комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Интервью

Александр Генис о новых формах подачи текста в эпоху фейсбук, мировом писательском кризисе, опыте работы в «Плейбой» и «пророчествах» Владимира Сорокина.

Александр Генис о новых формах подачи текста в эпоху фейсбук, мировом писательском кризисе, опыте работы в «Плейбой» и «пророчествах» Владимира Сорокина. 19.03.2018

Александр Александрович, Вы родились в Рязани, выросли в Риге – там окончили школу и университет. Россия для вас исключительно «родина языка» или нечто большее? 

В советское время я относился к России как к больной стране, которой управляют люди, лишенные ответственности. Это стало причиной того, что в 1977 году я уехал в Америку. Ситуация изменилась с наступлением перестройки, когда советский народ освободился от «коммунистического ига». Впервые я осознал, что горжусь Россией и тем, что говорю на русском языке. Мое сегодняшнее отношение к России напрямую связано с ее политическим режимом. Слышал, что восемьдесят шесть процентов россиян сегодня поддерживает агрессию Путина в Украине и его режим. Если это так, то мне не по пути с этой страной. Я навсегда останусь русским писателем, русский язык – мой родной, я люблю русскую культуру и немало для нее сделал, но не хочу разделять ответственность за поступки страны, которую вынужден называть родиной.

Вы часто бываете в России?

«После Крыма» я в России не был, до этого ездил каждый год - встречался со своими читателями. Я не уверен насчет восьмидесяти шести процентов, но те люди, с которыми я встречался, умудряются в отсутствии свободы, в ситуации жесточайшего режима, сохранять человечность, любовь к культуре, к литературе, к моей в том числе, за что я им безмерно благодарен.

Тринадцать лет вы писали в соавторстве с Петром Вайлем. После - полностью ушли в «сольную карьеру». Какой вариант работы для вас более комфортный и эффективный?

Подробно на этот вопрос я ответил в своей книге «Обратный адрес», но вкратце скажу так: когда ты молод и не уверен в себе, то творчество в соавторстве дает ширму, некую защиту от читателя, потому что это не «ты написал», это «мы написали». А «мы» всегда безопаснее, чем «я». И Петя Вайль, и я считаем написанное в одиночку более важным, чем написанное вместе. Когда Сергей Довлатов узнал, что мы пишем вдвоем, он сказал: «Как вы можете писать вдвоем? Это все равно что делить невесту». Что-то в этом есть. Сегодня, когда я уже двадцать пять лет пишу один, могу сказать, что в одиночку писать правильнее.

В своей автобиографии вы как раз отмечали, что с возрастом для писательского процесса вам требуется одиночество. Расскажите немного о том, как сегодня протекает процесс создания новых текстов. Уединение – обязательная его составляющая?

Одиночество требуется абсолютно всем, но в большей степени – людям творческих профессий, потому что главным импульсом для творчества является скука. Когда мы скучаем, появляется этакое предынфарктное состояние тревоги. Пустоту нужно чем-то заполнить. Не только природа не терпит пустоты, но и автор. На меня лучше всего влияет одиночество в лесу. Хотя там оно весьма относительное, потому что в том заповеднике, где я бываю, много зверей. Я пишу, как Ленин в Разливе, сидя на пеньке. Это мой любимый кабинет.

К теме одиночества. Насколько мне известно, один из ваших любимых писателей – Сэмюэл Беккет. Общеизвестно, что прозу Беккета отличает интровертный характер, а тема одиночества - одна из ключевых в его книгах. Что вы выделяете в его текстах в первую очередь?

Беккет - великий человек! Он - писатель, который сумел срастить трагедию с юмором. Это помогает жить в самых отчаянных обстоятельствах. Такое сочетание стоицизма, цинизма и иронии в его текстах является уникальным в мировой литературе, этим Беккет мне чрезвычайно близок, я наслаждаюсь им и в прозе, и в драме, видел все главные спектакли по его пьесам, читал все его сочинения. Думаю, русская литература должна еще многому научиться у Беккета, он - апостол молчания, который писал самые глубокие тексты в двадцатом веке.

В прошлом году в редакции Елены Шубиной вышла ваша автобиография с довольно символичным названием «Обратный адрес». В книге обстоятельно изложены события вашего детства, юности, воссозданы отдельные детали быта, включая обрывки диалогов. Описанные подробности – результат ведения дневниковых записей или в тексте имеется доля вымысла?

Дневник я вел только в зрелые годы, но не так долго - он сгорел вместе с компьютером, чему я был чрезвычайно рад. Я тогда понял, что все по-настоящему важное в жизни мы запоминаем. Я помню все, что мне интересно. Что касается вранья, то любое воспоминание есть вранье по определению, потому что, выделяя что-то из общего потока жизни, мы непроизвольно создаем более красивую картинку. На мой взгляд, этим и занимается литература: превращает оконное стекло в витраж. Прямого вранья в моих книгах нет, но если я что-то забыл или перепутал, то так тому и быть. 

В вашем послужном списке есть еще и филологический роман, книги о литературе, об искусстве, о еде, о путешествиях. Получается, под вашими книгами можно подвести такой общий знаменатель - «литература нон-фикшн». А был ли у вас опыт написания художественных текстов?

Я считаю, что нехудожественной литературы не существует в принципе. Это оксюморон. Но я понимаю, о чем вы спрашиваете – о беллетристике, о том что называется фикшн на нашем птичьем языке. Нет, такого опыта у меня никогда не было и, видимо, уже не будет. Для того чтобы писать фикшн, нужен вымышленный герой, а такой способ писания для меня давно устарел. В свое время я написал книгу, которая так и называлась «Иван Петрович умер», и речь в ней шла о том, что форма повествования «Иван Петрович вышел, снял сапог и посмотрел в окно…» изжила себя. Я всю жизнь стремился к той вершине, где нон-фикшн и фикшн соединяются, превращаясь в нечто третье. Мои последние книги, такие как «Обратный адрес» и «Камасутра книжника», стали, рискну надеяться, примером этой встречи на вершине. К этому «третьему» я всю жизнь стремился. 

Правда ли, что в 90-е годы вы сочиняли колонки для русского «Плейбоя»? О чем писали?

Да. Писал о том, как я понимаю эротику. Надо сказать, что надолго меня не хватило – колонок вышло всего шесть. Уже в шестой колонке я писал не столько об эротике, сколько о средневековой японской прозе. К счастью, этот контракт закончился и не возобновился. Но был и такой эпизод в моей жизни. Тогда я понял, что секс – короткий сюжет об опыте, который плохо переводится на литературный язык.

«Каждый писатель создает себе своего идеального читателя», - писал Набоков. Вы создали себе такого? Можете описать среднестатистический портрет своего читателя?

Мои читатели очень похожи на меня и моих родителей – это люди, которых Солженицын гневно и абсолютно безответственно назвал «образованщина», люди, которые обладают не только профессией, но и широким интересом к культуре, они открыты миру, им все интересно. Во времена Советского Союза это были читатели журнала «Новый мир», в перестройку - подписчики новых толстых журналов, сегодня это читатели «Новой газеты» и слушатели радио «Свобода», органов, с которыми я многие годы сотрудничаю.

Вот цитата из вашей книги, что называется, в тему: «Провинциалов часто отличает та отчаянная жадность к культуре, которой, не зная ее причины, я и сам болел, и в других встречал…». Полностью разделяю ваше мнение - в музеи и театры чаще ходят провинциалы, но не могу ответить на вопрос почему так происходит. Вы можете?

Когда живешь в столице, культура становится легкодоступной. В Москве есть все: выставки, концерты, знаменитые люди, посольства иностранных государств. А провинциальная культурная среда состоит из того, что вы сами для нее сделали. Когда в возрасте пятнадцати лет я посетил Рязань, то был потрясен - в каждом доме имелась огромная библиотека, рязанцы регулярно ездили в Москву на премьеры театральных постановок. Чем дальше от России, тем дороже культура. Я больше трети века работаю на радио и часто получаю письма от слушателей. Самые интересные из них приходят из глухой провинции. Один слушатель как-то пожаловался: «У нас, на Амуре, еще не все прочли Борхеса». А другой, из Казахстана, написал: «Я не согласен с вашей трактовкой Витгенштейна».  Вот с такими людьми мне по пути.

