комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Галина Юзефович: великий русский роман – сферический конь в вакууме

Галина Юзефович: великий русский роман – сферический конь в вакууме 02.09.2018

На Фантассамблее, фантастическом конвенте, который прошел в августе под Петербургом, «самый известный критик Рунета» (по определению Википедии) дала интервью порталу Rus.Postimees.

«Люди в Эстонии жили в сказке, но ей не радовались»

 Как становятся писателями – ясно: обычно человек что-то пишет с детства, потому что не может не писать. Как становятся критиками?

– Я всю жизнь любила читать книжки гораздо больше, чем все остальное на свете. Тратила на это больше всего времени. И в какой-то момент обнаружила, что если лежать на диване, читать книжку, а потом про нее написать, в хорошем варианте за это дадут денег, а в плохом – бесплатную книжку. Для меня это был серьезный стимул, я поняла, что для этого я и создана, что это моя органика. Все нормальные люди что-то пишут, а у меня нет ни одного толком начатого произведения. Я потребитель, мне нравятся чужие истории, у меня нет амбиций сочинять собственные. На том я стою и не могу иначе.

 Какую роль сыграло в вашем литературном становлении то, что вы – дочь своего отца, писателя Леонида Юзефовича? Не бунтовали ли вы против его литературных вкусов?

– Нет, бунта не было. Мы с папой всегда жили душа в душу, и, конечно же, он оказал на меня огромное влияние. В фундаментальных, корневых вещах наши вкусы совпадают, хотя мы можем расходиться в оценке чего-то свежего и нового. Мои родители рано развелись, отец жил далеко, бунтовать не было нужды. Как писал Бродский: «И сны твои, мой Телемак, безгрешны...» Виделись мы нечасто, и я всегда с радостью принимала все книжные советы, которые отец мне когда-либо давал.

Другие интервью Галины Юзефович

Но: сегодня мало кто помнит, что папа стал знаменитым писателем в 2001 году, когда мне было 26 лет и я уже писала о книжках. Папа всегда был человеком литературным, но пока я росла, он работал школьным учителем, и тот факт, что он писатель, не играл в моем взрослении большой роли.

 А то, что вы по образованию античник, вас сильно сформировало?

– Бесконечно сильно, это один из краеугольных камней моей личности. Я с раннего возраста любила всё, что связано с Древней Грецией в большей степени и Древним Римом в меньшей...

 Обычно наоборот, нет?

– Да простится мне гендерное различение, но, кажется, мальчики чаще любят Рим, а девочки наоборот. Я начинала с мифологических сюжетов, постепенно перекочевала в область античной драмы, а там уже и эпос подтянулся, и это всё – Греция... Главное, чему меня научили на античном отделении, – close reading, внимательное, медленное чтение. Я много лет читала быстро и страшно собой гордилась: вжухх – толстый том за полтора дня!.. А практика обучения на античном отделении – это чтение. Нет лучшего способа научиться читать, чем через древних авторов: они ужасно трудные, тексты – тяжелые, ты волей-неволей разбираешь их на такие волокна, на какие обычные люди книжки не разбирают. Латинский язык славен многозначностью, слово обладает бесконечным набором значений, и нужно найти область допустимых значений, которая позволит тебе интерпретировать текст...

В итоге формируется способность, которая и является моей единственной суперспособностью: я правда очень хорошо умею читать – разными способами, с разной скоростью и на разную глубину. Образование – важный элемент моей самоидентификации, хотя я давно не практикую как античник. Я много лет преподавала латынь филологам – и перестала это делать, осознав, что выучила антологию Подосинова наизусть.

 Можете ли вы сказать, что у вас, кроме профессии, есть миссия?

– Ох. Миссия – пафосное слово... Я не думаю в таких терминах. Это – моя жизнь. Моя профессия и моя жизнь неразделимы. Счастливые люди приходят вечером домой – у них рабочий день кончился. А барьера, который отделял бы мою работу от остальной меня, нет. Вижу ли я тут миссию? Иногда вижу. Но в этот момент надо, наверное, выпить пятьдесят граммов коньяка, перекреститься и перестать про это думать...

 ...И перечесть «Женитьбу Фигаро».

– Да-да.

 В сферу ваших научных интересов входит изучение представлений о Прибалтике как о советском Западе. Может быть, вы знаете что-то интересное об Эстонии?

