Любопытное

У «Литературной России» появились вопросы к новой и туманной «Юности»

У «Литературной России» появились вопросы к новой и туманной «Юности»

Известный писатель и депутат Сергей Шаргунов стал редактором легендарной «Юности». После Валерия Дударева, который, судя по интервью Шаргунова «Комсомолке», продолжит деятельность в редакции «Юности» на каком-то другом посту. Мы звонили Сергею по поводу его новой работы и вообще по поводу ситуации с толстыми журналами – и на второй день Сергей взял трубку, попросил позвонить через часок и выключил телефон. Мы всё понимаем – политическая деятельность, литературные мероприятия, встречи, да и просто, в конце концов, занятость и жизнь. Однако, вопросы, возникшие к Сергею Александровичу, никуда от этого не делись. Придётся их озвучить – жаль, что не в живой беседе.

Тем более, та же «Комсомолка», как и другие издания, освещает ситуацию поверхностно и комплиментарно. А оппоненты Шаргунова в фэйсбуке и твиттере называют писателя и депутата «душной» провластной фигурой, которую Валентин Катаев, легендарный основатель журнала, не подпустил бы к нему и на шаг – и которая только опустит планку «Юности», приведя её под контроль, видимо, КПРФ. Впрочем, говорят это либерально настроенные люди. Разумеется. Другие люди, хорошие писатели и поэты, Сергея поддерживают – резонно надеясь на его политические связи, которые только и могли бы, наверно, помочь выживанию литературной периодики на равнодушном к ней рынке. Или совсем прижать её под чиновный ботинок. В общем, с одной стороны комплименты, с другой – резкий негатив. Объективной картины пока не видно. 

Поэтому мы призываем литературную общественность и самого Сергея ответить на следующие вопросы, более конкретные, чем вопросы «КП». Начнём с мистики. Сергею приснился сон – после работы над биографией Валентина Катаева – в котором покойник «жилисто и тряско» жал ему руку в редакции «Юности». Учитывая этот символически сбывшийся сон, да и вообще саму работу над катаевской биографией, вышедшей в «ЖЗЛ» – не представлял ли себя Сергей редактором «Юности» или другого «толстяка» на пути своей писательской и политической карьеры? Похоже на то, что представлял – раз это так визуализировалось. И как же всё-таки это событие произошло в реальности – кто именно пригласил, были ли какие-то налаженные рабочие связи с редакцией или её окружением? Или позвали просто потому, что человек – известный писатель, депутат, медийная фигура и как-нибудь поможет найти финансирование и протянуть дни загибающегося, как и многие другие, журнала? Та же «КП» пишет, что «приход Шаргунова на пост главы «Юности» многие литераторы восприняли с надеждой на то, что власти, наконец, обратят внимание на проблему легендарных изданий, и процесс их умирания будет приостановлен». Приостановлен. С таким настроем и перспективами всё вроде бы понятно – или ещё нет? А сны, как известно, быстро искажаются памятью и воображением, и вот сон про Катаева – он ещё ярок и свеж или уже стал частью некоего карьерно-литературного мифа?

В каком состоянии Сергею вообще досталась «Юность»: штат, бюджет, сеть распространения, редакционное помещение, атмосфера в редакции, уровень публикуемых материалов и т.д.? Проще говоря, насколько всё было хреново или, наоборот, хорошо. Уход Дударева объяснялся непреодолимым упадком дел или нерациональным их ведением? Или просто «усталостью», как у «Ариона», который мог бы, говорят, остаться на плаву. На какие – на чьи – средства существовала «Юность», за счёт чего выживала? Если был некий простой, пробел в номерах журнала – и в зарплатах редакции, – а сейчас Сергей собирается созвать редколлегию и делать новый номер – видимо, какие-то средства уже нашлись? Эти и будущие средства, которые планируется привлечь – частные или окологосударственные? И, как говорилось выше, не завяжутся ли политические связи петлёй на горле художественного качества ( я люблю такие метафоры) – или как раз вытащат «Юность» из неминуемой стагнации? Как Сергей считает – периодику надо спасать поодиночке или как явление, всем профессиональным сообществом, доводя ситуацию до уровне обсуждения на парламентских слушаниях? Ограничения и шантаж, как со стороны бизнеса, так и порой со стороны власти, в финансировании, в библиотечных подписках, в доступе литпериодики на рынок печатной продукции – настолько сильные, что надави чуть сильней, и не будет уже никаких толстых журналов и никаких газет – что вообще с этой ситуацией можно сделать? Глубокая невостребованность литературной периодики на рынке – что с ней вообще нужно делать?

Как именно Сергей собирается «находить новые имена» – честно перелопачивать «самотёк», ездить по городам и весям, по всем фестивалям и литсообществам страны – или, может быть, это будет поиск в интернете? Как вообще чувствует себя «Юность» в этом сегменте, учитывая закрытие и прекращение функционирования «Журнального зала», и какие действия будут в этом важном направлении предприниматься? Не нужна ли вместе с новыми именами – новая аудитория, ранее, быть может, и не слышавшая о толстых журналах? Могут ли, хотя бы и в конце концов, пока нигде особо не печатавшиеся авторы рассчитывать, что новая «Юность» в них заинтересована, откуда бы они ни появились? Или «Юность» будет, подобно «Знамени», формировать сезонный тренд на основе частично разгребаемого «самотёка» и авторов, активно льнущих к журналу или просто примелькавшихся где-то неподалёку от круга общения редакции? Какие стилистические, мировоззренческие взгляды, веяния Сергей надеется продвинуть, какие надежды на новую литературу возлагает – какие неизвестные пока имена может назвать?

Ну и – какие новые творческие веяния у самого Сергея, когда ждать нового романа, о чём он будет? Как поживают сайт «Свободная пресса» и проекты Сергея на телеканалах «Культура» и «Россия 24» – всё ли удаётся, когда теперь ещё и «Юность» тянуть, и политической деятельностью заниматься? И последний шутливый вопрос от нашего главного редактора: когда МХАТ под руководством Захара Прилепина возьмётся за шаргуновскую прозу?

Источник: litrossia.ru


Комментировать

Возврат к списку

Комментарии

16.05.2019 | валерий:
Я кстати первым стал писать посты о его книгах. Первый в 2003 году. Затем следил за каждой книгой
Шаргунов Сергей. Ура! Хор
Шаргунов, Сергей Книга без фотографий . хор
Шаргунов, Сергей Как меня зовут? Малыш наказан.
Шаргунов, Сергей Птичий грипп
Шаргунов, Сергей. Свои. Бросил.
Вот после "Свои" понял, что ничего серьёзного для настоящего романа не напишет. А про Катаева он перечитал литературу о нём и выдал толстый том в 2016 году.
2019 г. — Премия имени Н.С. Лескова «Очарованный странник» (Художественная проза, Свои)
2017 г. — Большая книга (Катаев. Погоня за вечной весной)
2017 г. — Большая книга (Приз читательских симпатий, Катаев. Погоня за вечной весной)
2016 г. — Александр Невский (Третья премия, Катаев. Погоня за вечной весной)
У меня к нему были другие ожидания большого писателя. А он конъюнктурщик. Теперь других судить будет: печатать или нет. Достиг желаемого.
Т.е. я не люблю нехудожественную прозу. Шаргунов теперь ФИКшен в русском написании этого слова.
Комментировать
Написать отзыв
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке
Назад


Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке