комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Андрей Битов: «Свободных нет - бывают менее порабощенные»

Андрей Битов: «Свободных нет - бывают менее порабощенные» 29.05.2017

27 мая исполняется 80 лет писателю Андрею Битову, автору романа «Пушкинский дом», «Аптекарского острова», «Уроков Армении», «Человека в пейзаже». Накануне его юбилея вручили Новую Пушкинскую премию, совет которой он возглавляет. Лауреатами этого года в номинации «За совокупный творческий вклад в отечественную культуру» стали поэт Иван Жданов и художник Борис Мессерер, выпустивший необычную книгу «Промельк Беллы. Романтическая хроника». Специальным дипломом «За служение истории российской словесности» отмечен директор Музея-усадьбы «Остафьево» Анатолий Коршиков.

О Новой Пушкинской премии и блокадном детстве, о культуре и воровстве мы разговариваем с Андреем Битовым в его доме. Он как всегда спешит на вокзал, времени в обрез. Почти вся его жизнь — нескончаемое путешествие из Петербурга в Москву и обратно. И живет Андрей Георгиевич рядом с вокзалами — в Питере и Москве.

«Юбилей Беллы Ахмадулиной пропал за похоронами Евтушенко»

— А что нового в вашей Новой Пушкинской премии?

— Принципы прежние: кому-то выдать по заслугам, кого-то открыть, вытащить недооцененную судьбу. Одну премию мы вручаем в связи с юбилеем Беллы Ахмадулиной Борису Мессереру, который выпустил том, ей посвященный. Юбилей Беллы пропал за похоронами Евтушенко. Страну слишком склонили к переживанию любить мертвых, как обычно в России. Мы также нашли замечательного и недооцененного поэта Ивана Жданова. Так что премия получилась с тенью высокой поэзии — Беллы и Ивана Жданова. И это не промельк, как называется книга в честь Беллы.

— Ивану Жданову 69 лет, и поэзия его прекрасна. Но его почти не знают. Если выйти на улицу и спросить у прохожих — не ответят, кто он.

— А зачем спрашивать на улице? Что за вечный бред?! (Мой собеседник начинает сердиться. — С.Х.) У нас тот, кто прилип к телевизору, кормится от него, как рыбка, тот и человек. Нельзя так относиться к культуре! Это хамство. Я не имею в виду народ. А вот правящему классу только бы торговать славой, деньгами и властью. Сплошная тьма и бескультурье, и вокруг них работает ложно понятый пиар. Он забивает даже ту культуру, которая была при Советах. Уж на что я был глухим антисоветчиком, но скажу вам, что даже большевики наследовали культуру с куда большим трепетом. А теперь наука и образование забиты.

— Накануне Дня Победы выяснилось, что многие понятия не имеют, когда была Сталинградская битва, а мы с вами говорим про поэтов…

— Так это и есть бескультурье, до которого довели страну за счет новообретенных благ. Допустим, при советской власти было очень плохо, но тогда все-таки делали мину при плохой игре, и образование продолжалось. Теперь даже вида никто не делает, что есть что-то и кто-то кроме них самих. Это и есть тьма. Задача нашей премии — хоть немного ее разогнать.

— Сложен ли каждый раз выбор — кого награждать?

— Всегда есть забытые, затененные фигуры. Но культура — это как раз не то, что видно, а то, что есть. А у нас есть только те, кто бьет себя в грудь. Так их и будут по телевизору показывать без конца. Смотрите на этих «звезд» сколько захотите, но опускаться будете вместе со всеми. Культура — это большая и трудная работа для тех, кто ее обретает и пропагандирует, а не для того, кто на ней зарабатывает. И для того, чтобы понимать эту разницу, надо иметь что-то в душе, голове и сердце. Мы имеем права и не знаем их толком. Наше юридическое бескультурье тоже велико, на чем и основана власть.

Без культуры человек не может быть свободным. В этом я уверен. Свободу человеку не выдашь, не объявишь. Каждый должен хотя бы работать на своем месте. Но с трудом что-то давно не получается в России. А ведь культура есть даже в работе водопроводчика. И Новая Пушкинская премия — занятие культурное. Слово «новая» в ней оправданно, поскольку она каждый раз открывает людям именно то, чего они не слышали. Белле пришлось полвека работать, чтобы себя насаждать. Она же непонятный поэт.