– Есть одна неожиданная вещь: удивительным образом взгляд на жизнь в советской Эстонии изнутри и извне не совпадал. Люди, приезжавшие в Эстонию на отдых, рассыпались в бесконечных восторгах: как здесь прекрасно, как богато, и то можно купить, и это, кафе, поливная керамика, сезонное меню, клубника со взбитыми сливками – крышесносное всё. Богатство мира вещного, мира интеллектуального... Мой знакомый из Екатеринбурга выучил эстонский, чтобы читать «Эстонскую энциклопедию», в которой была статья о The Beatles. Финское телевидение, опять же: когда в 1984 году СССР бойкотировал Олимпиаду в Лос-Анджелесе, люди ездили в Эстонию смотреть соревнования «по финнам».

А для самих жителей Эстонии всё это не было ценным. Они говорили, что живут просто и бедно. Москва и Питер – да, там магазины, богатство, культура, а у нас всё скучное, убогое, сирое. То есть если для жителей остального Союза воображаемый Запад материализовался в Эстонии, жители Эстонии ничего такого не видели. Для меня это удивительная история о людях, которые живут в сказке, но ей не радуются. Взгляд на сказку может быть разным.

«Между нами всё кончено! Вы глупая, необразованная, продажная...»

 Хоть вы к этому и непричастны, вокруг вас годами формируется образ, о котором Википедия сообщает: «Юзефович заняла в сознании читающей публики место одного из самых популярных критиков в современной русской литературе». Плюсы ситуации для человека, у которого есть что сказать urbi et orbi, очевидны, но есть ведь и минусы. Например, искушение непогрешимостью...

– Это всё видно только снаружи, а изнутри... Я не просто не вижу себя непогрешимой, наоборот, я во всем сомневаюсь – и мне ужасно не хватает книжных и околокнижных разговоров, чужих мнений и идей. Каждый раз прежде чем сесть писать текст про книжку, я малодушно читаю то, что написали коллеги, – не потому, что планирую списать, а чтобы что-то в себе верифицировать. Беда в том, что этого – написанного – очень мало! По мне калибруются многие, а мне калиброваться не по кому.

Честное слово, у меня не было планов стать самым известным критиком, наоборот, мне из-за этого не очень комфортно. Знаете, почему я им стала? В сегодняшнем литературном пространстве я – единственный человек, который пишет обзор каждую неделю, а летом – каждые две недели. Никто, кроме меня, не делает этого регулярно и в таких количествах. Отчего я и доминирую, прости господи, в этом пространстве. Это очень патологичная ситуация. Британская газета Guardian как-то делала интервью с критиками – три страницы одних только имен, они все дико разные, все известные, спорят друг с другом, коммуницируют... В нашем пространстве я – практически единственный такой человек, или, во всяком случае, один из очень немногих, и как результат, я оказалась у всех на виду. Просто я поддерживаю сложную бизнес-модель: зарабатываю на жизнь не тем, что я пишу о книжках. Meduza не платит мне столько, чтобы хватало на жизнь. Зарабатываю я по-другому – и делаю это в частности для того, чтобы писать про книжки.

 Но есть ведь блогеры, пишущие о книгах регулярно?

– Они делают это иначе. Людей, которые писали бы три, да хотя бы одну рецензию каждую неделю на протяжении длительного времени – мало. Блогеры пишут короткие эмоциональные заметки, для меня, кстати, бесценные. С тех пор, как я открыла для себя Telegram, жизнь моя заиграла новыми красками – я нашла своих и немножко успокоилась.

Но в целом, коротко говоря, нынешняя ситуация мне не нравится. Меня можно не любить – хотя мне это понять трудно, я такая миленькая, такая няшная... (Смеется.) Меня не упрекнешь в том, что я топчу конкурентов. Наоборот, я пытаюсь пробудить в людях желание писать о книгах. Уважаемые издания часто просят меня найти им кого-то, кто писал бы про книжки, как я, но был бы не я. И я никого не нахожу. Люди говорят: я работаю, гонорары маленькие...

 Это же очень времязатратная штука.

– Конечно. 80 процентов моего рабочего времени я трачу на обзоры для Medusa: чтение, отбор, осмотр окрестностей, написание текста. Я не из тех, кто положил пальцы на клавиатуру – и быстренько всё написал, на текст я трачу день.

 А это правильно, когда властителем дум становится критик? Вы по определению субъективны – но хорошо ли это, когда субъективное мнение обретает такой статус?

