комиссия-по-конопле.рф
Лит-ра.инфо - новости литературы
Любопытное

Обстоятельный разговор с авторами книги «История русской литературы»

Обстоятельный разговор с авторами книги «История русской литературы» 17.05.2018

Литературный критик Денис Ларионов беседует с Эндрю Каном, Ириной Рейфман, Марком Липовецким и Стефани Сандлер — авторами оксфордовского издания книги «История русской литературы» (“A History of Russian Literature”, 2018).

— Что послужило импульсом к созданию столь подробной, практически единственной в своем роде истории русской литературы (особенно сейчас, в момент нового обострения отношений между странами)? Как создавалась книга и много ли времени это заняло?

— Импульс к созданию нашей книги был научный, хотя он и может показаться алогичным.

Мы почувствовали, что настал момент, когда связность и нейтральность литературных историй стали подвергаться сомнению с различных теоретических позиций, и в то же время практически вся информация оказалась доступной каждому, у кого есть компьютер с Интернетoм.

От этого вызова трудно было отказаться.

Требовалось найти ответ на вопрос, как создать историю русской литературы, которая включала бы не только информацию о литературном процессе, авторах, школах, но и предлагала бы нечто большее, чем собрание фактов. Как рассказать о русской литературной эволюции так, чтобы рассказанное складывалось бы в единое целое, а в этом целом прослеживались бы не только закономерности и внутренние «рифмы», но также существенные различия и моменты разрывов?

Наши разговоры о будущей книге — по электронной почте, по Скайпу и личные — начались в 2009 году.

Интерес Оксфордского издательства к этому проекту стимулировал нас с самого начала. Хотя первоначальный контракт был заключен о написании краткой истории, редактор Жаклин Нортон с энтузиазмом одобряла наши все более и более подробные заявки, а затем многократно продлевала сроки сдачи книги, что и позволило нам написать значительно более длинную и детальную историю.

Процессу работы помог исключительно полезный для нас симпозиум, который состоялся в 2012 году в Оксфорде и в котором участвовали историки различных национальных литератур. Мы могли обсудить с ними теоретические и практические трудности написания истории литературы в XXI веке.

Участники делились с нами своим собственным опытом работы над похожими проектами. Они также прочли и откомментировали наши первые опыты case studies («тематических исследований»).

Они посоветовали нам включить в число возможных «тематических исследований» более широкий круг проблем, в том числе обсуждение теоретических школ, риторических тропов, а также предложение неожиданных подходов к индивидуальным авторам и к заметным национальным культурным явлениям.

В результате появились литературоведческие «новеллы» о юродивых, о плетении словес, о дуэлях между писателями и о «Милицанере» Дмитрия Пригова.

В 2012 году у нас уже был план использовать «тематические исследования» и «ключевые слова» (keywords: термины — такие как романтизм или жизнетворчество, — специфика которых для русской традиции определена в «текстовом окошке» и которые затем используются на протяжении всего тома) как основу, на которой можно строить главное повествование.

Список ключевых слов сначала был очень длинный, но постепенно уменьшился: некоторые из них превратились в «тематические исследования», а другие вошли в основной текст.

Наша работа над первоначальными вариантами основного текста всерьез началась после симпозиума 2012 года.

Осенью 2015 года мы уже приближались к завершению полного черновика нашей работы, и на этом этапе нам очень помогло обсуждение историй литературы как жанра в контексте круглого стола, который мы организовали в рамках работы Ассоциации славянских, восточноевропейских и евразийских исследований (ASEEES).

Среди участников круглого стола были авторы своих собственных историй русской литературы, а также коллеги, которые выступали с практическими предложениями и формулировали для нас, какого типа история была бы полезна для них и их студентов.

Немного позже мы попросили нескольких коллег прочитать черновики некоторых разделов нашей истории, что они и сделали с редким великодушием и добросовестностью. Издательство также прочитало и отрецензировало полный черновик книги. Рецензия анонимного читателя, выбранного издательством, и подробные комментарии и исправления наших коллег послужили для нас руководством к дальнейшей редактуре.

В конце 2017 года наша рукопись ушла в печать. Таким образом, мы работали над нашей историей около восьми лет, а наиболее интенсивная работа и переработка пришлись на последние пять лет.

— Ваша книга — не первая в ряду «историй русской литературы», многие из примеров которых вы называете во Введении. Но в то же время она кажется исключительной в плане охвата материала и методологической специфики. В чем вы видите сходство/влияние или отталкивание от предыдущих образцов (например, классической книги Святополк-Мирского, но не только)?

— Истории русской литературы бывают разной формы и длины; они различаются детальностью, балансом между медленным чтением литературных текстов и широким обзором литпроцесса, и, конечно, в них также используются существенно разные методологии, порождающие в свою очередь определенные подходы к литературному канону.

Мы не пытаемся изобразить существующие истории устаревшими, и для того чтобы отдать им должное и продемонстрировать, что они сами стали частью истории русской литературы, мы включили их краткий обзор в наше Введение.

Поскольку вы задаете конкретный вопрос об «Истории» Святополка-Мирского, мы хотели бы подчеркнуть, что эта классическая работа, хотя и следует методам и интерпретациям своего времени, тем не менее, до сих пор заслуженно имеет своих читателей благодаря глубоким литературным оценкам и живому взгляду на авторов, о которых идет речь.

Мы также всегда ценили и продолжаем ценить элегантную краткость «Истории» Мирского. Учитывая длину нашей книги, трудно поверить, что мы тоже начинали с идеи написать краткую историю русской литературы.

Однако наши первые рецензенты настоятельно рекомендовали расширить и углубить наши подходы.

Последовав их советам, мы обнаружили, что, с одной стороны, обращение к периферийным областям русской литературной традиции, а с другой — углубленное рассмотрение отдельных произведений, авторов или явлений в «тематических исследованиях» не только доставило нам живейшее удовольствие, но и привело нас к новым, иногда неожиданным, открытиям.

Необходимо отметить три особенности, которые характерны для всех разделов нашей книги и которые определяют ее направление. Они выросли из наших индивидуальных взглядов и окончательно сформировались благодаря многочисленным коллективным обсуждениям.

Итак, мы подчеркиваем в нашей книге:

1) открытость русской литературы внешним влияниям почти во все ее периоды, от Средневековья до настоящего времени, чему не мешают даже политические барьеры;

2) важную функцию повествования как в самой литературе, так и в литературной истории;

3) мы также убеждены, что роль поэзии в национальных нарративах и в институциях русской культуры нуждается в существенном пересмотре.

Касательно последнего пункта, мы стремились переопределить принятую точку зрения, согласно которой проза и поэзия находятся в бинарных отношениях, то есть когда проза на подъеме, поэзия в упадке, и наоборот.

Драма также фигурирует в нашей истории, представляя собой третий вид литературы, подрывающий бинарную оппозицию между поэзией и прозой. Кроме того, наша история включает визуальный материал, документальные, мемуарные и публицистические произведения и переводы различного типа.

— Хотелось бы узнать о композиции глав, а также о том, в какой логике они создавались (практически каждая глава, помимо научного нарратива, содержит отдельные keywords и рассматривает case study). Была ли работа над каждой из глав совместной или только авторской?

— Композиция книги довольна сложна именно потому, что мы пытались совместить хронологический подход с концептуальным.

Кроме того, мы отказались от «портретной галереи» — важнейшего композиционного принципа всех существующих историй русской литературы. То есть у нас нет монографических глав, посвященных великим писателям, хотя иногда встречаются «тематические исследования», в которых писательская биография и репутация, жанр, культурный феномен, текст или определенный аспект текста рассматриваются более подробно.

Эти case studies и ключевые слова для нас очень важны. Раздумывая над вашими вопросами, мы вспомнили (как упоминается выше), что вообще саму книгу мы начали писать с case studies и keywords.

Нам нужны были вешки, акценты, точки ориентации, и уже вокруг них выстраивался (наматывался) нарратив, притом что некоторые из «тематических исследований» впоследствии вошли в основной текст, а какие-то пришлось добавлять по ходу работы.

Конечно, мы распределили главы между собой, но по мере письма не только все читали друг друга, но и дописывали, многократно правили и редактировали части, написанные коллегами. Все это, разумеется, обсуждалось в электронной переписке, которая по своему объему, думаю, не меньше нашей книги — 5700 сообщений!

Так что мы строго решили, что несем за весь текст коллективную ответственность.

Книга состоит из пяти частей: первый раздел посвящен средневековой словесности вплоть до XVI века, а затем разделы по векам — семнадцатый, восемнадцатый, девятнадцатый и двадцатый — двадцать первый.

Кажется, чистая хронология. Однако внутри этих разделов главы организованы по концептуальному принципу. Понятно, что в каждом разделе — свои приоритеты, но через все разделы проходят некие постоянные темы: институции, субъективность, поэтика, национальные нарративы — и, конечно, их взаимодействие. Так, например, раздел по ХХ–XXI векам построен так, что история рассказывается несколько раз в нескольких разрезах.

Сначала — институции, от салонов Серебряного века до современных трансформаций литературного поля. Затем поэтика и порождаемые ею субъективности — сначала в поэзии, затем в прозе и драматургии. И наконец, нарративы, в которых оформляется культурное самосознание, — нарративы революции, войны, террора и интеллигенции. В каждой из этих глав история начинается с 1900-х и заканчивается сегодня.

Аналогично организованы и другие разделы. Мы надеемся, что в итоге возникает многоуровневая картина. В то же время мы догадываемся, что редко кто будет читать нашу историю от первой до последней страницы. Кому-то понадобится раздел, а кому-то главы или даже одна глава. И та структура, которую мы создали, кажется, получилась удобной для фрагментарного чтения: даже прочитав главу, можно получить однобокую, конечно, но все же картину целого столетия.

— Во Введении вашей книги возникает вопрос о том, насколько необходимы сегодня, в эпоху глобализации, истории национальных литератур. Как вы отвечаете на этот вопрос? Изменился ли ответ на него за время работы над вашей «Историей русской литературы»?

— Наш предмет — литературная история России; он включает многие тексты, написанные по-русски, но вне России; и тексты, написанные русскими, но на других языках. Более того, мы видим отношения русской литературы с другими национальными литературами как историю продуктивных культурных взаимодействий.

Мы не утверждаем, что существует специфический набор национальных традиций, а скорее пытаемся продемонстрировать, что создание общих национальных нарративов является составной частью русской литературы. То, что теперь называется эрой глобализации, есть продолжение многовековых интенсивных процессов, пересекающих национальные границы.

Россия активно участвовала в этих взаимодействиях, несмотря на периоды, когда доминировала изоляция и акцентировалась обособленность России от Запада.

Неоспорим тот факт, что ни одна крупная национальная литература никогда не была полностью отделена от остального мира; границы же русской литературы всегда были проницаемы, независимо от того, было ли влияние близким (как влияние южнославянских культур или Польши) или удаленным (как влияние Японии или Соединенных Штатов).

Интернациональный элемент всегда присутствует в дебатах о национальной литературе; вспомним критику французского влияния, которая вызывалась имитацией французских образцов. Мы также стремились включить обсуждение этих дебатов в нашу книгу.

Наши представления о том, как писать историю, менялись по ходу работы, хотя основные принципы оставались неизменными: общая хронологическая структура, но тематическая организация внутри отдельных частей; «тематические исследования» и «ключевые слова» как значительные точки в историческом нарративе; и, вместо перечисления изолированных фактов, обязательное обсуждение в каждом разделе институций, субъективностей, национальных нарративов, роли интеллигенции как объединяющий императив всей книги.

Акценты же менялись по мере того, как мы продвигались в своей работе.

Например, писатели, обсуждаемые в более поздних частях работы, могли изменить наше мнение о том, как представлять более ранние периоды.

Так, работая над разделами о поэзии и прозе ХХ–XXI веков, мы решили радикально расширить обсуждение XVII века — вместо того чтобы представить его как завершение Средневековья, мы акцентировали его связь с модерностью: ведь именно в XVII веке возникла русская поэзия и проза, основанная на вымысле.

Мы также значительно расширили некоторые части первого раздела, чтобы показать продолжительное и формирующее влияние барокко, с одной стороны, и таких жанров, как духовные стихи, с другой.

— В продолжение предыдущего вопроса: обсуждается ли в вашей книге вопрос о (русском) (литературном) каноне и если да, то в какой методологической перспективе?

— Разумеется, у нас и в мыслях не было создавать новый канон русской литературы.

Мы, напротив, старались вписать в эту историю как можно больше странных, далеких от какого бы то ни было канона текстов и персоналий. К тому же, мы дотягиваемся до современной словесности, и «канонизация» в этой области рискованна по определению.

Нас интересуют «длинные» тенденции, которые проходят через многие десятилетия, а то и столетия. То, что принадлежит этим тенденциям, не обязательно попадает в канон. Да и вообще, о каком именно каноне идет речь?

Канонов множество, и они так же принадлежат истории литературы, как и входящие в них тексты. Канон для нас — одна из институций литературы, наряду с журналами, салонами или мифологией национального гения. Мы об этом пишем в нашей истории. Иными словами, канон — это наш объект, но ни в коем случае не наша цель.

Источник: gefter.ru



Комментировать

Возврат к списку

Комментировать
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке

 

Прямая речь

Сергей Зинин, председатель Федеральной комиссии разработчиков ЕГЭ по литературе:

Потому что одни будут управлять обществом, а другие будут просто сырьем для его воспроизведения. Источник

Олег Новиков, совладелец «Эксмо-АСТ»:

Мы полагаем, что одна из целей иска — желание обанкротить конкурента Источник

Победители премии «Инородная власть»

Премия посвящена увеличению пенсионного возраста и налогового бремени

Сергей Скляров: «Долбанем»

Победитель литературной премии «Инородная власть» посвященной увеличению пенсионного возраста и налогового бремени в номинации «Лучшее произведение по мнению читателей»...

Народ Россеяныч Терпеливый: «Триумф на выдаче»

Победитель литературной премии «Инородная власть» посвященной увеличению пенсионного возраста и налогового бремени.
Двое мужчин лет за пятьдесят, ухоженных, в дорогих ...

Татков Олег: «Спецкомандировка»

Победитель литературной премии «Инородная власть» посвященной увеличению пенсионного возраста и налогового бремени в номинации «Лучшее произведение по мнению правозащитного...

Литература в картинках

Возлюбленные Пушкина Посмотреть полный размер

Возлюбленные Пушкина

Великий русский поэт жил в эпоху необыкновенных красавиц — и был на редкость влюбчив. В этом списке нет его жены Натальи Гончаровой (чтобы добавить интриги), Олениной и Волконской (они прославились не красотой) — и даже Керн (нет достоверно...
Третья литературная премия «Лит-ра на скорую руку»

Любопытное из мира литературы

Почему драматургия Вампилова остается одновременно непонятной и притягательной

Почему драматургия Вампилова остается одновременно непонятной и притягательной

Нельзя сказать, что Вампилов недооценен, как неверно сводить его личную драму к проблемам с советской цензурой. Часто ли молодых провинциальных драматургов ставят в столичных театрах? А Вампилова в последние годы жизни все-таки оценили, московские режиссеры за...

«Преступление и наказание» по шариату

«Преступление и наказание» по шариату

Что было бы, если бы героев романа Достоевского судили по нормам мусульманского права.

Испанское издание Publico.es: Литературное предательство Ленина

Испанское издание Publico.es: Литературное предательство Ленина

Если бы Толстой дожил до 1917 года, то увидел бы, что революция была направлена и против героев его произведений. Ленин прибыл в Петроград в опломбированном вагоне того самого поезда, под колеса которого бросилась Анна Каренина.

Читать? А зачем?

Читать? А зачем?

У Довлатова есть такая история, как кто-то, отчаявшись, что ребенок не читает, воскликнул: «ну как можно жить, не читая «Преступление и наказание»!» — получил мгновенный ответ от художника и остроумца Вагрича Бахчаняна: «Можно. Вот Пушкин не читал Достоевского...

Литература в цифрах

7–10 процентов

Ежегодный рост книжного рынка, который ожидает Олег Новиков, президент издательской группы «Эксмо-АСТ».Источник

8-14 лет

Возраст детей, которые были напуганы до усрачки Тимом Карри  Источник

50 - 70 рублей

Цена брудершафта с Венедиктом Ерофеевым. Источник

Колонка Лидии Сычёвой

Лидия Сычёва

К родине склоняясь головою

Национальный писатель стоит в центре бед своего народа и говорит его голосом. Народ и государство – не одно и то же. Государство (система власти, «машина для подавления») и начальство (правящий класс) – не одно и то же. Национальные писатели будут всегда, поку...

О художественности

Гомер не знал интернета, Пушкин понятия не имел о мобильной связи, но «техническая отсталость» не помешала им создать величайшие художественные произведения.

Колонка Юлии Зайцевой

Юлия Зайцева

Алексей Иванов закончил новый роман

Название – «ПИЩЕБЛОК». Это страшно серьезный текст про пионеров-вампиров, опасную и загадочную группировку, затаившуюся в пионерлагере жарким летом Олимпиады-80. Иванов запаковал ужастик в коробку реализма.

Ипотека и литературные премии

В конце весны - начале лета главные литературные премии подводят итоги или объявляют шорт-листы - и в СМИ появляется множество публикаций на тему. Журналисты, прежде всего, озвучивают размер гонорара очередного победителя. И главный вопрос, который они задают, как он соби...

Колонка Сергея Оробия

Сергей Оробий

Литература и сгущёнка

«Пища духовная», «литературный фастфуд», «лавбургер (с кровью)», «проглотил книгу за пару часов»… Всё это, конечно, страшная пошлятина. Людей, которые говорят «вкусная деталь», нужно сечь розгами. Однако прав писатель, сравнивший мир с супермаркетом. Современное литературное поле уж точно ...

Поедатели шляп

Рассказывая учителям о современной литературе, замечаю такую особенность: после лекции подходят слушатели, задают вопросы, благодарят и – переходят вдруг на доверительный полушёпот: – Скажите, вот есть такая книжка писателя NN, я проглотил(а) за ночь, оторваться не мог(ла)… а она правда

Интервью

Литературные мероприятия

С 19 по 25 ноября во всех регионах России пройдет «Неделя «Живой классики» в библиотеках»

Сообщается, что мероприятия, подготовленные библиотеками в рамках этой акции, помогут расширить читательский кругозор по...

Программа мероприятий авторов «Редакции Елены Шубиной» на Ярмарке интеллектуальной литературы NON/FICTION 2018

Редакция представит читателям книжные новинки и проведет публичные дискуссии на актуальные темы.

Встречи с писателями

18 и 24 нояб. Дина Рубина

Дина Рубина представит свою новую книгу «Рябиновый клин» – первый том трилогии «Наполеонов обоз».

15-19 нояб. Алекей Иванов в Москве

Известный писатель и сценарист Алексей Иванов приезжает в Москву с 15 по 19 ноября. Визит приурочен к премьере сериала «Ненастье»&...

15 нояб. Алексей Иванов

Режиссёр Сергей Урсуляк прочитает отрывки из романа «Ненастье» Алексея Иванова и обсудит с его автором ненастные 90-е в кино и в л...

Книжные новинки

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Август - 2018

По моей оценке на всю Россию, есть приблизительно 20 человек, которые непосредственно принимают решение о публикации книг новых авторов.

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб» ежемесячно отвечает на вопросы потенциальных писателей. Июль

Лимит не в авторах – а в бюджете. Это дорогое удовольствие, и эффект начинается от суммы порядка 6 миллионов

Премии, Выставки, Конкурсы

Новости библиотек

С 19 по 25 ноября во всех регионах России пройдет «Неделя «Живой классики» в библиотеках»

С 19 по 25 ноября во всех регионах России пройдет «Неделя «Живой классики» в библиотеках»

Сообщается, что мероприятия, подготовленные библиотеками в рамках этой акции, помогут расширить читательский к...

Открыто народное голосование Третьего фестиваля буктрейлеров «Чтение вдохновляет!»

Открыто народное голосование Третьего фестиваля буктрейлеров «Чтение вдохновляет!»

Профессиональное жюри уже приступило к оценке поступивших на конкурс работ. Но обладателя приза зрительских си...

Российская государственная детская библиотека стала участником проекта «ЛитРес: библиотека»

Российская государственная детская библиотека стала участником проекта «ЛитРес: библиотека»

В рамках проекта компания ЛитРес предоставляет читателям РГДБ бесплатный доступ к электронным издани...

8 нояб. Петр Алешковский

8 нояб. Петр Алешковский

РГБМ проводит цикл встреч с авторами книг, вошедших в короткий список «Премии Читателя-2018».

Новости издательств

Программа мероприятий авторов «Редакции Елены Шубиной» на Ярмарке интеллектуальной литературы NON/FICTION 2018

Программа мероприятий авторов «Редакции Елены Шубиной» на Ярмарке интеллектуальной литературы NON/FICTION 2018

Редакция представит читателям книжные новинки и проведет публичные дискуссии на актуальные темы.

Книжный магазин вне времени и пространства

Книжный магазин вне времени и пространства

30 ноября, издательство Ad Marginem организует на ярмарке non/fiction20 дискуссию «Книжный магазин вне времени и пространства» с у...

Видео

Новости книжных магазинов

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В сети магазинов «Республика» стартовала акция «Три книги Ad Marginem по цене двух»!

В акции участвует почти весь наш ассортимент. Исключение — серия «Основы искусства».

Лучший книжный магазин Москвы-2018

Лучший книжный магазин Москвы-2018

Портал «Активный гражданин» проводит голосование среди граждан, с целью выяснить какой книжный магазин мо...

Конкурс «Лучший книжный магазин Москвы - 2018» продолжает прием заявок до 5 октября

Конкурс «Лучший книжный магазин Москвы - 2018» продолжает прием заявок до 5 октября

Конкурс открыт для всех столичных магазинов, независимо от размера торговой площади и товарооборота. Участниками ко...

В Москве закрылся книжный магазин «Порядок слов Перелетного кабака»

В Москве закрылся книжный магазин «Порядок слов Перелетного кабака»

Управляющая московским филиалом «Порядка слов», Оксана Васякина, сообщила, что магазин закрывается из-за проблем с ...

Рецензии на книги

Рецензия на книгу «Рамка» Ксении Букши

Рецензия на книгу «Рамка» Ксении Букши

Повесть-сказка Ксении Букши похожа на «Затоваренную бочкотару» (ровно полвека их разделяет): тоже прихотливо ритмизированная проза, такие же фантазии, гиперболы сны, набор типических персонажей с неимоверными монологами и биографиями, метафора и энциклопедия р...

Рецензия на книгу «Тайные виды на гору Фудзи» Виктора Пелевина

Рецензия на книгу «Тайные виды на гору Фудзи» Виктора Пелевина

Танюша и Федюша учились в одном классе, но так и не смогли открыть друг другу свое сердце. Им предстоит многое пройти, прежде чем они наконец смогут разобраться в своих чувствах. Перед вами самый короткий пересказ нового романа Виктора Пелевина. Хотите подробн...

Рецензия на книгу «Остановленный мир» Алексея Макушинского

Рецензия на книгу «Остановленный мир» Алексея Макушинского

Романы Алексея Макушинского – идеальная взлетная площадка для моих фантазий. Я прочитал их все: и ранний, не совсем зрелый «Макс» и превосходный «Город в долине» и обласканный критикой и премиями роман «Пароход в Аргентину», и вот последний, «Остановленный ми...

Рецензия на книгу «Дети мои» Гузели Яхиной

Рецензия на книгу «Дети мои» Гузели Яхиной

Перед нами книга, написанная в жанре «магического реализма». Здесь мы найдем массу отсылок к Толкиену («малорослый народец» -- прямая аллюзия к хоббитам, а уж главный герой, который берет с собой в путь носовой платок, сразу вызывает ассоциацию с Бильбо, котор...

Детская литература

С 19 по 25 ноября во всех регионах России пройдет «Неделя «Живой классики» в библиотеках»

С 19 по 25 ноября во всех регионах России пройдет «Неделя «Живой классики» в библиотеках»

Сообщается, что мероприятия, подготовленные библиотеками в рамках этой акции, помогут расширить читательский кругозор подростков, а конкурсантам «Живой классики» определи...

Гильдия словесников опубликовала список литературы, который поможет школьникам и учителям в подготовке к тематическим направлениям сочинения

Гильдия словесников опубликовала список литературы, который поможет школьникам и учителям в подготовке к тематическим направлениям сочинения

В декабре 2018 года 11-классникам предстоит написать итоговое сочинение. Разумеется, этот список неполный и не претендует на универсальность, однако и 11-классник, и учит...

Литературный марафон Google-чтения пройдет 10 декабря

Литературный марафон Google-чтения пройдет 10 декабря

Марафон пройдет при поддержке киностудии «Союзмультфильм». В этом году Google-чтения посвящены сказкам, и их будут читать не только известные актеры: все желающие могут п...

Их литература (18+)
литература настоящих падонков

«Брат» автор: гражданин Фильтрубазаров

Впервые он заступился за меня перед самой школой, когда мне было уже 7 лет. До этого он рассказывал мне, что на Луне живут непослушные дети, которые делают там всё, что хотят и о которых совсем позабыли уже их родители…

Ещё он кормил меня кислой вишней и говорил, что это очень полезно. А когда я морщился – он ржал, как конь. Постоянно отнимал у меня апельсины и конфеты из новогодних подарков и говорил,...

далее...

«Клуб бывших самоубийц» автор: mobilshark

Меня зовут Сыч. Я – никто, такова особенность моего внутреннего «я». Эти встающие раком буквы – бунт на карачках против себя самого. Звучит абсурдно, поскольку у меня есть только сознание своего «я», но самого «я» нет, его лицо стерто. Мое сознание необитаемо. Обрамляющие меня обстоятельства – бесформенная зыбучая явь, но я хочу выбраться из этой мути в гущу событий. Как говорит доктор Мыс, мне надо кончить...

далее...

Доска объявлений

Условия публикации здесь

Продам коллекционные книги, выпущенные малым тиражом

Есть данные, что книги из этого тиража были подарены И. И. Сечиным В.В. Путину и некоторым другим высокопоставленным лицам. далее...

Внимание! Литературный конкурс!

Продолжается приём произведений на литературный конкурс - объявлен в первом номере журнала «Клио и Ко»! - на тему революций 1917 года в России, гражданской войны и военной интервенции. далее...

В проект «Полка» на фултайм нужен младший редактор

У нас команда во главе с Юрием Сапрыкиным, дизайн «Чармера», офис в самом центре Москвы, достойная зарплата. далее...

Колонка Сергея Морозова

Записки Старого Ворчуна

Топ сочинителей на российском политическом Олимпе

Сегодня поговорим о графоманах в органах законодательной, исполнительной, и судебной властей РФ. Нет, четвертой власти внимания мы не уделим, там и так все ясно. Займемся литераторами-чиновниками.

Подборка самых эпичных драк современных русских литераторов

Литература умирает. Кино и компьютерные игры загнали писателей в подвалы и канавы, откуда несчастные с шипением вампиров встречают Солнце нового мира. Алкоголь, плохое питание, падающие тиражи – все провоцирует постоянный стресс. Выход один – хорошая драка! Но Золотой век русской культуры миновал.  Литераторы не только пишут значительно хуже предшественников, но и дерутся на пивных стаканах, а не дуэльных пистолетах, как раньше. Писатель на пенсии, Старик Лоринков, вспоминает самые эпичные драки современной русской литературы.

Наши партнеры

ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ - ОСИЯННАЯ РУСЬ
Книжная ярмарка «Ut Liber»
ГИЛМЗ А.С.Пушкина
Государственный
историко-литературный
музей-заповедник
А. С. Пушкина