— Но она читаемый поэт.

— Да не читаемый она поэт! Через залы проходила. Публика, ничего не понимая, обольщалась ее образом. Ну и какое-то количество песенок работало на нее. Нельзя таким путем воспринимать поэзию, особенно высокую. Да и Борис Мессерер работал как савраска, продолжая память о ней, а то бы уже и Беллу забыли.

— Фильм «Таинственная страсть» разогрел страсти. Теперь кто не знал Ахмадулину — знает.

— Кстати, я фильма не видел. Но я обратил внимание, как хоронили Евтушенко. А про Беллу забыли. Была какая-то информация о ее юбилее, но очень небольшая. Белла — прекрасная, и место ее еще будет определено во времени. Но надо дать времени работать на культуру, а для этого все же нужно работать на время. Премия — наш скромный вклад в то, что стоит поддержки, а не включения в общий лай успеха. А у нас все включаются в общий лай. Искусственная слава, искусственный успех… Раньше было трудно пробиться через идеологию, но люди хотя бы знали, что между ними и системой существует занавес. Железный занавес был не только со стороны Запада: он висел между народной массой и теми, кто назывался «они». Мы знали: то, что нам не дают, то хорошо. Была обманка про людей и власть. Железный занавес рухнул, а взамен-то ничего не нашлось. Ну и начали реконструировать по чужим образцам.

Вот что принесли нам все реконструкции образования? Ту самую безграмотность, о которой вы говорите. Интересно, отличим мы побоище от битвы или сражения? Чем Ледовое побоище отличается от Сталинградской битвы? И почему была Куликовская битва? Не нужно это стало. Людей не закормили вовсе. Им дали подмену интересов. Если у вас нет бабла, власти, славы, то вы неудачник. Надо объяснять людям, что многое можно понять и постичь. Это работа никогда не была выгодной. Но когда невыгодно — это и есть культура. Воровство как было, так и есть. А рентабельности как не было, так и не будет. У Ивана Жданова каждая строка станет золотой. И у Беллы они будут золотыми. Вот это рентабельно. Но никто не отличит медь от золота, лишь бы блестело. Эта дикость должна быть развеяна. Посмотрите на наш парламент! Это тяжелое зрелище. А народ, между прочим, в жизни немножко разбирается, понимает, что происходит.

— Вы-то своим умом до всего доходили. И не вы один. Почему же мы всегда говорим, что народу запудрили мозги телевизором?

— Я научился читать. То, что можно было при советской власти. Да и русскую классику никто не отменял. Но я ее не в школе проходил — вникал в то, что там написано. Семья, наверное, помогла. Не при советской власти я рос, а в семье. Это разные вещи. Мне повезло, но не у всех есть семья. Через культуру и чтение ты сам многое постигаешь, не по чьей-то указке. А наше образование — звук пустой. Вы можете объяснить три закона Ньютона? Ведь не вспомните ничего.

— Конечно, нет. Это к школьникам вопрос.

— ЕГЭ утопил образование. Поэтому сейчас никто не знает, где находится Африка! Попытка все усреднить сделала свое дело. Усреднишь — и все будет тебе подвластно, ты будешь умнее всех. В этом суть власти — опустить уровень, а не поднять.

— Посмешу вас. Поразила меня небольшая и скромная комната в доме Михаила Шолохова в Вёшенской, где Хрущев с женой Ниной Петровной останавливались, приезжая в гости к писателю. А я про вас тогда подумала. Могло бы такое быть, чтобы в квартире Битова нашлась комната для президента?

— Зачем мне Путин? Зачем я ему? Но он хотя бы не дурак. Но ему некогда. Он слишком перегружен. К тому же у него плохая команда. Была и будет. До тех пор, пока он всех умнее. Вот эту-то ошибку можно исправить и брать к себе в команду тех, кто тебе равен хотя бы?..

— В окружении любого человека — разные люди.

— Верно, но человек постепенно обретает среду. Если он выбивается по профессии — значит, вокруг него образуется круг людей, к которым он тянется сообразно дарованию и человеческим качествам. Он не хочет быть ниже определенного уровня, а ему часто не дают стать выше. Я обретал литературную среду трижды и считаю, что мне очень везло.

— Это связано со временем?

— Как ни странно, от исторического времени многое зависит, вплоть до рождения детей. Я, например, встретил войну и помню ее с первого дня. Так вот, я знаю, как колбаса нарезана на ломтики у тех, кто знает войну, кто воевал… Там, где важные исторические события, очень тесно, и разница между поколенческими слоями невелика.

— А сегодня есть среда для вас?

— Нет. Она уже вымерла.

— Но хотя бы есть с кем общаться?

— С теми, кто еще жив. Я уже устаревший объект, уходящая натура и не буду бегать за чем-то новым. Стараюсь быть не устаревшим человеком для самого себя, не ниже того, что я сделал, и попробовать что-то сверх того, что сделал.

— Интересно, как литературные герои становятся востребованными в разное время. Знаете, что сразу двое начинающих режиссеров сняли короткометражки по вашему «Улетающему Монахову»?

— Хороший текст может быть прочитан, а может быть не прочитан. Устаревать-то он не способен. Значит, не такой плохой этот текст. В нем есть то, что корреспондируется всегда: молодой человек, любовь. Что тут нового? Две руки, две ноги… Помните, как Аркадий Гайдар сформулировал образ солдата? Ничего нового в физиологическом смысле в возможностях человека не появилось. А вот в запросах и интересах есть изменения. Появились потребности вместо устремлений и желания развиваться. Но и страна их все еще не очень способна удовлетворить.

Хватит непрерывно искать ошибки в истории. Надо понять, что от Чингисхана до сего дня она непрерывна. Над этим я сейчас и работаю, хочу написать книгу. Дни мои идут, склоняются, и важно объяснить себе, почему история такая большая, чему сопротивляется и почему иногда проигрывает. Видите чемодан рукописей? Я все это по больницам да в кровати написал. Дай Бог, чтобы мне хватило сил их обработать.

— Ручкой пишете?

— Всю жизнь писал на машинке, причем набело — основные, лучшие свои тексты. А теперь уже силы не те и ситуации не те. Я снова вернулся в юные годы, когда начинал писать от руки. Не будешь же в больнице стучать на машинке. Это же нелепо. Проснувшись с ясной мыслью, не подскочишь же к компьютеру. Легче в тетрадку записать. Правда, потом расшифруй-пойми. Технология затрудняется для старого человека. Потому что это энергетика, а энергетику где займешь? Ее нет. Писательской профессии я не признавал никогда. Это не профессия.

— А что?

— А это ничто. Это был мой способ избежать службы и подчинения кому бы то ни было, попытка свободного развития. Вот перед вами сидит идиот, никогда не думавший о славе, деньгах и власти. В результате я сэкономил столько сил, что сделал столько, сколько смог.

— Но люди вокруг не всегда дают такую возможность.

— Не дают. Вот вы сейчас пришли. К тому же есть же обязанности перед близкими. Надо ведь принести им кусок хлеба. У меня дети, внуки, правнуки уже пошли. Все не так просто. Хорошо, если что-то получается само собой, не потому, что ты это выгрызаешь, а так складывается судьба. Значит, надо не добиваться, а с судьбой совпадать.

«Я вам не рыночный человек»

— Ваш внутренний ритм совпадает с внешним?

— Никогда и ни при каких обстоятельствах. Только бы удрать куда-нибудь, где никого нет, иметь достаточно средств на проживание и чтобы тебя никто не беспокоил.

— То есть духовная жизнь интенсивнее?

— Когда она одна, то только она и есть. А внешняя жизнь зачем мне? Гори все синим пламенем! Я вам не гражданин какой-нибудь.

— Но общественные обязанности у вас есть. Вы же известный человек.

— Поносил я их как ненужную одежду, как ветошь. Я действительно подумал, что слишком беззаботно жил, когда взял на себя обязанности по руководству Пен-клубом. Ничего, кроме огорчений и разочарований, мне это не принесло. Надеюсь, что не очень навредил. А так в гробу я видел общественную деятельность. Это занятие для дармоедов. Я хотя бы написал какое-то количество книг и могу сказать, как другой сказал бы: «Я сделал табуретку». Человек должен производить продукт, иначе он не оправдан никаким образом. Я производил продукт, наиболее мне доступный и понятный. Слинял из инженеров, со службы, сбежал в литературу. Это было единственное занятие, доставлявшее мне удовлетворение.

— Издательства следят за тем, что вы делаете?