Чем, на ваш взгляд, американский читатель отличается от русского?

Сегодня мало чем. Набоков говорил, что все интеллигентные читатели мира похожи друг на друга, ибо у читателя нет национальности. В наши дни русские читают то же, что и американцы - «Гари Поттера» или Дэна Брауна. Но я помню других читателей – советских. В шестидесятые годы человека, который не читал Кобо Абэ, нельзя было встретить в моей компании. Сегодня, боюсь, многие и не представляют, кто это. К тому же я не знаю ни одной страны в мире, где можно было продать триста тысяч экземпляров книг Гессе или Бёлля, или японской средневековой прозы, как это было в советском союзе. Сейчас пять тысяч экземпляров – это уже большой тираж. Куда же делись все те люди, которые зачитывались мировой литературой и знали ее назубок?

А современных русских авторов сегодня читают в Америке?

Современных русских писателей в Америке практически не знают. Единицы становятся более или менее популярными: таким автором был в свое время Довлатов, позже – Пелевин. Ранние произведения Пелевина пользовались спросом у американской молодежи, которая даже не догадывалась, что он живет в России - думала, обитает где-то в электронной среде (улыбается). Буквально через два-три месяца выйдет новая книга Татьяны Толстой, у которой в США сложился свой круг читателей. То же можно сказать и о Владимире Сорокине, которого только открывает американский читатель. Его книгу «День опричника» с трудом перевели на английский, после чего она зажила здесь, в Америке, своей жизнью. Сам Сорокин говорит, что уровень успеха этого романа напрямую связан с тоталитарным прошлым страны, поэтому он более популярен в Японии, Австрии, Германии, чем в Америке, где не было такого печального опыта.

Читая Сорокина понимаешь, что часть его предсказаний уже воплотилась в жизнь, а часть… не дай Бог воплотится.

Это большая беда, я бы запретил Сорокину писать (смеется), потому что все, что он пишет сбывается.

Согласны ли вы с тем, что в России сегодня наблюдается писательский кризис?

Он наблюдается во всем мире. Литература перестала играть ту роль, которую играла последние двести-триста лет. Словесность успешно заменяется видеообразами, визуальной картинкой. Сегодня нет таких кумиров среди писателей, как в середине прошлого века, когда творили Беккет, Фолкнер, Хемингуэй. Хемингуэй, когда получил нобелевскую премию, был самым известным американцем в мире. Подобная слава современным писателям и не снилась, потому что не в слове находится правда. Мы переживаем кризис, который со временем изменит весь культурный ландшафт. Происходит это благодаря кино, телевидению, телесериалам и, конечно, интернету с его фейсбуком, который всех сделал писателями.

В одном из интервью вы как раз отмечаете, что литература в традиционном смысле сейчас перестала быть актуальной, нужны новые формы. Что это за новые формы и могут ли они со временем обособиться в отдельный литературный жанр? Влияют ли социальные сети на жанровые очертания современных текстов?

Фейсбук – любопытный эксперимент. Миллиард человек считает нужным высказываться там каждый день. Такого количества писателей никогда в мире не было, ведь каждый человек, который пишет в фейсбуке, считает себя писателем. Не может быть, чтобы это прошло бесследно. Я знаю одного писателя, который поначалу существовал только в фейсбуке, его имя - Джон Шемякин. Пишет он весьма смешно и остроумно, я большой его поклонник. Сейчас его посты превращаются в успешные книги. Мы не можем объективно оценивать то, что происходит с нами сегодня, только позже, из будущего, можно будет понять где и когда зародилось новое явление. Когда появилось кино, все считали, что это балаган и его успех продлится два, три, от силы пять лет, не больше. Кто мог себе представить Бергмана и Тарковского на заре кино? Вот и сейчас мы живем в преддверии чего-то нового, того, что мы пока не можем распознать.

Вот что хочу узнать у вас напоследок. Вы объездили всю Россию (от Белого моря до Черного, от Волги до Карпат), посетили семьдесят стран, написали книгу о путешествиях. Представим, что завтра железный занавес, и у вас есть возможность провести сегодняшний день в любой точке на Земле. Что это будет за место?

Венеция. Если буду знать, что скоро умру, поеду прощаться с миром в Венецию. Потому что нет в мире места, где красота и меланхолия так идеально сочетаются. В этот город хорошо приезжать либо счастливым, либо прощаться. Не зря «Смерть в Венеции» - мой любимый фильм.

Тогда задам заключительный вопрос – банальный, но не могу его не задать, точнее, попросить рассказать о писательских планах на ближайшее будущее.

Последние тринадцать лет все книги я пишу на глазах у читателей - печатаю их главами в «Новой газете». Дмитрий Муратов (глава «Новой газеты» - прим. ред.) предоставил мне уникальную должность: «писатель в газете». Так были написаны «Камасутра книжника», «Обратный адрес», «Дзен футбола» и кое-что еще. Сейчас я пишу там же книгу, которая будет называться «Кожа времени». Это старый проект, смысл которого заключается в том, чтобы описывать современность. Я много писал о прошлом, даже пробовал писать о будущем, но самое интересное происходит сегодня. То, как мы ощущаем современность, именно ощущаем, как кожа ощущает прикосновение дождя или солнца, - вот об этом я пишу весь год в «Новой газете», уже написал двадцать пять эссе. Надеюсь, что очень нескоро закончу этот проект. В двадцать лет в моей голове были замыслы для десятков книг, казалось, что их хватит на всю жизнь. Но пришел пенсионный возраст, и я понял, что уже написал все книги, которые собирался. Поэтому я очень дорожу каждой новой книгой и не хочу с ней прощаться. Писатель без книги - как муравей без муравейника.

Источник: itbook-project.ru


Описание для анонса: 
Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Короткое чтиво на каждый день

«Двое в одном» Антон Чехов

Не верьте этим иудам, хамелеонам! В наше время легче потерять веру, чем старую перчатку, - и я потерял!
Был вечер. Я ехал на конке. Мне, как лицу высокопоставленному, не подобает ездить на конке, но на этот раз я был в большой шубе и мог спрятаться в куний воротник. Да и дешевле, знаете... Несмотря на позднее и холодное время, вагон был битком набит. Меня никто не узнал. Куний воротник делал из меня incognito. Я ехал, дремал и рассматривал сих малых...

читать далее...

Международный конкурс юных чтецов

Литература в картинках

Ну очень краткое содержание Посмотреть полный размер

Ну очень краткое содержание

Осторожно! Много спойлеров.
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Дифирамб эффективному писателю. Без сиропа. Быков про Веллера

Дифирамб эффективному писателю. Без сиропа. Быков про Веллера

Тут у нас 70 лет исполняется Михаилу Веллеру, серьезный повод для панегирика, но как-то совершенно не панегирится. Это не в веллеровской стилистике, и, думаю, он этому скорее рад, хотя хочется ему иногда, уверен, и почтения, и академической славы.

Писатель Генис и литературовед Липовецкий обсудили писателя Сорокина

Писатель Генис и литературовед Липовецкий обсудили писателя Сорокина

Главная черта Сорокина – бескомпромиссность, как этическая, так и эстетическая. Хотя сам он говорит всегда взвешенно, спокойно и по делу, за этой бесстрастностью чудится жгучий религиозный темперамент. Когда мы впервые встретились, на стандартный вопрос “зачем вы пишете”, Сорокин ответил странно: «Когда не пишешь, страшно».

Обстоятельный разговор с авторами книги «История русской литературы»

Обстоятельный разговор с авторами книги «История русской литературы»

Литературный критик Денис Ларионов беседует с Эндрю Каном, Ириной Рейфман, Марком Липовецким и Стефани Сандлер — авторами оксфордовского издания книги «История русской литературы» (“A History of Russian Literature”, 2018).

Пять русскоязычных писателей современной немецкой литературы

Пять русскоязычных писателей современной немецкой литературы

В середине двухтысячных в немецкой литературе появились новые герои из постсоветского пространства. Все они переехали в Германию в юном возрасте, говорят по-немецки без акцента и рассказывают о своём – отчасти горьком, отчасти счастливом – опыте переезда в другую страну. Журналистка из Берлина Даша Суоми рассказывает о пяти русскоязыч...

Литература в цифрах

20

Количество книг, которое прочитывает ежемесячно литературный критик Сергей Морозов. В авральные периоды вдвое больше. Источник

50 лет

Время после смерти Хемингуэя, которое понадобилось ФБР, чтобы признать – за ним действительно следили, прослушивали телефон и ставили жучки. Источник

Прямая речь

Елена Соковенина, главный редактор издательства «Эдвенчер Пресс»:

Если у издательства есть любовь к определённому жанру и оно не выпускает всё подряд, то найти свою аудиторию ему намного проще Источник

Олег Новиков, совладелец «Эксмо-АСТ»:

Мы полагаем, что одна из целей иска — желание обанкротить конкурента Источник

Мнение В. Румянцева

Валерий Румянцев

Уровень общественной мысли журнала «Новый мир»

«Новый мир» позиционирует себя не только как литературный журнал, но и как журнал «общественной мысли». Да, были  времена, когда это издание славилось высоким  уровнем общественной мысли и в публицистике, и в художественных текстах. А как же сегодня в «Новом мире» обсто...

Кандидаты в классики или?..

В последнюю  четверть века существенно изменилось «лицо» русской литературы, оно подурнело.  Отчасти это произошло под влиянием «постмодернизма», пришедшего к нам с Запада.  Многие наши литераторы в своём творчестве решили «догонять» Европу, хотя пик...

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Голый расчёт

Почти на каждой встрече с читателями Алексея Иванова спрашивают, можно ли прожить на писательские гонорары в России. Вопрос больной, особенно для начинающих авторов. Коммерческие расклады книжного рынка для большинства авторов – terra incognita. Предлагаю краткий путеводител...

Французский книжный социализм

В марте с писателем Ивановым съездили на Парижский книжный салон. Россию в этот раз выбрали почетным гостем. Ее стенд был огромен и многолюден. Институт перевода блестяще справился с задачей главного организатора. Но речь здесь пойдет не о русских изданиях.

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Закопать Жанетту

Алексей Цветков выложил в открытый доступ новую книгу стихов. Ну, так все сейчас делают, и небезуспешно: за день, как признался автор, разошелся стандартный тираж поэтического сборника, «бумажной публикацией такого эффекта не добиться». Дело в другом. Книга называется «вместо послесловия», и название надо понимать буквально: сборник мыслится как финальный. А вот это необычно.

Можно ли кусать Гитлера за нос?

27 апреля 1945 года офицер СС Максимилиан Ауэ укусил Гитлера за нос.

Интервью

Литературные мероприятия

Вторая издательская школа Франкфуртской книжной ярмарки и Музея современного искусства «Гараж»

Будут обсуждаться вопросы: как работает книжный дизайн и влияет ли дизайн на продажи книг — и если да, то как?

19 мая. Встреча из цикла «Как рождается слово: Встречи с переводчиками»

Гость — Вера Аркадьевна Мильчина, историк литературы, переводчик с французского, комментатор, ведущий научный сотрудник Института ...

«МАЯК»: фестиваль современной поэзии стартует в Санкт-Петерурге 19 мая

«Маяк»: крупнейший российский фестиваль современной поэзии. Участие примут поэты, музыканты, актеры — деятели актуального искусств...

Встречи с писателями

21-26 мая. Гузель Яхина в Москве

Гезель встретится с читателями в книжных магазинах и библиотеке

19 мая. Фред Адра

Автор цикла «Лис Улисс» Фред Адра едет в Москву.

Книжные новинки

Новости книжных магазинов

Лучшие книги апреля по версии Литрес

Лучшие книги апреля по версии Литрес

Сообщается, что эти новинки апреля завоевали наибольшую популярность. В рейтинге представлены электронные книги, аудиокниги, Литрес: самиздат, Литрес: чтец.

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Лабиринт.ру ищет маркетолога

Дорогие книголюбы, мы ищем в свою команду профессионального и увлеченного менеджера отдела маркетинга. Может быть, это вы?

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

Словари модных слов и языка интернета появятся в московских библиотеках

Словари модных слов и языка интернета появятся в московских библиотеках

«Словарь новейших иностранных слов», «Словарь поэтический иносказаний Пушкина», «Слитно? Раздельно? Через дефис?», «Этно...

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

В Москве завершили уничтожение Библиотеки украинской литературы

Де-факто заведение прекратило работу еще год назад и оставалась только вывеска. Часть фондов была отправлена в Библиотеку иностранной...

Новости издательств

«Просвещение» выиграло у «Эксмо-Аст» 3,7 млрд рублей

«Просвещение» выиграло у «Эксмо-Аст» 3,7 млрд рублей

Приятная новость! «Просвещение» подало иск к «Вентана-граф»  (входит в группу «Эксмо-АСТ») в начале января 2018 года,...

Ridero представило мобильное приложение

Ridero представило мобильное приложение

Мобильное приложение работает как магазин – читатели смогут найти и купить электронную книгу прямо в телефоне.

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Журнал «Носорог» запускает одноименное издательство

Сообщается, что издательство будет специализироваться на русской и переводной прозе, как современной, так и той, которая уже ...

Видео

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Время свинга» Зэди Смит

Рецензия на книгу «Время свинга» Зэди Смит

Да, это мощный и современный во всех отношениях роман. Все ищут героя. А героя нет. Потому что он сейчас не главное (а может и никогда им не был). Потому что мышление героями – ложь по отношению к современному моменту (да и самообман к тому же), вчерашний ден...

Рецензия на книгу «Театр семейных действий» Галины Климовой

Рецензия на книгу «Театр семейных действий» Галины Климовой

Эта книга вечное художество; и оно - не только о семье; сверхзадача этой книги гораздо шире. Книга - о жизни и смерти. Это почетные вечные темы; насущнее хлеба и насущнее неба (простите мне эту сверхклассическую рифму...) нет ничего на белом свете.

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

Рецензия на книгу «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского

До знакомства с рукописью романа «Дорогая, я дома» мне вообще не приходилось слышать об её авторе Дмитрии Петровском (кстати, был такой поэт-футурист, его полный тёзка, но это к слову). Тем интереснее неожиданно находить в лонглисте такие жемчужины. Как вы уже...

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Рецензия на книгу «Номах» Игоря Малышева

Назвать этот роман историческим не поворачивается язык. Перед нами метаистория – по Даниилу Андрееву – первичная плазма бытия, бесконечное сегодня, не позволяющее сознанию вырваться из текущего потока и возвыситься над ним, дабы обрести осмысление и ясность.

Детская литература

ЕГЭ-2018: Разработчики КИМ об экзамене по литературе

ЕГЭ-2018: Разработчики КИМ об экзамене по литературе

Минимальный балл по данному предмету, ниже которого вузы не могут устанавливать проходной порог для абитуриентов, составляет 32 тестовых балла. Экзаменационная работа по литературе состоит и...

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Запрещенная сказка Чуковского выложена в Сеть

Малоизвестная сказка «Одолеем Бармалея!» представлена в фонде Президентской библиотеки.

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Альпина Паблишер запустила редакцию «Альпина.Дети»

Сообщается, что цель издательства - создавать книги, которые пробуждают любопытство, помогают найти свое призвание и просто позволят проводить больше времени вместе с ребенком.&nbs...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить на бумагу горьким соусом истинной правды, чтобы найти в нем каплю самоуважения. далее...

«Я и Путин» автор: Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.
А народ стоял, не замечая,
Рядом два таджика что-то ели,
Черными еблищами качая
В такт колесам, едущим в туннеле.

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина
Международный конкурс юных чтецов