комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Евгений Водолазкин: Людей волнует то, чего они не знают

Евгений Водолазкин: Людей волнует то, чего они не знают 17.01.2018

Лауреаты премии «Большая книга» 2013 и 2010 годов Евгений Водолазкин и Павел Басинский начали 2018 год с размышлений о чудесной природе вечных бестселлеров, феномене святости, странных финалах романов «Лавр» и «Авиатор» и грядущем конце «царствия Донцовой». Мнения писателей разошлись, однако эпоха больших перемен в культуре анонсирована.

Как провел новогодние каникулы?

Евгений Водолазкин: Праздники с женой провели на даче, которую недавно сняли в Белоострове под Петербургом. Это такое странное место: до финской войны здесь проходила граница СССР с Финляндией. Пограничье, даже если оно бывшее, обладает особой энергетикой. Сейчас здесь безлюдно, из соседей коты да лисы. Чувствуешь себя пограничником, стерегущим границу между собой и миром. В такой обстановке хорошо пишется.

Все равно не могу понять огромный успех твоего «Лавра», о котором уже столько наговорено, столько сделано его переводов на разные языки мира, но главное, до сих пор эта книга в высоком рейтинге продаж. Что это? Достаточно сложный филологический текст специалиста по древнерусской литературе. Очень специфический герой. И вдруг все читают! У меня такое сложное объяснение. Во-первых, публика заждалась романа с реальным героем, а не с эманацией образа самого автора в образе якобы героя. Во-вторых, появился текст такого типа, которого в принципе не было прежде. И в-третьих, людям интересно, что же там было «до литературы», ведь «Лавр» — это как бы литература, написанная до создания светской литературы. Ну и что-то еще, какие-то другие причины, которые, может быть, ты объяснишь.

Евгений Водолазкин: Вообще говоря, я сомнительная кандидатура для ответа на этот вопрос.

Написав «Лавра», я был уверен, что читать его не будут. Сейчас я напоминаю себе метеоролога, объясняющего, как именно образовался тот циклон, который он проморгал.

Другие интервью Евгения Водолазкина

К сказанному тобой я бы добавил, пожалуй, две вещи. Первая связана с изменениями (метеорология меня не отпускает) в глобальном культурном климате. Это большая тема, о которой я писал, так что этот пункт я лишь обозначу. Что касается относительного долголетия «Лавра», то это, подозреваю, связано с особенностью средневековых текстов: они не устаревали. А «Лавр» текст отчасти средневековый. Но не полностью, что снижает действенность этого эликсира вечной литературной молодости. Так что у «Лавра» есть все шансы устареть.

А тебе не кажется, что в успехе «Лавра» есть что-то общее с феноменом «Несвятых святых» Тихона Шевкунова? Людей всегда волнует то, что их пугает (а жития святых с их странными подвигами всегда пугают современного человека). И вот ты как бы показал: да нет, такие же они были грешные, несчастные в жизни, в любви. Как и мы, словом. Или тебя обижает такое сравнение?

Евгений Водолазкин: Людей волнует то, чего они не знают. А то, чего не знают (здесь ты прав), чаще всего пугает. При всех жанровых различиях «Лавра» и «Несвятых святых» (фикшн и нон-фикшн) обе книги современным языком излагают то, что по тем или иным причинам не принадлежит к повседневным темам. Интерес к «неповседневному» касается не только религиозных вопросов. Круг непознанного и вызывающего интерес гораздо шире. Разумеется, у этого круга есть свои пределы. Предполагаю, что тема полупроводников по-своему захватывающа и широкой общественности мало известна. Но начни кто-то писать об этом, вряд ли он достиг бы большого успеха, это понятно. Другое дело вопросы религии и, в частности, церковные вопросы. Они касаются всех хотя бы потому, что наша культура возникла с крещением Руси и первые семь веков развивалась в церковной оболочке. Если же брать шире, религию как таковую, то это тем более касается каждого, поскольку каждый думает о смерти и так или иначе этот вопрос для себя решает. Потому что без решения этого вопроса невозможно ответить на вопрос о смысле жизни. Смерть одна из наименее познанных сфер человеческого бытия, ее непознанность, да, многим внушает ужас.

И только религия говорит в повседневности о смерти. Она показывает, что смерть — это часть жизни, и тем самым снимает ужас перед неизвестностью. Что касается святых, то они «такие же, как мы» — только лучше. Святой не тот, кто не грешит, а тот, кто способен искупить свой грех.

Если продолжить тему страха, то святые действительно порой пугают, как пугает всякое отступление от нормы. Но благодаря таким людям наши нормы продолжают оставаться на приемлемом уровне.

Объясни конец романа. Почему мы «сами себя не понимаем»?

Евгений Водолазкин: Понять самого себя труднее всего. Не потому, что ты такой загадочный. Просто, оценивая себя, человек не видит или не хочет видеть некоторых своих качеств. Переводя проблему в нравственную плоскость, можно сказать, что понимание — это среди прочего признание собственных ошибок. Мы очень неохотно анализируем наше прошлое и опять-таки говорим, что не понимаем сами себя. Некоторые этой фразой гордятся. Им кажется, что она свидетельствует об особой глубине и сложности. А она говорит лишь о нежелании отнестись к себе с полной серьезностью. Да, один из моих героев произносит эту фразу, но у меня она не вызывает сочувствия.

В какой степени интеллектуальная проза сегодня наступает на пятки «массовой»? Нам стоит ждать, что широкий читатель будет читать «Лавра», «Авиатора», «Зулейха открывает глаза», «Обитель» или, допустим, «Благоволительниц» Джонатана Литтелла? Или возникнет что-то синтетическое вроде «Гарри Поттера»?

Евгений Водолазкин: Убежден, что в обозримом будущем литература будет двигаться к большей глубине. Иногда ошибочно полагают, что это слово касается только пишущего.

На самом деле читатель и писатель — это в значительной степени соавторы, поскольку место реализации текста — голова читателя.

В девяностые годы было создано несколько по-настоящему глубоких текстов. Например, роман Владимира Шарова «Репетиции». Появись этот роман в 2010-е годы, он бы стал бестселлером (и, я надеюсь, станет). Счастливая судьба «Лавра» — результат изменений в читательском сознании. Будь он издан десятью годами ранее, его бы никто не заметил. Настало время значительных изменений в культуре. В одной из статей я определил его как «эпоху сосредоточения».

Лавр жил давно. И то, что ты, специалист по древности, написал этот роман, понятно. Но мне понравилось, что ты не стал эксплуатировать свой успех, как я, увы, после «Бегства из рая» с лету написал еще три книги о Толстом, так что Старик от меня, мне кажется, уже устал и вертится в гробу, как пропеллер. И мне стоило большого труда переключиться на фигуру малоизвестную — Лизу Дьяконову. А вот ты легко переключился на современную, хотя тоже связанную с историей тему, и написал своего «Авиатора».

Евгений Водолазкин: Я думаю, нет универсальных законов в отношении развития успеха. Толстой — он, по слову Екклесиаста, как море: все реки в него текут, но оно не переполняется. Другое дело «Лавр». Это история вымышленного персонажа, написанная во многом по законам средневековой поэтики. Эти декорации были придуманы для одного совершенно определенного спектакля. Существуют, конечно, примеры, подобные Гарри Поттеру, но здесь вступают в силу законы сериала. А «Лавр» вещь не сериальная. Играют роль, может быть, и мои личные особенности: я не люблю петь одним и тем же голосом.

Роман мне понравился, но, признаюсь честно, две трети книги я буквально ненавидел твоего героя. Ну, «отморозили»… Миллионы людей, жертв ХХ века, лежат в земле, и никто их никогда не отморозит. И вот он является на божий свет молодой, и, по сути, жизнь всех остальных персонажей, девушки, ученого, который с ним работает, и других начинает вращаться исключительно вокруг него. Почему, собственно? Что в нем такого? Мне в этом почудился какой-то ужасный эгоизм. И что такого в этом герое? У меня дед погиб в 1942 году в Крыму, и даже тела его не нашли. Да, он не жертва, но мне он ближе, я им гордиться могу. И только в конце романа я проникся судьбой героя, когда узнал… что он сам убийца. Это удивительный русский феномен! Никто ведь у нас не жалеет старух, которых убивают Раскольниковы. Мы жалеем Раскольникова, хотя он, между прочим, не раскаялся в преступлении, ему это еще только предстоит. Тем не менее преступление твоего героя примирило меня с ним. Значит, не просто жертва, а сам соучастник кровавой истории. Этот «кульбит» вывел роман на какой-то другой уровень. Так было задумано изначально?

Евгений Водолазкин: Да, я не исключал возможности того, что Платонов окажется убийцей. Знал ли он с самого начала? Вспомнил в конце? Я нарочно не обозначил такой момент. Придя в себя, Платонов чувствует какую-то тяжесть. Груз ли это пережитого вообще или осознание собственной вины, мне и самому до конца неясно. Скорее всего Платонов убегает от себя так долго, как это возможно.

Многих читателей, напротив, не устроил такой финал. Получается, что никто не виноват, если все виноваты. Все жертвы и палачи. То есть всепрощение. Это христианская модель, но она не работает в реальной истории, тебе не кажется?

Евгений Водолазкин: Есть у меня подозрение, что Платонов хочет спрятаться за коллективной ответственностью. Это вроде бы круто быть ответственным за всё, но на деле такая ответственность является формой индульгенции. Не надо отвечать за всё — попробуй ответить хотя бы за свое. И выяснится, что почти у всякого есть свой скелет в шкафу. Это не значит, что виноваты все. Это значит, что виноват каждый. Чисто персональная история. Роман не о том, что все сидели за дело (я категорически против такой мысли), а о том, что только личное покаяние способно что-то исправить. А христианская модель, о которой ты говоришь (в романе это выражено формулой «милость выше справедливости»), она включается после покаяния. Иначе, на мой взгляд, в ней немного смысла. Как-то один известный человек сказал мне, что самое страшное место романа не лагерь, а эпизод, когда Платонов приходит к бывшему палачу. Тот не просит прощения, но и не проклинает Платонова. Он говорит: «Я устал». После всего, что он сделал, только устал? Это свидетельство того, что человек более не холоден и не горяч, а теплохладен, что по «Апокалипсису» хуже всего. Грустно, если это отражает состояние нашего общества, которое «устало» смотреть назад, читать о лагерях и государственном терроре.

Посмотри, как у нас набросились на Солженицына, когда он заговорил о необходимости покаяния. Определенной части нашего общества оно кажется очернением славного прошлого. А прошлое, оно не только славное. Оно разное — и так ведь у любого народа.

В 2018 году будет отмечаться 150-летие Горького. Это правда, что твой учитель и наш великий, без преувеличения, филолог и гуманист Д. С. Лихачев Горького не любил, мягко говоря? Он ведь был «соловчанин». Вообще твое отношение к Горькому, к его роли в политике, в культуре? Что ты думаешь о возвращении его памятника на Белорусскую площадь? Надо ли отмечать его юбилей широко, или скромно, или совсем не отмечать?

Евгений Водолазкин: Да, Дмитрий Сергеевич Горького не любил и считал его посредственным писателем. Для нелюбви была причина. В 1929 году Горький как представитель мировой общественности совершил поездку на Соловки, чтобы выяснить, являются ли правдой рассказы о творящихся там ужасах. После этого появился подписанный Горьким текст, пафос которого состоял в том, что все в порядке, а заключенных надо бы гнобить еще больше. Лихачев понимал, как непросто было Горькому выполнять эту миссию, как опасно было сказать правду. Но тогда, полагал Лихачев, ему следовало отказаться от поездки под каким-нибудь предлогом. Соловецкая история Горького для узника Соловков Лихачева была его личной историей, поэтому отношение Дмитрия Сергеевича к Буревестнику мне очень понятно. Вместе с тем Горький был человеком противоречивым: известно, что очень многим людям он помог. Видимо, мы и должны воспринимать его во всей его противоречивости.

Знаешь, пару лет назад я неожиданно для себя стал лауреатом русско-итальянской Премии Горького. Получая ее в Сорренто, я имел возможность посетить там виллу Алексея Максимовича. Это трудно описать: пинии, хранящие прохладу в жару, просторные светлые комнаты, терраса с видом на Неаполитанский залив. В ста метрах еще одна такая же вилла для гостей.

Вот из этого итальянского рая он отправился в соловецкий ад. От такого контраста можно было потерять рассудок. Мне кажется, он его и потерял.

Что касается юбилея, памятника и прочих дел, то для меня это большого значения не имеет. Возможно, юбилей — это повод вспомнить, что был такой человек — одаренный, много повидавший, из которого время сделало яйцо всмятку.

И последний вопрос, на который можешь не отвечать из суеверия. Что ты сейчас пишешь, над чем работаешь?

Евгений Водолазкин: Я не суеверен, отвечу. Это будет роман о музыканте, человеке моего поколения. Может быть, поэтому мне кажется, что это главный мой роман.

Источник: godliteratury.ru


Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

«Двое в одном» Антон Чехов

Не верьте этим иудам, хамелеонам! В наше время легче потерять веру, чем старую перчатку, - и я потерял!
Был вечер. Я ехал на конке. Мне, как лицу высокопоставленному, не подобает ездить на конке, но на этот раз я был в большой шубе и мог спрятаться в куний воротник. Да и дешевле, знаете... Несмотря на позднее и холодное время, вагон был битком набит. Меня никто не узнал. Куний воротник делал из меня incognito. Я ехал, дремал и рассматривал сих малых...

читать далее...

Международный конкурс юных чтецов

Литература в картинках

Ну очень краткое содержание Посмотреть полный размер

Ну очень краткое содержание

Осторожно! Много спойлеров.
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Дифирамб эффективному писателю. Без сиропа. Быков про Веллера

Дифирамб эффективному писателю. Без сиропа. Быков про Веллера

Тут у нас 70 лет исполняется Михаилу Веллеру, серьезный повод для панегирика, но как-то совершенно не панегирится. Это не в веллеровской стилистике, и, думаю, он этому скорее рад, хотя хочется ему иногда, уверен, и почтения, и академической славы.

Писатель Генис и литературовед Липовецкий обсудили писателя Сорокина

Писатель Генис и литературовед Липовецкий обсудили писателя Сорокина

Главная черта Сорокина – бескомпромиссность, как этическая, так и эстетическая. Хотя сам он говорит всегда взвешенно, спокойно и по делу, за этой бесстрастностью чудится жгучий религиозный темперамент. Когда мы впервые встретились, на стандартный вопрос “зачем вы пишете”, Сорокин ответил странно: «Когда не пишешь, страшно».

Обстоятельный разговор с авторами книги «История русской литературы»

Обстоятельный разговор с авторами книги «История русской литературы»

Литературный критик Денис Ларионов беседует с Эндрю Каном, Ириной Рейфман, Марком Липовецким и Стефани Сандлер — авторами оксфордовского издания книги «История русской литературы» (“A History of Russian Literature”, 2018).

Пять русскоязычных писателей современной немецкой литературы

Пять русскоязычных писателей современной немецкой литературы

В середине двухтысячных в немецкой литературе появились новые герои из постсоветского пространства. Все они переехали в Германию в юном возрасте, говорят по-немецки без акцента и рассказывают о своём – отчасти горьком, отчасти счастливом – опыте переезда в другую страну. Журналистка из Берлина Даша Суоми рассказывает о пяти русскоязыч...

Литература в цифрах

20

Количество книг, которое прочитывает ежемесячно литературный критик Сергей Морозов. В авральные периоды вдвое больше. Источник

50 лет

Время после смерти Хемингуэя, которое понадобилось ФБР, чтобы признать – за ним действительно следили, прослушивали телефон и ставили жучки. Источник

Прямая речь

Елена Соковенина, главный редактор издательства «Эдвенчер Пресс»:

Если у издательства есть любовь к определённому жанру и оно не выпускает всё подряд, то найти свою аудиторию ему намного проще Источник

Олег Новиков, совладелец «Эксмо-АСТ»:

Мы полагаем, что одна из целей иска — желание обанкротить конкурента Источник

Мнение В. Румянцева

Валерий Румянцев

Уровень общественной мысли журнала «Новый мир»

«Новый мир» позиционирует себя не только как литературный журнал, но и как журнал «общественной мысли». Да, были  времена, когда это издание славилось высоким  уровнем общественной мысли и в публицистике, и в художественных текстах. А как же сегодня в «Новом мире» обсто...

Кандидаты в классики или?..

В последнюю  четверть века существенно изменилось «лицо» русской литературы, оно подурнело.  Отчасти это произошло под влиянием «постмодернизма», пришедшего к нам с Запада.  Многие наши литераторы в своём творчестве решили «догонять» Европу, хотя пик...

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Голый расчёт

Почти на каждой встрече с читателями Алексея Иванова спрашивают, можно ли прожить на писательские гонорары в России. Вопрос больной, особенно для начинающих авторов. Коммерческие расклады книжного рынка для большинства авторов – terra incognita. Предлагаю краткий путеводител...

Французский книжный социализм

В марте с писателем Ивановым съездили на Парижский книжный салон. Россию в этот раз выбрали почетным гостем. Ее стенд был огромен и многолюден. Институт перевода блестяще справился с задачей главного организатора. Но речь здесь пойдет не о русских изданиях.

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Закопать Жанетту

Алексей Цветков выложил в открытый доступ новую книгу стихов. Ну, так все сейчас делают, и небезуспешно: за день, как признался автор, разошелся стандартный тираж поэтического сборника, «бумажной публикацией такого эффекта не добиться». Дело в другом. Книга называется «вместо послесловия», и название надо понимать буквально: сборник мыслится как финальный. А вот это необычно.

Можно ли кусать Гитлера за нос?

27 апреля 1945 года офицер СС Максимилиан Ауэ укусил Гитлера за нос.

Интервью

Литературные мероприятия

Вторая издательская школа Франкфуртской книжной ярмарки и Музея современного искусства «Гараж»

Будут обсуждаться вопросы: как работает книжный дизайн и влияет ли дизайн на продажи книг — и если да, то как?

19 мая. Встреча из цикла «Как рождается слово: Встречи с переводчиками»

Гость — Вера Аркадьевна Мильчина, историк литературы, переводчик с французского, комментатор, ведущий научный сотрудник Института ...

«МАЯК»: фестиваль современной поэзии стартует в Санкт-Петерурге 19 мая

«Маяк»: крупнейший российский фестиваль современной поэзии. Участие примут поэты, музыканты, актеры — деятели актуального искусств...

Встречи с писателями

21-26 мая. Гузель Яхина в Москве

Гезель встретится с читателями в книжных магазинах и библиотеке

19 мая. Фред Адра

Автор цикла «Лис Улисс» Фред Адра едет в Москву.

Книжные новинки

Новости книжных магазинов

Лучшие книги апреля по версии Литрес

Лучшие книги апреля по версии Литрес

Сообщается, что эти новинки апреля завоевали наибольшую популярность. В рейтинге представлены электронные книги, аудиокниги, Литрес: самиздат, Литрес: чтец.

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Дорогие книголюбы, мы ищем в свою команду профессионального и увлеченного менеджера отдела маркетинга. Может быть, это вы?

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Словари модных слов и языка интернета появятся в московских библиотеках

Словари модных слов и языка интернета появятся в московских библиотеках

«Словарь новейших иностранных слов», «Словарь поэтический иносказаний Пушкина», «Слитно? Раздельно? Через дефис?», «Этно...

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

Де-факто заведение прекратило работу еще год назад и оставалась только вывеска. Часть фондов была отправлена в Библиотеку иностранной...

Новости издательств

«Просвещение» выиграло у «Эксмо-Аст» 3,7 млрд рублей

«Просвещение» выиграло у «Эксмо-Аст» 3,7 млрд рублей

Приятная новость! «Просвещение» подало иск к «Вентана-граф»  (входит в группу «Эксмо-АСТ») в начале января 2018 года,...

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Сообщается, что издательство будет специализироваться на русской и переводной прозе, как современной, так и той, которая уже ...

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Время свинга» Зэди Смит

Рецензия на книгу «Время свинга» Зэди Смит

Да, это мощный и современный во всех отношениях роман. Все ищут героя. А героя нет. Потому что он сейчас не главное (а может и никогда им не был). Потому что мышление героями – ложь по отношению к современному моменту (да и самообман к тому же), вчерашний ден...

Рецензия на книгу «Театр семейных действий» Галины Климовой

Рецензия на книгу «Театр семейных действий» Галины Климовой

Эта книга вечное художество; и оно - не только о семье; сверхзадача этой книги гораздо шире. Книга - о жизни и смерти. Это почетные вечные темы; насущнее хлеба и насущнее неба (простите мне эту сверхклассическую рифму...) нет ничего на белом свете.

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

До знакомства с рукописью романа «Дорогая, я дома» мне вообще не приходилось слышать об её авторе Дмитрии Петровском (кстати, был такой поэт-футурист, его полный тёзка, но это к слову). Тем интереснее неожиданно находить в лонглисте такие жемчужины. Как вы уже...

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Назвать этот роман историческим не поворачивается язык. Перед нами метаистория – по Даниилу Андрееву – первичная плазма бытия, бесконечное сегодня, не позволяющее сознанию вырваться из текущего потока и возвыситься над ним, дабы обрести осмысление и ясность.

Детская литература

ЕГЭ-2018: Разработчики КИМ об экзамене по литературе

ЕГЭ-2018: Разработчики КИМ об экзамене по литературе

Минимальный балл по данному предмету, ниже которого вузы не могут устанавливать проходной порог для абитуриентов, составляет 32 тестовых балла. Экзаменационная работа по литературе состоит и...

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Малоизвестная сказка «Одолеем Бармалея!» представлена в фонде Президентской библиотеки.

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Сообщается, что цель издательства - создавать книги, которые пробуждают любопытство, помогают найти свое призвание и просто позволят проводить больше времени вместе с ребенком.&nbs...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить на бумагу горьким соусом истинной правды, чтобы найти в нем каплю самоуважения. далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял, не замечая,
Рядом два таджика что-то ели,
Черными еблищами качая
В такт колесам, едущим в туннеле.

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина
Международный конкурс юных чтецов