— Никого не прошу печатать свои произведения, не плачу за это и вряд ли получаю много денег. Все еще находятся люди, готовые издавать мои книги, но их не так уж и много. Потому что у них тоже есть представления о том, что выгодно, а что нет. Рынок у них, видите ли. А я вам не рыночный человек. Я — стоимостный человек. Когда-то одна газета не напечатала мое эссе о воровстве, а там была формула, которая мне очень понравилась. Мысль такая: при всей своей вольности вор — это тот, кто превращает ценность в стоимость.

— Наверное, вы слишком свободный человек?

— Слишком свободных нет. Бывают менее порабощенные. Какой же я свободный, когда у меня столько детей, внуков и правнуков? К тому же я все еще ставлю себе задачу что-то сделать. От чего я свободен? У меня есть установки, хуже чего сделать нельзя.

— Но вы сами выбираете, а это немаловажная вещь.

— По-видимому, это надо заработать. В общем, не думай ни о чем и делай свое дело — это единственный принцип, который может быть. Если ты веруешь, то молись.

— Хочу вернуться к Новой Пушкинской премии. Вы вручили спецприз музею. Почему выбрали Остафьево?

— Это спонтанный приз, и связан он с сохранением культурного пространства и выбором музейщиков, с которым мы согласились. На культурные учреждения сейчас много нападок. Они под нажимом якобы окупаемости и рентабельности. Хрень собачья! За ноги надо вешать Министерство культуры! Даже большевики хранили традицию, взятую у враждебных классов. Иначе откуда взялись бы все эти усадьбы и музеи? И сохранялись они, между прочим, пусть кисло, скучно, даже против собственных интересов, но все-таки сохранялись. Сейчас интересно поделить сто лет на три куска: 30 лет после революции, 30 лет, ушедшие на войну и восстановление, 30 лет после Горбачева. Вот и вся история. Вот вам три ломтя. Вот и весь век.

— У нас все не поймут, как к 100-летию Октября относиться, как отмечать…

— О Чингисхане надо помнить. Все, что у нас происходит, не вчера началось и происходит непрерывно. А вот те, кто занимается поиском ошибок в истории и катастрофами, сильно отшибаются. То, что не удалось накопить в поколениях ментальный и интеллектуальный потенциал, — беда большая. Он накапливался в классах, но они были порушены. Накапливался в национальностях, но и с ними произошло то же самое. Раз четыре поколения ушло на советскую власть — значит, четыре придется на то, чтобы ее не стало. Это все математические вещи.

— Вы часто вспоминаете о войне? Вы же совсем маленьким были, как можете помнить блокаду?

— Ну и что, что маленьким? Голодать и холодать я же мог. То, что нам удалось с матерью не разлучиться во время войны, — великое благо.

— Вы ведь вместе из блокадного Ленинграда поехали в эвакуацию?

— Перезимовали в Ленинграде и весной 1942-го уехали к отцу. Он что-то строил на Урале. Конечно, память у меня отрывочная и фрагментарная, частью восполненная материнскими рассказами. А потом уже мать рассказывала моей старшей дочери гораздо больше, чем мне. От дочери я получаю память моего предыдущего поколения. Наследование поколений — очень серьезная вещь. На протяжении одной жизни непрерывность памяти обязательна, а вот коллективной памяти я не понимаю. Сколько бы бед и радостей ни произошло со всем народом, ты помнишь свое, личное, любишь свое и не прощаешь свое.

Автор: Светлана Хохрякова

Источник: www.mk.ru


Описание для анонса: 
Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

«Двое в одном» Антон Чехов

Не верьте этим иудам, хамелеонам! В наше время легче потерять веру, чем старую перчатку, - и я потерял!
Был вечер. Я ехал на конке. Мне, как лицу высокопоставленному, не подобает ездить на конке, но на этот раз я был в большой шубе и мог спрятаться в куний воротник. Да и дешевле, знаете... Несмотря на позднее и холодное время, вагон был битком набит. Меня никто не узнал. Куний воротник делал из меня incognito. Я ехал, дремал и рассматривал сих малых...

читать далее...

Международный конкурс юных чтецов

Литература в картинках

Ну очень краткое содержание Посмотреть полный размер

Ну очень краткое содержание

Осторожно! Много спойлеров.
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Дифирамб эффективному писателю. Без сиропа. Быков про Веллера

Дифирамб эффективному писателю. Без сиропа. Быков про Веллера

Тут у нас 70 лет исполняется Михаилу Веллеру, серьезный повод для панегирика, но как-то совершенно не панегирится. Это не в веллеровской стилистике, и, думаю, он этому скорее рад, хотя хочется ему иногда, уверен, и почтения, и академической славы.

Писатель Генис и литературовед Липовецкий обсудили писателя Сорокина

Писатель Генис и литературовед Липовецкий обсудили писателя Сорокина

Главная черта Сорокина – бескомпромиссность, как этическая, так и эстетическая. Хотя сам он говорит всегда взвешенно, спокойно и по делу, за этой бесстрастностью чудится жгучий религиозный темперамент. Когда мы впервые встретились, на стандартный вопрос “зачем вы пишете”, Сорокин ответил странно: «Когда не пишешь, страшно».

Обстоятельный разговор с авторами книги «История русской литературы»

Обстоятельный разговор с авторами книги «История русской литературы»

Литературный критик Денис Ларионов беседует с Эндрю Каном, Ириной Рейфман, Марком Липовецким и Стефани Сандлер — авторами оксфордовского издания книги «История русской литературы» (“A History of Russian Literature”, 2018).

Пять русскоязычных писателей современной немецкой литературы

Пять русскоязычных писателей современной немецкой литературы

В середине двухтысячных в немецкой литературе появились новые герои из постсоветского пространства. Все они переехали в Германию в юном возрасте, говорят по-немецки без акцента и рассказывают о своём – отчасти горьком, отчасти счастливом – опыте переезда в другую страну. Журналистка из Берлина Даша Суоми рассказывает о пяти русскоязыч...

Литература в цифрах

20

Количество книг, которое прочитывает ежемесячно литературный критик Сергей Морозов. В авральные периоды вдвое больше. Источник

50 лет

Время после смерти Хемингуэя, которое понадобилось ФБР, чтобы признать – за ним действительно следили, прослушивали телефон и ставили жучки. Источник

Прямая речь

Елена Соковенина, главный редактор издательства «Эдвенчер Пресс»:

Если у издательства есть любовь к определённому жанру и оно не выпускает всё подряд, то найти свою аудиторию ему намного проще Источник

Олег Новиков, совладелец «Эксмо-АСТ»:

Мы полагаем, что одна из целей иска — желание обанкротить конкурента Источник

Мнение В. Румянцева

Валерий Румянцев

Уровень общественной мысли журнала «Новый мир»

«Новый мир» позиционирует себя не только как литературный журнал, но и как журнал «общественной мысли». Да, были  времена, когда это издание славилось высоким  уровнем общественной мысли и в публицистике, и в художественных текстах. А как же сегодня в «Новом мире» обсто...

Кандидаты в классики или?..

В последнюю  четверть века существенно изменилось «лицо» русской литературы, оно подурнело.  Отчасти это произошло под влиянием «постмодернизма», пришедшего к нам с Запада.  Многие наши литераторы в своём творчестве решили «догонять» Европу, хотя пик...

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Голый расчёт

Почти на каждой встрече с читателями Алексея Иванова спрашивают, можно ли прожить на писательские гонорары в России. Вопрос больной, особенно для начинающих авторов. Коммерческие расклады книжного рынка для большинства авторов – terra incognita. Предлагаю краткий путеводител...

Французский книжный социализм

В марте с писателем Ивановым съездили на Парижский книжный салон. Россию в этот раз выбрали почетным гостем. Ее стенд был огромен и многолюден. Институт перевода блестяще справился с задачей главного организатора. Но речь здесь пойдет не о русских изданиях.

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Закопать Жанетту

Алексей Цветков выложил в открытый доступ новую книгу стихов. Ну, так все сейчас делают, и небезуспешно: за день, как признался автор, разошелся стандартный тираж поэтического сборника, «бумажной публикацией такого эффекта не добиться». Дело в другом. Книга называется «вместо послесловия», и название надо понимать буквально: сборник мыслится как финальный. А вот это необычно.

Можно ли кусать Гитлера за нос?

27 апреля 1945 года офицер СС Максимилиан Ауэ укусил Гитлера за нос.

Интервью

Литературные мероприятия

Вторая издательская школа Франкфуртской книжной ярмарки и Музея современного искусства «Гараж»

Будут обсуждаться вопросы: как работает книжный дизайн и влияет ли дизайн на продажи книг — и если да, то как?

19 мая. Встреча из цикла «Как рождается слово: Встречи с переводчиками»

Гость — Вера Аркадьевна Мильчина, историк литературы, переводчик с французского, комментатор, ведущий научный сотрудник Института ...

«МАЯК»: фестиваль современной поэзии стартует в Санкт-Петерурге 19 мая

«Маяк»: крупнейший российский фестиваль современной поэзии. Участие примут поэты, музыканты, актеры — деятели актуального искусств...

Встречи с писателями

21-26 мая. Гузель Яхина в Москве

Гезель встретится с читателями в книжных магазинах и библиотеке

19 мая. Фред Адра

Автор цикла «Лис Улисс» Фред Адра едет в Москву.

Книжные новинки

Новости книжных магазинов

Лучшие книги апреля по версии Литрес

Лучшие книги апреля по версии Литрес

Сообщается, что эти новинки апреля завоевали наибольшую популярность. В рейтинге представлены электронные книги, аудиокниги, Литрес: самиздат, Литрес: чтец.

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Дорогие книголюбы, мы ищем в свою команду профессионального и увлеченного менеджера отдела маркетинга. Может быть, это вы?

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Словари модных слов и языка интернета появятся в московских библиотеках

Словари модных слов и языка интернета появятся в московских библиотеках

«Словарь новейших иностранных слов», «Словарь поэтический иносказаний Пушкина», «Слитно? Раздельно? Через дефис?», «Этно...

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

Де-факто заведение прекратило работу еще год назад и оставалась только вывеска. Часть фондов была отправлена в Библиотеку иностранной...

Новости издательств

«Просвещение» выиграло у «Эксмо-Аст» 3,7 млрд рублей

«Просвещение» выиграло у «Эксмо-Аст» 3,7 млрд рублей

Приятная новость! «Просвещение» подало иск к «Вентана-граф»  (входит в группу «Эксмо-АСТ») в начале января 2018 года,...

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Сообщается, что издательство будет специализироваться на русской и переводной прозе, как современной, так и той, которая уже ...

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Время свинга» Зэди Смит

Рецензия на книгу «Время свинга» Зэди Смит

Да, это мощный и современный во всех отношениях роман. Все ищут героя. А героя нет. Потому что он сейчас не главное (а может и никогда им не был). Потому что мышление героями – ложь по отношению к современному моменту (да и самообман к тому же), вчерашний ден...

Рецензия на книгу «Театр семейных действий» Галины Климовой

Рецензия на книгу «Театр семейных действий» Галины Климовой

Эта книга вечное художество; и оно - не только о семье; сверхзадача этой книги гораздо шире. Книга - о жизни и смерти. Это почетные вечные темы; насущнее хлеба и насущнее неба (простите мне эту сверхклассическую рифму...) нет ничего на белом свете.

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

До знакомства с рукописью романа «Дорогая, я дома» мне вообще не приходилось слышать об её авторе Дмитрии Петровском (кстати, был такой поэт-футурист, его полный тёзка, но это к слову). Тем интереснее неожиданно находить в лонглисте такие жемчужины. Как вы уже...

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Назвать этот роман историческим не поворачивается язык. Перед нами метаистория – по Даниилу Андрееву – первичная плазма бытия, бесконечное сегодня, не позволяющее сознанию вырваться из текущего потока и возвыситься над ним, дабы обрести осмысление и ясность.

Детская литература

ЕГЭ-2018: Разработчики КИМ об экзамене по литературе

ЕГЭ-2018: Разработчики КИМ об экзамене по литературе

Минимальный балл по данному предмету, ниже которого вузы не могут устанавливать проходной порог для абитуриентов, составляет 32 тестовых балла. Экзаменационная работа по литературе состоит и...

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Малоизвестная сказка «Одолеем Бармалея!» представлена в фонде Президентской библиотеки.

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Сообщается, что цель издательства - создавать книги, которые пробуждают любопытство, помогают найти свое призвание и просто позволят проводить больше времени вместе с ребенком.&nbs...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить на бумагу горьким соусом истинной правды, чтобы найти в нем каплю самоуважения. далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял, не замечая,
Рядом два таджика что-то ели,
Черными еблищами качая
В такт колесам, едущим в туннеле.

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина
Международный конкурс юных чтецов