– Очень плохо! Мне не нравится, когда на меня молятся, объявляя мой вкус эталоном, и предъявляют претензии за любую книгу, которая мне понравилась, а читателю нет. Ко мне регулярно ходит разъяренный читатель и говорит: «Я вам доверял, я был полностью ваш, читал всё, что вы посоветуете, но тут я прочел... – следует название книги, – и теперь между нами всё кончено! Вы глупая, необразованная, продажная...»

Человек должен ориентироваться на множество голосов – и не обижаться, если с кем-то не совпадает. Если вы хотите поддерживать картинку реальности, вы должны читать всё, что выходит в данном литературном пространстве. Меня спрашивают: как сориентироваться в литературе? Я начинаю объяснять – и понимаю, что теряю слушателя, когда говорю, что надо хоть раз в неделю заходить в книжную рубрику Guardian или New York Times и прочитывать ее от начала до конца. Казалось бы, небольшой труд. Но тут ломаются все.

 Что происходит, если книга популярна, а вы ее читаете – и она вам активно не нравится?

– Я пишу, что она мне не нравится, и рассказываю, почему она популярна. Иначе зачем затеваться? Есть популярный жанр: критик упражняется в остроумии, обстебывая автора и его книгу. Как по мне, это непродуктивно – плюс, конечно, мне не хватает остроумия. Можно обсудить, почему последние романы фандоринского цикла кажутся мне очень слабыми, но это не повод, чтобы издеваться над текстом и тем более над автором. Лучше рассказать, почему книга «работает», несмотря на то, что мне лично она кажется фигней чистейшей воды.

 Вы говорите о том, что бестселлер должен соответствовать неким подсознательным ожиданиям аудитории. Но о каких ожиданиях можно говорить, скажем, в хрестоматийном случае «Имени розы»?

– Задним числом все понятно! Люди, умеющие читать сложные тексты, тоже любят истории и сюжеты, и таких людей больше, чем принято считать, – это и есть ключ к тиражам «Имени розы». До этой книги считалось, что сюжетная литература – для одних, а Средние века и тонкие чувства – для других. Между тем люди, читавшие возвышенное, тайком, как в публичный дом к шлюхам, ходили читать сюжетную прозу. А тут всё сошлось, и это был огромный прорыв.

 А нужно ли, чтобы книга была написана хорошо? Есть же феномен «50 оттенков серого», когда запрос явно побил литературность.

– Фактор «как написано» работает на сохранение книги в фокусе читательского внимания на протяжении длительного времени. Книга, попадающая в читательские ожидания, может быть написана плохо, но тогда она рискует повторить судьбу «50 оттенков»: этот роман уже не ищется Гуглом, о нем забыли, а эпигоны Э.Л. Джеймс умерли голодной смертью – именно потому, что с литературной точки зрения это фуфло. Помните «Детей Арбата»? В нашей юности – великий бестселлер, самая обсуждаемая книга. Ныне это читать невозможно, роман написан невыносимо плохо – и его в самом деле никто не читает.

«Меня штырит меньше, и я постоянно увеличиваю дозу»

 Писатель сегодня должен следовать заповеди «сам танцует, сам поет, сам билеты продает» – быть активным в соцсетях, пиарить себя; таковы законы рынка. Велики ли в итоге потери литературы?

– Думаю, довольно велики. Но конкретно с русской литературой беда в том, что русских писателей очень мало. Есть известная легенда: где-то под спудом томятся сотни, тысячи талантливых имен, которых никто не печатает. Я какое-то время честно читала непризнанных гениев, всем им верила...

 Вы добрая женщина!

– Да. Была... Я могу вспомнить одного человека, который достоин известности – и которого не печатают из-за его дурного характера. В остальном – пустыня. Если вы предлагаете издателю дописанный роман, в котором есть хоть какие-то признаки романа, вероятность, что вас издадут, стремится к 100%. Мне не так давно поблазнилось, что я открыла писателя: Борис Клетинич опубликовал в журнале «Волга» роман, который мне очень понравился. Я понеслась с ним к издателю Елене Шубиной, та уже начала его читать – и тут из другого издательства пришло известие, что Клетинича издают буквально через месяц. «Я фантаст, меня не возьмут» – тоже легенда: если у вас в книге есть что-то, кроме звездолетов, если это нормальный роман с фантастическим допущением, – оторвут с руками. Издательский голод у нас – жуткий. Неумение плясать и продавать билеты – не главный бич русской литературы.

 Вы часто говорите о писателе как персонаже, о создании образа в тех же соцсетях. Насколько вы сами – персонаж, который должен быть милым, относительно искренним в ФБ и так далее?

– Я в этом смысле полный болван. Чаще всего люди, которые со мной знакомятся, говорят: «Ой, да вы точно как в Фейсбуке!» Это правда, у меня нет другого лица и другой жизни. Как-то я обнаружила, что живу обычной жизнью, говорю обычные вещи, а вокруг меня собралась большая толпа народа. Появление этой толпы я не отрефлексировала – и повела себя как простодушный лопух. Моя личность оказалась востребована в ФБ, и это было для меня сюрпризом. Да, я и правда такая вот вся няшечка – ну или не няшечка...

Когда я осознала, что превратилась в персонажа, мне стало тоскливо: образ всегда сковывает. Так что многие вещи я из ФБ потихоньку убираю: сократила рассказы о детях, убрала под замок кулинарию, убрала высказывания на нелитературные темы – я не готова разгребать субстанции, которые мне в итоге прилетают. Конечно, меня воспринимают как персонажа, но сегодня это – некий ракурс меня, не более. Впрочем, я думаю, нельзя придумать персонажа, который совсем на тебя не похож.

 Сколько вы читаете? Какую долю в этом чтении составляют книги, которые вас просят прочесть, а какую – те, что вы хотите прочесть сами? Ну или перечесть.

– Перечесть – никакую. Разве что я веду курс о современной литературе и каждые два года перекраиваю всю программу, включая в нее книжки, которые хочу перечитать. В позапрошлом году в программе был «Щегол» Донны Тарт, его я еще хорошо помню, поэтому в этом году в программе – «Тайная история» ее же...

Попросить меня что-то прочесть трудно: издательства присылают свои планы, я сама выбираю, что именно буду читать. Никто ни о чем попросить меня не может. Иногда я читаю то, что мне рекомендуют значимые для меня люди. Скажем, я никогда не стала бы читать фантастику – «Новую Луну» Йена Макдональда или «Фарбрику» К.А. Териной, – если бы эти книги не посоветовали мне те, с чьим мнением я считаюсь. Единственный секрет – такие советы должны быть бескорыстны. Я не читаю книг, которые мне настойчиво впаривают авторы или издатели.

Моя нормальная скорость – это две-три книги в неделю. Бывают тяжелые периоды – четыре книги. Бывают счастливые – одна книга, это случается летом, когда я пишу обзор раз в две недели.

 Что такое «квалифицированный читатель», о котором вы часто говорите?

– Отсечка – в точке разнообразия. Как только читатель перестает читать что-то одно и начинает читать разное, он становится квалифицированным. Лирическое отступление: моя любимая подруга, переводчик Анастасия Завозова училась на курсах сомелье и рассказывала, что выделяют пять уровней квалификации винопития. Первый: человек любит сладкое и пузырики. Второй: сильные вина с выраженным вкусом. Третий: вина с тонким вкусом. Четвертый: ты понимаешь, что на свете есть еще сложные десертные вина. И пятый: ты идешь в супермаркет и покупаешь за 300 рублей болгарский автохтон – тебе интересно, что это такое. Ты можешь употреблять что угодно. Ты можешь, если говорить о критиках, читать фантастику и вообще любые тексты...

 А притупление вкусовых сосочков?..

– Есть такое дело. Когда все читали «Маленькую жизнь» Ханьи Янагихары, рыдая в три ручья, я ощущала себя черствым бревном: Янагихара мне очень понравилась, но я не пролила ни слезинки. Может, острота эмоционального восприятия и правда снижается. Меня штырит меньше. И я постоянно увеличиваю дозу. Душа требует...

 Возможен ли – по аналогии с великим американским романом – великий русский роман?

– Попытки написать великий американский роман делаются по меньшей мере раз в год. А сколько было в прошлом веке великих русских романов? Навскидку: «Тихий Дон», «Мастер и Маргарита», «Дар», ладно, пусть будет «Доктор Живаго»... Я бы добавила сюда «Призрака Александра Вольфа» Газданова, потому что он мне очень нравится. В общем, великий русский роман – абстракция. Этого сферического коня в вакууме можно писать любым способом.

Я бы не сказала, что мне не хватает великого русского романа. Скорее, мне не хватает русского романа, который фиксировал бы что-то важное для меня сиюминутно, пусть даже оно перестанет быть важным спустя какое-то время. Мне не хватает просто русского романа, который я прочитаю с восхищением, с эмоциями, сильными и яркими, пусть и негативными. Бог с ним, с великим...

Источник: rus.postimees.ee


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Прямая речь

Лев Оборин, поэт и литературный критик:

фактический монополизм объединившихся АСТ и «Эксмо»: несмотря на то что там работают настоящие профессионалы, ситуация, когда очень большой процент книжного рынка держит фактически один издательский дом, не слишком полезна. Источник

Олег Радзинский, писатель

Поймите: я был не очень умный, тщеславный, литературный мальчик, который хотел быть писателем, потому что ничего другого в нашей семье не ценилось. Источник

Победители премии «Инородная власть»

Премия посвящена увеличению пенсионного возраста и налогового бремени

Сергей Скляров: «Долбанем»

Победитель литературной премии «Инородная власть» посвященной увеличению пенсионного возраста и налогового бремени в номинации «Лучшее произведение по мнению читателей»...

Народ Россеяныч Терпеливый: «Триумф на выдаче»

Победитель литературной премии «Инородная власть» посвященной увеличению пенсионного возраста и налогового бремени.
Двое мужчин лет за пятьдесят, ухоженных, в дорогих ...

Татков Олег: «Спецкомандировка»

Победитель литературной премии «Инородная власть» посвященной увеличению пенсионного возраста и налогового бремени в номинации «Лучшее произведение по мнению правозащитного...

Литература в картинках

Если очень стараться - обязательно получится! Посмотреть полный размер

Если очень стараться - обязательно получится!

В конце 2011 года художник Юрий Данич нарисовал комиксы о воображаемом диалоге Путина и Достоевского на тему "Бесов". Источник
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Как писатели и критики стали самыми влиятельными людьми в России и при чем здесь реформы Александра II

Как писатели и критики стали самыми влиятельными людьми в России и при чем здесь реформы Александра II

В конце 1869 года Федор Михайлович Достоевский прочел в газетах о громком уголовном преступлении: 22-летний нигилист и революционер Сергей Нечаев из-за политических разногласий убил своего товарища. Благодаря этой новости окончательно сложился замысел романа «...

8 запретных фраз о детском чтении

8 запретных фраз о детском чтении

Что вы говорите своим детям, когда видите их с книгой в руках? Или, наоборот, не можете заставить сесть за чтение? Юлия Кузнецова, автор книги «Расчитайка», поделилась своей коллекцией родительских фраз, которые, по ее мнению, только мешают ребенку полюбить чи...

Как стать писателем: рассказывает Маргарет Этвуд

Как стать писателем: рассказывает Маргарет Этвуд

Выдержки из эссе канадской писательницы Маргарет Этвуд «Выбор профессии: „Кем ты себя воображаешь?“» в переводе Екатерины Скрылевой

Глаголы, употребление которых недопустимо

Глаголы, употребление которых недопустимо

Судя по комментариям пользователей под этим постом Пензенской областной библиотеки имени Лермонтова даже библиотекари не всегда до конца в курсе ;) Но все равно любопытно.

18+: запрет на сцены насилия выходит боком

18+: запрет на сцены насилия выходит боком

Старшеклассникам не продают классику из-за маркировки «18+», а детям до 12 запрещают смотреть диснеевские мультики. Спустя шесть лет после вступления в силу закона о возрастном цензе механизм оценки по-прежнему дает сбой. Почему детям не продают Есенина и Маяк...

Литература в цифрах

7–10 процентов

Ежегодный рост книжного рынка, который ожидает Олег Новиков, президент издательской группы «Эксмо-АСТ».Источник

8-14 лет

Возраст детей, которые были напуганы до усрачки Тимом Карри  Источник

50 - 70 рублей

Цена брудершафта с Венедиктом Ерофеевым. Источник

Колонка Лидии Сычёвой

Лидия Сычёва

К родине склоняясь головою

Национальный писатель стоит в центре бед своего народа и говорит его голосом. Народ и государство – не одно и то же. Государство (система власти, «машина для подавления») и начальство (правящий класс) – не одно и то же. Национальные писатели будут всегда, поку...

О художественности

Гомер не знал интернета, Пушкин понятия не имел о мобильной связи, но «техническая отсталость» не помешала им создать величайшие художественные произведения.

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Алексей Иванов закончил новый роман

Название – «ПИЩЕБЛОК». Это страшно серьезный текст про пионеров-вампиров, опасную и загадочную группировку, затаившуюся в пионерлагере жарким летом Олимпиады-80. Иванов запаковал ужастик в коробку реализма.

Ипотека и литературные премии

В конце весны - начале лета главные литературные премии подводят итоги или объявляют шорт-листы - и в СМИ появляется множество публикаций на тему. Журналисты, прежде всего, озвучивают размер гонорара очередного победителя. И главный вопрос, который они задают, как он соби...

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Литература и сгущёнка

«Пища духовная», «литературный фастфуд», «лавбургер (с кровью)», «проглотил книгу за пару часов»… Всё это, конечно, страшная пошлятина. Людей, которые говорят «вкусная деталь», нужно сечь розгами. Однако прав писатель, сравнивший мир с супермаркетом. Современное литературное поле уж точно ...

Поедатели шляп

Рассказывая учителям о современной литературе, замечаю такую особенность: после лекции подходят слушатели, задают вопросы, благодарят и – переходят вдруг на доверительный полушёпот: – Скажите, вот есть такая книжка писателя NN, я проглотил(а) за ночь, оторваться не мог(ла)… а она правда

Интервью

Литературные мероприятия

Книжный магазин вне времени и пространства

30 ноября, издательство Ad Marginem организует на ярмарке non/fiction20 дискуссию «Книжный магазин вне времени и простра...

15 ноября в Чеховском культурном центре Библиотеки им. А.П. Чехова состоится открытие «Фестиваля современной поэзии и книжного дизайна»

Оформление современных поэтических сборников никогда не делалось конвейерным методом по единому заданному лекалу. Подобн...

Встречи с писателями

15-19 нояб. Алекей Иванов в Москве

Известный писатель и сценарист Алексей Иванов приезжает в Москву с 15 по 19 ноября. Визит приурочен к премьере сериала «Ненастье»&...

15 нояб. Алексей Иванов

Режиссёр Сергей Урсуляк прочитает отрывки из романа «Ненастье» Алексея Иванова и обсудит с его автором ненастные 90-е в кино и в л...

14 нояб. Дмитрий Глуховский

Тема встречи: «Литература: между механикой и магией».

Книжные новинки

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Август - 2018

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Август - 2018

По моей оценке на всю Россию, есть приблизительно 20 человек, которые непосредственно принимают решение о публикации книг новых авторов.

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Июль

Лимит не в авторах – а в бюджете. Это дорогое удовольствие, и эффект начинается от суммы порядка 6 миллионов

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Открыто народное голосование Третьего фестиваля буктрейлеров «Чтение вдохновляет!»

Открыто народное голосование Третьего фестиваля буктрейлеров «Чтение вдохновляет!»

Профессиональное жюри уже приступило к оценке поступивших на конкурс работ. Но обладателя приза зрительских си...

Российская государственная детская библиотека стала участником проекта «ЛитРес: библиотека»

Российская государственная детская библиотека стала участником проекта «ЛитРес: библиотека»

В рамках проекта компания ЛитРес предоставляет читателям РГДБ бесплатный доступ к электронным издани...

8 нояб. Петр Алешковский

8 нояб. Петр Алешковский

РГБМ проводит цикл встреч с авторами книг, вошедших в короткий список «Премии Читателя-2018».

10 ноября 2018 года Российская государственная библиотека открывает для посещения уникальные коллекции, расположенные в Химкинском комплексе РГБ

10 ноября 2018 года Российская государственная библиотека открывает для посещения уникальные коллекции, расположенные в Химкинском комплексе РГБ

Гости Библиодня смогут пройти с экскурсией по зданию комплекса и осмотреть редкости из фонда газет и диссертац...

Новости издательств

Книжный магазин вне времени и пространства

Книжный магазин вне времени и пространства

30 ноября, издательство Ad Marginem организует на ярмарке non/fiction20 дискуссию «Книжный магазин вне времени и пространства» с у...

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В акции участвует почти весь наш ассортимент. Исключение — серия «Основы искусства».

Неизвестное ранее произведение Марка Твена выходит в России

Неизвестное ранее произведение Марка Твена выходит в России

В октябре книга «Похищение принца Олеомаргарина» выйдет на русском языке в издательстве «Самокат».

Видео

Новости книжных магазинов

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В акции участвует почти весь наш ассортимент. Исключение — серия «Основы искусства».

Лучший книжный магазин Москвы-2018

Лучший книжный магазин Москвы-2018

Портал «Активный гражданин» проводит голосование среди граждан, с целью выяснить какой книжный магазин мо...

Конкурс «Лучший книжный магазин Москвы - 2018» продолжает прием заявок до 5 октября

Конкурс «Лучший книжный магазин Москвы - 2018» продолжает прием заявок до 5 октября

Конкурс открыт для всех столичных магазинов, независимо от размера торговой площади и товарооборота. Участниками ко...

В Москве закрылся книжный магазин «Порядок слов Перелетного кабака»

В Москве закрылся книжный магазин «Порядок слов Перелетного кабака»

Управляющая московским филиалом «Порядка слов», Оксана Васякина, сообщила, что магазин закрывается из-за проблем с ...

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Рамка» Ксении Букши

Рецензия на книгу «Рамка» Ксении Букши

Повесть-сказка Ксении Букши похожа на «Затоваренную бочкотару» (ровно полвека их разделяет): тоже прихотливо ритмизированная проза, такие же фантазии, гиперболы сны, набор типических персонажей с неимоверными монологами и биографиями, метафора и энциклопедия р...

Рецензия на книгу «Тайные виды на гору Фудзи» Виктора Пелевина

Рецензия на книгу «Тайные виды на гору Фудзи» Виктора Пелевина

Танюша и Федюша учились в одном классе, но так и не смогли открыть друг другу свое сердце. Им предстоит многое пройти, прежде чем они наконец смогут разобраться в своих чувствах. Перед вами самый короткий пересказ нового романа Виктора Пелевина. Хотите подробн...

Рецензия на книгу «Остановленный мир» Алексея Макушинского

Рецензия на книгу «Остановленный мир» Алексея Макушинского

Романы Алексея Макушинского – идеальная взлетная площадка для моих фантазий. Я прочитал их все: и ранний, не совсем зрелый «Макс» и превосходный «Город в долине» и обласканный критикой и премиями роман «Пароход в Аргентину», и вот последний, «Остановленный ми...

Рецензия на книгу «Дети мои» Гузели Яхиной

Рецензия на книгу «Дети мои» Гузели Яхиной

Перед нами книга, написанная в жанре «магического реализма». Здесь мы найдем массу отсылок к Толкиену («малорослый народец» -- прямая аллюзия к хоббитам, а уж главный герой, который берет с собой в путь носовой платок, сразу вызывает ассоциацию с Бильбо, котор...

Детская литература

Гильдия словесников опубликовала список литературы, который поможет школьникам и учителям в подготовке к тематическим направлениям сочинения

Гильдия словесников опубликовала список литературы, который поможет школьникам и учителям в подготовке к тематическим направлениям сочинения

В декабре 2018 года 11-классникам предстоит написать итоговое сочинение. Разумеется, этот список неполный и не претендует на универсальность, однако и 11-классник, и учит...

Литературный марафон Google-чтения пройдет 10 декабря

Литературный марафон Google-чтения пройдет 10 декабря

Марафон пройдет при поддержке киностудии «Союзмультфильм». В этом году Google-чтения посвящены сказкам, и их будут читать не только известные актеры: все желающие могут п...

На Урале отметят 80-летие писателя Владислава Крапивина

На Урале отметят 80-летие писателя Владислава Крапивина

Театрализованной программой «Летящие сказки» и музыкальным вечером по произведениям писателя Владислава Крапивина отметят в Свердловской областной библиотеке для дет...

Всероссийский фестиваль детской книги

Всероссийский фестиваль детской книги

26 октября – 28 октября 2018 года в Российской государственной детской библиотеке состоится V Всероссийский фестиваль детской книги. Ежегодно в фестивале принимает у...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Брат» автор: гражданин Фильтрубазаров

Впервые он заступился за меня перед самой школой, когда мне было уже 7 лет. До этого он рассказывал мне, что на Луне живут непослушные дети, которые делают там всё, что хотят и о которых совсем позабыли уже их родители…

Ещё он кормил меня кислой вишней и говорил, что это очень полезно. А когда я морщился – он ржал, как конь. Постоянно отнимал у меня апельсины и конфеты из новогодних подарков и говорил,...

далее...

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить...

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина