров

В летнюю субботу на Хабаровском автовокзале не протолкнуться. От касс, словно змеи, тянутся и извиваются очереди желающих уехать подальше от этого места, кто-то от жары, кто-то от дождей, от бешенных цен, от жены, от бандитов, от кредитов, от себя, от этих чертовых очередей. Вот и мне нужен билет до Биробиджана на 303-й автобус.

Народ Россеяныч Терпеливый: «Триумф на выдаче»

Победитель литературной премии «Инородная власть» посвященной увеличению пенсионного возраста и налогового бремени.
Двое мужчин лет за пятьдесят, ухоженных, в дорогих костюмах, ехали в этом лимузине. Один уже начинал лысеть другой еще нет. Оба были слегка на веселе. Что-то у них получилось, кого-то они объегорили, кого-то обманули. Впрочем, сами они относились...

Литература в картинках

Когда текст и оформление дополняют друг друга Посмотреть полный размер

Когда текст и оформление дополняют друг друга

Обложка сборника рассказов «Потому что нельзя быть на свете красивой такой… ». Автор сборника Федора Яшина
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Опять сенсация: «Дубровского» написал не Пушкин

Опять "сенсация": «Дубровского» написал не Пушкин

Появилась версия, что в 1841-м году издатели посмертного собрания сочинений Пушкина сложили безымянные черновики в подобие романа, придумали ему название «Дубровский» и опубликовали. Это была та самая мистификация, жертвами которой стали многие...

Правила поиска работающей модели для стартапов издательств

Правила поиска работающей модели для стартапов издательств

Книжный рынок давно уже переживает не самые лучшие времена, но на нём беспрерывно появляются новые издательства. Большинство из них закрывается уже через пару лет, однако некоторые не только выживают, но и выходят в лидеры. Со стороны может пока...

Книжный шоппинг в России и мире

Книжный шоппинг в России и мире

Аналитики Picodi.com выяснили, где, когда и зачем россияне покупают книги, какие литературные жанры пользуются особенной популярностью в стране и мире, а также каково отношение читателей к свободному (но не всегда легальному) доступу к произведе...

Как Владимир Соловьев переписал мою книгу и выдал за свою, или, Как книжные издательства губят нашу литературу

Как Владимир Соловьев переписал мою книгу и выдал за свою, или, Как книжные издательства губят нашу литературу

О манипуляциях известного телеведущего и крупнейшего издательства страны с книгой Федоры Яшиной «Богоубийцы, или, Колдуй баба сказал дед доставая пистолет», и как подобные манипуляции сказываются на Литературе в целом. Материал публикуется без к...

Литература в цифрах

40 %

Доля россиян покупающих книги 1 раз в месяц. 66% покупают книги из-за "любви к чтению" Источник

1953 год

Год, когда в могиле Пушкина, вместо Пушкина были обнаружены два человеческих черепа и кости. Экспертиза показала, что кости принадлежат людям пожилого возраста» Источник

Колонка Лидии Сычёвой

Лидия Сычёва

Лидия Сычёва – прозаик, публицист, главный редактор интернет-журнала «МОЛОКО» и сайта «Славянство – Форум славянских культур», лауреат международных и всероссийских литературных премий.

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Юлия Зайцева - продюсер писателя Алексея Иванова, директор Продюсерского центра «Июль»

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Сергей Оробий - критик, литературовед. Кандидат филологических наук, доцент Благовещенского государственного педагогического университета. Печатается в бумажных и электронных литературных журналах.

Колонка Сергея Морозова

Сергей Морозов

Сергей Морозов - литературный критик.

Мнения В. Румянцева

Валерий Румянцев

Лирические и юмористические стихи, басни, литературные пародии, сказки, статьи; реалистические, сатирические и фантастические рассказы Валерия Румянцева печатались в 180 изданиях РФ и за рубежом. Вышло 12 книг.

Записки старого ворчуна

Старик Лоринков

Ко всем текстам, представленным в данной колонке, приложил руку лично Старик Лоринков. Редакция допускает, что все изложенное в данной колонке, может быть литературным вымыслом. Но может и не быть.

Интервью

Литературные мероприятия

19 апр. Лекция «Что в мире знают о Гоголе»

Лекция в рамках просветительского проекта «Русский язык для всех».

23 апреля состоится церемония вручения игровой поэтической премии «Живая вода — 2019»

Церемония вручения пройдет в рамках Всемирного дня поэзии по версии ЮНЕСКО. Премия была учреждена в 2004 году проектом «...

На ВДНХ расскажут, как читать нобелевских лауреатов

20 апреля в Павильоне Книги на ВДНХ пройдет первая встреча ридинг-группы из цикла «Как читать нобелевских лауреатов?». В...

Встречи с писателями

24 апр. Михаил Елизаров

Михаил Елизаров расскажет о своей прозе и музыке, о том, как изменился «сюжет эпохи» и как живут люди, у которых остановилось врем...

29 марта. Дмитрий Емец

Дмитрий Емец расскажет интересные подробности о своей новой книге.

Книжные новинки

Рецензии на книги

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Август - 2018

По моей оценке на всю Россию, есть приблизительно 20 человек, которые непосредственно принимают решение о публикации книг новых авторов.

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Мобильная точка Библиотеки имени Н.А. Некрасова откроется в Павильоне МЦД в рамках «Библионочи»

Мобильная точка Библиотеки имени Н.А. Некрасова откроется в Павильоне МЦД в рамках «Библионочи»

Демонстрационный павильон Московских центральных диаметров (МЦД) в этом году присоединится к акции «Библионочь...

ИЗОТЕКСТ. IV Конференция исследователей рисованных историй

ИЗОТЕКСТ. IV Конференция исследователей рисованных историй

Российская научная конференция исследователей рисованных историй «Изотекст» пройдёт в РГБМ 13 апреля уже в чет...

РГБМ: 4 апр. Дискуссионный клуб молодых поэтов «Кашалот»

РГБМ: 4 апр. Дискуссионный клуб молодых поэтов «Кашалот»

В 2019 году в РГБМ стартовал новый проект, организованный совместно с Союзом литераторов России — дискуссионны...

Книжный фестиваль для подростков состоится в Москве

23, 24 и 30 марта в Библиотеке №180 и Музее-библиотеке Н.Ф. Федорова в Москве пройдет книжный фестиваль для по...

Новости издательств

В издательстве Corpus готовится к выходу сборник эссе Владимира Сорокина. Книга выйдет в серии «Весь Сорокин»

В издательстве Corpus готовится к выходу сборник эссе Владимира Сорокина. Книга выйдет в серии «Весь Сорокин»

Название сборника – «Нормальная история». Список вопросов, освещаемых в этой «нормальной истории» не...

Издательство ЛИТФАКТ выпустило книгу «Литература и революция»

Издательство ЛИТФАКТ выпустило книгу «Литература и революция»

«Литература и революция. Век двадцатый» - это четвёртый выпуск научно-исследовательской серии «Литер...

«Общество распространения полезных книг» подготовило репринт книги Уильяма Мак-Говерна о его тайном путешествии в Тибет

«Общество распространения полезных книг» подготовило репринт книги Уильяма Мак-Говерна о его тайном путешествии в Тибет

Книга повествует о том, как замаскировавшийся авантюрист вместе со своим слугой по имени Сатана прон...

Видео

Новости книжных магазинов

ЛитРес: С 13 по 20 марта скидка 20% на книги акции «О чём пишут женщины»

ЛитРес: С 13 по 20 марта скидка 20% на книги акции «О чём пишут женщины»

Скидка 20% будет действовать на книги лучших российских писательниц по промокоду wmwritersweek20.

ЛитРес подвел итоги 2018 года: Рекордные продажи аудиокниг, стремительный рост приложений и самиздата

ЛитРес подвел итоги 2018 года: Рекордные продажи аудиокниг, стремительный рост приложений и самиздата

Выручка ГК за год выросла на 48% по сравнению с годом ранее, при этом доходы флагманского сервиса ЛитРес от продаж ...

Wildberries продал книг на миллиард

Wildberries продал книг на миллиард

Один из крупнейших российских онлайн-ритейлеров, Wildberries, ранее специализировавшийся на торговле одежды, за про...

Книжный магазин «Все свободны» ищет новое помещение

Книжный магазин «Все свободны» ищет новое помещение

Питерский магазин «Все свободны» работает на Мойке, 28 только до 15 февраля.

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Конец всех сказок» автор Lexеич

Деда разбудили странные звуки, доносившиеся откуда-то со двора. Кряхтя и морщась, он сполз с топчана, сунул ноги в галоши с обрезанными задниками и поковылял к выходу.

Скребущие звуки доносились из открытой двери амбара. Дед, пригнувшись, вошёл туда. Ему открылся вид на монументальный зад бабки, обтянутый застиранной ситцевой...

далее...

«Пальцы» автор Катран

У Вити Кныша околела бабка. Жила себе старушка, не бздела, а тут – чпок – и загнула когти: мочевой пузырь по шву лопнул. Бабка рассол от помидоров сильно уважала. Третьего дня банку трехлитровую в один ебальничег морщинистый скушала и поехала на картошку двести километров без остановок. Там, посреди ботвы и колорадских жуков, в ...

далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял,...

далее...

Детская литература

Состоялся финал конкурса «Живая классика»

Состоялся финал конкурса «Живая классика»

7 апреля участники конкурса юных чтецов «Живая классика» соревновались за возможность отправиться в мае в знаменитый лагерь Артек. Из 15 выступающих, которые были отобраны на предварительно прошедших школьных и районных этапах конкурса, по...

ММКВЯ и Болонская ярмарка детской литературы планируют провести ярмарку детской литературы в Москве

ММКВЯ и Болонская ярмарка детской литературы планируют провести ярмарку детской литературы в Москве

Мероприятие намечено на сентябрь 2021 года. Утверждают, что это будет первая полноценная ярмарка детской литературы и это будет отдельная ярмарка, «не привязанная» по времени к «взрослой» ММКВЯ.

Программа Недели детской книги-2019 на 30 и 31 марта

Программа Недели детской книги-2019 на 30 и 31 марта

Всероссийская неделя детской книги в Российской государственной детской библиотеке - это более 80 презентаций книг и встреч с писателями, мастер-классов и лекций, театральных постановок и кинопоказов и бессчетное количество неожид...

Книжный фестиваль для подростков состоится в Москве

23, 24 и 30 марта в Библиотеке №180 и Музее-библиотеке Н.Ф. Федорова в Москве пройдет книжный фестиваль для подростков «Изобретение чтения». Вход на фестиваль свободный.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина